Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Апелляция

— "Перенесение дела из низшего в высший суд для нового его рассмотрения", в сущности, неизвестно еврейскому праву. В положениях, регулирующих суды и устанавливающих обязанности судей (Второзак., 16, 18; 17, 13), имеется параграф, дававший повод к предположению, что апелляционный процесс был известен и в библейский период (Второз., 17, 8—13). "Если затруднительно будет для тебя дело для разбора между кровью и кровью, между тяжбою и тяжбою, между побоями и побоями, по делам спорным в воротах твоих, то — приди к священникам-левитам или к судье, который будет в те дни, и расспроси, и окажут они тебе судебное решение". Но параграф этот, как видно из приведенного текста, является только инструкцией для судей, указывая им, как поступать в затруднительных, вызывающих сомнение случаях. Согласно этому параграфу, дело с изложением обстоятельств должно быть направлено в высший суд в Иерусалиме, который и обязан был высказаться по этому возбуждающему сомнения вопросу. Такой же порядок применялся и в случаях разногласия нескольких судей (Санг., XI, 2; 886), возникавшего по одному и тому же делу. Для суда, доложившего дело, обязательно высказанное высшим судом мнение, согласно которому и должно быть постановлено решение. Это не апелляция в строгом смысле, т. е. это не есть жалоба одной из сторон в процессе на решение того суда, перед которым дело слушалось в первый раз. Это, пожалуй, скорее всего напоминает введенный в XVI ст. в Германии обязательный для судей обычай представления запутанных и сложных дел на рассмотрение юридических факультетов (Aktenversendung). — В действительности принципы библейского закона прямо противоречат идее апелляции на решение компетентного суда, ибо решение это исходит от Бога; поэтому всякое окончательное решение суда бесповоротно. Отсюда, однако, не следует, чтобы еврейское право считало всякую "res judicata" непогрешимою и бесповоротною. Напротив, проигравшей стороне предоставлялось не ограниченное какими-либо сроками право требовать от того же состава суда пересмотра дела, даже после того, как приговор вошел в законную силу. Даже в том случае, когда суд назначил проигравшему процесс определенный срок для приведения доказательств его правоты, а он привел их по истечении срока, он может требовать пересмотра дела. Больше того, если на требование суда представить документы или свидетельские показания в свою пользу он ответил, что у него нет ни того, ни другого, а через некоторое время он представит их суду с указанием на то, что во время разбора дела он не знал о существовании таких документов, дело подлежит пересмотру (Мишна, Санг., III, 8; ср. Jad ha-Chasaka, Hilch. Sanhédrin, VII, 6—9). Уже из этих правил независимо от многих других (см. Судопроизводство) видно, что, несмотря на отсутствие А. в современном смысле, правосудие было обставлено в еврейском праве достаточными гарантиями. Суды не были подчинены друг другу, как это можно было бы заключить из терминов "высший и низший суд" или "великий и малый Синедрион". Ранг суда не определялся его властью пересматривать решения другого суда, а характером дела, подлежавшего его ведению. Самые важные дела могли быть рассматриваемы только Великим Синедрионом в Иерусалиме, состоявшем из 71 судьи. Менее важные дела рассматривались малыми Синедрионами, или бет-динами, заседавшими в Иерусалиме и в разных городах Палестины; в состав каждого из них входило 23 судьи. Самые же незначительные дела рассматривались местным судом из трех судей, а в некоторых случаях и единоличным судьей. Согласно талмудическому праву, подсудность определялась местом жительства истца, но последний был вправе возбуждать иск и перед высшим судом в Иерусалиме, ответчик же не имел права против воли истца перенести дело. Также и после разрушения Иерусалима ответчик не мог требовать перенесения дела в суд при Тивериадской академии, ועזה םזקמ, но проигравшая сторона имела право требовать от местного суда выдачи письменного изложения мотивов судебного решения (Сангед., 31б). Это, однако, не останавливало приведения приговора в исполнение. Проигравшая сторона должна была возместить выигравшей все то, что судья постановил; но она не теряла права возбудить впоследствии то же дело перед тем же составом суда, если только находила новые доказательства (Шулхан-Арух, Хошен-Мишпат, 144, глосса). Если местный суд затруднялся в решении тяжбы, он не направлял тяжущихся в высший суд, а, изложив письменно дело, представлял его на благоусмотрение высшего суда, который давал свое заключение также письменно. (Санг., 31) [J. E., II, 22 с доп. Л. К.].

Раздел3.




   





Rambler's Top100