Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Владение

(possessio). — В Библии. Глубокая древность, к которой должно быть отнесено библейское право, еще не знает права собственности на землю. Земля, по воззрениям Библии, принадлежит Богу, который один является ее собственником: "А земля да не будет продаваема навсегда, ибо земля Моя; вы же пришельцы и поселенцы y Меня" (Лев., 25, 23; ср. Тит Ливий, V, 52: "Nullus locus non religionum deorumque est plenus" и Dionysius, VIII, 4: "Δαίμονες κατέχοντες τοΰτον τον τόπον", согласно которым земля принадлежит богам, считающим ее своею собственностью — κατέχοντες). Когда земля становится достоянием государства (страна Израильская), то и в таком случае она рассматривается не как собственность этого государства, a как вещь, отданная ему Богом во владение. Этот принцип отнюдь не теряет своего значения даже тогда, когда вся страна распадается на двенадцать частей, соответственно числу колен израильских, a каждая часть, в свою очередь, делится по числу семей или родов, находящихся в каждом колене. Подобное отношение к земле объясняется исключительно земледельческим характером древнеизраильского государства, требовавшим, чтобы законы страны были направлены к установлению равномерности в земельных владениях, дабы этим воспрепятствовать, с одной стороны, накоплению огромных латифундий в одних руках, а с другой стороны — созданию класса пролетариев. Для этого уже весьма рано был введен институт Юбилейного года (Лев., 25, 8 и сл.). Сущность последнего заключалась в том, что если кто-нибудь вследствие несчастия или по своей собственной вине впадал в долги, его недвижимое имущество, הזוהא, переходило в руки его кредитора или покупателя, но только до ближайшего Юбилейного года, с наступлением которого данное недвижимое имущество снова возвращалось первоначальному владельцу, если только до этого времени ни сам должник, ни один из его агнатов не выкупили имущества. Очевидно, в данном случае мы имеем дело с настоящим видом В., как оно понимается и в современном праве. Кредитор или покупатель получает землю своего должника не в собственность, a только во владение, которое может быть более или менее продолжительным, смотря по тому, сколько лет остается со дня заключения сделки до Юбилейного года. Что это действительно так, явствует еще и из того, что должник имел право во всякое время выкупить свою проданную или заложенную землю, и только в случае отсутствия средств для этого он должен был ждать наступления Юбилейного года, когда земля возвращалась к нему безвозмездно (Лев., 25, 25—28). В случае выкупа цена за землю уплачивалась в зависимости от числа лет, оставшихся до Юбилейного года, т. е. соответственно количеству времени пользования этим имуществом со стороны кредитора. — Что же касается В. домом, то Библия рассматривает два случая — В. домом в укрепленном городе, и в городе не укрепленном. В первом случае (ср. римское praedia urbana) покупатель владеет им в течение первого года, так как в течение только этого времени продавец имеет право выкупа его; по истечении года дом поступает уже в собственность покупателя, и юбилейный закон на него не распространяется. Во втором случае, когда дом находится в городе, не огражденном стеною, он приравнивается к полю (נשחי ץראה ידש לע — Лев., 25, 31; ср. римские praedia rustica) и в отношении В. подвержен влиянию Юбилейного года, т. е. покупатель владеет таким домом только до ближайшего Юбилейного года, после чего он возвращается прежнему собственнику безвозмездно (Лев., ibid.). Подобная форма владения применялась и в отношении домов, находившихся в левитских городах. Так как левитам вовсе не было дано земельных наделов, то дома в принадлежавших им сорока восьми городах (Числ., 35, 1—8) пользовались постоянным правом выкупа, подобно земельным участкам, к которым они приравнивались (איח םיולה ירע יתנ ינ ארשי יננ ךותנ םתזוחא — Лев., 25, 33). Напротив, поля для выгона при городах их, очевидно, не могли поступать к чужим даже во временное В. (ibidem, 25, 34). См. также Юбилейный год. — Ср.: Nowack, Lehrb. hebr. Aren., I, 350 (Besitzrecht), idem, Die socialen Probleme in Israel, 1892; Riehm; HBA, I, 364—365; S. Mayer, Die Rechte der Israeliten, Athener und Römer in Parallelen dargestellt, I, 362 и сл.; Benzinger. Hebr. Arch., 290—296.

Г. Kp.

Раздел1.

— В Талмуде. — В талмудическом праве B. как самостоятельный институт неизвестно. Когда с осложнением народной жизни существование родовой собственности потеряло всякий смысл и заменилось собственностью личной, было выработано следующее положение: владение вещью, הקזה, предполагает право владельца на нее, хотя бы это владение продолжалось не дольше одного дня (Баба Батра, 41б; Хошен га-Мишпат, 140, § 1). Это положение нашло в Талмуде самое широкое толкование и было выставлено как незыблемое правило при всяком нарушении В. Отсюда уже, перенесенное в область процессуального права, оно гласило: "Кто нарушает чужое право В. вещью, тот обязан доказать свое преимущественное (лучшее) право на нее" (Баба Кама, 35а; Баба Батра, 29б; ср. Paulus, L. 2, D. 22, 3: Ei incumbit probatio, qui dicit, non qui negat). — Расходясь в отношении защиты B. с воззрением римского права, по которому В. должно быть защищаемо безразлично, закономерно ли оно в отношении других лиц или незакономерно, ибо всякий владелец тем самым, что он — владелец, пользуется большими правами, нежели тот, кто не владеет (Paulus, K. 2. D. — Uti possid., 43, 17), талмудическое право считалось с фактом последнего В. лишь в том случае, если оно было юридически мотивировано, признавая его тогда законным до тех пор, пока оспаривающая сторона не докажет своего преимущественного права на него (Шеб., 46б; ср. Баба Батра, 36а; Кет., 84б). Если предмет юридического спора не находился во В. ни одной из тяжущихся сторон, то в более выгодное положение становилась та сторона, которая первая вступила во В. этим предметом (Баба Батра, 34б; Хошен Мишп., 139, § 1). Никакое насилие против этой стороны не допускалось, и она считалась правомерно владеющей до конца разбирательства этого спора. Если двое одновременно вступили во В. одной и той же бесхозяйной вещью, то она делилась между ними поровну на основании общего талмудического положения: имущество, на которое претендуют несколько лиц, права которых сомнительны должно быть разделено между ними, причем каждый из них должен под присягой подтвердит, что присужденная ему доля действительно принадлежит ему (Баб. Мец., I, 1). Но если обе стороны продолжают спорить и ни одна из них не в состоянии доказать своего преимущественного права на эту бесхозяйную вещь, a в это время третье лицо завладеет ею, заявляя, что она принадлежит ему, то нагардейские юристы требовали, чтобы право В. последнего охранялось (Баба Батра, 35б). Талмудом, однако, это мнение не было принято к руководству. Очевидно, юристы исходили из того положения, что В., даже недоказанное, должно охраняться — положения, признаваемого римским и современным правом; отличие же талмудической нормы ο Β. от римской и современной точек зрения на вопрос заключается в том, что талмудическое право не защищает незакономерного владения. Таким образом, если это третье лицо завладело спорной вещью, не выставив для этого никакого мотива, то закон предоставляет каждому из первых двух сторон право иска к нему. — Талмуд делает различие между владением одушевленными и неодушевленными предметами. Всякое фактическое В. неодушевленным предметом имеет право на свою защиту со стороны органов власти, тогда как фактическое владение одушевленной вещью не всегда влечет за собою юридическую защиту (Баба Батра, 36а); последнее опирается на момент случайности, именно предполагается, что живой предмет мог очутиться в составе хозяйства данного лица случайно, даже помимо его ведения; напр. корова, забредшая в чужое стадо, не может считаться во В. хозяина этого стада, так как хозяин не проявил в данном случае animus В., т. е. не выразил желания владеть ею. — Что касается вопроса ο праве В. несовершеннолетних, то таковое талмудическое право за последними хотя и признает, но, несмотря на их безответность, дает заинтересованному лицу право иска к ним. При этом, однако, суд назначает им опекуна для защиты их интересов; за несовершеннолетним в этом случае признается право иска тогда, когда он сделается совершеннолетним (Баба Кама, 112б). Важно отметить, что талмудическое право, знало также В. вещью на основании узуфрукта (Баба Батра, 33б). — Ср.: Frankel, Der gerichtliche Beweis; Mayer, Die Rechte der Israeliten, Athener und Römer in Parallelen dargestellt, II, 150 и сл.

Раздел3.




   





Rambler's Top100