Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Абеляр, Петр

(Abélard, Abailard, лат. Petrus Palatinus) — схоластик-богослов, род. в 1079 г. в деревне близ Нанта (Франция), ум. в 1142 г., в монастыре близ Шалона на Саоне. Вся жизнь А. представляет собой ряд горьких испытаний и гонений, которым он подвергался за свои учения как со стороны отцов церкви, так и со стороны родных своей возлюбленной, Элоизы. Современник великих арабско-еврейских философов 12 в., А. был провозвестником рационализма в христианской теологии. Примирение веры с разумом было для него задачей жизни. "Nec, quia Deus hoc dixerat, creditur; sed quia hoc sic esse convincitur, recipitur" (Не потому принимается на веру, что Бог это сказал, а принимается как убеждение, что так быть должно) — таков принцип А. За такие рационалистические стремления А. подвергался гонениям со стороны слепых догматиков церкви. Сам А. отличался веротерпимостью, что объясняется как его философскими взглядами на религию, так и собственной его участью. Вечно гонимый из-за убеждений, А. не мог не сочувствовать евреям, положение которых в этом отношении совершенно совпадало с его собственным. Свои философские взгляды на иудейство и христианство и их отношение к разуму А. ясно изложил в своем "Dialogue inter philosophum, iudaeum et christianum" (разговор между философом, иудеем и христианином). Являющиеся к автору философ, иудей и христианин просят его рассудить их, кто из них прав. "Homines sumus, sed... diversis fidei sectis innitentes" (мы — люди, но различных вероучений). Основная мысль философа — "rationibus veritatem investigare et in omnibus non opinionem hominum, sed rationis sequi ducatur" (отыскивать истину и во всем следовать не мнению людей, а разуму). Здесь А. устами философа высказывает свои личные убеждения, которые ему так дорого обошлись в течение его многострадальной жизни. "Если же, — продолжает философ, — следовать одним лишь доктринам и установившимся на вещи взглядам, то не всегда будем следовать разуму, ибо "contuli ad Judaeorum quoque et Christianorum doctrinam... Comperi Judaeos stultos, Christianos insanos" (я обратился к учениям как евреев, так и христиан, и находил глупых иудеев и безрассудных христиан). Необходимо критически относиться ко всему, тем более что каждый из нас превращает привычку в закон и то, что ему внушено было с малых лет, старается всячески отстаивать, не считаясь с тем, истинно ли оно или ложно; философ требует поэтому, чтобы "neve, si quid in puerilibus disciplinis acceperint, id sacrosanctum judicetur" (не все, что усвоено в детстве, считать святыней). Ввиду того, что философ обвиняет иудея и христианина одинаково в слепом следовании традиции, а не разумным началам, еврей на том основании, что он первый вступил в союз с Богом, первый и выступает против философа, чтобы оправдать свою веру и опровергнуть ложные обвинения, веками установившиеся. Здесь А. устами иудея говорит, что многие обвинения, взводимые на евреев, опровергнуть легко, так как "nee de imbecillitate unius homunculi ad populi totius convertas ignominiam, nec ex hominis vitio fidem reduarguas". Эти слова иудея — "судить по недостаткам одного человека о всем народе явно неразумно" — Α., по-видимому, всецело разделяет. Достойны внимания жалобы иудея на свою судьбу и судьбу своего народа, которые А. излагает особенно прочувствованно. "Никакой народ, — говорит иудей, — столько не перестрадал во имя Бога, сколько еврейский народ: рассеянный по всему земному шару, лишенный политической самостоятельности и вечно гонимый, он, тем не менее, соблюдает свой закон, завещанный ему Богом". "Еврейский народ вверяет свою жизнь своим врагам и ищет у них покровительства". "Сон, ниспосылаемый Богом на человека для восстановления его сил, для еврея полон тревог, ибо и во сне он думает лишь о грозящей ему опасности и о постоянном ярме" (Nulla quippe gens unquam tantal pro Deo pertulisse noscitur, aut etiam creditur, quanta nos pro ipso sustinemus... Nonne in onmes dispersi nationes soli sine rege vel principe terreno tantis exactionibus gravamur, ut singulis fere diebus vitae nostrae miserae redemptionem exsolvamus intolerabilem?.. Summis inimicis nostris vitam nostram committimus et in infidelium fidem nos credere cogimur...; cp. Migne, т. 178, стр. 1619). Каковы же должны быть взаимоотношения групп, исповедующих разные учения? Заключительным аккордом являются слова философа, обращенные к христианину. Α. устами философа дает следующее наставление: "Знай, что наши законы двоякого рода: врожденные (или рациональные) и позитивные, или выработанные известными условиями местности и данного времени". К первым он относит веления естественного разума, который внушает нам чтить Бога, любить родителей и т. д.; другие же законы могут быть различными у разных народностей, исповедующих различные учения, и посягать на них так же неразумно, как посягать на законы, внушенные нам врожденным разумом (Migne, p. 1656). Таким образом, принцип А. — веротерпимость: одинаково относиться к правилам различных религий, так как в основе всего должен быть разум, и сами составители правил и религиозных обрядов, как А. говорит в другом месте (nam et ipsi, qui scripserunt, non nisi ex ratione, стр. 1639), должны были исходить из разумных начал; поэтому преследовать кого бы то ни было из-за убеждений, вытекающих из установлений как Ветхого, так и Нового Завета, несправедливо. Нельзя точно установить время, когда был написан этот "Диалог", но несомненно, что он относится к последнему десятилетию жизни А. В этом сочинении автор как бы подводит итог тому, что явилось плодом его долгой борьбы с враждебной ему средой. А. значительно опередил свое время. Для эпохи крестовых походов и следующих двух веков гонений на евреев веротерпимость была равносильна богохульству и неверию. — Ср.: Migne, Patrol. Lat., vol. 178; Χ Ε. Ι, 51.

Б. Р.

Раздел6.




   





Rambler's Top100