Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Басан

или Башан (ןשנ; в прозе всегда с определительным членом — ןשנה) — соответствует арабскому bathan, т. е. почва ровная и мягкая, Βασάν в Септуагинте, Βασαντίς у Епифания и Евсевия, Βασανάσα у Кирилла — северная часть Заиорданья, первоначально принадлежавшая, согласно библейским данным, гигантскому племени Рефаим, םיאפר (Быт., 14, 5; Второзак., 13; Иош., 12, 4).

Карта Басана (из "Handwörterbuch" Riehm'а).

В эпоху Моисея здесь правил Ог, גו;ע, последний царь племени (Второз., 3, 11), хотя все население уже и тогда было аморейским (ibid., 3, 8). Так как в сражении с Огом особенные услуги израильтянам оказало колено Манассиино, преимущественно один род его — махириты, и начальники Нобах и Яир, то и вся завоеванная область была разделена между ними: махириты получили Гилеад, Нобаху достался Кенат, תנק, с прилегающей областью, Яиру — остальной Б. (Числ., 32, 39—42). По Суд., 10, 4, Яир получил 30, а по I Хрон., 2, 22—23 — города, которые назвал своим именем; всего же Яиру и Нобаху досталось около 60 городов, сильно укрепленных, снабженных "воротами и засовами", и множество неукрепленных поселений (I Хрон., 2, 23; Второзак., 3, 5). Таким образом, в аморейскую эпоху Б., по-видимому, достиг наивысшего расцвета, тогда как первые израильские поселенцы, будучи номадами и пользуясь завоеванными городами исключительно как временными стоянками, постепенно привели большую их часть в упадок; меньшая же часть перешла в руки пограничных с евреями соседей, оставшихся непокоренными; таковыми были, напр., гешуриты и маакотиты, жившие, по-видимому, у Хермона (Второз., 3, 14; II Сам., 3, 3; 13, 37; 10, 6; I Хрон., 19, 6). Впоследствии многие из Б. городов стали важными базами для самих израильтян в Заиорданской области. — Согласно Числ., 21, 24; Иошуе, 12, 4 и сл.; 22, 7; Суд., 11, 22, границей между царствами Сихона и Ога первоначально служила река Яббок; собственно же Б. начинался севернее Ярмука, который к югу от Галилейского озера многоводным устьем впадает в Иордан. На востоке Б. тянется цепь величественных гор Хаурана, в некоторых местах достигающая 6000 ф. высоты; на севере поднимается Хермон, или Антиливан, с высшей точкой в 9000 фут.; на северо-востоке он спускается к Дамасской области озер и лугов (Merg), образуя в западной части, как продолжение южных отрогов Хермона, гористую цепь Djebel Heisch, оканчивающуюся в Телль-эль-Фарас. В Библии неоднократно упоминаются богатые пастбища Б. (Иерем., 50, 19; Миха, 7, 14), дикие коровы и быки его (Псал., 22, 13; Амос, 4, 1), а также его стада овец (Второз., 32, 14; Иезек., 39, 18). Этот благословенный край следует искать, главным образом, в западной части Б., между Галилейским озером и южными отрогами Хермона. Восточная часть страны, прилегающая к Хаурану, непригодна для скотоводства, так как здесь в лучшем случае зелень на полях держится только 5 месяцев в году, а на остальное время скот переводится на очень дорогой, не всем всегда доступный стойловый корм. Западная же часть страны, красота и множество рек которой так пленили Гассанидов, что они воздвигли здесь множество городов и замков, еще и поныне снабжает волами весь край до самого Дамаска, южный Антнливан и Палестину. Благодаря известковой подпочве вечнозеленые дубовые, сосновые и ореховые леса еще со времени глубокой древности резко отличали Гилеад (Adschlûn) от прочей Сирии. Напротив, в Хауранской области преобладают базальтовые и лавовые образования (ср. Raumer, Palästina, стр. 75 и сл.). Тем не менее, и здесь почва в высшей степени плодоносна; она состоит из рыхлого, буро-красного перегноя, образовавшегося из разложившихся лавовых частиц. Кроме того, климат плоскогорья, возвышающегося более чем на 1000 ф. над уровнем моря, очень здоровый и не слишком зноен, так как ежедневно около полудня дует влажный западный ветер. Прозрачная и славящаяся доброкачественностью пшеница родится здесь особенно хорошо; рожь, ячмень и овес встречаются в диком виде. Неудивительно поэтому, что ливанские друзы, начиная с 1861 г., ищут убежища на Хауране и старательно обрабатывают его склоны. Дубы басанские (Исаия, 2, 13; Зах., 11, 2), которые вывозились в Тир и шли на выделку корабельных весел и балок (Иезек., 27, 6), а также львы, о которых упоминается в Второз. 33, 22, попадались, главным образом, в этих горных местностях. С западной, северной и северо-восточной сторон к Хаурану примыкает изрезанная, богатая ложбинами и покрытая большими грудами камней лавовая равнина, которая хотя в общем и менее плодоносна, чем само Хауранское плоскогорье, покрыта, однако, цветущими и населенными городами и деревнями. На северо-востоке выступает внутрь великой сирийской пустыни El-Harrâ наводящая ужас цепь гор Es-Safâ, своими прямыми линиями и глянцевито-матовой чернотой напоминающая чугун; зато с востока к Б. примыкает очаровательная, хотя и небольшая полоса Ruhbe. По ней протекают четыре речки; там находится одно озеро, и она считается плодороднейшей полосой всей Сирии, где пшеница дает урожай сам-восемьдесят, а ячмень — сам-сто. В Второзак. (3, 4, 13) и I кн. Цар. (4, 13) отмечается различие между Б. и Аргобом (см.); но последний не следует отождествлять с теперешней областью Еl-Ledschâ, лежащей несколько севернее Б. (как это делает Таргум к Второзак., 3, 1 и сл.; נגר, весьма напоминающее נגרא, означает, однако, не кучу камней, а земляную глыбу, Иов, 21, 33; 38, 38), и не искать его у озера Мерома, как делают иные ученые; вернее всего, что названием Аргоб обозначалась вся область Хаурана на востоке от соединения вод, образующих большую реку Ярмук. Очевидно, это и была главная страна царя Ога, заключавшая в себе до 60 городов (Второзак., 3, 4; Иош., 13, 30). В эпоху, наступившую после изгнания, восточная область получила название — главным образом у римлян — Auranitis; западная по имени находившегося здесь города-убежища Гаулана (ןלוג, Второзак., 4, 43) была названа Gaulanitis; средняя часть удержала свое старинное имя "Басан", хотя и в арабизированной форме Батанеи; северо-восточная часть была названа Trachonitis или Trachon. В настоящее время Gaulanitis называется Djolan, Auranitis соответствует Нукре (ложбина, низменность) вместе с западным склонном Хаурана, Батанея — Гедуру, а Trachonitis — Ледже. Кроме того, сюда еще относится пятая провинция, Итурея, местонахождение которой не определилось и доныне. Ее пытались отождествить с Гедуром, но это неправильно, так как ее жители были дики и воинственны, что не могло относиться к жителям равнины Гедура; согласно Страбону, подобные воинственные люди могли жить или на Ливане, или близ Трахона, в малодоступной гористой местности, усеянной пещерами. Исходя из этого, Wetzstein полагает, что в данном случае имеются в виду друзы, которые уже издревле жили как на Ливане, так и на вершинах и склонах Хауранского плоскогорья. Говоря об этой области, Флавий упоминает всегда лишь о трех провинциях — Аураниде, Трахониде и Батанее ("Древн.", XV, 10, § 1; XVIII, 4, § 6; "Иуд. война", III, 3, § 5; II, 6, § 3). Характерно, что название Батанеи удержали только одна маленькая деревушка Betêne (первоначально Buteine) и небольшая полоса земли — Ara el-Betênije, к северу от Хауранского плоскогорья, в Ледже.

Из двух городов древнего Б. — Аштарот, תרתשע, и Эдреи, יערדא (Числ., 21, 33; Второз., 1, 4; 3, 1 и проч.), положение первого, бывшей столицы рефаимов под именем Аштерот-Карнаим (см.; Быт., 14, 5), более уже не может быть установлено, так как на Tel-Astêre севернее Ярмука и немного западнее от Меккской дороги, тянущейся от Дамаска через середину страны, недалеко от монастыря Иова, в настоящее время видны лишь руины не то монастыря, не то сторожевой башни. Напротив, столица Эдреи сохранилась в нынешнем городке Der'at или Der'а (у бедуинов Edre'at), лежащем юго-восточнее Tel-Astêre, у одного из притоков Ярмука; здесь имеются развалины старинной церкви и некоторых мелких строений, относящиеся, быть может, еще к тому времени, когда город Draa (Adraa) служил резиденцией епископа. Согласно Wetzstein'у, Der'at хорошо населен и окружен большой стеной. Равным образом продолжают существовать еще два пограничных города, упоминающихся в Второз. (3, 10): Эдреи, под которым следует подразумевать город Adra, Edra или Ezra (у арабских географов Sora), лежавший у Wadi Kanawât, и Салка, הכלס, нынешний Ezalchat или Ezarchad, у южной оконечности Хауранского плоскогорья, имеющий вследствие недостатка в воде лишь мало жителей, 800 домов и цитадель на базальтовой скале. Кенат, תנק, город Нобаха, нынешний Kanawât, расположенный в замечательной по красоте местности, на западном склоне северного Хаурана, несколько безлюден и имеет много великолепных и хорошо сохранившихся памятников архитектуры и скульптуры времен расцвета римского языческого искусства; здесь же, посреди небольшой долины, сохранился мастерски поставленный храм Гелиоса с очаровательным видом на окрестности, а невдалеке от него — древнеримский театр. Обращает на себя внимание и город Босра (греки и римляне пишут Бостра) на юго-западном склоне Хауранской возвышенности благодаря массе хорошо сохранившихся, хотя и значительно измененных сарацинский архитектурой памятников, напр. театра, триумфальной арки, городских ворот, языческого храма и церквей. Не упомянутый в Библии, где, однако, встречается эдомитский город Басра (Быт., 36, 33 и в др. местах), этот город достиг расцвета в качестве выдающегося пункта по караванной торговле в эпоху римских императоров и южно-арабского нашествия (впрочем, во Второзак., 4, 43 упоминается רצנ, Бецер, "в пустыне на равнине"). Довольно обширный по размерам, он, однако, в настоящее время имеет населения только около 200 семейств, большинство которых исповедует мусульманство. Кроме того, благодаря раскопкам вновь воскресает целый ряд поселений, которые могут быть отнесены ко времени нашествия южных арабов или даже к эпохе аморейской.Такие пункты имеются в известковом грунте Аглуна, богатого ложбинами; большой скалистый город с разнообразными улицами, высокими и большими домами и, по-видимому, ярмарочной площадью найден также под вышеупомянутым городом Der'аt. Наконец, здесь встречаются города, высеченные в скалах или построенные из красивых, больших плит серого доломита и окруженные стенами; в них даже двери, ступеньки лестниц, скамьи и различная утварь высечены из камня. — Ср.: Ritter, Erdkunde, XV; Porter, Five years in Damascus, London, 1855; Wetzstein, Reisebericht über den Hauran und die Trachonen, Berlin, 1860; Delitzsch, o Хауране в комментарии к Иову; Vogüé, Syrie centrale, architecture civile et religieuse (с многочисленными снимками); Burton and Drake, Unexplored Syria, London, 1872, I, стр. 132—261. [Из ст. Schultz'а, в Realencyclopädie für protestantische Theologie und Kirche Herzog'а, стр. 112—116].

Раздел1.




   





Rambler's Top100