Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Билеам

(Валаам), םעלנ (Септуагинта — Βαλαάμ, Вульгата — Balaam, по-арабски — Bal'am). — В Библии. Сын Беора и пророк из Петора, города в Месопотамии. Согласно библейскому рассказу ο Б. (Числ., 22—24), моабитский царь Балак отправил послов к нему, как к пророку, с просьбой придти к нему и проклясть израильтян, с которыми он тогда воевал. С помощью всесильного проклятия этого ясновидца Балак надеялся одолеть своих врагов. Его глубокая вера в Б. следующим образом выражена в Библии: "Я знаю, — велит он своим послам передать Билеаму, — кого ты благословишь, тот будет благословен, кого ты проклянешь, тот будет проклят" (Числ., 22, 6). Но Господь запрещает Б. пойти к моабитянам, и Б. отправляет послов назад с отказом, несмотря на богатые подарки, которые ему прислал Балак. И вот Балак вторично направляет к Б. послов, еще более почтенных и знатных, нежели первые, через которых он обещает ему высшую награду и почести, если тот явится к нему на помощь и проклянет израильтян. Несмотря на сильное желание исполнить просьбу Балака, Б., однако отказывается преступить повеление "его" Бога, даже в том случае, если бы Балак предложил ему в награду дворец, полный золота и серебра.

Билеам (из "Teutsch Chumesch")

Однако на этот раз Господь разрешает ему отправиться к царю, с тем, впрочем, что Б. будет поступать так, как Он ему прикажет (Числ., 22,20). В сопровождении моабитских послов Б. уезжает к Балаку верхом на ослице. Несмотря на разрешение, данное Господом Б., Он все-таки высылает ангела на путь его с обнаженным мечом в руке, чтобы внушить ему больше страха и воспрепятствовать в исполнении злокозненных замыслов Балака. Б. не видит этого ангела, но его видит ослица и не хочет идти вперед. Рассерженный Б. трижды бьет ее, и вот после третьего раза ослица получает вдруг дар речи и указывает ему на то, что он несправедливо бьет ее и что не она в этом случае виновата. В это время Б. прозревает и узнает ангела Божия. Пристыженный последним, он сознается в своей жестокости в отношении ослицы и готов, дабы загладить вину свою перед ангелом, вернуться назад, если тот этого потребует. Ангел, однако, настаивает на том, чтобы он продолжал свое путешествие к Балаку, но в свою очередь ставит ему условие, чтобы он говорил только то, что он, ангел Божий, ему скажет (Числ., 22, 35). — В дальнейшем рассказывается ο встрече Б. с Балаком и ο тех благоприятных пророчествах, которые произносит Б. относительно израильтян. Всех пророчеств, связанных с именем Б., четыре. В первый раз он произносит речь с высот "Бамот-Баал", откуда виден весь израильский стан "до конца его". По повелению Бога, Б. славит израильтян и предсказывает им великое будущее: "Кто исчислит прах Якова и сочтет множество Израиля? Пусть и моя душа умрет смертью праведных, а мой конец да будет подобен его (Израиля) концу" (Числ., 23, 10). Разгневанный Балак переводит Билеама на другое место — на вершину горы Писги, откуда также открывается вид на весь израильский лагерь, и ждет, чтобы Б. теперь проклял его врагов. Но и на этот раз, по повелению Господа, Б. предсказывает этому народу славное будущее, изображая его, как племя смелое и воинственное, которому, вместе с тем, свойственно чувство справедливости и честности (Числ., 23, 18—25). Царь Балак сердится на Б., что он не только не проклинает его врагов, но еще благословляет их, и переводит его на третье возвышенное место — на гору Пеор, но и там его ждет горькое разочарование: снова благословляет их Б. в великолепной по красоте речи, начинающейся словами: "Как прекрасны шатры твои, Яков, и обиталища твои, Израиль!" (Числ., 24, 5). Здесь он говорит ο богатстве и могуществе израильтян, сравнивает их с львом и львицей и в заключение восклицает: "Благословен благословляющий тебя и проклят да будет проклинающий тебя" (ibid., 24, 9). Наконец, уже отправляясь назад, в свою страну, Б. сам просит Балака выслушать последнее его пророчество об Израиле, относящееся "к концу дней". И здесь он рисует победы израильтян над Эдомом и Моабом, Амалеком и кенитами, но вместе с тем говорит также ο страданиях, ожидающих их, из которых они выйдут возрожденными, тогда как угнетатели их погибнут (Числ., 24, 16—24). После этого Б. удаляется в свою страну, а Балак — в свою.

В некоторых местах Библии особое внимание уделяется благословениям и предсказаниям Б. (Иош., 24, 9, 10; Миха, 6, 5; Нехем., 13, 2), тогда как личность его как бы обволакивается тенью, и он с течением времени начинает выступать в роли гнусного развратника, склоняющего других людей к грехам. Таким Б., изображается, напр., в позднейшнх еврейских преданиях (Иосиф Флавий, Древн., IV, 6, §§6, 7), и в христианских (II Посл. Петра, II, 16; Апок. Иоанна, II, 14). Такого рода отношение к его личности основано на сообщении книги Числ (31, 16), согласно которому Б. дал совет моабитянам и мидианитянам привлечь израильтян к служению Баал-Пеору, развратный культ которого мог бы загрязнить их и, таким образом, навлечь на них гнев Бога, за что он был убит израильтянами вместе со многими мидианитами во время войны с последними (Числ., 31, 8). По-видимому, уйдя от Балака, он остался жить у мидианитян, с которыми моабитяне были в союзе, и здесь он был убит израильтянами. — Ср.: G. Moebius, Historia prophetae Bileami, 1676; Bauer, Geschichte, d. alttestamentl. Weissagung, I, 329 и сл.; Volck, в Real-encycl. Herzog'а, II, 474 и сл.

Раздел1.

— В агадической литературе. — Агада считает Б. одним из семи языческих пророков; остальные шесть: отец Б., Иов и его четыре друга (Баба Батра, 15б). Лишь постепенно Б. занял такое же положение среди язычников, какое занимал Моисей среди израильтян: сначала он был лишь толкователем снов, затем — чародеем-прорицателем и, наконец, настоящим пророком (Bemid. rab., XX, 1, 7). Впрочем, свое пророческое вдохновение Б. получал только ночью, во время сна; это в одинаковой степени относится и ко всем другим языческим пророкам (там же, XX, 12). В отличие от обыкновенных смертных Б. обладал даром, который давал ему возможность точно определять моменты Божьего гнева, продолжающиеся лишь одно мгновение. Б. намеревался проклясть израильтян именно в один из таких моментов; но Бог все это время умышленно подавлял свой гнев, и злой пророк не был в состоянии проклясть избранный народ (Бер, 7а). Во время Синайского откровения, рассказывает р. Элиезер из Модиина, глас Божий раздался от одного конца света до другого. Все цари земли были объяты страхом и трепетом. Встревоженные, они собрались к Б. и спросили его ο причине сильного грома, а также не грозит ли земле новый потоп? — О нет, ответил Б., Бог поклялся Ною, что потопа уже не будет. — Не будет водяного потопа, но ведь бывают потопы огненные! Не бойтесь, ответил Б., Бог поклялся, что Он не истребит рода человеческого. — Но какой же это гром? — Драгоценное сокровище хранится у Бога спокон веков, и Он теперь передает его своему народу. Этот гром знаменует не разрушение, а мир и благоволение. — Тогда все цари хором запели (Псал., 29, 11): "Господь дает силу народу Своему, Господь благословляет его миром" (Зебах., 116а). — Хотя Б. признается пророком, но имя его часто сопровождается в Талмуде эпитетом "Раша", עשד (нечестивец). Он изображается всегда кривым на один глаз и хромым на одну ногу (Санг., 105а). "Завистливый глаз, гордый дух и ненасытные вожделения — вот три отличительных признака последователей Б." (Абот, V, 19). Талмудисты делают Б. ответственным за нарушение целомудрия израильтянами в Шиттиме и за постигшее их наказание в форме эпидемии, жертвами которой пали 24000 человек (Числ., 25, 1—9). Когда "чародей" Б. убедился, что он не в силах подвергнуть сынов Израиля проклятию, он посоветовал Балаку испытать последнее средство, а именно — разными соблазнами довести евреев до нарушения целомудрия и таким путем до идолопоклонства. "Бог этого народа ненавидит разврат, а сам народ очень падок до красивых тканей. Устрой им по всему протяжению границы твоего царства базар для продажи тканей, и пусть продажа производится исключительно женщинами; посади старух снаружи палаток, а молодых внутри; снабди каждую палатку изваянием бога "Пеора" и кувшином доброго аммонитского вина. Старухи завлекут целомудренных евреев товаром, а молодые довершат дело вином..." (Санг., 10б). Агадисты усматривают намек на губительный совет Б. уже в самом его имени: םעלנ = םע-הלנ, буквально: "уничтожил народ" (там же, 105а). Враждебное отношение талмудистов к Б. выражается также в следующей беседе по поводу убиения его во время войны израильтян против мидианитян под предводительством Пинехаса (Числа, 31, 8). Один саддукей спросил р. Ханину: "Не слыхал ли ты, сколько лет было Б. в день его смерти?" — "Об этом ничего не написано, — ответил тот, — но полагаю, что ему было около 33—34 лет, ибо сказано: "Люди крови и коварства не доживают до половины своих дней" (Псал., 55, 24). "Это верно, — возразил тот, по-видимому иронически, —я сам лицезрел записную книжку и там написано: 33 года было хромоногому Билеаму, когда его убил разбойник Пинехас" (Санг., 106б). — Ср.: Jew. Enc., II, 467.

Раздел3.

— В мусульманской литературе. — Упоминается ли именно Билеам в Коране, в точности пока не установлено. Комментаторы относят к нему, хотя и с оговорками, сказанное в суре VII, 174: "И расскажи им (евреям) историю того, кому мы даровали знамения наши, но который отказался от них; тогда Сатана последовал за ним, и он впал в заблуждение. И если бы мы пожелали, мы бы вознесли его над ними; он, однако, питал влечение к земле и следовал своим собственным желаниям; его внешность была внешностью пса: если вы дразните его, он задыхается, а когда оставляете его в покое, он все-таки задыхается". Мусульманские комментары сообщают, в пояснение этих слов Корана, что Б. был ханаанеем, обладавшим знанием содержания некоторых священных книг. Его соплеменники просили его проклясть Моисея и тех, кто были с Моисеем, но Б. сказал: "Как мне проклясть того, кого охраняют ангелы?" Однако ханаанеи все-таки настойчиво просили Б. об исполнении их желания, пока он действительно не проклял израильтян. Вследствие этого последние и странствовали 40 лет по пустыне. Когда Б. проклял Моисея, его язык выпал у него изо рта и свесился ему на грудь, и Б. начал задыхаться, как собака. — Предание в той редакции, в какой его передает Табари (Летопись, изд. Де-Гуй, I, 508 и сл.), несколько ближе к библейскому рассказу. Б. обладал знанием Неизреченного Имени Божия, и все, чего бы он ни просил у Бога, исполнялось. Затем подробно рассказывается история с ослицей. Когда дело дошло до произнесения проклятия, Бог "повернул язык его", так что проклятие обрушилось на единоплеменников Б., а благословение было произнесено над Израилем. После этого у Б. язык выпал и повис на груди. В конце концов Б. посоветовал своим единоплеменникам разукрасить и принарядить жен своих и послать их к израильтянам с целью обольщения последних. Непосредственно затем рассказывается история с поражением у Баал-Пеора и ο Козби и Зимри (Числ., 25, 14, 15). — По варианту, сообщаемому тем же Табари, Б. был израильским вероотступником, обладавшим знанием Неизреченного Имени Божия и явившимся к ханаанеям, влекомый желанием вкусить от благ мира сего. Аль-Талаби ("Kisas al-Anbijah") присовокупляет к этому, что Б. был потомком Лота. Он сообщает также случай со сновидением, во время которого Бог запретил Б. проклинать израильтян. По другой версии, Балак, царь Балха, побудил Билеама применить Неизреченное Имя Господне против израильтян. Проклятие это было произнесено Б. бессознательно, и Моисей, предварительно узнав, когда оно будет произнесено, просил Бога лишить Б. его знания Имени Божия. И действительно, Б. лишился своего дара, при чем из уст его вылетел белый голубь. — Другие толкователи относят вышеприведенный текст Корана к Умейе бен-Аби ас-Сальт ат-Такафи, одному из религиозных деятелей середины 7-го века, знакомому со священными книгами и стремившемуся к роли всеми ожидаемого пророка. Он отказался принять ислам, в результате чего и был произнесен помещенный в суре VII текст (Herbelot, Bibliot. Orient.). Некоторые ученые видят в фигуре баснописца Локмана арабскую параллель Билеаму. [J. E., II, 468].

Раздел4.

— Критическая точка зрения. — Несколько трудную задачу поставил новейшим критикам библейский рассказ ο Б., так как особенно в 22 гл. имена Бога Jahwe и Elohim столь перемешаны, что нелегко выделить в рассказе, что принадлежит Элогисту и что — Ягвисту. Поэтому многие новейшие библейские критики принимают, что главы 22—24 книги Числ относятся к смешанному списку Элогиста-Ягвиста (JE). В 22 главе Ягвист (J) рассказывает ο том, как к Б. явились послы от Балака с просьбой прибыть в царство моабитян и проклясть израильтян, которые наводят на них страх и которых моабитяне не могут победить. Б. готов идти, но не в силах, как уверяет Балака через его послов, преступить повеление Иеговы, даже если бы тот "дал ему дворец, полный золота и серебра" (Числ., 22, 18). Элогист (Е) же рассказывает, что послы Балака убеждали Б. пойти, но тот не соглашался это сделать, пока Господь (Элогим) не явится ему во сне и не даст на то разрешения (22, 19—21). Рассказ ο путешествии Б. к Балаку (22, 22 и сл.) принадлежит всецело Ягвисту. Сравнение глав 23 (Элогиста) и 24 (Ягвиста) показывает, что рассказ Ягвиста гораздо более картинен и художествен, нежели Элогиста, и свободен от вычурностей и витиеватости, свойственных редакции последнего. Весьма сомнительным, ввиду этого, представляется также и то, чтобы четыре поэтических отрывка (пророчества и предсказания Б.) принадлежали Ягвисту и Элогисту только потому, что они находятся в 23 и 24 главах. Более вероятно, что в основание рассказов Элогиста и Ягвиста легло древнее предание ο Б., которое уже позднейший редактор разделил так, как мы это видпм теперь. — Что касается времени происхождения этих рассказов (списков), то ядро их, очевидно, должно быть отнесено к сравнительно позднему времени, когда израильтяне уже приобрели господствующее значение и власть над всеми остальными ханаанейскими народами. Рассказ ο говорящей ослице, по-видимому, не что иное, как фольклорный сюжет, вставленный в повествование для красоты. Далее, критики полагают, что три небольшие предсказания Б., приведенные уже в конце этого повествования (24, 20—24), являются вставкой писателя более позднего по времени, нежели тот, который написал четыре основные пророчества. Из намека на Б. во Второзаконии (23, 4—5; ср. Нехем., 13, 2) явствует, что Б. был нанят для проклинания израильтян, но Господь изменил проклятия на благословения и что Б. не мог исполнить желание Балака, дабы не ослушаться Господа (ср. также Иош., 24, 9). — Существует несколько мнений относительно происхождения и значения имени Б. Большинство ученых склоняется к тому, что это название составлено из двух имен — "Bel" и "Am", принадлежавших двум семитическпм божествам. Взятые вместе эти два имени могут обозначать: или "Ам есть Бог" и наоборот, или "Ам есть владыка", если слово "Бел" переводить его обычным значением — "владыка". — Ср.: Kuenen, Theolog. Tijdschrift, 1884, ΧVIII, 497—540; Van Hoonacker, Observations critiques concernant Bileam, в Le Muséon, 1888; Halévy, Revue Sémitique, 1894, 201—209; Delitzsch, Zur neuesten Literatur über den Abschnitt Bileam, в Zeitschrift der. kirchlichen Wissenschaft, 1888; Cheyne, в Expository Times, 1899, X, 392—402; комментарии разных авторов к кн. Числ. [J. E., III, 467—468].

Раздел1.




   





Rambler's Top100