Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Гильзнер, Леопольд

— обвиняемый в ритуальном процессе в Полне. 1 апреля 1899 г. в Березинском лесу около Полны, в Богемии, был найден труп убитой христианской девушки соседней деревни Клейн-Вестницы, 19-летней швеи Агнессы Груши, с поранениями на голове и на шее. Молва христианского населения указала на Г. как на виновника преступления: Г. не имел определенных занятий и принадлежал к подонкам еврейского населения Полны. Узнав об этом, антисемиты, как чешские, так и немецкие, несмотря на раздоры между собой, решили воспользоваться данным случаем для возбуждения антисемитского похода против австрийских евреев и объявили убийство Груши ритуальным преступлением. Редактор венской антисемитской "Deutsches Volksblatt" Швер обвинил в убийстве сначала полненского резника Курцвейля, когда же последнему удалось доказать свое alibi, евреев Брана, Фрида и Г.; Брану и Фриду также удалось сейчас же документально доказать свою невиновность, и тогда с тем большей яростью обвинения обрушились на Г. Швер явился в Полну и при содействии местных антисемитов учредил частную следственную комиссию, которая, напоив брата Г., добилась от него мнимого признания, что в день убийства у них дома ночевали какие-то приезжие евреи. Упорно отрицавший свою вину Г. был арестован, за недостатком улик выпущен, но под влиянием агитации антисемитов снова арестован и предан суду. При подстрекательстве антисемитов весть ο ритуальном убийстве широко распространилась по Богемии и вызвала погромы в Находе и Полне. 12 сентября 1899 года началось судебное разбирательство (первое) дела Г. в Куттенберге, продолжавшееся пять дней; в качестве гражданского истца со стороны матери убитой выступил член чешско-радикальной антисемитской партии д-р Бакса (см.), защитником Г. — д-р Ауредничек. К процессу антисемиты наводнили Богемию брошюрами об употреблении евреями христианской крови и подготовили ряд свидетелей, всеми силами стараясь разжечь антисемитские страсти христианского населения. Агитация возымела успех среди невежественного и суеверного населения, где стояла злобная против евреев атмосфера, в которой протекал процесс Г. Экспертиза местных врачей, настаивавших на том, что труп Груши был совершенно обескровлен, делала также явные намеки на ритуальный характер убийства; это же пытались подтвердить и ложные показания свидетелей, клонившиеся к тому, что Г. в убийстве Груши помогали и другие евреи. Такие же явные намеки делал и прокурор в своей обвинительной речи; особенно резко эти обвинения проявились в речи гражданского истца Баксы, открыто заявившего, что "Агнесса Груша была убита евр. сообществом, живущим среди нас только с целью получения нашей крови". Павшие во время процесса подозрения в убийстве Груши на брата и мать убитой и на некоего Вера были судом оставлены без внимания; защитнику Г., Ауредничеку, было отказано в ряде ходатайств, и присяжные единогласно признали Г. виновным в соучастии в убийстве и приговорили его к повешению. — Приговор вызвал в некоторых прогрессивных слоях Австрии взрыв негодования и протесты в евр. населении; из первых протестовал "Союз для борьбы с антисемитизмом" под председательством бар. Зуттнера; протестовали также венский главный раввин, венская община, брюннская община; были устроены митинги в Вене, Черновицах, Острове и др. Депутаты рейхсрата Бык (см.) и Рапопорт внесли министру юстиции особую интерпелляцию. Антисемитская агитация христианского населения Чехии и Моравии после осуждения Г. привела к ряду погромов и бесчинств — в Праге, Голлешове, Всетине, Полне, Находе, Хлумеце и мн. др. Куттенбергский приговор и дальнейшие события оказали свое влияние на настроение евр. интеллигенции в Богемии, до тех пор проповедовавшей полную ассимиляцию с чехами, и вызвали в ее среде мысль ο ведении самостоятельной национальной политики. Особенно решительно выступил против обвинений в ритуальном убийстве и приговора Г. в своем органе "Час" Масарик, известный чешский профессор, также выпустивший в этом смысле вскоре после приговора специальную брошюру "Die Nothwendigkeit der Revision des Polnaer Processes", конфискованную австрийскими властями; кроме того, Масарик был привлечен за нее к уголовной ответственности. Чешские студенты ответили Масарику на эту бpoшюpy рядом враждебных демонстраций. — В ответ на кассационную жалобу, поданную защитником Г., в апреле 1900 г. последовала отмена смертного приговора высшим кассационным судом в Вене, признавшим неправильность экспертизы и предвзятость в ведении всего процесса; основана была эта кассация, главным образом, на отзыве пражского медицинского факультета, отвергшего подозрение в обескровленности найденного трупа и в обязательном участии нескольких лиц в убийстве. Дело Г. было передано на новое рассмотрение в Пизеке, в Богемии, где оно слушалось в течение 25 окт. — 14 дек. 1900 г. К Г., помимо убийства Груши, было предъявлено еще обвинение в убийстве некоей Марии Климы в июле 1898 года (в октябре 1898 г. в лесу близ Полны был найден труп, похожий на нее); кроме того, Г. обвинялся в ложном доносе на двух евреев, будто бы помогавших ему в убийстве Агнессы Груши, признании, сделанном им до суда, после многих месяцев тюремного заключения, но сейчас же взятом обратно. Суд в Пизеке протекал в еще более враждебной евреям атмосфере, чем куттенбергский. Несмотря на настойчивые попытки гражданских истцов-антисемитов сорвать экспертизу пражского медицинского факультета, благоприятную для Г., им это не удалось. Выяснилось также, что убийство Марии Климы совершенно не доказано, и были даже указания, что она жива и находится в Мангейме. В противоположность куттенбергскому суду, на этом разбирательстве прокурор решительно отверг мнение об убийстве с ритуальной целью, названное им "бессмысленной сказкой, уже успевшей наделать столько несчастий", но обвинил Г. в убийстве по личным мотивам. Тем с большей резкостью настаивали на ритуальном характере убийства Бакса и Певный, указывавшие на "характерный" резничный порез на шее Агнессы Груши. 14 дек. Г. был снова приговорен присяжными к повешению за соучастие в убийстве (этим подчеркивалось, что в убийстве участвовали для какой-то цели и другие лица). Высшему кассационному суду в Вене была снова подана кассационная жалоба, оставленная в апреле 1901 г. без последствий, хотя суд и отверг ритуальный характер убийства и якобы "резничный характер пореза" (Schächterschnitt). Тогда было подано австрийскому императору прошение ο помиловании Г., которое воспоследовало в июне 1901 г., причем Г. был приговорен к пожизненной каторге. — В ответ на приговор пизекского суда последовал ряд митингов протеста; из них наиболее значительным был огромный митинг в Брюсселе, в дек. 1900 г., где выступили исключительно христиане. Кроме вновь выступившего проф. Масарика, особенно известна работа д-ра Нуссбаума с предисловием германского криминалиста проф. Листа, в которой доказывается, что приговор по делу Г. — судебная ошибка. В защиту Гильзнера выступил также М. Нордау. Вскоре после выхода книги Нуссбаума была внесена (в начале 1906 г.) в рейхсрат интерпелляция, подписанная Штраухером, Быком, социал-демократом Пернерсторфером, русином Романчуком и мн. др. — ο пересмотре Полненского процесса, против чего антисемиты резко протестовали. И ныне (1910) не остановилось движение в пользу пересмотра процесса Г.: защитник Г. Ауредничек снова подал жалобу в высший кассационный суд в Вене ο пересмотре процесса Г., но жалоба его в январе 1910 г. оставлена без последствий.

И. Чериковер.

Раздел6.




   





Rambler's Top100