Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Бранденбург, провинция

— прежде маркграфство и курфюршество (с 1417 г.), ныне прусская провинция, занимающая почти три четверти маркграфства.

История евреев до 1510 г. — Евреи стали появляться в Б. еще при маркграфе Альбрехте Медведе (1134—70 г.), столь много сделавшем для колонизации края. Первое известие в летописях относится к евреям гор. Белитца (см.). В 13 веке они встречаются в Старой и Средней марках (части Б.). Первая грамота была дана евреям главного города Старой марки, Штендаля (4 апр. 1297 г.): по этой грамоте, они пользуются равными правами с остальными горожанами; городской совет обязан их защищать от насилий маркграфских слуг. Впрочем, еврей, поселившийся в городе, должен был владеть минимум 10 марками и вносить маркграфу один лот ежегодно. Вполне благоприятно было положение евреев и в других городах маркграфства, как, напр., в гор. Бранденбург (см. ниже) и Берлине (см.), особенно при маркграфах из дома Виттельсбах. Людовик Баварский, захвативший маркграфство в 1322 году, подтвердил старые права евреям гор. Гавельберга, Перлеберга и Прицвалка. В 1344 г. он выдал евреям Новой марки общую привилегию: они вправе владеть домами; ссудные операции — главное их занятие; им разрешается вывоз лошадей и хлеба, поступивших к ним взамен долга; ограничения относительно принятия вещей под заклад, встречавшиеся в других постановлениях (напр. в берлинском городском праве), отменены; евреи уравнены с прочими жителями в отношении подсудности и присяги. Благосклонное отношение Людовика и его сына того же имени к евреям вытекала не из чувства гуманности: они покровительствовали евреям, потому что имели от них материальные выгоды. Характерен в этом отношении приказ Людовика Старшего совету гор. Шпандау 26 ноябр. 1349 г. защищать евреев до тех пор, пока ему это будет желательно. В этот страшный год Черной смерти евреи Б. также не были пощажены, но они пострадали здесь гораздо меньше, чем в других странах благодаря заступничеству населения многих городов маркграфства, особенно в Новой марке. В одном только Кенигсберге Людовик велел сжечь евреев и конфисковать их имущество (1350), по-видимому, за то, что они поддерживали претендента, лжемаркграфа Вальдемара, с которым Виттельсбахам пришлось вести упорную борьбу. — Гогенцоллерны (с 1415 года) сначала продолжали политику своих предшественников Виттельсбахов. Фридрих I подтвердил в 1420 г. привилегии 1344 г. евреям Новой марки и распространил ее на евреев всего маркграфства или курфюршества. То же самое сделал Фридрих II Железный в 1440 г., выразив в своей привилегии сожаление по поводу "слабости и бедности" евреев; но несколько лет спустя он же приказал (17 дек. 1446 г.) отнять у евреев имущество и выселить их из страны. Из позднейших документов выясняется, что курфюрст поступил так по приказанию императора и папы. Епископ гор. Бранденбурга, Стефан Бодеккер, ученый и либеральный прелат, весьма интересовавшийся еврейской наукой (он перевел отдельные главы из Талмуда), сообщает в своем "Commentarius ad Decalogum" об этом изгнании, осуждая корыстолюбие курфюрста. Это было началом борьбы курфюрстов с городами из-за доходов от евреев. Изгнать евреев — значило лишить города доходов. И когда эдикт об изгнании был вскоре отменен и евреи вновь вернулись, курфюрст распорядился, чтобы доходы от евреев впредь поступали в его пользу. Курфюрсту пришлось начать из-за этого борьбу с городами, особенно со Штендалем, которому в конце концов он должен был сделать известную уступку. Что курфюрсты признавали полезным пребывание евреев, видно из заявления одного из преемников Фридриха о том, что христиане-заимодавцы во время отсутствия евреев более жестоко обращались со своими должниками, чем евреи. Выгода, извлекаемая от евреев, и побудила в 1480 г. курфюрста отклонить ходатайство прелатов и вельмож об их изгнании; и положение евреев в Б. еще более улучшилось в конце 15 века. Но то было затишье перед бурей.

Дело об осквернении гостии в 1510 году и изгнание евреев из Б. — Многократные попытки высших сословий и городов избавиться от евреев встречали противодействие со стороны курфюрстов. Иоахим I принял в 1509 г. даже новых евреев на три года и дал им особую привилегию, разрешившую им, между прочим, избрать на указанный срок раввина, облеченного судебной властью; таким образом курфюрст не только увеличил численность евреев, но дал им и внутреннюю организацию. Эта привилегия явилась как бы вызовом, брошенным недовольным евреями элементам, и последние отомстили курфюрсту. В одном еврейском источники об этих событиях — Ozar Tob (приложение к Magazin für d. Wissensch. d. Judent. Berliner-Hoffmann'а, 1880) — курфюрст получил эпитет Гамана דדוצה — впрочем потому, что автору неизвестна была закулисная сторона дела. 6 февраля 1510 года из церкви деревни Кноблаух, находившейся в ведении Бранденбургского епископа, исчезли позолоченная дароносица и две гостии в жестянке из латунной меди. 15 февр. куски дароносицы были найдены у городской стены в Бернау, и подозрение пало на котельника Павла Фромма, пользовавшегося плохой репутацией и исчезнувшего тогда же из города; он вскоре, впрочем, вернулся в Бернау и заявил, что съел гостии. Так как дело касалось церковного имущества, то бранденбургский епископ прислал особое лицо для производства дальнейшего следствия, и тогда Фромм под пыткой дал новое показание: он съел лишь одну просфору, другую же продал еврею Соломону из Шпандау за 9 маркских грошей. Курфюрст Иоахим, очень набожный католик, известный противник реформации, велел привести Фромма и Соломона в Берлин на очную ставку. Здесь Соломон под пыткой заявил, что он никак не мог разрезать просфору, но что она сама разделилась на три части, края которых были окровавлены. Одну часть он хотел съесть, но это ему не удалось. Тогда он замесил ее, и испеченную при различных чудесах лепешку ("Matzkuchen") поместил в синагоге. Другую часть он послал еврею Маркусу в Штендаль, а третью Якову в Бранденбург через сына его Смоля (Самуила?). Яков был одним из вновь прибывших евреев; кроме него, был еще замешан другой новоприбывший еврей, раввин Сломан. По другим сведениям, Сломан был вызван курфюрстом в качестве раввина, который мог знать о случае с просфорой. Но пока в Бранденбурге был получен приказ курфюрста, здесь уже начал работать инквизиционный трибунал из городских и духовных судей, инспирированный епископом Иеронимом (особую энергию проявил городской голова Беллин). Яков под пыткой заявил, что он получил от Соломона просфору через своего сына Смоля и что известил об этом раввина Сломана, несмотря на то, что они не жили в мире. Тогда у него собрались раввин, старик р. Исаак и сыновья Якова, Натан и Смоль, и все они стали колоть просфору ножами; появившуюся из нее кровь никак не удалось смыть, вследствие чего Сломан вырезал из стола окровавленный кусок дерева. Раввин увез с собою просфору и вырезанное дерево в Остербург и передал их местному раввину Иосифу и еврею Меиру, у которых они хранились некоторое время. В день свадьбы сына Меира, Исаака, когда гости собрались, не менее 24 евреев участвовали во вторичном осквернении гостии (из них 9 принадлежали к числу тех, которые получили привилегии 1509 г.!). В показании Якова, будто бы подтвержденном, согласно некоторым сведениям, раввином Сломаном, бросается в глаза упоминание о натянутых отношениях к Сломану. Яков охотно вращался среди христиан и не исполнял религиозных обрядов, что и могло быть причиной недовольства раввина. Теперь же, во время следствия, он крестился. Между тем, инициаторы процесса старались привлечь евреев Берлина и других городов к новым делам по обвинению в убийствах с ритуальной целью. Число обвиняемых достигло 51 чел., из коих 21 получило привилегии 1509 г. Авторитетный юрист Гольце высчитал, что в то время, как все евреи, пользовавшиеся этой привилегией, платили 270 гульд. чиншу, на долю этих 21 приходилось не менее 238 гульд. Вывод ясен: самые богатые должны были погибнуть. Историк Прибач (Die Hohenzollern u. d. Städte d. Mark im 15. J.) впервые выяснил тесную связь между возникшим процессом и привилегией 1509 г. и отметил его политическое значение — поход городов против курфюрста. Процесс разбирался удивительно быстро: 9 июня епископский следователь начал допрашивать Фромма, 13-го Яков дал свои показания, а 4 июля было закончено предварительное следствие. В этот короткий промежуток времени, несмотря на дальность расстояния между городами, трудность сообщения, длительность пыток и т. д., — были допрошены до 100 евреев, состоялись разные заседания и очные ставки и, наконец, были добыты 42 однообразных показания, давшие возможность вынести 42 смертных приговора (включая Фромма). Разбор дела в берлинском суде (Schöffengericht) шел еще быстрее: после заседания 11 июля палачу было приказано приготовиться, а 19 июля осужденных увезли из зала суда к костру (на том месте, где ныне сходятся Weberstrasse и Frankfurterstrasse). По дороге р. Сломан читал молитвы и все повторяли их... Мученической смертью 42 (или 41) евреев дело не закончилось. Осужденные вынуждены были под пытками показать, между прочим, что все евреи маркграфства дают деньги с целью скупать христианских детей для ритуальных убийств, и вдохновители процесса утверждали, что евреи будут мстить христианам за собратьев, а потому все евреи должны быть изгнаны из Б. Евреи, выпущенные из тюрьмы (около 60), были принуждены присягнуть, что они покинут страну, будут отныне предупреждать других, желающих здесь поселиться, и не станут мстить за казненных. Горожане восторжествовали, евреи оставили страну. — Сын Иоахима I (ум. в 1534 г.), Иоахим II, перешел на сторону реформации. На франкфуртском совещании князей 1539 г. заговорили, между прочим, о еврейском вопросе; саксонский курфюрст имел в виду изгнать евреев из своей страны; Иоахим II, по-видимому, поддерживал его, указав на пример своего отца в 1510 г. Тогда выступил Филипп Меланхтон, известный сотрудник Лютера, и доказал, что погибшие в 1510 г. бранденбургские евреи не были виновными: Павел Фромм заявил на исповеди, что он ложно обвинил евреев. Священник сообщил об этом епископу Иерониму, но тот велел ему молчать; священник жив, свидетелями являются Мартин Буцер, известный деятель реформации и ярый юдофоб, и два страсбургских рыцаря, которые слышали заявление священника. Находившийся во Франкфурте видный общественный деятель, "штадлан" Иосельманн из Росгейма (он же и сообщает о выступлении Меланхтона в своих записках), умело использовал этот момент и выхлопотал у Иоахима II разрешение евреям вернуться в Б. Отношение этого курфюрста к евреям было самое дружеское; он вел переговоры с франкфуртским городским советом о допущении их во Франкфурт; своим покровительством евреям он даже вызвал жалобы берлинского совета и Лютера. Два еврея, Михаил Иуда и монетчик Липпольд, пользовались неограниченным доверием Иоахима II. Впрочем, пребывание евреев в курфюршестве не было продолжительным. Внезапная смерть Иоахима вызвала слух, будто Липпольд отравил его. Под пыткой он сознался в преступлении и был казнен (23 января 1573); бранденбургские евреи снова были изгнаны на "вечные времена". Изгнание длилось около ста лет (1671); однако порой делались евреям исключения; так, напр., курфюрст Фридрих-Вильгельм разрешил им в 1650 г. посещать ярмарки. — В 1671 г. евреи опять водворились в Б., в числе 50 семейств, а в 1779 г. их числилось 5782 души, из коих 3409 в Берлине.

Об истории евреев в эту эпоху см. Пруссия.

Еврейское население в провинции Б. значительно возросло за последние 35 лет: 1871 г. — 11469 душ (2,24% всех евреев Германии), 1880 г. — 12296 (2,19), 1890 г. — 13775 (2,42), 1900 г. — 25766 (4,39), 1905 г. — 40427 (6,68). Из числа 40427 евр., 3610 живет в уезде Потсдаме, обнимающем города Шарлоттенбург, Риксдорф и Шенеберг и 4320 в уезде Франкфурте-на-О. За последние годы еврейское население Б. значительно увеличилось (см. Берлин). В Б. имеется союз еврейских учителей провинции Б. (с 1895 г.). — Ср.: Rev. ét. juiv., XVI, 92; Feilchenfeld, Rabbi Joselmann von Rosheim, 126, 180; H. Breslau, в Hebr. Bibl. (Hamaskir), XII; Landsberg, ib. XXI; idem, Gesch. d. Juden in Stendal, Monatsschrift, 1882; König, Annalen d. Juden in d. preussischen Staaten, bes. in d. Mark Brandenburg, 1790; Salfeld, Martyrologium; Auerbach, Das Judentum u. seine Bekenner in Preussen; A. Ackermann, Gesch. d. Jud. in Brandenburg а. H., 1906 (первые 2 главы излагают, кроме истории общины в гор. Бранденбурге, историю евреев в маркграфстве на основании новейших исследований и актов; здесь использованы записки Иоселя из Росгейма). — М. Леман (см.) описал в романе "Rabbi Joselmann von Rosheim" франкфуртский эпизод. См. также: S. P. Rabbino Witsch, R. Joselmann me'Rossheim. Варшава 1900.

M. Вишницер.

Раздел5.




   





Rambler's Top100