Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Азартные игры

(איבוק) — не известные евреям в древнейшую эпоху истории, впервые упоминаются в Мишне, где именуются "игрою в кубию". Ставшее термином для А.И. слово "кубия" (κοβεία, "костяной кубик" — арабск. as-sâr, hasard, отсюда и русск. "азарт") указывает на греческое происхождение этого явления, действительно очень распространенного среди народов классической древности. Законоучители относились весьма неодобрительно к азартным играм, и стих (Пс., 26, 10): "У них в руках злодейство, и десница их полна мздоимства" — они применяли к людям, которые играют в кости и которые, считая левой рукой, подводят итог правой и обирают друг друга" (Шохер-Тов к указанному стиху, автор — Пинхас, палестинский аморай 4 в.). В Мишне азартные игры ("игра в кубию" и "пускание голубей") упоминается в законах о судьях и свидетелях: игроки лишены права судить и свидетельствовать (Санг., III, 3), каковое постановление Гемара (Санг., 24б) объясняет тем, что играющие не занимаются делом, полезным для процветания общества, а выигрыш, как толкует это место Раши, заключает в себе элемент грабежа. Тосефта (Санг., V, 2) распространяет понятие "игры в кубию" на игру скорлупами от орехов и гранат. Попытка р. Иегуды б.-Илаи провести разницу между игроками профессиональными и играющими для забавы оказалась безуспешною (Тосефта, там же): всякая игра осуждена, причем не делается разницы между выигравшим и проигравшим, ибо последний совершает если не грабеж, то покушение на грабеж. Так как грабеж определяется в Талмуде как насильственное отнятие чужого имущества, то игру нельзя было подвести под понятие уголовного преступления и потому проигрыш не мог быть взыскиваем по суду (Гиттин, 61б). Еврейская юриспруденция останавливается на случае, когда партнером является нееврей, т. е. лицо, не считающее выигрыш грабежом: тут игру нельзя уподобить грабежу, но она тем не менее запрещена как занятие, недостойное человека (Шулхан-Арух, Хошен-Мишпат, 370). Талмудическое запрещение "играть в кубию" (κυβεύειν) принято и христианской церковью ("Правила Апостольские", канон 42). — Средневековым евреям известны, кроме игры в кости и пускания голубей, еще игры "в чет и нечет", "в целую или половину", "в тыл или острие" (вероятно, при помощи бросания на воздух ножа) и особенно шахматная (см.), самая популярная у еврейских ученых. В 15 в. первое место среди азартных игр заняли карты, столь быстро распространившиеся в христианской Европе. Леон де Модена (см.), ученый и мыслитель, живший в Венеции в конце 16 и начале 17 вв. и уже на четырнадцатом году своей жизни написавший весьма убедительный диалог о вреде карт (переведен на разные языки), остался до самой старости неисправимым картежником. Отлучение, объявленное в 1628 г. в Венеции по решению тамошней общины карточным игрокам и послужившее предметом оживленного обмена мыслей между раввинами (см. Pachad Jizhak", s. v. Cherem), направлено было, вероятно, главным образом против Леона. Такие общинные постановления против азартных игр были очень часты в Италии, что указывает на распространенность игр среди евреев именно в этой стране. Типичным примером является постановление еврейской общины в Форли, помеченное 1416 г. (Gratz-Jubelschrift, стр. 57); из него, между прочим, видно, что евреи играли не только между собою, но и с христианами. Изготовление карт фигурирует в числе ремесел, которыми занимались евреи германских стран. Игры обыкновенно устраивались в свободное время: в новомесячия, в те дни, когда не читаются покаянные молитвы, в промежуточные дни ("хол га-моэд") Пасхи и Кущей (тут игра дозволялась только в куще, а не вне ее), в Пурим и Ханукку, на свадьбах, в ночь накануне наречениия имени младенцу и в ночь на христианское Рождество ("Nittal Nacht"; nox natalis), когда в еврейских школах не было занятий (вероятно, из спасения фанатизма христианской черни). Обычай карточной игры в Ханукку, зарегистрованный для Средних веков ("Chawwoth Jair", стр. 126), сохранился у русских евреев доселе (см. Гинзбург-Марек, "Еврейск. народные песни", № 39: "Chanukka bentscht men Lichtlech acht... Un Bachurim un Ne'ores thuen sich iber die Konten schlogen"). — Кроме вышеупомянутых общинных постановлений, свидетельствующих о борьбе с азартными играми, дошли до нас весьма любопытные зароки частных лиц, обставлявшиеся большими формальностями. Так, сохранился документ от 1464 г., зарегистрованный у арльского нотариуса, где подписавшийся обещает "не играть в кости или другую какую игру, разве что на собственной свадьбе, или на свадьбе брата, или в три дня Пасхи"; за нарушение обета он дает на отсечение руку. Такие же зароки от 15 и 16 вв., записанные и подписанные в присутствии свидетелей, иногда раввинов, встречаются на полях древних еврейских рукописей. Борьбу с азартными играми вела и литература: Калонимос в своем "Eben Bochan" обрушивается на тех, которые наполняют свои кошельки деньгами менее счастливых игроков; то же встречаем и в книгах для назидательного чтения, напр. в "Sefer ha-Jaschar"; поэты нередко выбирали темой для своих стихотворений осмеяние игры; как на еврейском языке, так и на жаргоне имеются песни, разрабатывающие тот же сюжет (См. Карточная игра). — Ср.: Abrahams, Jewish Life in tue Middle Ages, гл. XXII; Güdemann, Gesch. d. Erziehungswesens etc., I, 60, 259; II, 210; III, 139; Kroner, Orient u. Occident, стр. 38—42; J. E., V, 563.

П.

Раздел9.




   





Rambler's Top100