Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Египет

(םירצמ; по-греч. Αίγυπτος [y Гомера, вероятно, видоизмененное египетское название Мемфиса — Ha(t)-ka-ptah; ср. ассирийское — Нikubta]). — Сами египтяне называли свою страну Kernet, т. е. "черная страна" — от темного нильского ила. Чаще же всего он называется в египетских памятниках Touĭ, т. е. "две страны" (ср. двойств. форму евр. названия םירצמ) — указание на деление Египта на государства Северное и Южное. Поэтически в Библии эта страна иногда называется "Рагаб", בהר, и "страна Хама", םח ץרא (Исаия, 30, 7 и др.; Пс., 105, 27 и др.). Под Египтом уже в глубокой древности подразумевалась удлиненная и сравнительно узкая полоса земли по обоим берегам Нила. Постоянно лишенная дождей, эта страна находилась в зависимости от разлива Нила и искусственной ирригации (ср. Второзак., 11, 10), хотя берег этой реки и ее Дельта (Нижний Египет) еще в глубокой древности отличались своей плодородной почвой. Как флора, так и фауна древнего Е. носила всецело африканский характер. Что же касается населения, то его этнический состав уже в древности представлялся весьма неясным. Указание Библии (Таблица народов — Бытие, 10, 6) на их хамитское происхождение, несомненно, правильно; современными изысканиями установлено только, что оно произошло от смешения с туземным африканским населением азиатских семитов, вторгшихся в Нильскую долину в доисторический период. В позднейшие времена жители Е. постоянно подвергались новым смешениям, не оставшимся без влияния на их тип. Древнейшая египетская раса называла себя "Romet", т. е. "люди", вероятно, в отличие от другой части населения, которое было недостойно этого названия. Как видно из изображений в красках на некоторых памятниках, цвет кожи у мужчин был темно-красный, у женщин — желтый. — Наиболее ранние египетские предания сообщают, что страна в политическом отношении распадалась на два царства — на царство Красной короны на севере и царство Белой короны на юге. По-видимому, объединение этих двух царств произошло еще задолго до правителя Менеса (около 3500 л. до хр. эры), которого позднейшие памятники Египта считали первым историческим царем. Другое подразделение страны на номы, или провинции (число которых достигало 42), указывает на еще более первобытный государственный строй, когда Е. населяли многочисленные независимые племена, имевшие отдельные территории и, по-видимому, особый государственный строй (W. M. Müller). — История египетского искусства теряется в дебрях седой древности, за 5000 лет до хр. эры. В зависимости от природы Е., от религии его обитателей, их политической жизни, нравов и культуры это искусство отличалось оригинальностью и беспримерной устойчивостью, в течение многих веков не только не воспринимая на себя чужеземных влияний, но, напротив, многое передавая искусству других стран. Отличительные черты египетского искусства: в архитектуре — стремление к колоссальности и прочности с сохранением, однако, соразмерности между отдельными частями сооружений, а в ваянии и живописи — старание не столько воспроизводить формы и явления видимого мира, сколько пользоваться ими для выражения религиозных представлений. Особенного развития в Египте достигла архитектура, тогда как скульптура и живопись играли лишь подчиненную ей роль. Металлы становятся египтянам известны лишь в позднейшие времена; первоначально жители Е. пользовались обыкновенно камнем, как и древние израильтяне (ср. Исх., 4, 25; Иош., 5, 2). — Язык древних египтян имеет сходство с семитическими языками, но не столь близкое, чтобы его можно было поместить в одну с ними группу. Ввиду некоторых особенностей египетского языка, напоминающих другие африканские наречия, напр. ливийские и берберские, его обыкновенно вместе с ними выделяют в особую группу "хамитских языков". Алфавит Е., как и семитический, состоит из 24 букв; гласные первоначально, как и в древнееврейском языке, не выражались на письме и имели влияние не на значение корня, а на грамматические формы. — История египетского языка делится на 4 главных периода — 1) древнеегипетский (до гиксов), памятником которого служат религиозные тексты пирамид, составленные, по-видимому, еще в доисторическое время, 2) новоегипетский (до времени упадка), когда замечается усиленное заимствование семитических слов, 3) демотический (до введения христианства) и 4) коптский. — Знания древних египтян носили практический характер и не достигли особенно большого развития. Они сосредоточивались в жреческих и чиновничьих кругах и пользовались покровительством бога Тота. Историческая литература не получила надлежащего развития. Царские летописи велись без строгой системы и нередко носили случайный характер; исключения представляют списки царей, иногда излагающие ряд событий и фактов. Но все виды египетской исторической литературы не достигают той высоты, которой отличаются библейские исторические сообщения — цельные и законченные по форме и содержанию. Некоторое развитие получил у египтян так называемый исторический роман, т. е. легенды и сказания об исторических лицах. — Географические познания были крайне ограничены и не шли дальше Тигра и Евфрата на востоке и Южной Греции — на северо-западе; что же касается их космографических представлений, то они были крайне наивны. — Из естественных наук особенно культивировалась медицина, представлявшая смесь грубого эмпиризма и магии. Лечение, однако, глазных болезней и хирургия могут поистине считать Е. своей родиной (лейпцигский и берлинский папирусы). — Несомненный интерес представляет тот вид египетской литературы, который посвящен морали. В ранней литературе особенное значение в этом отношении имела "Книга мертвых"; позднее дидактико-моральная литература приписывается мудрецам Птаготеку и Хонсуготеку (папирусы Prisse и Bulaq, 4); сохранились также наставления, приписываемые царю XII династии Аменемге I и мудрецу Дауфе (Anast., 7). В общем содержание этого вида египетской письменности в позднейшее время в сильной степени напоминает Притчи Соломоновы и отчасти Экклезиаст. Наконец, что касается египетской поэзии, то она всегда стояла ниже семитической; чаще всего она религиозного характера. — В области светской поэзии особый интерес представляет так наз. "Эпос Пентаура", в котором изображается война Рамзеса II с хеттами (папир. Sallier, 3). — К демотической эпохе относятся различные басни, а также одно замечательное произведение пророческого характера, соответствующее библейским пророческим книгам. Наконец, в египетской поэтической литературе имеется большая эротико-драматическая поэма, напоминающая еврейскую "Песнь Песней" (папирус Harris). — Что касается древнеегипетской религии, то она и в позднейшие времена отличалась первобытным характером и грубым фетишизмом. Политеизм ее имеет много общего с многобожием древневавилонской религии (см. Вавилония). Все явления природы и, главным образом, солнце имели особые олицетворения в египетском пантеоне, что объясняется земледельческим характером страны. Эта раздробленность верований, по-видимому, уже весьма рано смущала египетских жрецов, обнаруживших стремление к объединению народных представлений. Особенно усилилась эта тенденция после изгнания гиксов и не без их влияния создалась религиозная система, которая развивалась жрецами Ермополя. Здесь пользовалась особой популярностью общая всем восточным народам идея могущества "слова"; носителем и владыкой творческого "слова" был бог Тот. Дальнейшим прогрессом египетской религии явилось почитание так называемого "сокровенного" бога "Атен", представляемого в виде живительного, идеального солнца; это сокровенное божество должно было слить в своем образе всех прочих богов, стать верховным владыкой и, таким образом, фактически привести к монотеизму. Ускорить введение последнего пытался насильственным путем фараон Аменхотеп IV, но неудачно, потому что народ не был подготовлен к этой реформе. Позднее идея единобожия совершенно теряется в стремлениях тех или иных династий выдвинуть на первый план своего излюбленного бога-покровителя.

История Египта. — По царствовавшим в Е. династиям история делится на след. три периода: династии I—VІ относятся к первому периоду (Древнее царство), династии VII—ΧVII — ко второму периоду (Среднее царство), династии ХVIII—XX — к третьему периоду (Новое царство). Далее идут династии эпохи господства наемников, периода реставрации и персидского владычества. Слава Древнего царства связана с именами фараонов ІV династии: Снофру (3000 л. до хр. эры), победившего бедуинов Синайского полуострова, Хуфу (Хеопс), строителя величайшей пирамиды, и др. К этому же периоду, но ко времени VI династии относится фараон Пени, совершивший поход в Южную Палестину; как полагают, это был первый поход египтян в Азию. Согласно указаниям одного позднейшего папируса, в промежуток времени между VII и X династиями совершались вторжения в Е. враждебных египтянам "аму", т. е. азиатов или семитов. В общем указанный период был занят борьбою за децентрализацию, причем весь Египет разбился на множество самостоятельных областей, или номов. — Начало Среднего царства ознаменовывается тем, что центр тяжести политической жизни Египта переносится на юг страны. Вместо прежней столицы Мемфиса (ףמ или ףנ) теперь столицей становятся Фивы, אנ, и их бог — Амон (см.) начинает занимать главное место в египетском пантеоне. Одиннадцатая, или "Фиванская", династия снова объединяет под своей властью различные части Е., но величайшего расцвета своего могущества эта страна достигает во время правления царей XII династии (ок. 2000 г. до хр. эры).

Еврейское семейство, просящее о допущении в Египет (по Лепсиусу).

Евреи доставляют подарки египетскому управителю; изображение воспроизведено со стенной живописи в гробнице в Бенигасане.

Из фараонов этой династии Аменемга I завоевал Нубию с кушитским населением (библ. שוכ). Последующий период (XIII и XIV династии) снова ознаменовывается борьбою за децентрализацию, сопровождающейся междоусобными войнами и анархией. Это обстоятельство, вероятно, облегчило гиксам вторжение в Египет и захват власти над страною. По словам Манефона, первый из этих царей-гиксов назывался Салатисом, что по-ханаанейски означало "властелин", טילש; вероятно, по аналогии с этим именем также получил название "гашаллит", טילשה, и Иосиф (Бытие, 42, 6 и сл.), который, как полагают, около этого же времени был назначен соправителем египетского фараона. Другой правитель гиксов назывался Акони, третий — Хианом или Рацяном, который, по арабскому преданию, происходил от арабско-ханаанейских амалекитян и был тем фараоном, который освободил Иосифа из темницы. С именем фараона Пубти связывают — впрочем, безосновательно — установление египетского рабства для израильтянами. Конец периода гиксов относится ко времени около 1600 г. до хр. эры, когда туземному египетскому населению удалось свергнуть иго ненавистных чужеземцев и изгнать их из пределов страны. Во главе восставших стоял царь Иахмос, сын Камеса, последнего фараона XVII династии. Впрочем, изгнаны были, вероятно, только предводители и их воины, тогда как простые гиксы остались в Египте; этим обстоятельством объясняется то огромное количество ханаанейских имен и культов, которое встречается в Новом царстве в продолжение правления царей XVIII—XX династий. Часть поселившихся в области Гошен (см.) или Косеме и оставшихся в Египте семитов составляли, как полагают, между прочим, евреи, явившиеся в эту страну при Иосифе. Срок пребывания их в Египте определяется Библиею (Исход, 12, 40) в 430 лет. Так как выход израильтян из Е. под начальством Моисея, по данным I Цар., 6, 1, произошел в 1398 г. до хр. эры, именно зa 440 лет до начала построения Соломонова храма, то переселение израильтян в Е. должно быть отнесено приблизительно к 1828 г., т. е. еще к периоду XII династии, примерно к началу царствования Аменемга III. По-видимому, и само имя евреев — 'Ibrî — встречается в форме 'Ерri, неоднократно упоминаемой в надписях времен XIII—XX династий, особенно же фараона Рамзеса II. Именем 'Ерri назывались крепостные рабочие, жившие в восточной части Дельты. То обстоятельство, что это наименование встречается еще во времена Рамзеса II и даже в период правления царей XX династии, при Рамзесе III, доказывает, по мнению Гоммеля, что даже после удаления главной массы израильтян на восток, в Ханаан, незначительная часть их все еще продолжала кочевать в пределах египетской Дельты, пограничной с Ханааном. — С изгнанием гиксов начинается период Нового царства. Из длинного ряда царей этого периода должны быть упомянуты — Дегутмосе I, завоевавший Палестину и все мелкие государства Сирии до Евфрата, и Дегутмосе III (1515—1461), расширивший пределы страны и наложивший дань на Палестину. Между прочим, в надписи на одной Фиванской гробнице от этого времени в числе палестинских городов, свергших египетское иго, упоминаются два селения, Яковел и Иошунел, в которых некоторые ученые (без достаточного, впрочем, основания) признали следы имен еврейских патриархов Якова и Иосифа. На основании часто воспроизводимой стенной живописи времен Дегутмосе, изображающей мнущих глину семитов с египетским надсмотрщиком во главе, полагают, что именно этот Дегутмосе, а не Рамзес II, как думали раньше вразрез с данными хронологии, и был фараоном, притеснявшим израильтян; упоминаемый в Библии рядом с Питомом город Раамсес еще не служит доказательством противного. — К царствованию преемников Дегутмосе относится знаменитая дипломатическая переписка их с вассальными владетелями Палестины и Сирии, найденная в Тель-эль-Амарне. В этой переписке впервые упоминается о каком-то союзническом племени хабири, которое напало на Ханаан и стремилось подчинить себе фараоновых вассалов. Об этом, напр., доносил фараону царь-священнослужитель иерусалимский (Урусалим в надписях) Арадхибу. По мнению некоторых ученых (Винклер и др.), хабири были израильтяне, приблизительно в это время под начальством Иошуи завоевавшие Ханаан; однако Гоммель и др. находят, что хабири были лишь предшественниками израильтян. Во всяком случае к концу этой династии — ХVІІІ-й, т. е. к промежутку времени от 1398—1358 гг. (приблизительно), следует, отнести по всей вероятности, 40-летнее странствование израильтян по пустыне, после которого и начинается покорение страны к западу от Иордана при Иошуе. Таково позднейшее египетское предание, в согласии с которым Манефон связывает исход из Е. чужеземцев под предводительством вождя и законодателя с фараоном Аменофисом III (см. Исход). — Под конец XVIII династии влияние фараонов на Сирию и Ханаан постепенно падает вследствие наступательного движения хеттов на эти страны. Энергичный отпор хеттам был оказан Рамзесом ІІ (Сезострисом; ок. 1340—1273 г. до хр. эры). Он отнял у хеттов сначала Палестину, а затем и часть Южной Финикии, называвшуюся уже в то время именем "Ашера", что указывает на давнишнее нахождение одноименного израильского колена на месте своего исторического, известного в Библии обиталища, именно к западу от уделов Зебулона и Нафтали, а не в Южной Палестине. Результатом мирных переговоров между воюющими сторонами было обязательство хеттов не продвигаться дальше к югу. После блестящих войн Рамзес II отдался сооружению целого ряда грандиозных построек в различных местах Е. Развалины в Карнаке, Абидосе и т. д. свидетельствуют о роскоши и величии этих зданий. Резиденцией Рамзеса II, по справедливости прозванного "Великим", был город Танис, библейский Цоан, ןעצ, в пределах Нильской Дельты. По соседству со страною Гошен (см.) он при помощи семитических работников, как полагают, потомков оставшихся в Е. израильтян, основал города Раамсес и Питом-Суккот (египетские Питум и Текут). Возможно, что фараон только возобновил города, построенные раньше царем Дегутмосе (см. выше), и оттого один из этих городов назван в Библии его именем. — Рамзесу Великому наследовал его сын фараон Меренита или Мернефта, прославившийся своей победой над ливийцами Дельты. Что при этом фараоне, ко времени которого прежде относили исход израильтян из Е., последние уже давным-давно жили в Палестине, подтверждается недавно найденною великолепно сохранившеюся надписью, где в связи с историей вышеупомянутой войны с ливийцами упоминается и о "племени израильском"; при этом последнему отводится местожительство, с одной стороны, между Аскалоном (см.), Гезером (см.) и Иеноамом, а с другой — Харом (область хоритян, страна Эдом). — Рамзесом III начинается XX династия. Наиболее выдающимся событием при этом фараоне была его война с племенами "пульсат" (филистимляне), напавшими на страну амореев и начавшими их теснить. Чтобы предупредить появление этих племен в самом Египте, Рамзес вышел к ним навстречу и разбил их; затем уже он подчинил себе самих амореев. Вероятно, к этому именно времени (около 1200 г. до хр. эры) относится и появление в Палестине филистимлян, выходцев из Кафтора, т. е. с острова Крита (Быт., 10, 14 и др.), которые через 100 лет уже являются ожесточенными врагами израильтян. С уходом Рамзеса III из Палестины амореи (амурри) заняли значительную часть этой страны, тогда как филистимляне старались утвердиться вблизи ее побережья. Вот почему в израильских исторических источниках основное население Палестины называется то ханаанеями (жителями низменности), то амореями (горцами). — Преемники Рамзеса III, так называемые Рамзесиды (до Рамзеса XII), царствовали очень недолго и бесславно; в это время Палестина и Финикия совершенно освободились от какой бы то ни было зависимости от Е., и эта независимость продолжалась свыше 400 лет. Престиж царской власти теперь падает и возвышается жреческая власть, вследствие чего с течением времени фиванские жрецы становятся фараонами. Таким образом возникает XXI (танисская) династия, представители которой передавали должность главного жреца своим сыновьям. В то же время огромное влияние в Е. получают ливийские наемники, иммиграция которых в эту страну начинается еще в эпоху Рамзеса III. Один из ливийцев под именем Шошенка (в Библии — Шишак, קשיש) занимает престол фараонов и тем кладет начало новой, XXII династии. Этот фараон, современник Соломона и его сына Рехабеама, как будто воскрешает в себе энергию былых властителей Е.; в его время Сирия снова подпадает египетскому влиянию. Если признать его тестем Соломона (I Цар., 9, 16 и сл.), как делает Мюллер вопреки мнению Гоммеля и других, полагающих, что тестем его был один из последних фараонов XXI династии (тогда как Винклер усматривает здесь "Piru", царя страны Musri в Северной Аравии), то окажется, что этот дружественный Соломону Шошенк весьма резко изменил свои отношения к сыну Соломона — Рехабеаму, и, когда под влиянием агитации Иеробеама произошел разрыв между северными и южными коленами, он вторгся в Палестину и вывез из иерусалимских сокровищниц все золото. Об этом сохранились сообщения как в Библии (I кн. Цар., 14, 25), так и в карнакских надписях, где перечисляется ряд иудейских и израильских городов, среди которых, однако, до сих пор не удалось найти Иерусалим. Последующие преемники Шошенка не были в состоянии поддержать египетский престиж в Сирии, и он там вскоре совершенно пал. В это же время, воспользовавшись внутренней слабостью государства, эфиопский царь Пианки захватил власть над всем Египтом. Упоминающийся в связи с этим фараон Со, אום (II Цар., 17, 4), по мнению Винклера, был в действительности Сиби, наместник небольшого государства "Musri" (смешиваемого с Мицраим — Египет) в северо-западной Аравии; этот-то Сиби, или Со, уговорил израильского царя Гошею прекратить выплату ассирийцам установленной дани, что стоило Гошее свободы и престола (II Цар., 17, 4 и сл.; ср. Winckler, в Mittheilungen der Vorderasiatischen Gesellschaft, 1898, и Schrader, KАS3, 145). Разъяснение Винклера относительно "Musri" и "Мицраим" привело, однако, к тому, что целый ряд ученых стал относить множество других библейских мест, где речь идет о Мицраиме-Египте, к Musri, а именно — Быт., 13, 10; 16, 1, 3; 50, 11; I Сам., 30, 13; II Сам., 23, 21; I Цар., 3, 1; 11, 18 и сл. — Один из последующих царей этой династии, Тахарко или Тиргака, הקהרת, принимал деятельное участие в организации мятежей ассирийских вассалов, особенно во время восстания Тира; по-видимому, он пытался склонить к своей коалиции вассалов и иудейского царя Хизкию (II кн. Цар., 19, 9). Во время второго похода Асархаддона на Е. Тахарко был свергнут с престола, а сам Е. разбит на множество самостоятельных областей (ср. Нахум, 3, 1 и сл. до конца). По изгнании из Е. Тахарко ассирийский царь также не мог удержаться в Е., и вскоре Псамметих I (664—610) добился полной независимости Е. от Ассирии. — Этим Псамметихом I начинается так называемая ХХVІ династия; освободившись от сирийского владычества, он завоевал при помощи чужеземных — греческих, финикийских и сирийских — наемников филистимский город Газу. Начиная с этого времени, греки вступили в тесное общение с египтянами. После Псамметиха I престол перешел к Нехо, הכנ, וכנ (609—595), который немедленно после своего воцарения овладел Палестиною и Сириею вплоть до Хамата. Царь иудейский Иошиагу рискнул сопротивляться египтянам, но был убит в сражении, происшедшем около пограничной с Египтом и Палестиною крепости Мегиддо в 609 году до хр. эры. Еще находясь в походе, вблизи Хамата, Нехо лишил престола сына Иошиагу — Иегоахаза (601) и вместо него провозгласил царем его брата Иегоиакима (608—598 до хр. эры). Влияние этого фараона на Сирию и Палестину прекратилось после того, как Небухаднеццар (Навуходоносор) победил его в знаменитой битве при Кархемише. С именем Нехо связана одна из самых блестящих страниц истории Е.: во всех областях культурной и экономической жизни замечается небывалый расцвет; Нехо построил огромный флот, прорыл канал между Нилом и Красным морем и побудил отряд финикийских моряков предпринять путешествие вокруг Африки. Внук Нехо, воинственный фараон Хафра, ערפח, или Иахебре (588—569), неоднократно пытался поднять палестинские государства против вавилонского владычества. Этому поддались Тир, Сидон и др. государства, в том числе Иудея, которая была жестоко наказана за это: Иерусалим был взят и разрушен, а сама Иудея включена в состав вавилонской монархии, после чего начинается эпоха Вавилонского пленения (587 до хр. эры). Во время войны с Иудеей были разбиты, между прочим, египетские войска, посланные на помощь евреям фараоном Хафрой (Иерем., 37, 5; 41, 17; ср. Иезек., 29, 6). По-видимому, политики Хафры в отношении вавилонян придерживался также его преемник Амазис (569—525), потому что на 37 году правления Небухаднеццара, как сообщает один летописный отрывок, вавилоняне предприняли поход на Амазиса и на некоторое время заняли отдельные части Нильской дельты (ср. Иерем., 46, 13—26). Однако при этом фараоне Е. еще продолжал находиться в цветущем состоянии; ему даже удалось овладеть Кипром. Ему наследовал сын его Псамметих III, при котором Е. был завоеван персидским царем Камбизом (525) и потерял свою независимость. Наступившая вслед за этим эпоха была полна междоусобиц и восстаний против персов. Завоевания Александра Великого подвергли Е. господству эллинов, а со времени диадохов здесь начинает править династия Птолемеев. Однако теперь египетская культура уже быстро падает, туземное население низводится до положения жалких париев, сами же цари александрийские рассматривают свою империю как часть эллинского мира. Впрочем, династии Птолемеев недолго пришлось господствовать над Е.: в 31 г. до хр. эры Египет превратился в римскую провинцию.

Египет в Библии. — Библейское название Египта, "Мицраим", םירצמ, или более поэтически "Мацор", רוצמ, несомненно семитического происхождения (наиболее древнее вавилонское название — Misri) и находилось, по мнению некоторых в теснейшей связи с названием страны Musri, лежавшей по соседству с ним (см. выше); для Верхнего Египта евреи имели особое название — Патрос םורתפ (Исаия, 11, II; Иерем., 44, 1; Иезек., 29, 14, 30, 14). О плодородии этой страны в Библии приводятся неоднократные сообщения (Бытие, 13, 10; Исход, 16, 3; Числа, 11, 5). Что страна находилась в постоянной зависимости от Нила, на это указывают некоторые речи пророков, в которых они угрожают Египту гибелью от высыхания Нила (Исаия, 19, 5; ср. также Бытие, 42, 1). В надписях памятников встречаются многочисленные указания на разрешения египтян огромным толпам беглых и голодных семитов селиться внутри страны, что вполне соответствует сообщению в Быт., 47—48. Что и купцы имели всегда свободный доступ в Е., доказывается библейскими данными в Быт., 37, 25; 42, 2, и это соответствует исторической действительности. Так как купцы являлись с Востока, то начиная приблизительно с 1700 г. до хр. эры в Е. постепенно скопилось огромное число семитов, которые заселили главным образом восточный берег Дельты (ср. Ис., 19, 18). Вместе с тем, упоминание пророками городов Но (Фивы) и Сиены свидетельствует, что страна южнее Мемфиса была также хорошо известна в Палестине. Позднее евреи и самаряне, переселившиеся сюда в эпоху Птолемеев, жили исключительно около Александрии. Тяжелые налоги, которыми облагалось египетское крестьянство и от которых были свободны жрецы, равно как полное закабаление этого крестьянства в рабство — все это нашло свое отражение в Библии (Быт., 47, 20—26). В Библии же встречаются указания на египетскую промышленность, выражавшуюся, главным образом, в изготовлении разных сортов полотен, причем некоторые названия, как "бус", ץוב, и "шеш", שש, носят одновременно и еврейский и египетский характер (Ис., 19, 9; Иезек., 27, 7 Притчи, 7, 16). Далее Библия обнаруживает детальное знакомство с рядом египетских обычаев, как, напр., со стрижкой волос бороды, а иногда и головы (которую, однако, богатые и знатные классы, за исключением жрецов, покрывали париками), с обрядом обрезания, с курением фимиама, с обычаем бальзамирования мертвых и т. д. (Быт., 41, 14; 43, 11; 50, 2—3; ср. Иошуа, 5, 9). Известны были Библии также некоторые характерные черты бытовой жизни египтян. Характерным отличием последних являлся брак между братьями и сестрами, который носил характер, по-видимому, религиозного института, освященного древностью. Библия отмечает крайне интересный факт, из которого явствует, что египетские женщины пользовались даже большею свободою, чем вавилонянки (Быт., 39). — Египтяне отличались большим трудолюбием, о чем свидетельствуют их гигантские постройки, но они не были воинственны. Эту черту подметила Библия, уже весьма рано рисуя их склонность к услугам чужеземных войск и наемников (ср. Иерем., 46, 9; Иезек., 27, 10). Поэтому-то завоевания Египта носили всегда кратковременный характер, обнажая слабость Е. как военной державы (ср. II Цар., 18, 21; Исаия, 36, 6). Это знакомство древних евреев с Египтом должно быть, главным образом, объяснено тем огромным влиянием, каким эта страна пользовалась на Востоке благодаря своему замечательному искусству и индустрии, хотя она нисколько не повлияла на восточную науку. — Из огромного числа местных божеств Библия упоминает только прο бога Фив — Амона, и божество солнца — Атена (Бытие, 41, 50). На то, что в Египте наука вообще стояла очень высоко, есть лишь слабый намек в Библии (I Цар., 5, 10 — םירצמ תמכח); о развитии магических наук и гаданий ср. Исх., 7, 11; Исаия, 19, 3. — Ср.: Maspero, Histoire de l'Orient, 1895—99; Eduard Meyer, Gesch. d. alten Aegyptens, Берлин, 1887; W. Max Müller, Asien und Europa, 1893; Ebers, Aegypten und die Bücher Mosis, 1867 (устарела); Brugsch, Steinschrift und Bibelwort, 1891; D. Völter, Aegypten und die Bibel, 1909; Duncan, The exploration of Egypt and the Old Testament; Alt Israel und Aegypten, 1909. [По статье Max Müller'a, в Jew. Enc., V, 55—60 с доп. Гр. Красного].

Раздел1.

Египет в побиблейский период. — С исходом Израиля из Е. последний надолго исчезает из исторического сознания евреев. Единственный источник, обнимающий весь древний Восток во всем его хронологическом объеме, — Библия — дает немало сведений из области культурных и дипломатических сношений Е. с Израильским и Иудейским царствами, но данные о более тесном общении и колонизации евреев в ней совершенно отсутствуют вплоть до эпохи распадения Иудейского царства. К этому времени (586) относится свидетельство Иеремии, согласно которому оставшиеся в небольшом числе в Иудее евреи бежали после изменнической смерти Гедалии в Е. и поселились в Тахпанхесе (укрепленная Дафна; Иер., 41, 17 и 43, 6—7), причем они, как видно из Иер., 44, 1, нашли уже еврейские поселения в Мигдоле, Нофе (Мемфисе) и Патросе. Это толкование Иер., 44, 1 принято Корниллем (Comm., ib., 427f), Грецом, а также Эрдтом (Jeremia und seine Zeit, 77). Дальнейшая участь этих еврейск. поселений, как и внутренний быт их, были до последнего времени неизвестны, так как сведения обрываются до эпохи Александра Македонского, если не считать свидетельства Псевдо-Аристея о военной колонизации евреев в Египте в эпоху персидского владычества. Образовавшийся пробел не был заполнен даже египетскими памятниками, найденными в огромном количестве в 19 веке. Несмотря на многочисленные поиски, предпринятые венскими и другими археологами, до последнего времени не удалось найти ни одного евр. папируса данной эпохи (ср. сообщение В. С. Голенищева в "Зап. Вост. отд. Αрх. о-ва", V, 1890). Это обстоятельство вызвало отрицательное отношение библейских критиков к упомянутому свидетельству Иеремии. Такого же мнения придерживается и библейский критик Bousset в новом издании "Religion des Judenthums", 1906, находя сообщение Иеремии невероятным. Переворот во взглядах историографии на начало евр. диаспоры в Е. произвели найденные в Ассуане (древняя Сиена, Иезекиил, 29, 10, 30, 6, הנום) арамейские папирусы, опубликованные Сэйсом в 1906 г. (Тhе аrаmаiс раруri discoverd by A. H. Sayce). Папирусы содержат деловые документы одной семьи, принадлежавшей к евр. общине пограничной с Эфиопией крепости Элефантины-Сиены (Jeb-Gwen). Они датированы 471 г. до Р. Хр. по египетскому и евр. летосчислению (имена месяцев — вавилонские), а также по эре персидских царей от Ксеркса (в папирусах — שוראישהז) до Дария II. Община в начале 5 в. состояла из граждан и военных поселенцев и была религиозно организована, она имела свой храм Иеговы, ארוגא הח, и свой клир, а также свой бет-дин, ןרבי יז אניד. Документы свидетельствуют, что евреи Е. находились под значительным культурным влиянием Вавилонии; господствовало вавилонское право, даже формы документов почти тождественны с таковыми же современными им вавилонскими, причем многие выражения имеются уже в документах периода Хаммурапи. Только один документ — кетуба — значительно отличается от таковой же вавилонской и талмудической. У евреев были собственные недвижимые имущества, и, по-видимому, их допускали даже к занятию персидских административных должностей. В религиозном отношении замечается синкретизм, напр. Сети стоит наряду с "Jahu"; одна еврейка, жена египтянина, произносит клятву именем Сети (אתהלא יתם). Наиболее ценными, впрочем, оказались папирусы Робинсона. Последний в раскопках, предпринятых прусским правительством в развалинах Элефантины, нашел, помимо ряда еврейско-арамейских рассказов и песен, три акта архива местной общины 401 года, в которых излагается история местной общины и говорится, что храм был построен задолго до завоевания Египта Камбизом в 525 году. Папирусы опубликованы проф. Захау в 1907 г. (Е. Sachau, Drei aramäische Papyrusurkunden aus Elepnantine, в Abhandlungen der königl. Preuss. Ak. der. Wis., 1907) и состоят из: 1) прошения поданного первосвященником Иеданией и его коллегией на имя наместника "Bagohi" (y Флавия, "Иуд. древн.", XI, 7, Багоас); 2) такого же документа с характерными подробностями и 3) краткой протокольной заметки после аудиенции у наместника (ןרכד, ср. אינרכד, Эзр., 4, 15, υ̉πόμνημα). Наиболее важным является первое, содержащее историю разрушения евр. храма египтянами. В Таммузе 14 года Дария (июль 411—10 гг.), когда Аршан отправился к царю, священники "Хнуб" совместно с бывшим начальником крепости Видрани уговорились уничтожить евр. храм бога "Jahu". Видрани, сын его и многие египтяне разрушили храм, сожгли его огнем, золотые же и серебряные чаши и прочую храмовую утварь присвоили себе. Только через три года они обратились с ходатайством к наместнику, прося его разрешения на восстановление храма, причем они в своем прошении свидетельствуют, что за это время все, даже женщины, носили траур, решительно воздерживались от жертв (характерны названия жертв, הולעו אתנבל אתחנמ) и не молились за здравие царя. Здесь они также говорят, что они обратились к иерусалимскому первосвященнику Иоханану и к Остану, брату Анана, прося их заступиться за них, и не получили ответа, почему они послали таковое же самарянам Иедаие и Шелемии, сыновьям Санбаллата. Дальнейшая участь этой общины неизвестна до эпохи Филона, который упоминает ее (De Flacc., § 6, ed. Mangey, II, 523). Таким образом, начало египетской диаспоры евреев следует отнести к 6 веку, что подтверждает евр.-эллинское предание о том, что Псамметих I (613—612) в своей борьбе с Эфиопией поселил евреев в южной крепости Элефантине-Сиене. Это население усилилось эмиграцией из Иудеи в 586 г. и в эпоху персидского владычества, что вызвало конфликт с туземным элементом на национально-политической почве. Последнее подтверждается также папирусным фрагментом Euting'a (Notice sur un papyr. égуpto-aram., ср. Guidi, La cultura, XIII и Lidzbarski, Ephem., II, 210). Персидской политике следовал и Птолемей I (324—285), также видевший в евр. колонизации удобное звено между господствовавшим греческим населением и коренными египтянами. — Особенным благополучием пользовались евреи при Птолемее II Филадельфе (285—247), что послужило канвой для известной легенды о переводе Септуагинты. С другой стороны, это вызвало ненависть коренного населения, которая рельефно отразилась в характерном повествовании Манефона о гиксах. Гиксы там отождествляются с евреями, а исход последних сопоставляется с изгнанием ненавистных поработителей. При Птолемее V евреи Е. политически отделились от своих единоверцев, перешедших к Сирии. При Птолемее VI (181—145) многочисленное евр. население усилилось новым притоком эмигрантов, бежавших от сирийского гнета в Иудее. Среди последних находился и Ония IV, сын смещенного иерусалимскими эллинистами первосвященника Онии III. Он был дружелюбно принят в Е., и ему был отведен для постройки храма участок земли в Леонтополе, в 180 стадиях от Мемфиса. На этом месте был построен по образцу иерусалимского известный храм Онии, וינוח תיב. Этот храм вместе со своим священным персоналом и жертвенным служением продолжал существовать во все время еврейского государства. Он на три года пережил иерусалимский храм и был разрушен правителем Александром Лупом и его преемником Павлином после возмущения сикариев в Александрии (Флавий, "Иудейск. война", VII, 10). Последним отголоском трагедии еврейского народа является восстание египетских евреев при Траяне, затопленное в крови его главнокомандующим Марцием. Тогда была разрушена и знаменитая александрийская синагога. Массовое уничтожение и увод в плен евреев в Е. сопоставлялось позднее с разрушением иудейского государства (Иеруш. Сукка, 5, 1, חעש התואב דוד ןב אביש דע רוזחל הדיתע הניאו לארשי ןרק העדגנ). — См. Александрия, Эллинизм, Филон. — Ср.: Stearck, Die jüdisch-aramäischen Papyri von Assuan, Kleine Texte, herausg. v. H. Lietzmann, 22—23, Bonn, 1907; его же, Die Anfänge der jüdischen Diaspora in Aegypten, в Beihefte zur Orient.-Liter.-Zeitung, II, 1908 (литературные указания); I. Halévi, в Rev. études juiv., 1907, 107; I. Levi, Le temple de Yahou et la colonie juive d'Elephantine, ib., LIV, 153—165; Jampel, в Monatsschrift, LI, 9—10; ср. также I. Daiches, в Haschiloach, XVII, 1907.

И. Берлин.

Раздел2.

E. в Средние века и новое время (600—1800). — Сведения об истории евреев в Е. с начала арабского завоевания отрывочны. Немногие замечания разбросаны в евр. летописях и описаниях путешествий позднейших периодов; лучшие сведения дают фрагменты, найденные в Каирской генизе; к ним следует прибавить случайные заметки в арабских сочинениях по истории и топографии Е. — Географические названия Е. — В течение этого периода страна была известна евреям под своим древним именем — םירצמ (Mizraim), вместо которого иногда встречается ףונ תוכלמ (Иезекиил, 30, 13). Она была также известна под названием "Диаспора" (הלוג, А1-Charizi, § 46). Каир назывался רצמ (Misr al-Kahirah — "победоносный"); это был новый город, основанный визирем Джаугаром в 969 г. Старый город находился далее на юго-западе; он назывался "Al-Fostat" (поле) и оставался официальной столицей в продолжение трех столетий. По-еврейски он назывался םירצמ טאטםפ, רצמ טאטםפ, или "древний Мицраим", הקיתעה םירצמ, הנשיה םירצמ, а у караимов םירצמ היפיפי. Другое обозначение Фoстата было ןעצ (Zoan) или םירצמ ןעצ (Tachkemoni, § 46). Вениамин Тудельский употребляет название Zoan для обозначения крепости между Каиром и горами Мукаттам. Область восточного рукава Нила называлась арабским именем טאימד, т. е. Дамиеттою, или, символически, רותפכ יא, רותפכ (Путешествия Вениамина). Фаюм отождествлялся с библейским Рithоm (םותיפ); Саадия гаон назывался "Аль-Файюми", как уроженец Фаюма, и был, конечно, хорошо знаком с египетской топографией. В переводе Бытия, 10, 13, 14 он отождествляет следующие местности: םידול = жители Таниса; םימנע = Александрии; םיבהל = Бенеша; םיחתפנ = Фарамы (Якут, III, 882); םיםרתפ = Биямы (ib., I, 899); םיחלםכ = Саида; םירתפכ = Дамиетты.

История ег. евреев до 19 века. — Участие евреев в арабском завоевании Египта не выяснено, однако они не имели причин относиться с симпатией к побежденным византийским императорам. После изгнания евреев из Иерусалима в 629 г. императором Ираклием произошла, согласно Аль-Макризи, резня евреев во всей империи; в Е. в погроме участвовали также копты, которые имели старые счеты с евреями, со времен персидского завоевания Александрии в царствование Анастасия I (502) и персидского вождя Шахина (617), когда евреи поддержали завоевателей против христиан. Александрийский трактат 641 г., подтвердивший завоевание Е. арабами, ясно устанавливает, что евреям разрешено оставаться в этом городе; по занятии этого города Амр сообщил халифу, что нашел в нем 40.000 евреев. — О судьбе евреев в правление халифов из династий Омейядов, Аббасидов (641—868), Тулунидов (863—905) и Икшидидов ничего неизвестно, кроме имени астролога Машаллы (770—820), прозванного "Аl-Misri" или "Al-Alaksandri". Фатимид Убайд-Аллах аль-Махди, основатель новой шиитской династии (909), был, по преданию, сыном еврейки или же евреем, коим был заменен действительный наследник; этот слух вероятно был пущен суннитами с целью дискредитировать происхождение Фатимидской династии от Али. Фатимиды в общем были расположены к евреям (исключая последнего периода царствования Аль-Хакима), что подтверждается хвалебными отзывами об этой династии в евр. летописи "Megillath Abiathar". С тех пор евреи начали отличаться на службе у халифов. Врач Исаак б.-Соломон Израели был вызван в Е. из Кайруана для поступления на службу к Убайду-Аллаху. Аль-Муиз (952—75) имел на службе нескольких евреев, между прочим багдадского апостата Якуба ибн-Киллиса, ставшего впоследствии визирем при сыне Аль-Муиза, Аль-Азизе. Первые 15 лет царствования Аль-Азиза были господством Ибн-Киллиса. В эти спокойные годы еврей Манассе был главным секретарем халифа в Сирии. — Основание талмудических школ в Е. приурочивают к этому периоду; данный факт находится в связи с историей о четырех пленниках-раввинах, проданных в рабство в различные части диаспоры. Шемария б.-Эльханан был увезен арабским адмиралом Ибн-Румахисом (или Damahin) в Александрию, а потом отослан в Каир, где был выкуплен из рабства в 10 в. Что он поселился в Фостате, доказывается документом, на котором, между прочим, имеется его подпись с обозначением "rоsch" (ha-jeschiba; Harkavy, Teschuboth ha-Geonim, 147). — Полупомешанный халиф Аль-Хаким (996—1020) сначала позволил евреям и христианам сохранить то положение, которого они добились благодаря веротерпимости Аль-Азиза. Но впоследствии капризный халиф стал применять к ним законы Омара, не уступавшие в смысле унижения евреев постановлениям христианских соборов (повеление носить колокольчики и деревянное изображение теленка). Услыхав, что евреи высмеивают его в стихах, Аль-Хаким велел сжечь евр. квартал в Каире — Al-Jaudarijah; "И, — говорит Аль-Макризи, — до сих пор евреям не разрешено жить здесь" (Al-Kitat, II, 5). Евреи переселились тогда в другую улицу; Аль-Хаким заставил евреев и христиан принять магометанство, но перед смертью (1020) отменил свой приказ. В царствование Аль-Мустансира-Маадда (1035—94) власть фактически сосредоточивала в своих руках мать халифа, суданская рабыня. На нее имел влияние еврей Абу-Саид, торговавший драгоценностями. Благодаря интригам Абу-Саида был смещен визирь, а его место занял апостат Абу-Мансур Садака ибн-Юсуф. Садака же, опасаясь влияния Абу-Саида, умертвил его.

О внутренней истории еврейства Е. в 11 в. находим несколько данных в папирусах. В 1046 году папирусное письмо было отправлено из Е. палестинскому гаону Соломону б.-Иуда по поводу раскола, наступившего в одной егип. общине ввиду отлучения хазана Соломона Сабика бет-дином в Рамле за колдовство. Рекомендательное письмо палестинского гаона Сабика было сочтено подложным, и потому к гаону обратились за новым письмом. В то время в Е. жил известный придворный врач Эфраим ибн-аль-Цафан (ум. 1068), у которого Аль-Афдал купил библиотеку в 10.000 томов и после смерти которого осталось более 20.000 томов. — Евреи продолжали выдвигаться на государственной службе. Так, в начале 12 в. Абу аль-Муная ибн-Шая стоял во главе департамента земледелия. Он особенно известен, как строитель Нильского канала (1112), прозванного по нем "Bachr Abi al-Munajah". При визире Аль-Малике аль-Афдале (1137) финансами государства заведовал еврей, имя которого неизвестно. Врагам удалось заместить его братом христианского патриарха, пытавшимся выселить евреев из страны. Сохранилось письмо евр. экс-министра к евреям Константинополя с просьбой о помощи. Среди врачей-евреев 12 в. пользовался особой известностью как окулист Абуль-Фадл ибн-аль-Накид. В этом же столетии Е. посещался известными евр. учеными и путешественниками, записки которых проливают свет на жизнь местных евреев. Иегуда Галеви посетил в 1141 г. Александрию, где посвятил красивые стихи другу Аарону бен-Цион ибн-Аламани. Вениамин Тудельский, бывший в Е. в 1160 г., оставил общее описание найденных им здесь евр. общин. В Каире жили 2.000 евреев; в Александрии — 3.000; в Файюме — 20 семейств; в Дамиетте — 200 евреев; в Бильбаисе — на восток от Нила — 300; в Дамире — 700; в Сефите — 200; в Al-Butij, на восточном рукаве Нила — 200; в Махалле, ныне Махаллат аль-Кабир — 200. У султана Саладина (1169—93) врачом состоял караим Абуль-Баян, врач последнего Фатимида; Саладину служил также шурин Маймонида, Абуль-Маали. В 1166 г. Маймонид прибыл в Е. и поселился на постоянное жительство в Фостате, где вскоре стал известен как придворный врач султана Саладина и его визиря Кади аль-Фадила. Фостат стал тогда крупным центром еврейской культурной жизни; здесь-то Маймонид, получивший титул Ra'is al-Umma или al-Millah (глава нации или веры), написал свои бессмертные сочинения "Mischne Тоrаh" (1180) и "More Nebuchim" и отсюда он рассылал письма и респонсы; его усилиями караимы были устранены от двора; он состоял врачом и преемников Саладина. Некий Зута, прозванный также "Яхья", вытеснил было нагида Самуила (об этой важной должности см. ниже), который, однако, вскоре был восстановлен в своих правах. Позже Зута, накопив большое богатство, склонил Саладина, нуждавшегося в деньгах, продать ему после смерти Самуила должность нагида; под именем "Sar Schalom ha-Levi" он сильно обременял податями население в течение 4 лет — с 1185 до 1189 г. — и всячески притеснял евреев. Позже Маймониду удалось свергнуть Зуту: на него и его сына был наложен херем за доносы. "Мегилла" (Megillat Zuta) об этих событиях была составлена в рифмованной прозе Авраамом бар-Гиллель в 1196 г. Занял ли Маймонид должность нагида, которая от его старшего сына Авраама переходила к потомкам, не выяснено (см. ниже). В период деятельности нагида Авраама Маймонида, лейб-медика Аль-Малика аль-Камиля (1218—1238), Алхаризи посетил Ε., о котором распространяется в 36-й и 46-й макамах своего "Tachkemoni". Известным врачом и автором медиц. трудов начала 13 века был Яков бен-Исаак (As'ad al-Din al Machalli). К тому времени группа французских раввинов, эмигрировавших в Палестину, остановилась по пути в Е. и посетила нагида Авраама Маймонида. — В эпоху мамелюкской династии Багаридов (1250—1390) евреям жилось сравнительно хорошо, хотя по временам они вынуждены были вносить большие суммы на содержание египетских войск. Аль-Макризи сообщает, что первый великий султан из мамелюков, Байбарс (1260—77), удвоил налог "ahl-ahl-dhimmah". Однажды он решил было сжечь всех евреев, но ограничился тяжким налогом, который взимался с большой жестокостью. У летописца Самбари рассказывается, с какой строгостью исполнялись по отношению к евреям постановления Омара об иноверцах, возобновленные Аль-Насиром (1305). Фанатический ренегат из александрийских евреев Саид ибн-Гасан, раздраженный высокомерием немусульманского населения, особенно публичным характером богослужения в церквах и синагогах, добился того, что церкви и синагоги были закрыты. Многие из церквей были разрушены александрийской чернью, но большинство синагог было оставлено в целости, потому что они существовали еще во времена халифа Омара и были тогда изъяты из его постановлений. Об этом сохранились фетвы (респонсы) мусульманских ученых; таковы, напр., фетвы Таки аль-Дин ибн-Таймии, который полагал, что еврейские религиозные учреждения должны быть уничтожены, так как они возникли в течение периода, когда Каир находился во власти лиц, не соблюдавших мусульманских законов. Однако было разрешено оставить в целости синагоги. — В правление Аль-Насира евреи Е., будучи обвинены (1324) в поджогах ряда зданий Фостата и Каира, должны были откупиться суммою в 50.000 червонцев. Султаны из династии Борджидов (1390—1514) также сурово применяли законы против евреев и нередко взимали с них большие суммы. — В 15 в. Е. посетили два евр. путешественника — Мешуллам из Вольтерры (1481) и Обадья ди Бертиноро (1488). Первый нашел в Александрии 60 евр. семейств (не караимов и самарян) и 2 синагоги. Фостат был тогда в развалинах. В Каире жили 500 евр. семейств, 22 кар. и 50 самар.; здесь было 6 синагог. По сведениям же Обадьи, в Александрии жило только 25 семейств, а в Каире 700 евреев, 50 самарян и 150 караимов. Наиболее состоятельны были самаряне, занимавшиеся банковыми операциями. Обадья встретил в Е. также маранов (anusim), бежавших из Испании; эти беглецы, по-видимому, значительно увеличили каирскую общину. Они были дружелюбно приняты туземными евреями и дали ряд видных ученых и раввинов в лице Моисея б.-Исаак Алашкара, Давида ибн-Аби-Зимра, Якова Бераба (см.) и Авраама ибн-Шошана; последние три занимали официальный пост раввинов. Ученик Бераба Моисей де Кастро был главой раввинской школы в Каире. — В 1517 году султан Селим I победил последнего мамелюка Тумана-бея, и Е. стал турецкой провинцией. Новый султан тотчас ввел радикальные изменения в организации еврейства, упразднив должность нагида, дав общинам самостоятельность и поставив во главе каирской общины упомянутого Давида ибн-Аби-Зимра. Авраама де Кастро султан назначил заведующим монетным двором. К тому времени (в 1523 г.) посетил Каир авантюрист Давид Реубени; он говорит о евр. улице в этом городе (תליםמ םידוהיה, Darb al-Jahudi), о евреях-золотых дел мастерах и об Аврааме де Кастро, который держался магометанином. В царствование Сулеймана II, преемника Селима, вице-король Е. Ахмед-паша стал мстить евреям, потому что де Кастро донес (1524) султану о его планах добиться независимости (см. Ахмед-паша). Манассе бен-Израиль (1656) заявляет: "Вице-король Е. имеет при себе всегда еврея с титулом "zaraf bаsсhе" или "казначей", который собирает подати; ныне занимает эту должность Авраам Алкулаи (ילוכלא)". Преемником его был богач Рафаил Иосиф Челеби, друг и покровитель Саббатая Цеви, который дважды посетил Каир, второй раз в 1660 году. — Саббатианское движение естественно подняло большой шум в Е. В Каире впоследствии (1703) поселился (Авраам) Кордозо, саббатианский пророк, став врачом паши Кары Мохаммеда. Упомянутый Самбари (летопись которого очень важна для истории евреев в Е., родине автора) сообщает о приезде некоего "kadi al-asakir" (генералиссимуса) из Константинополя, начавшего жестоко притеснять евреев; смерть его была, говорит летописец, вызвана молитвой набожного Моисея из Дамвы. Во времена Самбари (1672) евреи жили в Александрии, Каире, Дамангуре и др. Самбари перечисляет видных деятелей в этих городах.

Нагиды и гаоны. — Египетские общины состояли в течение многих веков в заведовании нагида, подобного "реш-галуте" на Востоке. Одно из первых упоминаний о нагиде находим в Мидраше Агадат Берешит (Варшава, 1876, 110). Самбари называет нагида לארשי לכ תוילג אישנ (князь голуса всего Израиля). Авторитет нагида временами, когда Сирия входила в состав египетско-мусульманского государства, распространялся на всю Палестину и, согласно летописи Ахимааца, даже на западные прибрежные области Средиземного моря. В арабских сочинениях он называется "rais al-jahud", хотя связь этого слова с "schaikh al-jahud", также встречающимся в документах, не вполне выяснена. Мешуллам из Вольтерры говорит, что юрисдикция наси распространялась на караимов и самарян, и это подтверждается официальным титулом нагида в акте о передаче фостатской синагоги. Порою нагид имел официального вице-нагида, называемого Мешулламом, דיגנ יציווה или םירשה תרטע. При нагиде состоял бет-дин из трех лиц — хотя Мешуллам упоминает четырех судей и двух писцов, и число это иногда возрастало до 7. Нагид пользовался полной самостоятельностью в разрешении гражданских и уголовных дел и мог по личному усмотрению наказывать и сажать в тюрьму; он назначал раввинов; община уплачивала ему жалованье; кроме того, он получал известные доходы. Главным образом он заботился о собирании податей. В круг его обязанностей входило также наблюдение за применением мусульманских ограничений относительно постройки синагог. Даже богословские вопросы, напр. относительно одного лжемессии, представлялись на усмотрение нагида. По субботам его с чрезвычайной пышностью провожали в синагогу и обратно. В праздник Симхат-Тора он читал отрывки Пятикнижия, переводя их на арамейский и арабский языки. После назначения его халифом происходило весьма торжественное посвящение в сан. — Сведения о происхождении должности нагида противоречивы. Летопись Ахимааца называет "нагидом" Палтиеля, привезенного Аль-Муизом в Е. (952), и возможно, что должность ведет начало с этого именно времени. Если это так, то Палтиелю наследовал его сын, р. Самуил, известный своими значительными пожертвованиями, особенно в пользу евреев Св. Земли. Самуил, говорят, исходатайствовал евреям разрешение приобрести кладбище — раньше этого они хоронили покойников на дворах своих домов. — Акт о передаче раббанитской синагоги в Фостате (1038) называет нагидом того времени Абу Имрана Мусу ибн-Якуба. Следующим нагидом упоминается врач Иуда бен-Иосия из Дамаска, также в 11 в. (сохранилась поэма в честь вступления его в должность). В том же столетии жил нагид Меборах б.-Саадия, врач, упоминаемый в контракте 1098 г. На него донес властям эксиларх Давид, и он вынужден был бежать в Фаюм и Александрию. Позже, однако, Меборах был помилован и восстановлен в должности. После него нагидом был Абу-Мансур Самуил бен-Хананья, функционировавший во времена Иегуды Галеви (1141). Вениамин Тудельский (1160) говорит о другом нагиде, Натанаеле, не называя его по имени. Он упоминается в брачном документе 1164 г. Вопрос о нагиде Натанаеле и узурпаторе Зуте, а также о времени их деятельности не выяснен. Остается невыясненным, занял ли Маймонид пост нагида после падения Зуты и в каком он был родстве с Натанаелем. Ссылаясь на одну кетубу 1172 года, Кауфман утверждает, что Маймонид был нагидом. Во всяком случае, должность оставалась временно за членами семьи Маймонида: Авраамом (1186—1237), Давидом, сыном Авраама, Авраамом Маймонидом ІІ (1246—1313), сыном Давида, и Иошуею бен-Авраам (род. 1248), сыном Авраама II. — Относительно нагидов 14 в. нет никаких сведений. В 15 в. опять известен нагид Амрам (1419), к которому был отправлен с рекомендательным письмом некий р. Илия, искавший исчезнувшие десять колен Израилевых. Апологет Липман из Мюльгаузена говорит о должности нагида в своем "Nizzachon" (амстердамск изд., 96). Мешуллам из Вольтерры приводит (1481) в качестве нагида султанского врача Соломона б.-Иосиф, отец которого также состоял нагидом, и имена четырех его даянов. Преемником Соломона был Натан Коген Шолал (которого видел Обадья ди Бертиноро в 1488 г.), уроженец Магреба, прежде живший в Иерусалиме. Его преемником был его племянник Исаак Коген Шолал (1509), о бет-дине которого сообщает Конфорте (в Kоre). Управляющему монетным двором Аврааму де Кастро прилагается Самбари титул "нагида"; тот же автор называет последними нагидами דיגאת и Якова ибн-Хаима. С правления Османской династии, говорит Самбари, должность нагида не принадлежала более семье Давида и тогда, по-видимому, была упразднена, но тем не менее лица, отличавшиеся мудростью и богатством, посылались константинопольскими евр. деятелями в Е., чтобы судить евреев Е. и, в сущности, исполнять обязанности прежних нагидов. Это положение дел продолжалось до Якова ибн-Хаима, рассердившего раввина Бецалеля Ашкенази своим невнимательным отношением к еврейскому населению, встретившему нагида с раввином во главе. Бецалель Ашкенази наложил тогда на него херем, и он был удален из Е. (см. Бец. Ашкенази). — Фактически должность нагида была упразднена в середине 16 в., согласно Азулаи, упомянутым Ашкенази, а главный раввин получил титул "tschelebi" (титул "нагид", данный Берабу, остался лишь почетным).

Отношение вавилонских гаонов к более светским египетским нагидам пока недостаточно выяснено. По-видимому, египетск. евреи признавали авторитет гаонов; они обращались к ним с религиозными запросами и даже помогали материально приходившим в упадок академиям Востока. Глава школ в Е. назывался, как и в Вавилонии, "rоsch ha-jeschibah" или "nаsi" — титулом, коим часто злоупотребляли, судя по респонсам Авраама Маймонида (Teschuboth ha-Rambam, 50a). Спор вавилонян и палестинцев относительно права устанавливать ежегодно календарь не мог пройти незамеченным в Е. Из Каирской генизы извлечены отрывки об этом споре между Саадией и Бен-Меиром. По-видимому, вопрос был также обсуждаем во время халифата Аль-Мустанзира Биллахи (1036—94), когда возник гаонат в Палестине (Megillath Abiathar). Около 1045 года образовался, по-видимому, этот новый гаонат в лице Соломона бен-Иуда, деда Абиатара, автора названной "Мегиллы". Сыновья Соломона, Иосиф и Илия (отец Абиатара), были первый — гаоном, второй — аб-бет-дином, и они продолжали домогаться юрисдикции над евреями Палестины и Египта, причем встретили сильную оппозицию в представителе эксилархата фанатичном Данииле бен-Азарья, "наси", прибывшем в Палестину из Вавилонии. Иосиф был поддержан правительством, но после его смерти в 1054 г. Даниил правил 8 лет, Илия же состоял при нем президентом талмудической школы. После смерти Даниила Илия был гаоном в течение 23 лет. В 1082 г. он созвал синод в Тире ввиду, вероятно, завоевания Иерусалима сельджуками в 1071 г. и дал сыну Абиатару ординацию на звание гаона. Илия умер в 1084 г., горячо оплакиваемый еврейством, а преемником его стал Абиатар. Однако еще при жизни Илии (около 1081 г.) прибыл в Египет (Damira?) 20-летний потомок вавилонских эксилархов Давид б.-Даниил, внесший большую смуту в палестино-егип. еврейство. В 1083 г. он был в Фостате, где его притязания нашли поддержку у правительства, у нагида Мебораха и у родственника Иосии б.-Азарья, главы местной талмудической школы, которого также титуловали гаоном (иногда этот титул, по-видимому, обозначал должность). Так как вавилонский эксилархат прекратился на Хизкии, то среди названных представителей египетского еврейства возникла мысль возобновить его в Е. Давид был объявлен эксилархом и распространил свою власть на еврейские общины Александрии, Дамиетты и Фостата, которые обложил податью. Он заведовал также общинами Ашкелона, Кесареи, Хайфы, Бейрута и Библоса, равно как Тира, когда последний опять был присоединен к Египту (1089), заставив местного гаона Абиатара бежать и послав собственного представителя в Тир. В 1093 г. Даниил должен был удалиться, и в Тире восстановились старые порядки. Но Давид прислал чиновника, сильно притеснявшего евреев. Тогда оставшийся в Тире представитель талмудической школы выступил с сильной речью против притязаний эксиларха и против его тирании. Это открытое выступление возымело действие. Были назначены посты с молитвами об устранении зла, причиняемого эксилархом Израилю. Нагид Меборах принял сторону Абиатара, и Давид был смещен с должности. Палестинский гаонат был восстановлен. Абиатару наследовал в должности брат его Соломон б.-Илия, бывший "аб бет-дином". Преемником Соломона был сын его Мацлиах. Следуя указаниям Вениамина Тудельского, Бахер полагает, что гаонат был тогда перенесен в Дамаск.

Духовно-культурная жизнь и литургия. — О литературной деятельности египетских евреев Каирская гениза дает довольно много сведений. Старые библейские фрагменты, сохранившиеся здесь, подробно описаны Ибн-Саппиром. Известный библейский кодекс Бен-Ашера (см.) был привезен в Е., и им пользовался здесь Маймонид (Jad, Sefer Torah, 3 отдел); кодекс 1008 г., написанный в Е., был исправлен на основании капитального кодекса Бен-Ашера. Маймонид нашел в Е. части Гемары, которым, по его мнению, было около 500 лет. Многие писатели и ученые Е. были упомянуты уже выше. Прибавим к ним Абуль-Муну аль-Кугин аль-Аттара, составившего сильно распространенную фармакопею (изд. в Каире, 1870), и ренегата Саада ибн-Мансур ибн-Кампуна, автора философских трактатов и интересного полемического труда о иудаизме, христианстве и исламе. Однако гордостью ег. еврейства навсегда остается крупная личность Саадии-гаона, уроженца Фаюма. — Все области евр. литературы были представлены в Египте; особенно процветала поэзия, что объясняется личными и литературными связями с арабскими авторами. Назовем, между прочим, поэму, посвященную нагиду Иуде, макаму историка Авраама б.-Гиллель, стихи Авраама Маймонида и прозаические произведения с эпизодическими переходами в пиут, многие образцы которых найдены Шехтером. Форма "мегиллы" вообще употреблялась для исторических сообщений в прозе или в стихах; ср., напр., каирский Пурим и мегиллы Зуты и Абиатара. Авторитет, который Маймонид придал египетско-евр. науке, не был поддержан его преемниками. — В 1314 г. в Е. прибыл французский философ и экзегет Иосиф Каспи со специальной миссией, надеясь найти здесь вдохновение для философских занятий, но он быстро разочаровался и недолго оставался в Е. Из Е. происходят почти все фрагменты евр. оригинала книги Бен-Сиры (см.). Значительное число этих отрывков показывает, что книга много читалась. — В конце 16 в. процветали талмудические занятия благодаря деятельности Бецалеля Ашкенази (см.), автора "Schittah Mekubezeth". Существовало много обширных частных библиотек, напр. Бецалеля Ашкенази и Давида ибн-Аби-Зимры; сохранившиеся фрагменты каталогов библиотек указывают на широту литературных интересов тех времен. Сначала писали на папирусе (об образце 8 в. ср. Chwolson, Corpus), позже на пергаменте и бумаге. — Ег. евреи столь же часто писали по-арабски, как по-еврейски, и "писали хорошо". Это замечание Самбари подтверждается новейшими находками. Евреи писали даже иногда по-еврейски арабскими литерами; сюда относятся, напр., караимские библейские рукописи, описанные Hörnle (British Museum, Karaite MSS., Лондон 1889), и фрагменты, обнародованные Гиршфельдом. Они занимались также арабской литературой, причем отрывки произведений найдены были написанными евр. буквами. — Что касается типографий, то известно лишь одно сочинение с типографскою надписью "Mizrajim" (Каир) — "Chok le-Israel", религиозная хрестоматия библейской, талмудической и каббалистической литературы, составленная Исааком Борухом по плану Хаима Виталя (1740). В последние годы 19 в. стала работать еврейск. типография в Александрии. — Особенности литургии и религиозных обрядов в Египте указаны Цунцом (Ritus, 55), а практиковавшиеся в Александрии подробно объяснены Илией Хазаном в "Neweh Schalom" (1894). В сиддуре Саадии-гаона имеется, вероятно, первый образец порядка богослужения в Е., но сомнительно, соблюдался ли этот порядок в течение долгого времени. Так как палестинские и вавилонские евреи имели свои собственные синагоги, то в них царили совершенно особые обычаи; так, напр., вавилонцы придерживались чтения Торы в течение одного года, палестинцы же соблюдали трехлетний цикл, каковой обычай не был нарушен Маймонидом, на что даже жаловался его сын Авраам. Право покупки "мицвот" было наследственным. Молитва "Коl Nidre" не читалась в Каире. При особых случаях, когда в субботу вызывались к Торе более 7 человек, некоторые части повторялись. В будни читали субботнюю часть, впрочем, без гафторы (см.). Согласно Конфорте, во многих общинах Е. по субботам читали мидраши Давида Маймонида. Ег. литургические тексты были найдены в Каирской генизе; особенности их описаны Шехтером (Jew. Quart. Rev., X, 654). Из них были обнародованы фрагменты пасхальной гагады (Аbrаhаms'ом, ib., 41), в которой частые ссылки на "Memra" или "Logos" обнаруживают специально египетские черты. В упомянутых отрывках видны первые попытки иллюстрирования гагад (Kaufmann, ibidem, 381). Особенности в связи с обрядом обрезания описаны в письме караима Моисея б.-Илия, хотя не сказано, были ли это караимские обычаи. Существовало еще правило упоминать в "кетубе" о ритуальном омовении (mikwah), на чем Маймонид, имея в виду караимскую систему, строго настаивал (Теsсhubоth, 116); также принято было включать в кетубу обещание мужа не брать второй жены (Ketubah, 1396 г., кембридж. рукоп., Add., № 3124; ср. ץב״שת, I, 94). Существовал обычай возить покойников в Палестину для погребения. По Ибн-Саппиру, в каждой каирской синагоге был небольшой шкаф (называемый также לכיה), в котором хранились старый экземпляр Библии в книжном формате или части ее и перед которым горела свеча.

Караимы и самаряне. — Неизвестно, когда караимы стали селиться в Е. Полемика Саадии-гаона (до 928 г.) с ними показывает, что в 10 веке число их было значительно. В Е. Саадия написал свои полемические сочинения против Aнaнa — "Kitab al Rudd" (915) и "Kitab al Tamiz" (926). В своей книге о евр. сектах того времени Аль-Киркисани упоминает "каритов" (היערקלא), названных так потому, что они употребляли сосуды, сделанные из тыкв; они жили недалеко от Нила, в 20 парасангах от Фостата, и считали себя потомками Иоханана бен-Кареах, эмигрировавшего в Египет после разрушения Иерусалима Навуходоносором (Иеремия, 43, 4). Из египетских караимов, полемизировавших с Саадией, можно назвать Соломона бен-Иерухам, автора комментариев к Библии и ряда полемических трактатов, и Менахема Гизни из Александрии, от которого сохранились стихотворение и письмо к караимам Фостата. Наиболее древний егип.-караимский документ — это акт о разводе 1030 года. — Подробные сведения о караимских ученых и общинах имеются начиная с 12 в. Каир и Александрия стали после Иерусалима и Константинополя главными их центрами. Караимы встречались в Е. всюду, где жили евреи. Большинство караимских рукописей в парижской и петербургской библиотеках происходят из Е. — В конце 12 в. жили известный поэт Моисей Дари, Израиль бен-Даниил аль-Кумиси, автор "Sefer ha-Mizwoth", и др. Из караимских ученых позднейших столетий известны Иефет б.-Сагир, автор "Sefer ha-Mizwoth", Соломон Коген, писавший по медицине, и др. — Мало известно об организации их общин. Сами караимы утверждают, что во главе их стоял "rais", одно время заседавший в Фостате (хотя Саадия в конце комм. к 119-му Псалму говорит, что караимы условились не иметь наси в диаспоре) и прозванный "nasi" или "resch-hagolah". В караимских рукописях приводится список наси, восходящий до Давида, что, конечно, возбуждает подозрение. Факт существования такого главы едва ли может подвергаться сомнениям, потому что некоторые из упомянутых лиц обыкновенно встречаются с титулом "наси", прибавленным к их именам. — Положение египетских караимов в 17 в. живо рисует Самуил бен-Давид, остановившийся у наси Баруха в Каире. — О числе караимов ранее 19 в. см. выше; в 1841 г. их было 100 в Каире (Jost, Annalen, III, 84), однако, Э. Н. Адлер говорит о 1.000 караимов в 1900 г. — Бывали случаи перехода ег. караимов в раввинизм, главным образом при Аврааме Маймониде (1313), что, быть может, следует приписать мягкому и внимательному отношению к ним, которым особенно отличался сам Моисей Маймонид. Подобное явление заметно и в начале 17 в., когда Иосиф дель Медиго вступал в Каире в дружеские беседы с хахамом Яковом Александри. — Самаряне также рано поселились в Е. (см. Александрия и Досифей). Их летопись, опубликованная Нейбауэром, приводит имена их первосвященников и главных самарянских семейств. Самаряне жили в Каире. Об их литературной деятельности ничего неизвестно. Мюллер и Кауфман подозревают самарянское происхождение одного папирусного фрагмента, содержащего часть акростической литургии. Рукопись Скалигера, по которой Juynboll издал кн. Иошуи (Лейден, 1848), принадлежала ег. самарянам (1584). Она была написана на коже пасхального ягненка (Juynboll, Commentarii in historiam gentis samaritanae, стр. 33). — Cp.: кроме указанных в тексте источников. Schechter, Saadyana, Geniza fragments, Кембридж, 1903; Steinschneider, Bibliotheca arabica judaiea, 1902; Gurland, Ginze Israel, 1865; Pinsker, Likkute Kadmonijoth, 1860; Obadjah di Bertinoro, в Neubauer, Zwei Briefe Obadjahs, Лейпциг, 1863; Meschullam Volterra, в Luncz, Jerusalem; Bacher, Ein neuerschlossenes Kapitel der jüd. Geschichte, Jew. Quart. Review, XV, 79 и сл.; ibidem, т. ХV, The installation of thе egyptian nagid; Müller-Kaufmann, Mitteilungen aus der Sammlung d. Papyrus d. Erzherzogs Rainer, 1892; Berliner, Die Naggidwürde, в Magazin, XVII, 50 и сл.; Kaufmann, Abraham bar Hillel, Jew. Quart. Rev., IX; id., Egyptian Sutta-Megillah, ib., IX; idem, The egyptian nagid, и Letter sent to Constantinople etc., ib., X; id., Zur Gesch. d. Kethubah и Zur Biographie Maimunis, в Monatsschrift, т. 41; F. Wüstenfeld, Gesch. der Fatimid. Khalifen nach d. arabischen Quellen, Abhandl. der Königl. Ges. d. Wissenschaften in Göttingen, т. 27 (1881), 3 отдел, 1, 4 и сл.; I. Μ. Schreiner, Contributions à l'histoire des juifs en Egypte, ib., XXXI; Eben Sappir, 2 т., Frumkin, Eben Schemuel; Ersch-Gruber, II, 28, стр. 64; Grätz, Gesch., VI—VII; Quatramère, Histoire des sultans mamelukes, II; Weil, Gesch. d. Chalifen, IV; G. Caro, Sozial- u. Wirtschaftsgeschichte der Juden, I, 264—71 и 493 (где указана литература). [По статье R. Gottheil'a, в Jew. Enc., V, 60—73].

Раздел4.

5.

Е. в 19 веке. — Два евр. путешественника, посетивших Е. около середины 19 в., дали описание жизни евреев, их обычаев и нравов. Вениамин II (см.) упоминает о существовании в Александрии весьма значительной общины, состоявшей из 500 туземных евр. семейств и 150 так назыв. "итальянских" евреев. Каждая из этих групп имела свою синагогу; председателем всей общины был рабби Соломон Гахазан из Сафеда. И в Каире, по словам Вениамина II, существовали две общины, еще более значительных; туземные евреи насчитывали ок. 6.000 семейств, итальянские — 200. Обе общины имели одного председателя в лице хахама Илии Израиля из Иерусалима. Вениамин II довольно подробно распространяется о местных синагогах, называя одну именем Маймонида. — В Фостате (Старый Каир) в середине 19 века было 10 еврейских семейств; все они очень бедствовали и жили на средства богатых каирских единоверцев. В Дамиетте было ок. 50 евр. семейств, и между этой местностью и Каиром находилось значительное количество еврейских общин, влачивших довольно жалкую жизнь, позже совершенно исчезнувших (Benjamin II, Eight years in Asia and Africa, стр. 230 и сл.). Ибн-Саппир (Eben Sappir, стр. 26 и сл., Lyck, 1866), описывая жизнь египетских евреев, утверждает, что большинство александрийских евреев поселилось в Египте недавно, после прорытия канала Mahmudiyyah; в Александрию тогда переселилось много евреев из Рашида и Дамиетты, так что эти обе общины почти совершенно исчезли. Общее число евреев, по Ибн-Саппиру, превышает 2.000 чел. Лучшей синагогой считалась Kanis Sardahil; евреи, в особенности бедняки, молились в небольшой синагоге Kanis al-Aziz. До прибытия Ибн-Саппира была выстроена еще одна синагога, причем сефарды, или так называем. итальянские евреи, имели свою собственную молельню; этих евреев было около 100 челов.; прибывшие из Восточной Европы евреи молились, придерживаясь своих обрядов, в отдельной синагоге. Из других египетских общин Ибн-Саппир упоминает: Танту (между Розеттой и Дамиеттой, у рукава Нила) 20 семейств, имелась и особая синагога; Мансуру — 40 семейств; Махаллу — 20 сем. (была синагога) и еще некоторые мелкие общины; характерно, что названное описание говорит также о городе Фаюме, где проживал тогда один еврей; такая точность служит доказательством хорошего знакомства автора с жизнью египетских евреев. В Каире, по его словам, было 600 туземных евр. семейств и 60 итальянских, турецких и других евреев, последователей сефардских обрядов. Караимы в количестве 150 человек жили в особом квартале; евреи жили преимущественно в северо-западной части города, в специальном квартале Darb al-Jahudi; занятия евреев были: мелкая торговля, ремесленный труд и т. д.; немало евреев было занято в банкирских конторах и меняльнях. На евр. кладбище, находившемся в расстоянии двух часов ходьбы от Каира, выделялась могила р. Хаима יםופכ, куда значительными массами направлялись еврейские пилигримы. Ибн-Саппир с большим уважением говорит о главе александрийской общины, рабби Илии Израиле из Иерусалима. — На протяжении 19 веков несколько раз возникало обвинение евреев Е. в употреблении крови с ритуальной целью. Первое такое обвинение имело место в 1844 г. в виде отклика громкого дамасского дела (см.); аналогичные обвинения происходили в 1881 и в январе 1902 гг. (подробности — Bulletin Alliance Israélite, 1902, стр. 24 и сл.). В связи с дамасским делом Е. посетили Адольф Кремье, Монтефиоре и Соломон Мунк (1840). — В 1892 году в Порт-Саиде возникла немецко-итальянская община, находящаяся под покровительством Австрии (Israelit, 1892, стр. 1620). Когда Хартум был занят приверженцами Махди (1885), в городе находилось всего 7—8 евреев; все они были иностранными подданными. Согласно официальным данным, в 1898 году в Египте было 25 тысяч евреев при 9.734.405 общего населения; из евреев половина были туземные (12.693) и 12.507 иностранных. Они распределялись по областям и провинциям следующ. образом: Нижний Египет: города: Саirо — 11.489; Alexandria — 9.946; Damietta — 9; G.-Gl. du Canal — 439; Suez — 123; провинции: Behera — 246; Sharkieh — 278; Dakalieh — 828; Gharbieh — 1.404; Kalgubieh — 185; Manufieh — 26. — Верхний Египет; провинции: Beni-Sovef — 31; Fayum — 9; Gizeh — 17; Minia — 65; Assiut — 13; Guerga — 19; Kenah — 42; Nubia — 31. В 1896 г. в Каире была основана Альянсом первая школа для мальчиков и девочек, содержащаяся за счет как Альянса, так и Англо-еврейск. общества. Сионистские организации существуют в Каире, Александрии, Мансуре, Суэце, Дамангуре, Махалле, Кобре и Танте. В 1901 году сионистское общество "Bar Kochba" устроило в Александрии евр. школу; тогда же стал выходить "Le Messager Sionist", который в 1902 г. заменил "Mebassereth Zion". [J. E., V, 66—67].

— В 1907 г. в египетских школах обучалось 5.980 евр. детей, составляя 6,49% всех учащихся; из них 2.755 (46,0%) были во французских школах, 1.223 (18,7%) — в австрийских и 680 детей в туземных. Из учащихся евреев 1.500 были в preparatory (приготовительный класс), 3.977 в 1-м классе и 358 в высших классах. В технических отделениях обучалось 148 евреев, составляя 9,8%. — Ср. Zeitschr. für Dem. u. Stat. d. Jud., 1907, XI.

Раздел6.




   





Rambler's Top100