Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Амалек, амалекитяне

(קלמע) — бедуинское племя, с которым Израиль в древнейшие времена своей истории часто приходил в столкновения. Амалек был сын Элифаза и его наложницы Тимны, происходившей из племени хоритов (Бытие, 36, 12). Библия сообщает, что здесь речь, вероятно, идет не о генеалогии всего народа, а об отдельной ветви его, возникшей от смешения эдомитян и настоящих амалекитян. Согласно кн. Быт. (14, 7), победив амалекитян, Кедор-Лаомер (Кудур-Лаомар) оттеснил их от источника "Мишпат", который есть Кадес, и от Хацацона-Тамар (Энгеди; см.). Итак, эта народность уже во времена патр. Авраама должна была уйти к западу и к юго-западу от Мертвого моря вплоть до Синайского полуострова. Оставляя в стороне даже эти данные (т. к. Быт., 14, может быть, более позднего происхождения), остается все-таки указание книги Числа, 24, 20 (ср. I Сам., 27, 8), где Билеам называет А. первенцем народов, מיונ הישאד, т. е. древним и с давних времен могущественным народом. Уже во времена Моисея мы застаем амалекитян на пустынной полосе приблизительно в сорок миль длиною, которая тянется от южного края Палестины до границ Египта, а к югу до Синайского полуострова. Много данных говорит за то, что до Моисея А. жили в недрах Ханаана, а во время скитаний Израиля по пустыне занимали южную часть той местности, которая впоследствии была известна под именем Иудеи.

Страна амалекитян (по Riehm'y, Handwörterbuch des biblischen Alterthums).

В эпоху судей южная часть возвышенности Эфраим называлась "горою Амалек" (см. Суд., 12, 15; 5, 14, где смысл текста не совсем ясен). По всей вероятности, A. были оттеснены хананитами к югу незадолго до прибытия израильтян. С этим согласуются и те данные (Числ., 13, 29), по которым разведчики, отправившиеся из Кадеса, застали амалекитян севернее того места, которое они занимали впоследствии; амалекитяне (Чис., 14, 43) тогда спустились вместе с хананитами с гор, чтобы воспрепятствовать вступлению Израиля, шедшего вопреки приказанию Моисея с юга. Наряду с этой оседлой ветвью А. юго-западная отрасль народа носила во времена Моисея характер бедуинского племени, перекочевывала с места на место и жила, главным образом, разбоем. Несмотря на то, что Иошуа разбил их наголову у Рефидим (севернее Синая; см. Исход, 17, 8), память об этих неприязненных отношениях долго еще жила в народе израильском. После сражения у Рефидим поручено было Моисею закрепить память об этом событии письменно, а Иошуе было приказано уничтожить амалекитян (Второз., 25, 17) за их жестокость к Израилю. Отсюда берет свое начало и народная поговорка (Исх., 17,16): "У Господа война против Амалека из рода в род". Пророчество Билеама (Числ., 24, 20) также говорит о гибели А. И действительно, амалекитяне, жившие на юге страны во время завоевания ее израильтянами, были, по-видимому, впоследствии совершенно оттеснены в пустыню, так как в период Судей они упоминаются лишь изредка и то только в связи с их разбойничьими набегами (см. Судьи, 3, 13 и 6, 3). При Гидеоне они в союзе с мидианитами и другими жителями пустыни (по позднейшим данным о Гидеоне) проникли в долину Иезреель на севере страны, а из библейского описания (Суд., 1, 7, 12; ср. 8, 10) видно, что не только войска, но и целые племена тронулись с места, чтобы вновь обосноваться в Ханаане. Блестящая победа Гидеона заставила их навсегда отказаться от подобных попыток (кн. Суд., 7 и 8). В царствование Саула Самуил возобновил то библейское предписание, которое требовало полного истребления амалекитян (I кн. Сам., 15; ср. 14, 48). Саул разбил их на всем протяжении от Хавилы и до Египта. Только по этому поводу упоминаются один "город" амалекитян (без более точного его обозначения) и царь их Агаг (имя значит по-арабски — "огненный"). Давид в бытность свою в Циклаге (I книга Сам., 27, 8) неоднократно предпринимал походы против амалекитян и однажды нанес им сильное поражение, а именно — после того как они в отсутствие Давида сожгли Циклаг и увели всех его жителей (I кн. Сам., 30, 1—18). Последнее упоминание об амалекитянах встречаем в I Хрон., 4, 43, где рассказывается, что однажды в правление царя Иезекии 500 симеонитов истребили "остаток бежавших амалекитян на горах Сеир" (по всей вероятности, в VIII в. дохрист. эры). — Сp.: "Orient und Occident", II (1864), стр. 6, 14; Riehm, Handwört. der bibl. Alterthums, s. v.

Раздел1.

Амалек в агадической литературе

— A. первый враг, напавший на евреев после того, как они, свободные, вышли из Египта. В Пятикнижии дважды (Исх., 17. 14—16; Втор., 25, 19) А. упоминается как враг еврейского народа, с которым должно бороться, пока память о нем на земле не будет совершенно изглажена. В таннаитской агаде первого столетия под А. подразумевается Рим (Bacher, Agadah Tan., I, 146 и след., 211 и след.), хотя последний довольно часто отождествляется также с Эдомом (Исав), от которого произошел А. (Быт., 16, 36). Будучи в родстве с Израилем, А. все же питал к нему ненависть; он унаследовал ее от Исава, брата Якова. Другие племена не решались наносить вред избранному Богом народу, но дурной пример А. ободрял их, и они присоединялись к его набегам. "Подобно разбойнику он поджидал Израиля на большой дороге, словно рой пчелиный или пиявка, жаждущая крови"; "как ядовитые мухи охотнее пристают к язвам на теле человека, так и А. высматривал слабые стороны еврейского народа, чтобы там поразить его". А. спешил за сотни миль, чтобы преградить путь Израилю: "Получив из египетских архивов список колен израильских, А. стал поименно вызывать одно колено за другим, якобы с целью вступить с ними в переговоры, а затем предательски напал на них; впрочем, он умертвил только грешных, судьба которых была уже предопределена (Тан. Ки-теце, IX, и Песикта, III, 26). Некоторые думают, что А. прибегал к чародейству, чтобы обеспечить себе победу (Ялк. Реубени и летопись Иерахмиеля, XLVIII, 13). "Более того, он издевался над их трупами и насмехался над знаком Авраамова союза" (см. Песикта, l. с., и Песикта p., XII; Ялк. Бешаллах). По-видимому, яркие краски последней картины взяты с палитры современной автору действительности. В раввинской литературе этому эпизоду приписывается чисто моральное значение. А. был лишь бичом в руках Господа для наказания Израиля, ставшего "слабым и утомленным" (Второз., 25, 18) в исполнении заповедей Божиих. У них ослабела вера (игра слов: "рефидим" = рафу ядаим — "руки ослабели"), и потому они говорили: "Есть ли Господь среди нас или нет?" (Исх., 17, 7, 8). Точно ребенок, бегущий к отцу своему, когда к нему приближается собака, израильтяне, раньше грешившие перед Господом, вернулись к Нему снова, как только Амалек, подобно собаке, пришел, чтобы укусить их. Тогда Моисей постился и молился, говоря: "О Господи, кто в будущем будет распространять закон твой, если А. удастся уничтожить народ сей?" И с воздетыми руками, держа жезл свой против неба, Моисей воодушевлял Иисуса Навина и народ своей верой, пока не была одержана победа (Мехилт., ib.). — Как ни жестоко было повеление истребить память Α., Талмуд находит ему оправдание в том, что благодаря снисходительности, оказанной царем Саулом Агагу, царю А. (I Сам., 15, 9), стало возможным появление на свет Амана, потомка Агага (Эсф., 3, 1). Поэтому ежегодно в ближайшую перед Пуримом субботу в синагогах читается отрывок Писания: "Помни, как поступил с тобою А." (Вт., 25, 17—19). Относительно замечательной клятвы "Так рука на престоле Господа: у Господа война против Амалека из рода в род" (Исх., 17, 16) талмудисты говорят: "Никогда престол Господа — Бога правды, правосудия и любви — не будет упрочен, пока семя Α., воплощение злобы и преступления, не будет искоренено навсегда" (Песикта, l. с., и Тарг. Иеруш. I и II на Исх., l. c.). С этого времени имя А. стало нарицательным для врагов еврейских. [J. E., I, 483].

Раздел3.




   





Rambler's Top100