Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Бунд

— сокращенное название "Всеобщего еврейского рабочего союза (Bund) в Литве, Польше и России", социал-демократическая организация рабочих, занятых преимущественно в ремесленном производстве; образовался из рабочих кружков Северо-Западного края и Варшавы.

I. От возникновения рабочих кружков до первого съезда Бунда. — В 1886—87 гг. в Вильне возникли первые пропагандные кружки для подготовки грамотных и сознательных рабочих, придерживающихся социал-демократического учения, по типу кружков самообразования. Отчасти в связи с пропагандой стали возникать в Вильне первые попытки профессиональной организации. Внешним и случайным толчком к усилению профессионального движения послужило объявление виленского городского головы в 1892 г. ο том, что по старому закону, еще со времен царствования Екатерины II, работа в ремесленных заведениях не должна превышать 10 час. в день. Воспользовавшись этим, рабочие вознамерились путем стачек добиться сокращения рабочего дня до законного предела. Необходимость перехода от узкой кружковой теоретической пропаганды к практической работе среди массы на экономической почве была высказана в 1892 г. на виленском раб. собрании, впервые праздновавшем 1 мая. Руководители, имея в виду способствовать классовой организации среднего работника на почве его повседневных нужд, встретили противодействие со стороны рабочего элемента кружков (т. е. большинства), стоявшего за старые приемы деятельности, сводившейся к подготовке сознательных личностей из рабочих, за которыми последовала бы остальная масса. Такое разногласие привело к вопросу ο языке: одни отстаивали язык кружковой пропаганды — русский; другие выдвигали язык массовой агитации — евр. жаргон; эта борьба особенно усилилась в 1893 г.; рабочие ушли из кружков, и работа в Вильне почти прекратилась, но в 1894 г. идея массовой экономической агитации взяла перевес и разногласия прекратились. Новое направление было в 1894 г. формулировано в двух рукописных брошюрах — "Письмо к агитаторам" (автор Лону; разъясняет также практические вопросы) и "Об агитации" (принципиального характера; в 1896 г. напечат. в Женеве с предисловием П. Аксельрода). В 1893 г. экономическое движение перешло из Вильны в Варшаву и в район кожевенного производства — Минск и Сморгонь, a в 1895 году в Брест-Литовск и Белосток, где к тому времени стихийно возникает большая стачка 26000 ткачей, среди коих 3000 еврейских, a также в мелкие города щетинного производства. Движение носило лишь экономический характер без политической окраски: требования сводились исключительно к сокращению рабочего дня, который в черте в среднем равнялся 14 час., местами доходя до 16 и даже 18 ч., и к увеличению заработной платы, стоявшей очень низко (в Вильне, напр., среди чулочниц, работающих на дому, наивысшая плата в 80-х годах достигала 16 копеек в день). Рабочие нередко с этой целью подавали жалобы фабричным инспекторам, иногда губернатору (в 1894 году Минск, Белосток и др.), так как в то время администрация относилась к движению нейтрально. В августе 1894 г. впервые было выставлено требование гражданского равноправия для евреев; впервые политические вопросы были подняты на майском празднестве 1895 г. в Вильне в речи К. Мартова (Ю. Цедербаума). В дальнейшем Мартов формулировал и другие течения в еврейском рабочем движении (см. его брошюру "Die naje Epoche", или "Поворотный пункт в истории евр. раб. движения", 1900, и "Der Stodtmagid"). Социал-демократы в своей деятельности среди еврейской массы первоначально не руководились национальными мотивами; на движение в черте оседлости они смотрели как "на придаток к общерусскому рабочему движению"; но потом y них возникла мысль ο самостоятельных задачах и ο создании специальной еврейской организации; это и было высказано Мартовым, указавшим также, что "пробуждение национального и классового самосознания должно идти рука об руку". На майском празднестве 1896 г. уже были выставлены требования политических свобод, и с этого времени со стороны администрации начинаются преследования деятельности рабочих. Политическая агитация, однако, еще долго велась исключительно на почве идей об экономическом улучшении положения рабочих. На Лондонском международном социалистическом конгрессе 1896 г. еврейские рабочие были впервые представлены 4 делегатами от Варшавы, Вильны, Минска и Сморгони. В состав организаций, действовавших каждая в своем городе, входили: рабочие собрания, объединявшие рабочих одного ремесла; группы для периодических чтений; кружки для саморазвития; коллегия, заведовавшая местной работой, и небольшая группа, заведовавшая связями между городами и руководившая всей работой организации; изредка происходили общие собрания всех членов местной организации (первое — в 1891 году в Вильне, 300 чел.).

II. Период до четвертого съезда. — В 1895 г. в Минске состоялась конференция виленских и минских деятелей по вопросу об объединении; конференция признала необходимым создать специальную еврейскую организацию и требовать равноправия. Предстоявшее образование общей соц.-демократической партии в России дало толчок к созванию первого съезда Б. (сент. 1897) в Вильне, по инициативе местной группы. В съезде приняли участие 13 чел., м. пр. редакторы и издатели "Arbeiterstimme" и "Jüdischer Arbeiter", и представители от организаций разных городов. Необходимость создания специальной организации мотивировалась специальными интересами еврейских рабочих, каковы — уничтожение еврейского бесправия и создание литературы на жаргоне; общая российская соц.-дем. партия не будет в состоянии заботиться об этом, не будучи знакома с настроениями и нуждами еврейского пролетариата. Решено было назваться не партией, a только организацией, преследующей задачи агитации среди евр. пролетариата, и принято наименование "Всеобщий евр. рабоч. союз в России и Польше"; местом центр. ком. назначен Минск, "Arb.-Stimme" был объявлен центр. органом Б. В марте 1898 г. состоялся в Минске первый съезд Российской соц.-дем. раб. партии, на котором присутствовало три делегата от Б. (из них один был избран в центр. комитет партии); Б. был на съезде признан как часть партии, автономная в вопросах, касающихся специально еврейского пролетариата. Б. целиком принял программу партии, выраженную в ее "Манифесте", которая по вопросу национальности устанавливает право каждой нации на самоопределение. После образования Б. к нему вскоре стали присоединяться все действующие в черте оседлости рабочие группы. Деятельность Б. выразилась в установлении правильных связей между городами и создании новой литературы. В июле 1898 г. полицией была захвачена центральная типография в Бобруйске и арестованы в разных городах 70 членов Б.; деятельность организаций, однако, не приостановилась. Образование Бунда было крайне несочувственно встречено в рядах Польской социалистической партии (ППС). Когда варшавский соц.-дем. ферейн, недовольный равнодушием ППС к вопросу об агитации среди евр. рабочих, вскоре вошел в состав Б., то это создало трения между Б. и ППС, и последняя на своем IV конгрессе в конце 1897 г. приняла резолюцию ο том, что "программная и организационная изолированность Б. ставит его в положение неприятеля по отношению к нам". Борьба эта с течением времени все сильнее обострялась. В сентябре 1898 г. в Ковне состоялся II съезд Б.; в декабре этого года был образован заграничный комитет, издававший "Jüdischer Arbeiter", офиц. заграничный орган Б.; в дек. 1899 г. — III-й съезд в Ковне. Усилившиеся в ту пору административные преследования стали существенно затруднять экономическую борьбу; в Бунде был возбужден вопрос ο перемене характера работы и приняты новые методы публичной политической агитации — демонстрации и открытые выступления. Несмотря на это, движение все еще носило преимущественно экономический характер, и в связи с этим основой организации Б. являлись прежние стачечные кассы по профессиям для всех желающих добиться экономических улучшений; лишь постепенно для более сознательных, примыкающих к соц.-демократии рабочих возникли ячейки политической организации, примыкавшие к професс. кассам. В 1900 г. числилось членов касс: в Белостоке — 1000 ч., в Вильне — 1400 ч., в Минске — около 1000 ч., в Гомеле — почти 360 ч., среди щетинников — 800 ч., среди кожевенников — 700 ч. — Ковенский III съезд, занявшись вопросом ο соотношении между экономическим и политическим моментами, принял резолюцию: "экономическая борьба является лучшим средством для улучшения материального положения рабочих и служит также школой политического воспитания, но недостаточна как политическое средство". На том же съезде было предложено заменить требование гражданского равноправия более широким требованием национального равноправия, но это мнение не было поддержано съездом, решившим избегать всего, могущего отвлечь внимание рабочих от классовых интересов в сторону национальных; но вместе с тем съезд постановил открыть по национальному вопросу дискуссию в "Jüdischer Arbeiter" (в соотв. статье резолюция ошибочно приписана I съезду). К концу 1900 г. организации Б. имелись в Виленской, Минской, Ковенской, Гродненской, Витебской, Могилевской, отчасти Сувалкской губ., в Варшаве и Лодзи. Работой в городах заведовали местные комитеты; с начала 1899 г. многие из них стали выпускать свои органы; к середине 1900 года число экземпляров этих газет, включая и центральные органы, превышало 45.000. Общее руководство работой в Б., особенно же создание и доставка литературы, принадлежали центр. комитету; заграничный комитет также заведовал литературой и денежными средствами. Всего газет и брошюр к середине 1900 г. обращалось в России до 82.000 экз. Наивысшим органом Б. являлся съезд, выбиравший каждый раз центральный комитет; до 1906 г. представители на съезд избирались не самою массою, a городскими комитетами.

III. С IV съезда (Белосток, апрель 1901 г.) начинается новый период в развитии Б., отличающийся усилением политического элемента и развитием национальной программы. Съезд (24 делегата) признал "необходимость перейти к более интенсивной политической агитации", самостоятельной, вне зависимости от агитации экономической; по вопросу ο стачках, ставших хроническим явлением в черте и поглощавших главные силы рабочих, он провел границу между оборонительными и наступательными стачками и предостерег от увлечения ими. Съезд высказался также против экономического террора (нападение на хозяев, фабрич. администрацию и т. п.), который "затемняет соц.-дем. сознание рабочих, понижает их нравственный уровень и дискредитирует раб. движение", и против участия организаций в терроре политическом (еще в 1899 г. Б. выступил против террора, как системы; "Arb.-Stimme", 14). Съезд рекомендовал также пользоваться законными путями для обжалования неправильных действий правительственной администрации. Что касается национальной программы, то руководством для выяснения ее съездом послужили дебаты на Брюннском партейтаге (см.) австрийской соц.-дем. партии (сент. 1899 г.) и резолюция, внесенная на партейтаге "южно-славянской соц.-дем. партией", защищавшей так назыв. "национальную автономию" в противовес "территориальной автономии". Было предложено усиленно подчеркнуть национальный характер и немедленно выставить требование национ. автономии, но съезд высказался против этого, считая "достаточным в настоящее время бороться за отмену всех исключительных законов против евреев... избегая раздувания национального чувства". В связи с этим последовало решение, чтобы Б. в качестве представителя евр. пролетариата вступил в Росс. соц.-демокр. раб. партию, долженствующую представлять федеративное соединение всех национальных социал.-демокр. партий. На съезде было также впервые высказано отношение к сионизму как к движению, воспламеняющему национальное чувство и препятствующему развитию классового самосознания, и принята резолюция ο привлечении симпатий общества. Обострение политического настроения и усилившиеся репрессии со стороны администрации привели к покушению Герша Лекерта на виленского губернатора фон Валя (май 1902 г.); принципиальный противник террора, Б. обнаружил одно время в этом вопросе колебания: в воззвании центр. комитета и в центр. органе (Arb.-Stim., № 27, "Как надо отвечать на розги") он отчасти оправдывал крайние приемы борьбы; конференция в Бердичеве (авг. 1902 г.) приняла сходную резолюцию об "организованной мести", но заграничный комитет решительно высказался против этого уклонения; между ним и центральн. комитетом возникли разногласия по этому вопросу. Б., однако, не пошел по пути террора; в "Arb.-Stimme" (с 31 ном.) была начата дискуссия по вопросу об "организованной мести", и через год V съезд отменил решение конференции. Политический курс, взятый Б. в эти годы, сказался особенно ясно в отношении к "Евр. независимой рабоч. партии" (появилась в июле 1901 г. в Минске, через год в Вильне, a в 1903 г. в Одессе), проповедовавшей чисто экономические легализованные рабочие организации и выступавшей против политической деятельности. Бунд был против этой партии (Arb.-Stimme, №№ 25, 28 и др.) и вообще против увлечений чисто экономической агитацией. Новые программные взгляды по национальному вопросу, выработанные Б., столкнули его с Росс. соц.-демократической партией в лице газеты "Искра", позже ставшей центр. органом партии. "Искра" в № 7 выступила против новых взглядов Б.; в № 8 в ответ появилось открытое письмо Б., защищавшее его взгляды. В начале 1902 г. Б. выпустил брошюру политического характера против "Искры" "К вопросу ο национ. автономии и преобразовании Росс. СДΡΠ на федеративных началах" (автор Вл. Коссовский), развившую взгляды Б.: "Национальная автономия есть самоуправление по вопросам языка и культуры"; ими должен заведовать только "национальный организм", т. е. "совокупность лиц, свободно признающих свою принадлежность к одной национальности", остальные вопросы не национ.-культурного характера подлежат ведению общих государственных или местных органов. В июне-июле 1903 г. в Цюрихе состоялся V съезд Б., занявшийся преимущественно вопросом об отношении Б. как национальной организации к общей партии и выработавший устав, с которым делегаты Б. должны были явиться на партийный съезд (съезд Б. постановил, между прочим, бороться с сионизмом). В июле 1903 г. в Брюсселе состоялся второй съезд Росс. соц.-демокр. раб. партии в составе 43 делегатов, среди коих пять от Б.; последние отстаивали, что "Б. есть соц.-демократическая, не ограниченная в своей деятельности какими-либо районными рамками организация еврейск. пролетариата и входит в партию в качестве его единственного представителя" (§ 2 устава); но Л. Мартов, поддержанный 12 евреями-членами съезда (Троцкий, Дейч, Мартынов, Лядов и др.), выступил со стороны партии против федеративного принципа Б. Выработанный V съездом устав был отвергнут, и тогда делегация Б. заявила, что — на основании инструкций V съезда — Б. выступает из Росс. С.-Д. раб. партии (18 августа). В дальнейшем трения между обеими организациями еще более усилились, особенно после того, как в Северо-Западном крае был основан районный комитет партии (июнь 1904 г.), a организации Б. стали распространяться на юг. К середине 1903 г. организации Б. имелись на юге: в Одессе, Киевской, Черниговской, Подольской, Полтавской губерниях, a также в Риге, Либаве, Митаве. На интернациональном социалистическом конгрессе в Амстердаме (сент. 1904 г.) делегация Б. состояла из 8 лиц и имела 27 мандатов от 17 комитетов, 10 организаций и 60 групп, представляя до 23000 организованных рабочих. Экономическая деятельность Б. продолжала выражаться в организации стачек и образовании новых союзов, напр. союза приказчиков; но все же доминирующее значение имела постепенно усиливавшаяся политическая деятельность, число экономических стачек падало, политических же возрастало. — В связи с погромами в Кишиневе и Гомеле в Бунде организовались группы "самообороны", ο которых впервые заговорили в 1902 г. (Arb.-Stimme, № 30 — "Погром в Ченстохове"). Борьба Б. против сионистского движения особенно усилилась с 1903 г., с появлением рабочего сионизма, "Пойалей Цион" (Arb.-Stimme, № 21 — "Четвертый сион. конгресс"; № 29 — "Минский съезд"; № 35 — "Шестой конгр." и т. д.). В январе 1905 г. Б. участвовал в первой общерусской конференции соц.-дем. партии (Рига), принявшей резолюцию ο соглашении с либеральными и демократическими партиями и выставившей требование "гарантированной законом свободы культурного развития для каждой национальности". В августе 1905 г. состоялась вторая общерусская конференция, посвященная вопросу ο бойкоте выборов в Государственную Думу по положению 6 августа, и вслед за тем Б. развил агитацию в пользу бойкота Думы. Всего до VI съезда выходили следующие местные органы: с 1901 г. — Fraihaits-Glock в Лодзи и Der Arbeiter в Поневеже; с 1902 г. — Flugblättel в Лодзи, Вильно, Двинске, Ковно; с 1903 и 1904 гг. — Flugblättel в Бердичеве, Витебске, Шавлях, y щетинников. Заграничный комитет стал издавать с февраля 1904 г. "Вестник Б." на русск. яз., где имеется ряд статей ο национ. вопросе: В. Медема (в 1906 г. вышло в виде брошюры "Соц.-демократия и национ. вопрос"), В. Коссовского, Басина и др. На польск. яз. — "Głos Bundu" — с мая 1904 г.; с января 1904 г. выходил центральный орган "Der Bund". К 1905 г. одним центральным комитетом было выпущено свыше 2 миллионов печатных страниц, кроме периодических изданий; брошюр заграничным комитетом за это время издано 13 на евр. и 6 на рус. яз.; также "бюллетени" на франц. и нем. яз. Доход центрального комитета приблизительно за последний год превышал 33000 руб.

IV. Шестой съезд состоялся в октябре 1905 г. в Цюрихе. Б. на нем был представлен 14 ком. и 6 организациями. Съезд одобрил поведение делегации Бунда на втором съезде Российской социал-демократической рабочей партии, высказывая вместе с тем, что гарантией против национальных конфликтов является лишь создание государственно-правовых учреждений в виде нетерриториальной национально-культурной автономии; для этого требуется "изъятие из ведения государства и органов местного и областного самоуправления функций, связанных с вопросами культуры (народное образование и пр.), и передача их нации в лице особых учреждений, местных и центральных, избираемых всеми ее членами". Съезд высказался против требования восстановления Польши в социал-демократической программе и против учредительных собраний для окраинных областей России, а затем принял решение ο сионистско-социалистических фракциях, подтверждающее необходимость бороться с сионизмом во всех его видах. — С октябрьских событий 1905 г., в корне изменивших условия работы, начинается новый период в развитии Б. как революционной организации: были созданы методы открытого "захватного права" относительно гражданских свобод и использования легальных возможностей для политической деятельности; открыто выступая, Б., однако, не упразднил своей подпольной организации. Из вопросов внутренне организационных выдвинулся вопрос об объединении с Росс. С.-Д. Р. партией и ο реорганизации Б.; из общетактических вопросов — об отношении к Госуд. Думе и к выборам, ο профессиональных союзах, "экспроприациях" и т. п. Практическая необходимость объединения в период политического подъема привела к координированию действий Б. с партийными и созданию временных коалиций (Вильно, Рига и мн. друг.). В декабре 1905 г. партия предложила Б. созвать междупартийную конференцию по вопросу об объединении; Б. согласился, но конференция не состоялась. Незадолго до партийного съезда в Берне была созвана 7-я конференция Б. (март 1906 г.), причем делегаты ее были впервые выбраны общими собраниями рабочих сходок; конференция приняла следующие условия объединения: неограничение деятельности Б. районными рамками; сохранение своей программы по национальному вопросу, принятой на VI съезде, и автономия в делах внутренней организации. В апреле 1906 года состоялся "объединительный" съезд Росс. С.-Д. Р. партии в Стокгольме, рассмотревший условия объединения с польской с.-д. партией, латышской и с Бундом. Съезд принял проект объединительного устава для Б. с пунктом ο неограниченном районе, вопрос же ο национальной программе Бунда съезд оставил открытым. После съезда в рядах Б. началась оживленная полемика по вопросу ο принятии условий (еженедельник "Наше слово"): "меньшинство" было против объединения, "большинство" стояло за принятие условий. В августе 1906 г. состоялся в Лейпциге VII съезд Б., на котором присутствовало 68 делегатов, представлявших почти 22800 организованных членов; кроме того, на съезде присутствовало 26 лиц с совещат. гол. Съезд нашел, что, хотя устав объединения, выработанный Стокгольмским съездом, неудовлетворителен (отсутствие национально-федеративного принципа), однако, надеясь, что проведение принципов Бунда ускорится со вступлением его в партию, внутрь которой Б. переносит свою борьбу, съезд принял условия объединения и объявил последнее состоявшимся. После съезда началось проведение в жизнь на местах этого решения; в центр. комитет партии вошли два представителя от Б. — По вопросу об отношении к Госуд. Думе позиция Б. подвергалась изменению. Относительно выборов в первую Думу Б., как и почти все революционные организации в то время, держался тактики активного бойкота; на Стокгольмском съезде эту тактику защищали представители Б., что и сблизило их с так наз. "большевиками" также по некоторым другим вопросам. Но уже в июне 1906 г. циркуляр центр. комитета Б. подчеркнул важное значение Думы и призывал влиять на ее левые элементы (отношение Б. к тактике евр. депутатов в Думе было резко отрицательное), а VII съезд уже видел в созываемой второй Думе "опорный пункт" для политической деятельности и решил активно участвовать в выборах. Центр. комитет выпустил избирательную платформу и директивы, по которым для устранения "черносотенного" кандидата допускаются соглашения Бунда с не соц.-дем. партиями, причем "конституционно-демократическая партия" предпочитается сионист.-социалистической и еврейск.-социалистической ("сеймистской"), вообще же рекомендовалось выступать самостоятельно. Бундом были основаны, в некоторых случаях в соединении с другими с.-д. организациями, соц.-дем. избирательные комитеты, боровшиеся против "еврейских избирательных комитетов" междупартийного характера; предвыборная борьба в черте между Б. и др. партиями, особенно сионистской, приняла местами очень резкий характер. Число выборщиков от Б. достигло 30, но никто из них в Думу не прошел. Отношение Б. к тактическим лозунгам в связи с деятельностью второй Думы сходилось с позицией "меньшевистской" с.-д. фракции (против левого блока в Думе и др.); на Лондонском съезде партии (май 1907 г.) по предложению представителей Б. была принята резолюция, рекомендовавшая с.-д. фракции во второй Думе более внимательное отношение к национальному вопросу. Об отношении к выборам в третью Думу мнения в рядах Б. разошлись, но открытая в печати дискуссия (Volkszeitung, №№ 377, 379, 380 и 390) склонилась к участию в выборах. В июле 1907 г. на общепартийной с.-д. конференции представители Б. выступили вместе с "меньшевиками" против бойкота Думы, и конференцией было решено участвовать в выборах, выступать самостоятельно, но, где нужно, вступать в соглашение: на первой стадии — только с партиями левее конст.-демократической, на второй — и с конст.-демократической. Выборщиков от Б. прошло около 20 чел. В ноябре 1907 г. на общепартийной с.-д. конференции по поводу тактики в третьей Думе представители Б. официально отстаивали позицию "меньшевиков". — По вопросу ο профессиональных союзах Б. издавна высказывался против организации союзов нейтральных; VII конференция высказалась за партийные с.-д. союзы и организацию национальных секций внутри общих союзов. На Второй всероссийской конференции професс. союзов (февраль 1906 г.) из 18 делегатов четверо были представителями бундовских союзов. — В вопросе ο так называем. "партизанских выступлениях", тактике анархистов и "экспроприациях" Б. решительно высказался против них, ведя с ними борьбу (отчасти VII съезд; Volkszeitung, №№ 7, 19, 118, 149 и мн. др.). По вопросу ο погромах была принята резолюция протеста на 7-й конференции, а летом 1906 г. по инициативе Б. была созвана конференция революционных организаций по вопросу ο борьбе с погромами. — После манифеста 17 октября 1905 г. началось широкое развитие легальной прессы почти исключительно в Вильне; с конца декабря ежедневная газета на жаргоне — Wecker, по закрытии — Volkszeitung, позже Hoffnung и др., еженедельник — Morgenstern, вскоре закрытый; на рус. яз. — еженедельники "Еврейский рабочий" (закрытый после первого номера), "Наше слово", после него "Наша трибуна" (для выборной кампании перед 2 Думой), а также органы по профессиональному движению. Начиная с конца 1907 г. существование легальной прессы сделалось невозможным; вместе с тем вообще деятельность Б. под влиянием изменившихся политических условий приняла прежний подпольный характер, и это привело к созданию нелегальных органов (центральный — "Голос Б.". на жаргоне, "Летучий листок" в Одессе, "Der Glock" др.). Одновременно в деятельности Б., как и всех революционных организаций, наступил упадок: к VII съезду в рядах Б. числилось около 34000 член. и 274 организации, а ныне (1909) многие из последних совершенно не действуют. Общий политический кризис отразился на настроении многих членов Б., особенно интеллигенции (В. Медем, "Письма ο евр. раб. движении" в Morgenstern; также "Die Stimme fun Bund"). Профессиональные союзы почти прекратили действия; к 1909 г. закрылись союзы: в Вильне — строительных рабочих (800 ч.), чулочниц (700 ч.), приказчиков (1000 ч.), портных (700—800 ч.) и др.; в Сморгони — кожевенников (1800 ч.); в Лодзи — печатников, пекарей, текстильных рабочих и мн. др.

Б. получал помощь от заграничных групп. В Швейцарии с 90-х годов существовали студенческие соц.-дем. группы, примыкающие к Б., сначала в Берне, а с 1900 г. и в других городах, с целью помогать деятельности заграничного комитета Б.; кроме них, возникали и рабочие ферейны Б. — с 1901 г. ("Kämpfer") в Париже, такой же ("Wecker") в Лондоне и т. д. В декабре 1901 г. происходил первый съезд заграничных групп содействия Б. В 1906 г., перед 7-й конференцией Б., эти группы открыто объявили себя "Объединенной организацией рабочих ферейнов и групп содействия Бунду за границей". По постановлению VII съезда эта организация имеет право представительства на съездах Б. с правом совещательного голоса. В январе 1907 г. состоялся VI съезд представителей 15 "групп содействия" и 2 раб. ферейна. — В Америке группы содействия развились самостоятельно и достигли довольно значительных размеров; в Нью-Йорке возникли сочувствующие Б. клубы, землячества и общества для оказания помощи деятельности Б. в России. Помощь эта была, главным образом, денежная. В декабре 1903 г. состоялся первый съезд всех секций Б., и тогда был создан "Central-Verband бундист. организаций в Америке". Разветвления Verband'a распространились и по другим странам Америки (в Аргентине из групп бундистов образовалась организация "Авангард", выпускающая свой орган "Ber Avangard"). В конце 1905 г. бундовские организации в Америке стали выпускать "Der Kämpfer". Особенно увеличилось число подобных групп во время октябрьских погромов 1905 года. Группы содействия Б. возникли также в Южной Африке. — Б. оказал большое влияние на образование отдельной евр. соц.-дем. партии в Галиции, принявшей национальную программу, сходную с программой Б. — Ср.: "История евр. рабоч. Движения" (изд. Союза русс. с.-демократов); "Деятельность Б. за последние два года" (1903), все это также в "Материалах по истор. евр. рабочего движения", I (1906); Б. Акимов (Махновец), "Очерк развития соц.-демократии в России", изд. О. Поповой (1906); журн. "Жизнь" (Лондон), 1902, 2, 3; Arbeiterstimme, 25; Die Hoffnung 1907, 14 (1906); M. Лядов, "История PСДΡΠ", Ι и II, СПб. (1906); "Пережитое", т. Ι, "К возникновению "Arbeiterstimme"; "Минувшие годы", 1908, февраль, I съезд РСДРП; ibid., июль, II съезд РСДΡΠ; Мазовецкий-Кульчицкий, Historya polskiego ruchn socyalistycznego w zabrze rosyjskim; то же на русск. яз. (1903), стр. 222, 225, 231, 265 и др. "Заря" (Женева), 1902, 4, "О евр. раб. движении"; II съезд РСДРП, изд. Б.; Ο положении Б. в партии; "Еврейский рабочий", 1, декабрь, 1905 — резолюции VI съезда Б.; Вторая конференция професс. союзов, доклады и протоколы, СПб., 1906; Леви и Богров, "С берегов Темзы" (по-евр.; Письма ο Лонд. съезде РСДPП); также "Четыре речи евр. рабочих", Женева, 1894; "Об агитации"; "Борьба П. П. С. против Б.", 1898; "К вопросу ο национ. автономии и преобразовании РСДΡΠ на федеративных началах", 1902; Воззвание к евр. молодежи, 1901; "К вопросу ο терроре"; "Сионизм или социализм?" (на жарг.); Лону, "Сионизм" (на жарг.); "Сионизм и интересы евр. пролетариата"; "Сионистск. демокр. Фракция" (на русск. яз.); А. Гейман, "Социалистич. фракции в сионизме", 1906; "Мелкобурж. социализм на евр. почве"; Медем, "Соц.-демократия и национ. вопрос", 1906, изд. "Искры"; Вл. Коссовский, "Вопросы национальности", Вильно, 1907; "Итоги и перспективы", Москва, 1906 — ст. Г. Гейликмана, "Национ. вопрос и пролетариат"; "Вестник жизни", 1906, 9, ст. Викера, "Национ. вопрос и рабочие массы"; "Материалы по истории еврейского рабочего движения", II (не получившие распространения), так же как и "Революционный альманах", изд. "Шиповника"; "Искра", 1901—1904; Л. Аксельрод (Ортодокс), "К национальному вопросу", СПб., 1906; Hamoin (1903) 1, ст. H. С. о Б.; "Возрождение", 1—4, Лондон (1904); Der jüdische Proletarier, I; сборн. "Серп", II; Μ. Б. Ратнер, "Эволюция нац. полит. мысли в русс. еврействе"; партийные органы, отчеты съездов и ферейнов.

Н. Чериковер.

Раздел8.

Бундовская жаргонная литература. — Признанная в 1892 г. руководителями еврейских рабочих кружков необходимость перехода от узкой кружковой теоретической пропаганды к практической работе среди рабочей массы (см. выше) привела к тому, что от языка кружковой пропаганды — русского, пришлось перейти к жаргону как единственному языку, на котором была возможна широкая массовая агитация. Приверженцы последней приступили в 1893 г. к изданию агитационных и популярно-научных (по социальным вопросам) брошюр на жаргоне, распространявшихся сначала самым примитивным образом — в виде рукописных списков. Первыми брошюрами были: "Vier Reden" (четыре речи, произнесенные на рабочем собрании 1 мая 1892 года), жаргонный перевод "Письма к агитаторам" и "Об агитации", популярные брошюры ο рабочем дне и плате, ο прибавочной стоимости, ο происхождении буржуазии, ο кончине имп. Александра III. Последняя брошюра интересна в том отношении, что в ней подчеркивается не только классовый гнет, тяготеющий над евр. рабочими, но и национальный. С расширением агитационной деятельности в употребление вошли (1895 г.) "гектографированные" списки; первая брошюра, отпечатанная на гектографе (500 экземпл.), была переведенная с польского "Wos darf jeder Arbeiter wissen un gedenken". Тогда же было приступлено к печатанию за границей в количестве 2—3 тыс. экз. жаргонных революционных брошюр, причем в видах ввоза в Россию с внешней стороны брошюры имели легальный вид (печаталось: "Дозволено цензурой"), a заглавия носили невинный характер; напр. брошюра ο праздновании первого мая была озаглавлена: "Gut Jom-tow" ("С праздником!"), o рабочем дне — "A wikuach über'n Masel" ("Спор ο судьбе") и т. п. В то же время продолжалось печатание на гектографе: брошюры "Der Stodt-magid" Мартова (300 экземпляр.), "Edelstein's Streik" и др. В 1896 году виленская рабочая группа распространила 6.400 экземпляров брошюр, не считая 1000 экз. первого номера журнала "Der jüdischer Arbeiter" с подзаголовком "Der Organ for di Interessen fun di jüdische Arbeiter in Russland", a в 1897 г. 5 жаргонных брошюр (11.400 экз.) и два двойных номера журнала "Der jüdischer Arbeiter". В том же году была сделана (в Минске) попытка издать рабочую газету на жаргоне "Arbeiter-Blättel" с известиями из рабочей жизни и передовицами на злободневные темы; газета выпускалась в 70—80 гектографированных экземплярах. Вслед за тем группа виленских рабочих обзавелась примитивным типографским станком, на котором отпечатала первый номер "Arbeiter-Stimme", ставшей органом Бунда. В то же время за границей продолжал выходить в виде журнальных книжек в 5—8 печатных листов "Jüdischer Arbeiter", предназначаемый для более развитых рабочих (вышло 17 номеров), a местные комитеты стали издавать в разных городах нелегальные жаргонные органы и летучие листки (Flugblätter), от 1000 до 3000 экземпляров каждый номер: в Лодзи: 1) "Fraihaitsglock" (три номера; первый вышел в сентябре 1901 г.); 2) "Flugblatt" (один номер в апреле 1902); в Варшаве: "Warschauer Arbeiter" (двадцать номеров; первый вышел в июле 1899 г.); в Вильне: 1) "Klassenkampf" (шесть номеров; первый вышел в сентябре 1898 г.); 2) "Flugblatt" — один номер в сентябре 1902 г.; в Минске: 1) "Minsker Arbeiter" (шесть номеров в дек. 1900 г.); 2) "Flugblatt" — 2 номера. Местные органы выходили также в Гомеле ("Kampf" с сентября 1900 г.), в Белостоке ("Bialostoker Arbeiter" с апреля 1899 г.), в Поневеже ("Der Arbeiter", с ноября 1901 г.). Летучие листки изданы: в Двинске (февраль, 1902), Ковне (1902), Гродне (1901), Бердичеве (1903), Витебске (1903) и Шавлях (1904). Кроме того, выходил специальный орган союза щетинников "Der Wecker" (12 номеров). Пятый съезд Бунда постановил прекратить местные органы; взамен их стал издаваться общедоступный орган "Der Bund", пользовавшийся большой популярностью; его первый номер вышел в январе 1904 г. в количестве 6000 экз.; в таком же количестве вышли следующие 5 номеров; седьмой — в 7000 экз., восьмой и девятый — по 8000; следующие два, вышедшие в тяжелые "октябрьские дни" 1905 г., — по 30,000 экз. Кроме известий из партийной жизни, в газете печатались статьи по социальным и национальным вопросам. Этим вопросам посвящались также специальные брошюры, выходившие за границей; среди них некоторые носили чисто агитационный характер ("A Maase fun vier Brider", "Spinen un Fügen"); по социально-научным вопросам вышли брошюры Маркса (Коммунистический манифест), Лассаля ("Основы конституции"), Каутского (Эрфуртская программа), брошюры по истории революционного движения, a также биографии выдающихся революционных деятелей и беллетристические произведения ("In'm Kampf", "Var'n Sunnenaufgang" и др.). Национальному вопросу посвящены брошюры "Di Konstituzie un unsere Forderungen", "Autonomie oder Federazie", "Der Zionism" (Лону), "Der Poel-Zionism" (M. Г.) и др. Для агитационных целей в экстренных случаях издавались прокламации. Особенно часто прибегали к ним в период сильного политического подъема в 1904—5 гг. Сотни различных прокламаций распространялись как местными, так и центральным комитетами: первыми в размере от 1000 до 20,000 экз. каждая, последним — от 20,000 до 120,000 экз. После манифеста 17 октября 1905 г. появился первый легальный бундовский ежедневный орган "Der Wecker" с подзаголовком "Unser Program is dos Program vun Bund"; через три месяца "Wecker" был закрыт, и сменившие его "Volkszeitung" и "Hoffnung" выходили уже без подзаголовка. Легальная ежедневная бундовская пресса просуществовала два года; в это время из подполья вышли и прежние нелегальные издания; но с осени 1907 г. бундовская легальная периодическая печать ввиду усилившихся репрессий принуждена была прекратить существование, уступив место нелегальным изданиям. После октябрьского манифеста явилась возможность издавать в России легальным образом и брошюры социалистического характера, выходившие до тех пор исключительно за границей. С октября 1905 г. было издано до 200 брошюр самого разнородного характера: публицистические, популярно-научные, беллетристические (оригинальные и переводные), сборники революционных стихотворений, драмы, поэмы и пр. — Бундовская жаргонная литература сыграла крупную роль в развитии жаргона и его литературы. Создав массового сознательного читателя, она подготовила почву для нормального развития национальной жаргонной литературы; излагая общие и научные вопросы в общедоступной форме, она значительно расширила и облагородила жаргон и приспособила его к удовлетворению культурных потребностей массового читателя. — Ср.: "Матер. к евр. рабоч. движению", 1903; Arbeiterstimme (№ 25, юбилейный); Hoffnung, 1907, сентябрь (юбилейный номер к десятилетию Б.).

А. Л.

Раздел7.




   





Rambler's Top100