Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Вокализация

— Все семитические письмена, кроме эфиопского шрифта и клинописи, которые не всеми считаются семитического происхождения, исключительно изображают согласные буквы, гласные же читателю приходится добавлять самому. Та же особенность замечается в египетском и берберийском языках, не говоря уже тех, что заимствовали алфавит y арабов. Эта особенность очень часто сильно затрудняет чтение, т. к. одно и то же слово может читаться различным образом, причем соответственно изменяется и смысл его; напр. еврейское слово רפם состоит из трех согласных букв: "с", "п" и "р", и это слово можно читать: "сапор" = считать, "сапар" = он считал, "сопер" = считающий, "сепор" = считай! "саппер" = рассказывай, "сиппер" — он рассказал, "суппар" = быть рассказываемым и, наконец, "сефер" = книга; в древности, раньше чем введено было орфографическое ה для обозначения женск. рода, это слово можно было также прочитать "сапра" = она считала и "сиппера" — она рассказала. Для устранения подобной множественности практика семитических языков выработала три способа В. Древнейший из них состоит в обозначении гласных звуков посредством гласных букв יוהא (также ע) названных покоящимися (ср. Д. Хвольсон, יוהא, passim). Этот прием прошел через несколько стадий развития. За первоначальным применением указанных букв для обозначения конечных гласных (ср. Камень царя Меши, финикийские надписи) следует вторая стадия применения их для обозначения долгих по природе гласных (в арабском, в древнееврейском яз.), затем иногда для обозначения снабженных ударением звуков (в библейско-еврейском) и, наконец, для обозначения краткости гласных (в арамейских наречиях и побиблейском еврейском яз.). Этот способ удержался в мандейском (в Ю. Месопотамии) и отчасти в самарянском языках. Однако посредством так наз. "гласных букв" точно передать оттенки гласных звуков невозможно; между тем, некоторые семитические языки обладают священными книгами, ритуальное чтение которых требует безусловной точности; вследствие этого практика выработала несколько систем гласных знаков, применение которых пошло по двум направлениям: в эфиопском языке, вокальная система которого, вероятно, восходит к 4 веку обычного счисления, гласный знак образует по начертанию со своей согласной одно неразрывное целое; отсюда получается столько же видоизменений для каждой буквы, сколько имеется гласных звуков; в языках же еврейском, сирийском и арабском гласные знаки пишутся отдельно от букв (над ними, под ними или внутри их). Сирийскую систему В. до сих пор рассматривали как основание, на котором зиждутся системы В. еврейская и арабская; последнюю считали основою самарянской системы, не имевшей гласных знаков; неосновательность, однако, этого предположения ныне установлена (Levias, The names of the Hebrew vowels, в "Hebrew. Union Collège Annual", 1894). Вне сомнения также, что все прочие системы покоятся на сложной "вавилонской" В. Вопрос же ο точных взаимоотношениях этих систем пока, без дальнейших тщательных изысканий, неразрешим. — В., в настоящее время принятой в сирийском и арабском языках, предшествовала более примитивная система диакритических знаков. В древнейших рукописях Корана точка над буквой обозначала а, под нею и — е, сбоку же у. В сирийском же яз. точка вообще вовсе не определяла качества звука, a лишь большую или меньшую интенсивность того или другого звука, причем точка над буквой указывала на то, что данная согласная произносится с более полной В.; точка под буквой указывала на менее полную, более слабую и мягкую В. или на совершенно безгласный характер данной согласной. Упоминание ο таком первобытном способе В. имеется еще в 4 столетии y Ефрема Сирина, и применение его встречается в сирийских рукописях 5 века. Арабская система звуковых точек введена позднее Абул-Асвадом (689 г. христ. счисл.). Само собою возникает вопрос, существовала ли когда-либо система, подобная сирийской, и в евр. языке? На это можно дать утвердительный ответ, хотя евр. рукописей с подобной системой В. и не сохранилось. В древнейшей Масоре все гласные подводятся под два термина: חתפ (патах) и ץמק (камец), первое из которых, обозначает: а, ä, е, i; второе: u, õ, ẽ. Первые, по-видимому, ранее обозначались точкою над буквой, последние — точкою под буквой. Кроме того, терминами "милра" (снизу) или "милэль" (сверху), которые y нынешних грамматиков обозначают ударение на последнем слоге (милра) и ударение на предпоследнем слоге (милэль), в Масоре обозначались сравнительная неполнота или полнота гласных звуков; ă, напр., считается "ниже" сравнительно с a, o, y; ě — сравнит. с ă; (сравни Achiah we-Achlah, №№ 5, 11); "шева" считается "ниже" сравнительно с полной гласной (ср. Великую Масору к Ис., 8, 1). Необходимо допустить, что в основание масоретской терминологии легло что-нибудь конкретное; таковым могло быть только рудиментарное употребление звуковой точки.

До 1839 г. единственно известной системой была тивериадская. В указанном году в Крыму были найдены рукописи, принадлежащие к совершенно другой системе В. С тех пор ряд манускриптов из Йемена дал возможность проследить эту систему в различных стадиях ее развития. В 1894 г. открыта еще одна система В., также, как теперь известно, распадающаяся на несколько типов. К последнему из этих типов принадлежат рукописные отрывки, найденные в Сирии и Египте. Каждая из данных трех систем имеет свой особый очередной способ акцентуации. В каждой из этих систем и типов не только варьируют форма и размещение гласных знаков и ударений, но и само произношение еврейского языка, характерное для данной системы, не остается неизменным. Берлинская рукопись or. qu. 680, представляющая вавилонский тип, служит примером наибольшего отклонения от обычного произношения. Наиболее поразительные отклонения в размещении гласных знаков замечаются при сравнении обычной В. с системой ее, открытой в 1839 г. В первой все знаки, за исключением двух, помещаются под буквами, во второй же — над ними, почему первая названа "подстрочной", вторая — "надстрочной". С открытием третьей системы, также надстрочной, старая классификация оказалась неудобной и должна была замениться более точной. Основываясь на двух отрывках средневековой литературы, a именно на приписке к пармской рукописи Таргума (ср. Берлинер, Targum Onkelos, II, 134) и на Махзоре Витри (стр. 462), обычную систему называют тивериадской (= Т), систему, открытую в 1839 г. — вавилонской (= В), a третью — палестинской (= Р). Этими терминами указывается только на местности, в которых данные системы были в употреблении, без всякого отношения к месту происхождения их. Указанные термины применяются для удобства наравне с наименованиями "семитический" и "хамитский", употребляемыми в приложении к языкам. Арабскую систему обозначают буквою А, несториано-сирийскую — через Sy, a самарянскую — через Sа. — В рукописях вавилонской системы заметны различные стадии развития, сводящиеся, однако, к трем главным типам: 1) сложному (В1), представленному, главным образом, в "Codex Petropolitanus", датированному 916 г.; 2) упрощенному (В2), встречаемому преимущественно в рукописях Таргумов и в новоеврейских текстах; 3) типу (В3), представителем которого является берлинский MS. or. qu., 680. B2 есть лишь упрощенная В1, приспособленная к потребностям арамейского языка. В2 есть видоизменение В1 посредством системы Р, из которой заимствованы встречающиеся в В1 знак "рафе" и понятие о дагеше. Палестинская система сохранилась в немногих отрывках, из которых изданы пока только немногие. Система эта также развивалась постепенно, но окончательное установление определенных типов должно быть отложено до тех пор, пока весь относящийся сюда материал не станет вполне доступным. По мнению д-ра Kahle ("Der masoretische Text", 29, прим. 1), неизданные еще отрывки каирской генизы представляют древнейший тип (Р2); промежуточный же тип приведен автором настоящей статьи в American Journal of Semitic Languages and Literature, том ХV (P2); третий тип (Р3) заключается в текстах, изданных Нейбауэром (Jew. Quart. Rev., VII, 361) и Kahle (Stade's Zeitschrift, XXI, 273). Эта система основана на В1 и обнаруживает переход к B2, T, Sa, Sy и A. Гласные знаки в P помещаются, так же как в В., над буквами влево, или, вернее, над промежутками между буквами при неполном чтении (т. е. при опускании гл. букв) и над гласными буквами, если текст написан "plene", א מ (полным правописанием, без пропуска гласных). Размещение гласных знаков, таким образом, определялось случаями полного правописания. Очень возможно, что изобретатели этих двух систем, как и позднейшие грамматики, предполагали, что каждый гласный звук предшествует действительной или воображаемой гласной букве, так что гласный знак может всегда рассматриваться, как ее заместитель. Дагеш, маппик и знак "шева" (см. таблицу) могут быть помещаемы над той согласной, к которой они относятся, или над предшествующей им согласной.

Обозначение гласных.

Формы в квадратных скобках под В1 употребляются перед дагешом; формы в дуговых скобках ставятся перед безгласными согласными. Р1 отличается от Р2, главным образом, тем, что гласная е дифференцируется в è и é.

Тивериадская система основана на В1 (ср. Praetorius в Z. D. M. G., III, 195) и Р. Как и на Р1, в этой системе гласная е дифференцирована. Все знаки системы, за исключением двух, помещаемых внутри согласных (маппик и дагеш) и одного над согласными (ó) пишутся под буквами. Система ударений, по-видимому, возникла вместе с Р, так как знаки для гласных и ударений в этой системе вылились в одной форме. Ударения были затем перенесены в Β2 и механически дополнены соединительными знаками, из которых позже развилась система Т. Как показал Praetorius, эти соединительные ударения, םיתרשם, основаны на ранних средневековых греческих невмах (нотных знаках в безлинейной системе). Разделительные ударения, םיקיםפמ, однако, являются, очевидно, дальнейшим развитием греческих знаков препинания (ср. Kahle, в Z. D. M. G., LV, 167 и далее; см. также Consolo, в Verhandlungen des Internationalen Orientalistencongresses. XIII, 214 и сл). Прежде чем определить время первого введения В., необходимо установить два предельных момента: исходный и конечный. Илия Левита уже указал, что ни Талмуд, ни Мидрашим ничего не упоминают ο гласных знаках или названиях гласных, несмотря на то, что к тому представлялось много благоприятных поводов. На этом основании он заключил, что В. и акцентуация поталмудического происхождения. У Саадии-Гаона и его современников впервые встречается датированная заметка ο вокализации. Если существуют вокализованные рукописи, восходящие до 7 столетия (ср. примечание А. Гаркави к еврейскому переводу "Истории" Греца, III, 160), то начало В. должно быть отнесено примерно к 600 г. Мысль Гинзбурга ("Introduction to the Hebrew Bible, 451), что составителю "Massecheth Sopherim" гласные были неизвестны, совершенно неосновательна потому, что составитель этой компиляции не мог не знать гласных знаков, раз ему были известны ударения. Место, цитируемое Гинзбургом в подтверждение своего вывода, заимствовано из более древних источников. Несториано-сирийская В., несомненно, относится к тому же времени, что А и T (ср. Duval, Gram. Syr., § 71). С течением времени, когда самое происхождение гласных знаков и ударений было забыто, некоторые приписывали их изобретение Адаму, другие относили их возникновение к Синайскому откровению, между тем как, по третьему предположению, начало В. положено Эзрой или мужами Великой Синагоги. Илия Левита первый указал на их послеталмудическое происхождение. Сочинение "Massoreth ha-Massoreth (1538), в котором Илия изложил этот взгляд, появилось также в лат. переводе его ученика Мюнстера (в 1539 г.). Так как его теория совпала с реформацией, за нее ухватились воюющие партии, что повело к многочисленным спорам, наиболее известный из которых происходил между Капеллусом и Буксторфами. Из еврейского лагеря против Левиты выступил Азария де Росси в своем "Meor Enajim". S. D. Luzzato напечатал в 1852 г. "Dialogues sur la Kabbale et le Zohar et sur l'antiquité de la punctuation et de l'accentuation dans la langue hébraique", где он принял сторону Илии Левиты. Из многих ответов, вызванных этой работой, наиболее замечательные по своей эрудиции принадлежат перу Якова Бахараха ("Histadalut im Schadal", Варшава, 1886). Документы, открытые Фирковичем доказывают, по его утверждению, что В. — изобретение караимов. Но эти документы поддельны (как доказано Гаркави в примечаниях к еврейскому переводу "Истории" Греца, III, 160, 175, 485).

Ср.: A. Ackermann, Das hermen eutische Element der bibl. Accentuation, 1—30, Berlin, 1893; W. Bacher, Die Anfänge der hebräischen Grammatik (Zeit. Deut. Morg. Gesellschaft, XLIX, 13—20); J. Bachrach, Sefer ha-Jachas, Варшава, 1854; он же, Histadalut im Schadal, 2 тома, Варшава, 1896; H. Berliner, Targurn Onkelos, II, 1884, c. XI: S. Bernfeld, в Ozar ha-Sifruth, IV, 347—360; A. Büchler, в Sitzungsberichte der Wiener Akademie, 1891, 1901; H. Ewald, в Jahrbücher der biblisch.Wissensch., 1, 160—172; J. Fürst, Gesch. des Karäerth., I, 19, 134 sqq.; A. Geiger, Urschrift, 484—490; I. Guidi, Bolletino, I, 430; P. Haupt, в Journal American Orient. Soc., XXII; Hupfeld, в Theol. Stud. u. Kritik, 1837, 57—1; 30 P. Kahle, в Zeitschrift Штаде, XXI, 273 и сл.; он же, в Zeitseh. Deutsch. Morg. Ges., LV; M. Kalisch, Hebr. Gramm., II, 63 sqq.; M. Lenormant, Essai sur la propag. de l'alph. phén., I, 307—326; C. Levias, в Hebr. Union College Annual, 1904; S. Luzzatto, Dialogues sur la Kabbale etc., 1852; он же, в Halichoth Kedera Поллака, 23 sqq., Amsterdam, 1846; он же, в Hamagid, IV, 24; G. Margoliouth, в Proceed. Soc. Biblical Arch., ХV, 164—205; P. Mordel, в Haschiloach, V, 232, X, 431 sqq.; J. Olshausen, в Monatsberichte der Berliner Akademie, июль 1865; S. Pinsker, Einleitung in das babylon.-hebr. Punktationssystem, 1863; P. Praetorius, Ueber die Herkunft der hebr. Accente, Berlin, 1901; он же, Die Uebernahme der früh-griechischen Neumen durch die Juden, 1892; он же, в Zeitsch. Deut. Morg. Gesellsch., LIII, 195; S. L. Rapoport, Hebräische Briefe, 75, 94; Roediger, в Hall. Allg. Literaturzeit., 1848, № 169. — Более древнюю литературу можно найти у: Wolf, Bibl. hebr., II, 475, IV, 214; Carpzov, Critica Sacra, 242; Gesenius, Gesch. der hebr. Sprache, §§ 48—56; Schwab, Répertoire, index. — Относительно спора Капеллуса и и Буксторфов ср.: Diestel, Gesch. des Alt. Test. in der christl. Kirche, s. v. Vocalzeichen; G. Schneidermann, Die Controverse des L. Capellus mit den Buxtorfen, 1879; J. Derenbourg, в Revue Critique, 1879, 455 sqq.; Hersmann, Zur Geschichte des Streites über die Entstehung der hebr. Punktation, 1885. [Ст. C. Levias'a, в J. E., XII, 446—448].

Раздел4.




   





Rambler's Top100