Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Антисемитизм

Антисемитизм в Средние века. — Враждебное отношение к евреям, проходя через всю их средневековую историю, принимало в различных западноевропейских странах самые разнообразные формы. Однако основные черты антисемитизма всюду одинаковы. А. в Средние века проявляется, с одной стороны, в форме религиозной нетерпимости, а с другой — принимает характер политической и экономической борьбы. Отсутствие сильной центральной власти и могущество многочисленных корпораций (цехов, гильдий и т. п.) открывали широкий простор для преследования и унижения евреев всеми классами христианского общества. Проследить исчерпывающим образом проявления А. в Средние века значит написать историю евреев Западной Европы. Поэтому необходимо ограничиться выяснением происхождения антисемитизма, характерными его проявлениями и, наконец, отражением его в литературе. — Лишь только церковь окрепла, она стала стремиться к регламентации жизни средневекового общества и, прежде всего, к урегулированию отношений христиан к евреям, с которыми обществу приходилось постоянно соприкасаться. Постановления церкви относительно евреев носили ограничительный характер; они были направлены против иноверцев и стремились изолировать последних, дабы парализовать их влияние на христиан: евреи не имели права держать христианскую прислугу, занимать общественные должности, появляться на улицах в Страстную неделю; они были обязаны носить отличительный знак, не имели права приносить жалобы в суд на христиан и свидетельствовать против них и пр., и пр. Вначале эта агитация успеха не имела. В раннем средневековье постановления церкви обыкновенно оставались мертвой буквой, и частое повторение их на соборах можно объяснить именно тем, что христианское население, невзирая на запреты церкви, находилось в дружеских отношениях с евреями. Но церковь настойчиво продолжала стремиться к своей цели; постепенно ее принципы проникли в законодательство христианских средневековых государств: Кастилии, Англии, Франции и Португалии — с XIII в., Венгрии еще раньше, с XI в. и наконец, позже всего, — в Германии. Кроме того, духовенство в проповедях и литературных произведениях непосредственно возбуждало население против "врагов Христа". Характерно в этом отношении послание Петра Клюнийского накануне второго крестового похода: бесполезно вести борьбу с врагами христовой веры в далеких краях, если евреи, которые хуже сарацин, находятся среди нас и безнаказанно издеваются над Христом, над всеми таинствами и оскверняют их; имущество, приобретенное евреями обманом, должно быть отнято; то, что похищено гнусным образом, должно быть вырвано из рук похитителей, ибо не простым земледельческим трудом, не честным и полезным занятием наполняют евреи свои амбары — плодами, погреба — винами, кошельки — монетой, сундуки — золотом и серебром; они отнимают у Христа хитростью; они — воры, скупающие у воров; по самой низкой цене приобретают они самые священные вещи. Когда вор ночью уносит из храма священную утварь, кресты или освященные чаши, он избегает встречи с христианами и бежит к евреям; там он не только находит безопасное убежище, но и продает синагогам Сатаны похищенное в святых церквах; покровительствуя этой гнусной торговле между ворами и евреями, христианские князья издавна установили, что, если у еврея найдут принадлежащее церкви имущество или даже священную утварь, никто не обязан ни вернуть вещей, ни даже указать похитителя. Клюнийский аббат требовал, чтобы у евреев отняты были их сокровища для крестового похода. В таком же духе проповедовал в XIII в. и Бертольд Майнцский. Вообще, с основания ордена доминиканцев проповеди против евреев участились. Церковь принялась инсценировать ритуальные убийства, похищение и осквернение гостий. Во время крестовых походов монахи часто открыто призывали толпу к нападению. В результате церковь достигла своей цели — отличительный знак сделал еврея предметом общего презрения, жалким парией общества. — Нельзя сказать, чтобы христиане, помимо агитации церкви, не питали вражды к евреям. Каким образом и когда зародилась вражда к евреям и в каких классах общества она всего более проявилась — это один из еще не выясненных вопросов, но несомненно, что ненависть к евреям обусловливалась, среди прочих причин, также и экономическими факторами. Известный экономист Вильгельм Рошер ("Евреи в Средние века с точки зрения торговой политики") пытается объяснить усиление ненависти к евреям после крестовых походов возникновением купеческих организаций, которые начинают вытеснять евреев из их главного занятия — торговли и таким образом вынуждают их ограничивать свою деятельность ростовщичеством. Рошер утверждает, что именно тогда, несмотря на успехи культуры, благосклонное отношение к евреям раннего средневековья сменяется жестокой ненавистью, а низшие слои городского общества, видя в них капиталистов, грабят их. Можно сказать, говорит Рошер, что благоприятное отношение к евреям обратно пропорционально успехам материальной культуры. Взгляд Рошера не всегда оправдывается фактическим ходом событий. Так, напр., в Италии не замечается экономического антисемитизма (хотя известно о мерах венецианского сената против конкуренции еврейских купцов в XI в.). Отношение к евреям в Италии ухудшается лишь с XVI в. и то лишь благодаря воздействию церкви, успевшей оправиться от ударов, нанесенных ей Реформацией. Пример Германии, напротив, подтверждает взгляд Рошера. Генигер (Zur Geschichte der Juden im früheren Mittelalter, в Zeitschrift für Geschichte der Juden in Deutschland, I и сл.) доказывает на основании документов кельнских архивов, что евреи Кельна пользовались равными правами со своими христианскими согражданами, и только после 1146 года положение их постепенно ухудшается. То же самое можно сказать и о целом ряде других городов в XIII и ХIV веках. В Нюрнберге им была запрещена почти всякая торговля; в Аугсбурге они лишены были права заниматься винной торговлей, а в Глогау — торговлей сукном; евреи Линца вовсе не имели права вести торговлю с христианами. При последнем герцоге из дома Бабенбергов, Фридрихе II, положение евреев в Верхней и Нижней Австрии было довольно благоприятно: они пользовались особым покровительством герцога, свободно вели торговлю и занимали даже места на государственной службе; все это возбуждало ненависть христианского, в особенности венского, купеческого населения. Когда герцог Фридрих восстал против императора Фридриха II и, будучи побежден, был вынужден оставить Вену, граждане поспешили обратиться к императору с жалобой на евреев. Вследствие этого в привилегию, данную императором гражданам Вены, была включена статья (третья), лишавшая евреев права занимать общественные должности, "ибо они, злоупотребляя своей властью, притесняют христиан, а между тем спокон веков осуждены на вечное рабство". Следует также отметить, что в привилегии, данной императором венским евреям в 1238 г., являющейся почти дословным повторением известной Шпейерской привилегии, отсутствует статья, разрешающая евреям заниматься крупной торговлей. — В других германских областях ограничения, направленные против еврейской торговли, возникают около XIV века. Но и в области, отмежеванной евреям, в денежной торговле, их интересы весьма часто произвольно нарушались. В течение всего ХIV в. должники евреев — императоры, князья и города — отказываются платить свои долги. С этой целью горожане добиваются даже особых привилегий от императора. Так, в 1385 году 38 городов Швабского союза за 40.000 гульд. приобрели у императора право сократить на одну четверть все долги евреям, жившим в городах союза; уплату остальной части города брали на себя, причем должники вносили им залог, и в случае несостоятельности должника залог оставался в пользу города. Все расчеты с евреями-кредиторами производили города, которые нередко удерживали часть долгов в свою пользу. В 1390 году Нюрнберг, Ротенбург, Швейнфурт, Виндсгейм и Вейссенберг совершенно откупились от долгов евреям. В том же году и город Регенсбург был освобожден от уплаты долгов евреям, при чем удержал в свою пользу все залоги должников, императору же уплатил 15% всей суммы — 15000 золотых гульденов. "Евреям, таким образом, давали накоплять капиталы, а затем отнимали их, подобно тому, как наполняют и опорожняют копилку". Так распоряжались собственностью беззащитных евреев и в Англии, и во Франции. В последней положение евреев стало ухудшаться после смерти Людовика VII. "В середине XIII в., — говорит Гюдеманн, — евреев теснят со всех сторон. Их социальное положение непрочно, их имущество находится в зависимости от произвола или близкого к произволу закона, их отношения к остальным слоям общества натянуты; фанатизм эпохи крестовых походов и миссионерское рвение монахов создали глубокую пропасть между ними и христианами". — В Англии со вступлением на престол Ричарда Львиное Сердце (1189) положение евреев резко изменяется к худшему. В самый день его коронации происходит нападение на евреев в Лондоне, а вскоре и в других городах. Рыцари убивают евреев и уничтожают свои долговые записи. Евреи изгоняются из целого ряда городов. Начинается усиленная агитация церкви. Обостряются отношения евреев к окружающему обществу, и наконец под давлением общественного мнения король издает декрет об изгнании евреев из всей Англии, а парламент выражает благодарность королю за эту меру. По мнению историка Абрагамса, главными моментами антисемитского движения в Средние века являются крестовые походы, войны против альбигойцев (см.), рост монашеских орденов в XIII в., деятельность папы Иннокентия III, "черная смерть" 1348—1349 гг., религиозные волнения во время Реформации в Германии и законодательство о гетто в XVI веке. Для испанских евреев критический момент наступает в 1391 году (Севильская резня).

В литературных памятниках вражда против евреев выражается уже с самого начала средневековья. Особенно резко выступали против евреев в IX веке лионские епископы Агобард (см.) и Амулон (см.). Еще более учащаются выступления против евреев в последующие века. В классической стране средневекового антисемитизма, в Австрии, где все классы общества, за исключением крупного дворянства, пылали враждою к евреям и где образованные слои общества разделяли с массами эту ненависть, поэт Зейфрид Гельблинг (Seyfried Helbling) выразил свою ненависть к евреям в следующих строфах:

der juden ist gar ze vil

hie in diesem lande

ir ist sünde und schande.

ez wart so groz nie ein stat,

si waer von drizic juden sät

stankes und unglouben.

swelch Christen lernet rouben

under der juden panir,

den velle got und tuo daz schier!

und wär ich ein fürst ze nennen,

ich hiez iuch alle brennen,

ir juden, swa ich iuch kaem an.

der Kaiser Vespasian

und sin bruoder Titus

baten iuch sin niht umb sus,

Jerusalem sie storten.

die fuort man an den seilen

und hiez iuch hin veilen

um ein kleines ding.

drizec juden umb ein pfenninc.

swer iwer koufte ein pfenwert,

in swelch stat er mit in kert,

daz war von in geunreinet.

(Из второго тома его сатирических поэм, изд. Karajan'ом в Haupts Zeitschrift für deutsch. Alterthum, IV).

(Перевод: "Слишком велики грехи и позор евреев в этой стране. Никогда еще не было государства, удовлетворявшегося тридцатью неверными, вонючими жидами. Кто под эгидою евреев научится похищать христиан, того да покарает Господь Бог. Если бы я был государем, я повелел бы всех вас сжечь. Император Веспасиан и его брат (?) Тит не взяли ваших денег и разрушили Иерусалим. Евреев он увел на веревке и велел им немного подождать; за пфенниг он продавал по 30 евреев; то государство, которое покупало их на пфенниг, осквернялось ими").

С распространением печатного станка возникла обширная памфлетная литература. Авторы, принадлежавшие по большей части к образованному духовенству, язвительно чернили евреев, и даже творец Реформации, Лютер, не пощадил евреев в своем сочинении "Von den Juden und ihren Lügen". Подобно тому, как для средневековых писателей арсеналом, откуда они черпали злословие и клевету, служат сочинения отца церкви Иеронима, так и книга Лютера является благодарным материалом для антисемитов новейшего времени. Весьма характерен памфлет "Judenfeind. Von den edlen Früchten der talmudischen Juden, so jetziger Zeit in Teutschland wohnen; eine ernste wohlgegründete Schrift, darin kürzlich angezeigt wird, dasz sie die grösten Lästerer und Verächter unseres Herrn Jesu Christi, dazu angesagte und unversöhnliche Feinde der Christen sind, dagegen Freunde und Verwandte der Türken, überdas Landschinder und Betrüger durch ihren Wucher und falsche Münz". ("Враг евреев. О благородных отпрысках талмудических евреев, живущих в настоящее время в Германии; серьезное, основательное сочинение, в котором вкратце доказывается, что они — величайшие хулители Господа нашего Иисуса Христа, к тому же заведомые и непримиримые враги христиан и, напротив, друзья и союзники турок, кроме того, воры и обманщики, занимающиеся ростовщичеством и фабрикацией фальшивой монеты"). Автор памфлета, священник Нигринус, особенно восстает против евреев-ростовщиков и обвиняет власти в том, что они им покровительствуют. Он предлагает либо изгнать евреев, либо заставить их заниматься полезными ремеслами. В подобном же духе писал другой представитель духовенства, проповедник Иодокус Эргардт, в 1558 г.: "Если кто хочет знать, по каким причинам они находят покровительство и предпочтение у столь многих князей, графов и дворян, несмотря на выжимание соков из народа, то далеко не последняя и даже, можно сказать, одна из важнейших причин состоит в том, что такие высокопоставленные господа сильно задолжены евреям и без последних не в состоянии были бы удержаться на поверхности; это всем известно, и можно было бы (я почтительно умалчиваю о королях и князьях) назвать по имени многих из высшего и мелкого дворянства, которых это, как каждому известно, постыднейшим образом касается. Разве бедным христианам не приходится делать для проклятых евреев почти все, что те от них потребуют? И это по той лишь причине, что они так задолжали евреям с обременительными, ростовщическими процентами и процентами на проценты, что часто ничего или только очень немногое из своего имущества могут считать своей собственностью. Как часто полевые плоды переходят к евреям задолго до жатвы и как мало остается бедному крестьянину с женой и детьми! Скажи мне: многие ли простые крестьяне имеют еще свой скот в местах, где живут евреи? Не принадлежит ли он весь или большая его часть евреям? И представители дворянства, которые сами находятся в зависимости от евреев и являются их друзьями и посредниками, оставляют все это безнаказанным и в своих владениях не защищают бедного человека против дьявольских ростовщиков — что они должны бы делать по справедливости — и даже более того: когда высшая власть страны повелевает изгнать евреев, доставляют им убежище и защиту". В сочинении одного ингольштадского католического священника (1590) сказано, что в вышеописанном Эргардтом бедственном положении народа виноваты не одни евреи: "Как могли бы евреи причинить столько несчастий и вреда ростовщичеством и другими финансовыми операциями, если бы христиане не содействовали им, если бы вследствие лени, неумеренной роскоши и расточительности христиане не нуждались в них, если бы, по крайней мере, не заискивали в них и не принимали участия в их ростовщических сделках? Между тем жалуются на евреев, а не говорят, как по справедливости следовало бы: Меа maxima culpa — больше всего моя в том вина". — Следует заметить, что вытеснение немецких евреев из всех почти отраслей торговли и общие ограничения в правах являются результатом вековых преследований, доведших евреев до полного разорения, так что в начале XVI века они занимаются главным образом ростовщичеством и мелкой торговлей. Указанные обвинения наравне с обычными наветами в ритуальных преступлениях повторяются и в остальной памфлетной литературе до середины ХVIII в. Особенным успехом пользовалась книга Эйгенменгера (см.) "Entdecktes Judenthum". Вражду к евреям разжигали в христианском обществе также довольно широко распространенные карикатуры и иллюстрации; обычной их темой являлось грубое глумление над еврейскими обычаями, изображение ритуальных преступлений и проч. — Ср..: Roscher, Die Stellung der Juden im Mittelalter, betrachtet vom Standpunkte der allgemeinen Handelspolitik, в Ansichten der Volkswirtschaft aus dem geschichtlichen Standpunkte, 3-е изд., II, 321 и сл. (русский перевод этой статьи в "Евр. библ.", VI, 1878); R. Höniger, Zur Geschichte der Juden im früheren Mittelalter, в Zeitschrift für d. Gesch. d. Juden in Deutschland, I, 65 и сл.; Otto Stobbe, Die Juden im Deutschland während des Mittelalters in politischer, socialer und rechtlicher Beziehung, 1866, стр. 133 и сл.; J. E., Scherer, Die Rechtsverhältnisse der Juden in den deutsch-österreichischen Ländern, 1901, 32 и сл., 130 и сл., 346 и сл.; Israel Abrahams, Jewish life in the middle ages, London, 1896, 399 и сл.; Georg Caro, Social- und Wirtschaftsgeschichte der Juden im Mittelalter und in der Neuzeit, 1908, I, 212, 221—222 (автор не придает особого значения экономическому фактору в истории средневековой юдофобии; главную ее причину он видит в пропаганде церкви); Georg Liebe, Das Judentum, IV т. Monographien zur deutschen Kulturgeschichte, 1904, стр. 38, 67 (собраны иллюстрации и карикатуры); M. Güdemann, Gesch. des Erziehungswesens und der Kultur der abendländischen Juden, I, passim; M. Кулишер, "Экспроприация евреев в Cредние века", "Восход", 1899, X; M. Guttmann, Die wirtschaftliche Bedeutung der Juden im Mittelalter, в Mag. f. Wiss. des Judenthums, 1907; Jul. Zeller, L'antisémitisme en Allemagne au XIV siècle, séances et travaux de l'Académie des Sciences Morales et Politiques, 1890, sept.-oct., 356 и сл. (описание резни евреев в Γ. в XIV в.).

М. Вишницер.

Раздел5.




   





Rambler's Top100