Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Бельшацар

(Валтасар), דצאשלנ. — В Библии — вавилонский царь, упоминаемый в кн. Даниила (5 и 8), как сын Небухаднецара и последний властитель вавилонского царства накануне нашествия на него мидийцев и персов. Греческая транскрипция имени Βαλτασάρ соответствует двум формам, встречающимся в библейской письменности, — דצאשלנ (Дан., 7, 1) и דצאשטלנ (ib., 1, 7). В кн. Баруха (I, 11) встречается также форма Balthasar. Несомненно, все указания на эту личность, приведенные в книге Баруха и других текстах апокрифической литературы, основываются исключительно на 5 и 8 главах книги Даниила. В 5-й главе рассказывается ο том, как Б. устроил пир для своих вельмож и их жен и как он приказал принести туда золотые и серебряные сосуды, привезенные Небухаднецаром, отцом его, из иерусалимского храма. Здесь они были осквернены нечестивыми устами, пившими из них вино и славившими "богов золотых и серебряных, медных и железных, деревянных и каменных" (Дан., 5, 4). Тогда внезапно появилась в чертоге рука, которая написала на стене неведомые слова: "Мене, мене, текель упарсин" (Дан., 5, 5, 25). Никто из призванных мудрецов не мог разгадать значение этой надписи; тогда был призван Даниил, который разъяснил ее в том смысле, что "исчислил Господь дни царства Б. и кончил его, что он и его деяния взвешены на весах и найдены легковесными и что, наконец, его царство будет разделено и отдано мидянам и персам" (ibid., 5, 26—28). За такие печальные предсказания Б. приказал, впрочем, возложить на Даниила багряницу и золотую цепь и провозгласить его "третьим властителем в царстве" (ibidem, 5, 29). Однако в ту же ночь Б. был убит, и "царство принял" Дарий мидянин (Дан., 5, 29, 30; 6, 1). [J. E., II, 667].

Раздел1.

— Критическая точка зрения. — Долгое время доминировало мнение, что имя Б. выдумано автором книги Даниила, составленной, как полагали, в маккавейскую эпоху (см. Даниил); но теперь (1909 г.) благодаря открытию и дешифровке клинообразных надписей удалось установить, что это странное с виду имя есть не что иное, как еврейско-арамейский перевод вавилонского слова "Belscharusur" (да хранит Бел царя), сохранившегося в некоторых клинописных документах, как имя старшего сына Набонида (Nabuna'id), последнего природного царя вавилонского (555—538 до P. Хр.). Наиболее ясные намеки на имя Б. в вавилонской литературе заключаются в двух надписях Ура (или Набонида; см. Prince, Daniel, 36) и в так называемых "Набонидовых анналах" (см. Мене), являющихся особенно ценными материалами для истории падения Вавилона и возникновения персидского могущества. В первых надписях приводятся молитвы Набонида ο том, чтобы сын его жил долго и благочестиво. Однако для критиков остается неясным, почему именно в этих молитвах заключается упоминание ο наследнике царя. По мнению Tiele (Geschichte Assyriens, стр. 463), Б. был правителем Ура; возможно, что царь Набонид, известный своей религиозностью, в данном случае имел в виду культ бога луны, который особенно почитался в Уре и которому он сам придавал огромное значение. Молитва его ο том, чтобы сын не пошел по греховному пути, заставляет предположить, что Б. чем-нибудь оскорбил жреческое сословие области, которое, как известно, наблюдало за составлением и изготовлением надписей. Сообщения же ο Б., приведенные в "Набонидовых анналах", ясно указывают, что он жил в северной Вавилонии и был главнокомандующим всех вавилонских войск, тогда как его отец Набонид, живя в Теме, очевидно, совсем сложил с себя заботы об управлении государством и всецело отдался любимому занятию — религиозной археологии. Собственно в "Анналах" название Belscharusur не встречается; там дается только указание на царского сына, однако, очевидно, речь идет ο первенце и наследнике престола. Упоминания имени Белшацара в договорах отнюдь не проливают исторического света на жизнь и деятельность этого царя. Вероятнее всего, что в этих интересных памятниках имеется в виду какой-нибудь другой Б., так как имя Бельшацара было общеупотребительным в то время и неоднократно встречается в вавилонских надписях (Prince, l. c., стр. 11, 29, 35). Однако между упомянутым Belscharusur'ом и Бельшацаром, цитируемым в кн. Даниила, существует явное несоответствие как в лицах, так и во времени. Первый был сыном вавилонского царя Набонида, но никогда самостоятельно не правил и, как полагают некоторые, в лучшем случае состоял соправителем отца (что, впрочем, отчасти явствует и из текста вышеприведенных "Набонидовых аннал"), тогда как второй определенно назван у автора книги Даниила последним вавилонским царем и сыном Небухаднецара. Равным образом нельзя согласиться с мнением некоторых ученых, что под Б. кн. Даниила нужно разуметь Эвиль-Меродаха, сына Небухаднецара, и что библейский автор в данном случае лишь привел его второе имя. Если бы это действительно было так, он никогда не заставил бы Даниила возвестить (этому) вавилонскому монарху ο гибели (его) царства и ο переходе (его) в руки персов и мидийцев, ибо это явно противоречило бы историческим фактам. Очевидно, что пророчество Даниила имело в виду только последнего царя вавилонской династии. Кроме того, если бы автор под Б. действительно подразумевал Эвиль-Меродаха, то ему пришлось бы обойти молчанием целый ряд вавилонских царей, правивших в промежутке времени между смертью Эвиль-Меродаха и нашествием иноземцев на Вавилон (эти цари следующие: Амель-Мардук, или Эвиль-Меродах, 561—559; Нергальшарусур-Нериглиссар, 559—555; Лабаши-Мардук, 555, царствовал только 9 месяцев; Набонид, 555—538; завоевание Вавилона Киром, 538), что также оказалось бы нарушением исторической правды. Итак, несомненно, что автор книги Даниила под Бельшацаром разумел именно последнего царя вавилонской династии, притом природного вавилонянина. Что же касается предположения, будто Бельшарусур мог быть соправителем Набонида, то очевидно, что составитель книги сам не считал его таковым, ибо, приписывая ему титул "царь вавилонский", он для ясности не мог бы в дальнейшем обойтись без объяснений, почему и дал ему именно этот титул, когда тот в действительности не был царем. Наконец, указание того же автора, что Б. был сыном Небухаднецара (Дан., 5, 2), должно быть признано исторически неправильным, что вытекает из вышеприведенной таблицы царей. [Сама Библия в II кн. Цар., 25, 27, называет преемником Небухаднецара не Б., но Эвиль-Меродаха]. Неприемлемо также предположение, которое рекомендует понимать в соответствующем месте под словом יהונא не "отец", а "предок" Б. (Pusey, Daniel, стр. 346), хотя грамматически это вполне допустимо. Между тем, характер пятой главы, в которой упоминается Небухаднецар, обнаруживает с несомненностью, что автор книги ничего не знал ο промежуточных между Небухаднецаром и Набонидом царях и в простоте души действительно считал первого отцом Б. Помимо того нет указаний, чтобы Бельшарусур состоял в какой бы то ни было родственной связи с Небухаднецаром. Напротив, известно, что отец его Набонид был сыном некоего вельможи Набу-балатсу-икби и, вероятно, отнял вавилонский престол у древней династии Небухаднецара. Нет также никаких указаний на то, чтобы Набонид был связан какими бы то ни было узами родства, кровными или брачными, с прежней династией. Таким образом падает предположение, что Б. был сыном или потомком Небухаднецара. Интересно, впрочем, отметить, что в одной халдейской легенде (сомнительной даты), приведенной у Абидена, последний царь вавилонский также назван сыном Небухаднецара (ср. Schrader, в Jahrbücher für protestantische Theologie, 1881, 618—629). — Цель написания пятой главы книги Даниила заключалась, по-видимому, в сравнении между великим основателем вавилонской монархии, Небухаднецаром, и последним слабым ее царем, который был уже не способен удержать в своих руках бразды правления и, таким образом, довел ее до полного падения; кроме того, немалую роль в этой главе играет также предсказание ο нашествии иноземных народов, которые поделят между собой империю Небухаднецара. С этой точки зрения отчасти становится понятным умышленное умолчание автора ο промежуточных вавилонских царях, так как тем сильнее оттеняются первый и последний моменты существования монархии. — Едва ли, однако, можно сомневаться в том, что именно сын Набонида явился прототипом библейского Бельшацара. Правда, составитель книги Даниила не приводит ни одной точной даты в связи с событиями, изложенными в пятой главе, но некоторые сходные данные, не противоречащие ни кн. Даниила, ни историческим надписям, но, наоборот, вытекающие из них, мы можем все-таки почерпнуть из нее: во-первых, согласно книге Даниила, Б. представлен последним вавилонским царем; согласно же клинописным таблицам Бельшарусур (этимологически тождественный с Бельшацаром) действительно является сыном последнего царя; а во-вторых, сын Набонида, как это недавно было установлено (ср. Prince, Daniel, стр. 103), действительно погиб при взятии персами Вавилона, что отчасти соответствует и библейскому рассказу ο гибели Белшацара. — Наконец, что касается празднества, упоминаемого в Библии, то хотя в клинописной литературе мы не находим ему подтверждения, однако отголоски его сохранялись в исторических сообщениях Геродота и Ксенофонта. Согласно первому (Геродот, I, 191), Вавилон был взят главным образом потому, что стража его покинула посты свои и ушла на пир; Ксенофонт же сообщает в связи со взятием Вавилона, что и до Кира дошли слухи ο том, что этому событию предшествовал какой-то пир в стенах города (Ciropaedia, VIII, 5, 15). См. Даниил, Мене, Небухаднецар. [J. E., II, 668—669].

Раздел1.

— В агадической литературе. — В Талмуде приводятся следующие хронологические данные ο трех вавилонских царях — Небухаднецаре, Эвил-Меродахе и Б.: первый правил 45 лет, второй — 23 года, третий же только два года, после чего был убит в роковую ночь падения Вавилона (Мегил., 11б). Все места Талмуда и Мидраша, посвященные Б., рисуют его жестоким гонителем евреев. Многочисленные цитаты из Пророков, даже не имевшие в виду именно Б., агадистами относились к нему и его непосредственным предшественникам; так, слова Амоса: "Подобно тому как человек, убежав от льва, попадет в лапы медведя" (Амос, 5, 19) истолковывались в том смысле, что лев — Небухаднецар, а медведь, такой же жестокий, хотя и не столь храбрый зверь — Б. (Esther rabba, введение). Упомянутые три царя часто приводятся в Талмуде, как примеры жестоких и злых монархов, подвергавших евреев сильным преследованиям и за то осужденных на тяжелые муки и гибель. Пророческий стих Исаии (14, 22): "И Я восстану против них, говорит Господь Саваоф, и истреблю имя и след Вавилона, и сына, и внука, говорит Господь", — они относили к упомянутым трем царям вместе с царицей Вашти [Астин] (Esther rabba, там же). — Пиршество Б., во время которого были осквернены священные сосуды из иерусалимского храма (Дан., 5, 2), по объяснению агадистов, было устроено только благодаря тому, что Б. ошибся в счете времени. Он хорошо знал, что пребывание евреев в вавилонском плену, согласно предсказанию пророка Иеремии, не продолжится долее 70 лет (Иерем., 29, 10). Поэтому, приняв за исходный момент своего счета восшествие на престол Небухаднецара, процарствовавшего 45 лет, он присоединил сюда 23-летнее правление Эвиль-Меродаха и свое собственное двухлетнее царствование; таким образом, получилось всего 70 лет. "Иеремия, вероятно, ошибся, — рассуждал тогда Б., — ибо срок, указанный им, уже наступил и прошел; но так как евреи еще не возвратились на родину свою, то, по-видимому, они туда больше и не возвратятся". Ободренный подобными мыслями, царь решил тогда совершить бесчестное дело, потребовав к своему столу священные сосуды из иерусалимского храма. Они были осквернены под шум буйного веселья, смешавшегося с гимнами языческим богам. Тогда-то и появилась загадочная рука, начертавшая на стене приговор Вавилону и его населению, а затем в ту же роковую ночь последовали падение города и тяжелая смерть Б. По мнению агадистов, истинным исходным моментом для счета Б. являлось разрушение Иерусалима (Мег., 11б). — Мидраш детально описывает смерть Б. Согласно его преданиям, Кир и Дарий исполняли обязанности привратников царского чертога. Устрашенный таинственной надписью на стене и боясь, чтобы кто-нибудь не проник переодетым во дворец с целью убить его, Б. приказал своим привратникам отрубить голову всякому, кто попытается силой ворваться к нему в эту ночь, даже если бы такой человек заявил, что он сам царь. Но в туже ночь Б. внезапно почувствовал себя дурно и, не замеченный никем из стражи, потайным ходом вышел из дворца подышать свежим воздухом. Когда же он захотел обратно вернуться к себе, стража уже не пустила его. Тогда Б. стал кричать, что он — сам правитель; но и это не помогло. Привратники же, вспомнив, что им приказано никого не щадить, даже если бы кто-нибудь назвал себя царем, и в точности исполняя приказ, схватили первую попавшуюся тяжелую вещь, которая оказалась частью священного канделябра, и ею убили своего повелителя (Schir ha-Schirim rab., III, 4). См. Даниил и Небухаднесар в агадической литературе. [J. E., II, 667—668].

Раздел3.





   





Rambler's Top100