Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Бат-Кол

לוק תנ (по-арамейски אלק תרנ, буквально — "дочь голоса") — в прямом смысле отголосок, эхо, в переносном же — звуки человеческой речи, реальной или воображаемой, происхождение которой предполагается скрытым, неизвестным, а потому нередко приписывается высшим, небесным силам. Слово Б.-К весьма часто встречается в талмудической литературе, преимущественно в агадической ее части, и не всегда обозначает одно и то же явление; попытка некоторых авторов привести все места, где упоминается Б.-К., к одной и той же норме наталкивается поэтому на непримиримые противоречия. Разбор всех относящихся сюда текстов приводит к следующему расчленению понятия Б.-К.: 1) Простое эхо, рождаемое человеческим голосом или шумом, возникающим при движении неодушевленных предметов. 2) Издалека доносящийся голос человека, личность которого не могла быть установлена и сообщившего о каком-либо факте практической важности. 3) Стоустая народная молва, утверждающая какой-нибудь факт или суждение, первоисточник которых неизвестен. 4) Небесный или божественный голос, действительно слышимый человеком, находящимся под влиянием глубокого религиозного настроения или психического возбуждения; в этом смысле Б.-К., возвещая о событиях, имеющих совершиться в будущем, отождествляется с пророческим даром, хотя и признается Талмудом низшей ступенью последнего. Наконец, 5) поэтическая метафора, посредством которой автор приписывает гласу с неба свое собственное мнение или общепризнанное людское суждение о том или другом явлении или событии в жизни как отдельного человека, так и целого народа. В этом последнем смысле Б.-К. представляет голос совести, голос высшей правды или голос народа, приравниваемый к гласу Божьему. Метафорический Б.-К, чаще всего встречающийся в агадической литературе, играет у агадистов ту же роль, какую хор занимает у авторов греческих трагедий. Это — объективированное воззрение самого автора, представленное в форме непреложной истины, возвещенной небом. При этом, разумеется, нет никакой надобности допускать, как это делает L. Blau (J. E., II, s. v. Bat-Kol), чтобы автор рассказа искренно верил, что такой голос действительно раздался с неба. L. Blau, сведя все случаи Б.-К. к одной категории явлений, определяет его как "небесный или божественный голос, возвещающий волю Божью, Его деяния и повеления и обращенный к отдельным личностям или целому ряду личностей, к властителям, общинам и даже ко всему народу". При этом все рассказы агадистов о библейских героях, где известная роль отводится Б.-К., Блау определяет как "раввинские традиции", передатчики которых предполагаются верующими в их реальность. Но это значит представить себе агадистов уже чересчур наивными и во всяком случае лишенными всякого поэтического творчества. Однако и то, и другое неверно. Если известный своими поэтическими наклонностями Бар-Каппара рассказывает, напр., что "все горы мира, выставляя свои преимущества, пожелали оспорить первенство у горы Синай, но раздался Б.-К., гласивший: "Вы все не более, чем уродливые горбы в сравнении с Синаем" (Мегилла, 29а), то Бар-Каппара столь же мало верил в реальность голоса с неба или в реальность самого спора между горами, как русский поэт Лермонтов верил в реальность описываемого им "спора" между Казбеком и Шат-горой в известном стихотворении. Все сказанное, разумеется, вовсе не исключает того несомненного факта, что талмудисты верили, что даже после упразднения института пророков в особенно важных случаях Божество проявляет Свою волю или Свои намерения тем или другим путем, между прочим, в форме реально воспринимаемого голоса — Б.-К. Эти случаи лучше всего выясняются при разборе отдельных категорий Б.-К.

I) Б.-К. в смысле эхо или отзвука (как синоним הרנה לוק) встречается в следующих местах: "Еврейский народ приравнивается Писанием к елею; подобно тому, как елей не имеет Б.-К. (при переливании из сосуда в другой), так и еврейский народ не встречает отзвука в этом мире" (Schir ha-schir. r., I, 21). Р. Симон бен-Лакиш говорил: "Сказано: Сии слова (10 заповедей) Господь изрек всему вашему собранию на горе... гласом великим без прибавления" (Второз., 5, 19). Что значит "без прибавления"? "Когда человек взывает к другому, голос его имеет эхо (Б.-К), голос же Бога на Синае не имел Б.-К. для того, чтобы все твари знали, что нет в мире никого, кроме Его" (Schemoth rabba, XXIX, 8). К той же категории Б.-К. относится, по мнению некоторых комментаторов, и единственное место в Мишне, которое будет приведено в следующем отделе.

II) Б.-К. как голос неизвестного происхождения упоминается уже в Мишне и, что особенно интересно, в применении даже к галахе. "Разрешено женщине вторично выйти замуж, если известие о смерти ее мужа получено через Бат-Кол. Был случай, что некто, стоявший на вершине горы, провозгласил: "Такой-то, сын такого-то, из такого-то места, скончался". Взошли на гору и никого там не нашли, но судьи разрешили предполагаемой вдове выйти замуж. Был другой случай в Цалмоне: услышали голос человека, произносившего: "Я такой-то, сын такого-то, укушен змеей, и вот я умираю". Пошли туда и нашли труп, настолько искаженный, что его нельзя было узнать; его жене также разрешили выйти замуж". (Мишна Иебам., XVI, 6; ср. Тосафот Иом-Тоб к этому месту). Комментаторы различно толкуют слово Б.-К. в данном случае. По мнению Раши, Б.-К. здесь означает голос раздавшийся без видимого образа человеческого; по мнению же Маймонида, приведенные в Мишне два факта служат иллюстрацией к слову Б.-К.; следовательно, в переносном смысле Б.-К. применим к голосу, принадлежащему человеку, который только нам не известен.

III) Б.-К. как глас народа, как выражение общественного мнения, ясно выступает в следующих рассказах: "Однажды мудрецы собрались в доме Горио в Иерихоне и услышали Б.-К., гласивший: Здесь есть человек, достойный наития Святого Духа, שדוקה חור (пророческого дара), но настоящее поколение этого не заслуживает (см. ниже). Все тогда обратили взоры на старого Гиллеля. В другой раз мудрецы, заседая в ямнинской академии, услышали Б.-К. гласивший: "Тут — человек, достойный наития Святого Духа, но настоящее поколение того не заслуживает"; все обратили взоры на Самуила га-Катана" (Toc. Сота, XIII, 3, 4). Очевидно, что в этих рассказах Б.-К. нельзя отождествлять, как это делает L. Blau (l. c.), с голосом Бога или Святого Духа; ведь именно этого последнего поколение и не удостоилось. Нет сомнения, что речь тут идет о народной молве, окружавшей Гиллеля ореолом наивысших добродетелей. К этой же категории должно быть отнесено сообщение р. Иоханана (аморая III века), что в Ямнии Б.-К. объявил, что во всех случаях разногласия в ритуальных вопросах между школами Гиллеля и Шаммая следует руководствоваться мнениями школы Гиллеля (Иерус. Берах., I, 3б).

IV) Б.-К. как божественный голос. — Авторы Талмуда, как и все современные им евреи, несомненно верили, что и после канонизированных пророков, Захарии, Хаггаи и Малеахи, общение между Богом и людьми не совсем прекратилось. Иосиф Флавий многократно отмечает присущий ессеям дар пророчества и сообщает немало фактов с целью доказать, что предсказания ессеев действительно всегда осуществлялись. Многие из этих рассказов Флавия встречаются и в талмудической литературе, и это доказывает их распространенность в народе. Между тем фарисеи, стремившиеся к установлению прочных религиозных норм для народа, не могли не усмотреть значительной опасности в вере народа, что институт пророков продолжает существовать. Ведь всякий, кто объявит себя пророком и кто будет народной массой признан таковым, легко может перевернуть установившийся религиозный строй и радикально изменить тот цикл религиозных идей, о сохранении которого фарисеи так заботились. Особенно очевидной стала эта опасность с возникновением христианства, которое главным образом базировало на идее, что непосредственное общение между Богом и людьми не прекратилось. В сущности, цель канонизации пророков именно и состояла в том, чтобы предупредить указанную опасность.

Название Б.-К. должно было примирить укоренившуюся в народе веру в дар предвидения некоторых избранников с мыслью о прекращении института пророков. Настоящего пророческого восприятия человеком божественной воли больше не существует, подлинный глас Божий более не раздается, но слышится иногда его отражение, его эхо, его Бат-Кол. Как низшая ступень пророческого вдохновения, Б.-К. может предсказывать будущее, но не устанавливать новые нормы жизни, ни даже толковать старые законы Моисея. Толкование законов всецело предоставлено простому разуму судей и законоучителей, решающих спорные вопросы большинством голосов. Эта мысль прекрасно иллюстрируется в одной талмудической легенде. Когда по поводу одного ритуального вопроса в ямнинской академии возникло пререкание между большинством законоучителей и р. Элиезером, последний в пылу спора воскликнул: "Если я прав, пусть небо это докажет". И вот раздался Бат-Кол, провозгласивший: "Что вы спорите с р. Элиезерем? мнения его должны быть всегда приняты к руководству!". Тогда поднялся р. Иошуа бен-Хананья и воскликнул: "Сказано (Второз., 30, 12): "Не на небесах она! С тех пор, как на горе Синае Тора передана была людям, нам нечего более прислушиваться к голосу неба, к Б.-К." — ונא ןיא לוק תננ ןיחיגשמ (Баба Меция, 59б).

В противоречии с этим рассказом находится вышеприведенное сообщение р. Иоханана, что в той же ямнинской академии под влиянием Б.-К. решено было в ритуальных вопросах руководствоваться мнением школы Гиллеля. Но там, как было уже указано, под словом Б.-К., по-видимому, понимается не голос с неба, а голос общественного мнения, "глас народа". Впрочем, в параллельных местах, где дебатируется этот вопрос (Toc. Иеб., I, 13; Т. Эдуиот, II, 3), о Б.-К. вовсе не упоминается.

Приведем несколько примеров Б.-К. как полупророческого вдохновения. О первосвященнике Симоне Праведном Тосефта рассказывает, что он в святая святых слышал голос, возвещавший, что "злое намерение врага поставить идол в храме — расстроено и что враг этот Касгалгас, סגלגסק, убит" (Т. Сота, XIII, 6). Под именем Касгалгаса подразумевается Птоломей Филопатор; ср. III книгу Маккавеев, гл. II). Легенда, как бы для отличия слышанного Симоном "голоса" от настоящего пророчества, прибавляет, что "он слышал его не на еврейском языке, а на арамейском (ibid.). — О первосвящ. Иоанне Гиркане I сообщается, что он в святая святых слышал голос, что "сыновья его, осаждавшие город Антиохию, одержали победу"; когда потом сличили время, то оказалось, что Б.-К. раздался как раз в решительную минуту победы (там же, V). Этот рассказ имеется также у И. Флавия ("Древности", XIII, 10, § 3). — Флавий в "Иуд. войн.", VI, 5, § 3, рассказывая о предвестиях разрушения храма, между прочим, говорит: "В праздник, называемый Пятидесятницей, священники ночью вошли во внутреннее святилище храма, как это обычно происходило, для священнослужения, и тотчас же, по их собственным словам, их объял там трепет, и они услышали шум, а затем звук, как бы исходящий от многих голосов: "Уйдем отсюда". — Царь Ирод услышал однажды Б.-К., гласивший: "Всякий раб, изменивший ныне господину своему, станет впоследствии счастливым"; после того Ирод положил конец дому Хасмонеев (Баба Батра, 3б). — В четырех случаях храмовой двор сам заявлял довольство или недовольство служившими в храме священниками (Песах., 57а). — Рабби Иосе, находясь однажды в дороге, посетил одну иерусалимскую руину, чтобы там помолиться; в это время явился туда пророк Илия и спросил его: "Сын мой, какой голос слышал ты среди этих развалин?". Р. Иосе ответил: "Я слышал Б.-К., похожий на воркованье голубей; он гласил: "Горе детям, за грехи которых Я разрушил свой дом и которых Я рассеял среди народов" (Бер. 3а). — Элиша бен-Абуя слышал Б.-К, похожий на чирикание птиц (תרמואו תפצפצמ, Экклез. рабба, VII, 18).

К этой же категории пророческого Б.-К. относится так назыв. "гадание на стихах". Человек желает узнать о своей будущей судьбе или получить небесное указание на тот или другой случай в жизни; он останавливает идущего из школы мальчика с просьбой процитировать ему какой-нибудь стих Св. Писания, который тот именно в этот день изучал. Цитированный стих называется Б.-К., ибо является отголоском Божьего предопределения (см. Ахер). В этом смысле. Б.-К. слышится не помимо воли человека, а вызывается им произвольно, и к этим случаям вполне применимо выражение: "Дозволяется пользоваться Б.-К." — לוק תננ ןושמתשמ, т. е. это не считается ворожбой, которая строго запрещается законом. "Р. Иоханан говорит: Разрешается пользоваться Б.-К.; так, напр., если человек задумал какое-нибудь дело и колеблется, совершить ли его или нет, и идя по дороге услышит позади себя голос: "да, да!" или "нет, нет!", то он может следовать указанию и это не считается волховством" (Мегилла, 32а).

V). Б.-К. как поэтическая метафора чаще всего встречается в Талмуде и служит у агадистов излюбленным средством для выражения личных воззрений на прошлые или современные события в истории еврейского народа, причем этим личным воззрениям придается характер высшей правды, как бы суждения самого неба. Если какой-нибудь позднейший аморай рассказывает, что тот или другой библейский герой услышал такое-то изречение Б.-К., то, несомненно, ни сам он не верил, а также не хотел уверить других, что это явление существовало реально. Так, напр., Исав, желая убить Якова и колеблясь исполнить свой план при жизни отца, который по его расчетам должен был скоро умереть, услышал иронический возглас Б.-К.: "Шкуры жеребят и ослят нередко служили попонами для их матерей" (Береш. рабба, 67, 8). Между тем это же изречение приводится в другом месте (Санг., 52а) как народная пословица — ישניא ירמאד ונײה. Когда израильтяне на пути из Египта пришли к Чермному морю и вдруг увидели позади себя фараона, Б.-К. утешил их словами из Песни Песней, 2, 14 (Таргум, ad locum). Так как во время Исава еще не существовало приведенной пословицы, то очевидно, что автор через Б.-К. выразил собственное отрицательное отношение к детям, с нетерпением ожидающим смерти своих родителей. В том же смысле следует понимать и следующие примеры. Р. Иоханан, желая выразить мысль, что ради высших народных интересов можно нарушить религиозное предписание, говорит, что в год освящения Соломонова храма евреи не праздновали дня Отпущения и боялись за это кары, но Б.-К. обещал присутствовавшим при освящении удел в будущей жизни (II Хрон., 7, 9, 10; Моэд Катон, 9а; в Шаб., 30а о Б.-К. вовсе не упоминается). Б.-К. всегда раздается в момент смерти мучеников. В минуту мученической кончины Анны и ее семи сыновей Бат-Кол воскликнул: "Мать, радуйся о детях" (Псал., 13, 9; Гит., 57б, внизу). — Б.-К. выразил порицание Бар-Кохбе за убийство Элиезера из Модина (Иеруш. Таанит, IV, 68г). Когда во время восстания Бар-Кохбы р. Ханина бен-Терадион был подвергнут сожжению на костре, Б.-К. воскликнул: "Ханина и тот римлянин, который облегчил его предсмертные муки, удостоятся удела в будущей жизни" (Абода Зара, 18а и др.; в Сифре, II, 357 не упоминается о Б.-К.). — Мученическую смерть претерпел р. Акиба, с которого сдирали кожу железными клещами. Он испустил дух, произнося слова "Бог Един" из молитвы "Шема"; в тот же момент раздался Б.-К.: "Блажен ты, р. Акиба, что душа покинула тебя при слове "Един". Тогда ангелы запротестовали, говоря: "Неужели такова Тора и такова награда за нее?" Ответ Бога гласил: "Он будет иметь удел в будущей жизни", а Б.-К. вновь возвестил: "Блажен ты, р. Акиба, так как предназначен для будущей жизни" (Берах., 61б; два других примера в Абода Зара, 10б, внизу, и 17а). Из этого рассказа ясно, что Б.-К. не есть то же, что голос Бога, так как последний фигурирует независимо от Б.-К. Очевидно также, что подобно тому, как никто из смертных не слышал разговора между Богом и ангелами, точно так же никто не слыхал раздавшегося при этом Б.-К.; весь рассказ представляет не более, как поэтическое изображение того, что, по всеобщему мнению, должно было произойти в сферах небесного правосудия.

При таком взгляде на Б.-К. становится понятно, почему его удостаиваются слышать не только люди праведные, достойные пророческого дара, но даже закоренелые нечестивцы. Когда Израиль, отделившись от Иуды, избрал Иеробеама своим царем, предостережение Б.-К. гласило словами пророка Михи, 1, 14 (Сангедр., 102а). — Навуходоносору на 18-м году жизни послышался Б.-К., гласивший: "Разрушь Мой храм". Когда же он возгордился благодаря удавшемуся разрушению храма, Б.-К. обратился к нему с следующими словами: "Ты убивал народ уже умерший, ты жег уже сожженное святилище, ты молол уже готовую муку" (Сангед., 96б, с ссылкой на Исаию, 47, 2). Когда, наконец, царь спустился в ад, жители преисподней затрепетали, боясь проявления его тиранической власти над ними, но Б.-К. успокоил их двумя библейскими стихами: Иезек., 32, 19 и Исаии, 14, 4 (Шабб., 1496). Подобно Навуходоносору, и другой покоритель Иудеи слышал Б.-К. Когда Тит возвращался в Рим после разрушения Иерусалима, он, переезжая море, которое в то время сильно бушевало, решил, что Бог Израиля властвует лишь над водами; но Б.-К. возвестил ему: "Хулитель, сын хулителя, есть у Меня маленький комар; попробуй бороться с ним на материке". Комар этот проник через нос в мозг Тита (Гитт., 56б). — Когда мужи Великого Собора захотели причислить Соломона к тем царям, которые лишены будут удела в будущей жизни, из святая святых показалось пламя и Б.-К. произнес слова из Притчей, 22, 29; когда же ученые мужи не обратили на это внимания, то Б.-К. заговорил словами из Иова 34, 33 (Иер. Санг., XIV 29б; Бемидб. рабба, X). Агадист, желая выразить оппозицию против чрезмерной суровости аскетов, строго относящихся к мирским заботам обыкновенных людей, действительное событие изображает гиперболически, отводя в нем известную роль также и Бат-Колу. Симон бен-Иохаи с сыном жили 13 лет в пещере. Когда они вышли оттуда и увидели, как люди пашут и сеют и вообще занимаются мирскими делами, они стали упрекать их, что "они пренебрегают вечной жизнью ради жизни преходящей", и тогда всюду, куда бы они ни обращали свои взоры, стал появляться огонь и сжигать все, находящееся вблизи. Б.-К. сказал им: "Что же, вы пришли разрушить созданный Мной мир?" Этот же р. Симон однажды наблюдал птицелова за работой и явственно слышал, как при пролете каждой птицы раздавался Б.-К.: "Пусть эта птица будет поймана; пусть та улетит дальше"; предсказания Б.-К. всегда исполнялись (Шаб., 33б; Иеруш. Шеб., IX, 38г и др.).

В красивой легенде о смерти р. Иошуи бен-Леви автор, по-видимому, желая выразить мысль, что в общем мировом строе и смерть является в известном отношении благодетельной необходимостью, рассказывает, между прочим, что, когда р. Иошуа бен-Леви, завладев мечом ангела Смерти, не хотел его вернуть ему, Б.-К. сказал умирающему: "Отдай его обратно, так как род человеческий нуждается в этом мече" (Кетуб., 77б). Во время агонии патриарха р. Иегуды I Б.-К. возвестил ему словами Исаии, 57, 2: "он уйдет с миром" (Кетуб., 104а и др.). Из-за похорон его была нарушена святость субботнего дня; тем не менее участвовавшие в отдании последнего долга Иегуде I были успокоены Б.-К., обещавшим всем им удел в будущей жизни. Один стиральщик белья, которому не удалось присутствовать на похоронах, узнав об этом, от огорчения лишил себя жизни. Тогда вновь раздался Б.-К., объявивший, что и этот человек удостоится удела в будущей жизни (Кетуб., 103б). Очевидно, в данном рассказе Б.-К. должен быть понимаем в смысле голоса общественного мнения.

Четвертую категорию Б.-К. Маймонид (More Nebuchim, I, 42) считает низшей формой пророчества и сравнивает это явление с голосом, который Агарь слышала в пустыне или Маноах и его жена слышали в поле. Такого же мнения и Иегуда Галеви в своем "Кузари", III, 11, 41, 73; Нахманид, Исх., 28, 30; Бахья бен-Ашер к Второзаконию, 38, 7 (Тосафот Сангед., 11a), считает Б.-К. голосом, исходящим из небес, откуда и его название "дочь голоса" (ср. Липман Геллер к Иебам., XVI, 6). — В апокалиптической литературе Б.-К. считается особым созданием, руководящим пением небесных существ, прославляющих Всевышнего и группирующихся вокруг Его престола (см. Jellinek, Beth Hamidrasch, II, 45). — Ср.: H. Chajes, в Orient, VI, 345, 347; Allg. Zeitung des Jud., 1845. стр. 345 et seq.; W. Wessely, в Jahrbuch Basch'а, 1844, III, 227 et seq.; A. Kohut, Aruch completum, III, 212; Hamburger, Realencycl. für Bibel und Talmud, II, 92; F. Weber, System der altsynagogalen paläst. Theologie, стр. 187, 194; S. Louis, Ancient traditions of supernatural voices: Bath kol, в Trans. Societ. Biblical Archeology, IX, 18; Pinner, Talmud Babli, Berakhoth, стр. 22—24, где приведен ряд цитат из Талмуда и Мидраша; Bacher, Agada der Tannaiten, I, 88, заметка 3; его же, Agada der palästinensischen Amoräer, I, 351, заметка 3, II, 26; указатель к сочинениям Бахера, Agada der Tannaiten, II, и Agada der paläst. Amoräer, I, II, III; J. E., II, 588—592.

Л. Каценельсон.

Раздел3.




   





Rambler's Top100