Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Гегель, Георг Вильгельм Фридрих

— известный немецкий философ (1770—1831), творец системы "абсолютного идеализма", оплодотворивший самые различные области знания так называемым "диалектическим методом". Особенно в области общественных наук и юриспруденции значение Г. выразилось в том, что под влиянием его философской системы, начиная с 20-х годов 19 века, научная мысль отвернулась от господствовавшего в предыдущем веке рационализма, положив основание историко-генетическому рассмотрению явлений как в природе, так и в человеческой истории. В социально-политическом отношении из системы Г. были сделаны консервативные и реакционные, как и, наоборот, самые радикальные и революционные выводы ("левое крыло" гегельянцев). 30-й и 40-й годы были золотым веком этого младогегельянского движения, выразившегося особенно в критике религии (Фейербах, Давид Штраус и так называемая "тюбингенская школа") и устарелых общественных теорий. Благодаря своему диалектическому характеру философия Гегеля имела огромное влияние (как ни одна из предыдущих и последующих философских систем) на еврейскую интеллигенцию Германии и Галиции первой половины 19 века. Целая плеяда еврейских ученых и общественных деятелей находилась под чарами этого "великого философа, но еще большего эквилибриста", как прο Γ. впоследствии выразился Грец. Эдуард Гонз (он издал лекции Г. по философии истории и права), Гейне в свои студенческие годы, Моисей Гесс, Маркс, Лассаль, Н. Крохмаль, наконец, ортодоксально, но романтически настроенный раввин С. Р. Гирш (см.) — все эти ученые выработали свое философское и историческое миросозерцание под непосредственным влиянием гегелевских идей. В труде "More Nebuche ha-Zeman" Н. Крохмаль сделал попытку изложить исторический ход развития еврейства по схеме Гегеля, согласно которой исторический прогресс человечества ведет к конечному торжеству "абсолютного духа" (טלחזמה ינחודה). Моисей Гесс, который интересен тем, что, в отличие от других еврейских социологов и общественных деятелей 40-х годов, вышедших из общей младогегельянской школы, последовательно пришел к еврейскому национализму или, как сказал бы Гегель, к синтезу между старым (традиционным) и новым (эмансипированным) еврейством, — Гесс в своей книге "Rom und Jerusalem" пытается объяснить, почему Г. оказал такое неотразимое влияние на еврейские умы. Г. с его выраженным историософическим миросозерцанием и постоянным подчеркиванием момента "откровения" или "самооткровения" в победоносном шествии человеческого духа, по мнению Гесса, ближе всего подходит к основам иудаизма, этой "исторической религии" (Geschiсhtcultus) par excellence; напротив того, Шопенгауэр — крайний антипод Г. в философском отношении — является особенно ярким выразителем арийского миросозерцания, преимущественно космического (Naturcultus), достигшего своего кульминационного пункта в будущем и отчасти также в средневековом христианстве (пессимизм, отрицание плоти). Γ., пο словам Гесса, кроме того, еще потому так близок еврейству, что его философская система в значительной мере сложилась под влиянием Спинозы (учение ο "тождестве"), в свою очередь много черпавшего из еврейской религиозной философии и в особенности из каббалы. — Философия Г. действительно, вопреки своему кажущемуся рационализму или, как это принято называть, "панлогизму", содержит в себе много иррациональных и даже мистических элементов, сильно напоминающих каббалу и неоплатоников. Разительный пример в этом отношении представляет учение Гегеля ο "переходе количества в качество", краеугольный камень всей диалектики Г. Развитие человеческого "духа" совершается по тем же законам логики, что и прочие явления космоса: все должно пройти через 3 ступени развития, открытые Г. в логике и состоящие в том, что "тезис" (положение) отрицается своим противоположением — "антитезисом" и находит, наконец, полное примирение в "синтезе" (гармоническом слиянии первых двух). По этой-то трехчленной схеме, или "триаде", совершается постепенное развитие человеческой истории. В начале был дан "дух субъективный" (антропология, феноменология и психология); он впоследствии переходит в "дух объективный", т. е. объективируется, или воплощается в институт права, семьи и государства; наконец, все это гармонически объединяется в конечном самопознании человеческого духа, в так назыв. "абсолютном духе", как он выражается в эстетическом, религиозном и философском творчестве. Религия в схеме Г. является по сравнению с философией низшей ступенью человеческого духа. В реформе религии "абсолютная истина" является человеческому представлению и чувству, между тем как философское мышление — это есть дух, познающий себя без всяких антропоморфических примесей. Гегель — апологет по отношению к христианству и в оценке еврейства не совсем последователен. Уже в логическом разграничении между религиозной и философской сферами христианской религии Гегель сделал такие уступки, которые значительно нарушили стройность и цельность его общей системы. Он любил часто подчеркивать (особенно с университетской кафедры) ту мысль, что философия, или "система абсолютной истины", тождественна в содержании своем с христианством и разнится от него лишь по своей форме. В этом заключается "консервативная сторона гегелевского учения, впоследствии подхваченная ортодоксальной школой, защищавшей супранатуралистическую точку зрения. Особенно по вопросу ο взаимоотношении между еврейством и христианством Г. высказывал взгляды, которые со времен апостола Петра констатировались всеми христианскими теологами. Взгляды Гегеля на иудаизм как на низшую религиозную ступень пo сравнению с христианством перешел также к так называемой "критической школе в теологии" (Фейербах, Бауэр и Ферд. Христиан Баур и — через Ваттке — вся новейшая школа "велльгаузенианцев"). Иудейская религия — ниже христианства, однако в сравнении с другими религиями Востока является крупным шагом вперед. И здесь опять всю многогранную историю развития религиозной мысли Г. втискивает в свою триадическую формулу, которая не выясняет этого сложного вопроса, а только суживает его еще больше, причем Г. решительно не церемонится с фактами, поскольку они не укладываются в его общую схему. (Когда Г. указывали на факты или явления, противоречащие его системе, он глубокомысленно заявлял: "тем хуже для этих фактов"). Характерную черту еврейства Г. находит в том, что представление о Боге в этой религии абсолютно трансцендентное и Он познается исключительно как неприступный Властитель или Законодатель; более интимное отношение к Богу чуждо духу еврейства. Тут Г., как во многих других местах своей философской системы, грешит против исторической истины. Его неправильная оценка еврейства происходит не столько от антипатии или антисемитизма, сколько от желания дать выдержанную схему последовательного развития религий. Чисто сыновнее отношение к Богу, как оно выражается у пророков, в Псалмах и в позднейшей еврейской письменности, не гармонирует с общей концепцией Г., по которой "иудаизм в созданной им прекрасной легенде о грехопадении скорбит о разрыве в нем духовного начала с естественным". И вся эта выдумка о "скорби" нужна Г. для того, чтобы выставить христианство как "окончательное примирение этих противоположных начал, как такую религиозную ступень, на которой духовное начало возвращается к самому себе". Еврейство, наряду с религией Греции или Рима, является, по схеме Гегеля, "религией духовной индивидуальности". Этим все три учения отличаются от древних религий Востока, в которых Бог — субстанция, т. е. тождествен с природой, и поэтому обозначаются Г. как "религии естественные". Переход от этой группы (буддизм, браманизм, религия Китая) к "религиям духовной индивидуальности" представляет зороастризм, так как в нем уже пробуждается сознание противоположностей "добра" и "зла", "света" и "мрака". В христианстве, наконец, "абсолютный дух" празднует свою окончательную победу, так как в нем находят свое примирение (?) противоположные начала всех предшествующих ступеней религиозного сознания. — Гегель сильно повлиял на одного еврейского мыслителя — Самуила Гирша, сделавшего первую попытку дать очерк истории развития еврейской философской мысли по схеме Гегеля. Посредством идеи "эволюции" С. Гирш расширил понятие "откровения", представив его как последовательное развитие и осуществление понятия ο Боге, поскольку оно выражалось на различных ступенях религиозного самосознания Израиля. Вместе с тем Гирш старается доказать, что его учитель Г. неправильно понимает иудаизм, так как по учению последнего человек создан по образу и подобию Бога, и, таким образом, иудаизм первый открыл в человеке "сознание своей абсолютной духовности", а это является душой всей гегелевской философии. Еврейство в своем понимании духовной сущности человека, по словам Гирша, первое преодолело антитезу между Богом и человеком, и учение христианства ο Богочеловеке является лишь частным случаем этого основного пункта иудаизма. — Ср.: Грец, "История", XI (глава ο Гейне); Moses Hess, Rom und Jerusalem, 1862; Ueberweg-Heinzc, Entwickel. d. Gesch. der Phil., 1906; Samuel Hirsch, Die Religionsphilosophie der Juden, 1842.

A. Гурлянд.

Раздел4.




   





Rambler's Top100