Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Екатерина II

— русская императрица (1727—1796; воцарилась в 1762 г. после насильственной смерти мужа, Петра III). Уже в первые дни по вступлении на престол Е. столкнулась с вопросом о евреях. Прибыв в первый раз в Сенат, она — как сама рассказывает в своих записках, составленных от третьего лица, — оказалась в затруднительном положении, когда на первую очередь был поставлен вопрос о допущении евреев в Россию, изгнанных в предшествующее царствование, причем он был единогласно разрешен в благоприятном смысле. "Не прошло еще недели, как Екатерина II, — гласят записки, — вступила на престол; она возведена была на него, чтобы защищать православную веру...; умы были сильно возбуждены, как это всегда бывает после столь важного события; начать царствование таким проектом не могло быть средством для успокоения; признать проект вредным — было невозможно". Императрице была представлена в Сенате враждебная евреям резолюция Елизаветы, и Е. заявила, что она желает, чтобы дело было отложено до другого времени. "И вот как часто недостаточно быть просвещенным, иметь наилучшие намерения и власть привести их в исполнение". Этими же соображениями руководствовалась Е. и тогда, когда в манифесте 4 дек. 1762 г. о дозволении иностранцам селиться в России она оговорила "кроме жидов". В действительности же отношение Е. к евреям было иным. Отвечая в 1773 г. Дидро на его вопрос о евреях в России, Екатерина объяснила, что вопрос о допущении евреев к страну был поднят некстати, и к этому добавила, что в 1764 году евреи были признаны купцами и жителями Новороссии и что трое или четверо евреев несколько лет находятся в Петербурге — "их терпят вопреки закону; делают вид, что не знают, что они в столице" (они жили на квартире у духовника императрицы). Признание евреев жителями Новороссии находилось в связи с предложением Сената допустить евреев в Россию. Не решившись открыто заявить о своем согласии с мнением Сената, Е. прибегла к скрытым действиям. 29 апреля 1764 г. она отправила в Ригу ген.-губернатору Броуну секретное письмо, сводившееся к следующему: если канцелярия опекунства (прообраз министерства земледелия) отрекомендует некоторых купцов Новороссийской губернии, то им следует разрешить жить в Риге и вести торговлю; если они пожелают отправить в Новороссию приказчиков или рабочих, всем без различия вероисповедания следует дать паспорта и конвой; а если из Митавы прибудут трое или четверо желающих отправиться в Петербург, то их надо снабдить паспортами без указания национальности, не расспрашивая их о вероисповедании; для удостоверения личности они представят письмо от находящегося в Петербурге купца Левина Вульфа. На этом письме Е. собственноручно приписала: "Если вы меня не поймете, то я не буду виновата: это письмо писал сам президент канцелярии опекунства; держите все в тайне". Под новороссийскими купцами имелись в виду евреи. Из Митавы были привезены майором Ртищевым в Петербург 7 евреев; из них двое, Давид Леви Бамбергер (см.) и Моисей Аарон, а также Вениамин Бер, не поехавший в Петербург, получили полномочие заняться в Риге под руководством Левина Вульфа переселением евреев в Новороссию. Этот эпизод указывает на то, что Е., сознавая торгово-промышленное значение евреев, почитала их полезным для государства элементом. Разрешив в 1769 г. грекам, армянам и др., присланным из армии, селиться в России, Е. предоставила таковым же евреям переходить на жительство в Новороссию. В полной же мере свое благоприятное отношение к евреям Е. обнаружила тогда, когда с первым разделом Польши она приняла под свой скипетр Белоруссию с многочисленным еврейск. населением. В плакате 11 августа 1772 г. о присоединении края были строки, специально посвященные евреям: "...Чрез торжественное выше сего обнадежение (права новых подданных) всем и каждому свободного отправления веры и неприкосновенной в имуществах целости, собою разумеется, что и еврейские общества, жительствующие в присоединенных к Империи Российской городах и землях, будут оставлены и сохранены при всех тех свободах, коими они ныне в рассуждении закона и имуществ своих пользуются: ибо человеколюбие Ея Имп. Величества не позволяет их одних исключить из общей всем милости и будущего благосостояния под благословенною Ея Державою, доколе они, с своей стороны, с подлежащим повиновением яко верноподданные, жить и в настоящих торгах и промыслах, по званиям своим, обращаться будут". [Кн. Голицын в своей "Ист. русск. закон." заявил, будто словами "по званиям своим" Е. хотела сказать "в качестве неполноправных граждан". Это измышление опровергается уже тем, что такой же манифест о присоединении Подолии и Волыни ясно определил смысл указанных слов: "занимаясь, как до сих пор, торговлею и промыслами". Да и местные власти поняли надлежащим образом эти слова — пока евреи будут обращаться "в торгах и промыслах своих по принадлежащему обыкновению".]. Этим манифестом евреи не были уравнены в правах с остальными новыми подданными; за евреями были сохранены лишь права отправления веры и пользования имуществом; в отношении же других жителей, сверх того, было оговорено, что каждое состояние будет пользоваться правами "древних" подданных по всему пространству империи. Возможно, что и в данном случае Екатериной II руководила осторожность; во всяком случае, уже вскоре права евреев были настолько расширены, что, составляя в Польше обособленную группу, удаленную от общей гражданско-политической жизни, евреи стали в России гражданами. В 1772 г. по предложению белорусского ген.-губернатора гр. Чернышева была введена кагальная организация, издавна существовавшая в Польше, и евреи были обложены особым сбором. Но после того, как в 1780 г. евреи получили право записываться в купечество, Е. лично объяснила генерал-прокурору, что в отношении платежа купечеством процента с капиталов "исповедание торгующих не долженствует служить поводом ни к какому различию"; а 3 мая 1783 г. последовало распоряжение о том, чтобы евреи были обложены податью по состоянию, в которое запишутся (купечество или мещанство). Наряду с податями, евреи были уравнены в правах с прочим купечеством и мещанством в области сословно-городского самоуправления, охватывавшего в то время весьма широко жизнь городского торгово-промышленного класса, в связи с чем стали ограничиваться функции кагала — "кагалы еврейские, в уездных городах и губернском находящиеся, не должны касаться ни до каких иных дел, кроме обрядов закона и богослужения их" (1795). Когда христианское общество стало препятствовать избранию евреев на должности городского самоуправления, Е. особым письмом на имя ген.-губернатора Пассека (13 мая 1783 г.) потребовала восстановления их в правах (см. Городское самоуправление). Равенство евреев перед законом — этот принцип Е. старалась провести по всем вопросам еврейской жизни. В 1785 году белорусское еврейство в лице депутации, прибывшей в Петербург, обратилось к государыне с жалобой по поводу нарушения их прав местной администрацией. Е. направила жалобу в Сенат, при чем поручила своему секретарю гр. Безбородко передать генерал-прокурору, что "когда означенные еврейского закона люди вошли уже на основании указов Ея Величества в состояние, равное с другими, то и надлежит при всяком случае наблюдать правило, Ея Величеством установленное, что всяк по званию и состоянию своему долженствует пользоваться выгодами и правами без различия закона и народа". Согласно с этим и состоялся указ Сената 7 мая 1786 г. (неправильно именуемый некоторыми исследователями "Положением 1786 года"), определивший некоторые права евреев. Между прочим, указ отменил выселение евреев из уездов в города, каковое находило поддержку у государыни, стремившейся создать торгово-промышленные пункты, для каковой цели евреи являлись желательным элементом. Права, предоставленные белорусским евреям, были распространены и на евр. население губерний, присоединенных по второму и третьему разделам Польши. — Новое направление получила политика Е. в еврейском вопросе в 1791 г., когда по жалобам московского и смоленского купечества Е. признала, что евреи не имеют права записываться в купечество во внутренних губерниях, так как это право принадлежит им лишь в пределах Белоруссии; при этом государыня распространила право "гражданства" на Екатеринославское наместничество и на Таврическую губернию. Этим законом была установлена так назыв. "черта оседлости" (см. Жительство), хотя самого названия тогда еще не существовало. Три года спустя по неизвестным причинам евреи были обложены (высоч. указ 23 июня 1794 г.) двойной, сравнительно с прочим населением, податью (есть предположение, что Е. хотела побудить евреев таким путем к заселению Новороссии). Исключение было сделано для караимов с тем, чтобы в их общество не вступали евреи, известные под именем "раббинов"; тогда же таврич. ген.-губернат. было предоставлено оказывать караимам и другие облегчения. Несколько позже Е. одобрила введенное в Минской губернии ограничение евреев в сословно-городском самоуправлении. — Следует отметить, что с переходом евреев в русское подданство в актах, исходящих от государыни, исчезает слово "жид". — Архивные материалы, относящиеся к жизни евреев в эпоху Е., еще почти вовсе не разработаны, и это обстоятельство в связи с противоречиями, которые обнаружила Е. как государыня и как мыслитель, не дают возможности вполне выяснить личное ее отношение к евреям. — Ср.: Голицын, "Истор. русск. закон. о евреях"; Градовский, "Торговые и другие права евреев" (приведен текст манифеста о присоединении Белоруссии); Оршанский, "Русское закон. о евреях"; Гессен, "Евреи в России"; Buchholtz, Geschichte der Juden in Riga; "К истории западно-русск. евр.", "Евр. библиот.", ІV.

Ю. Г.

Раздел8.




   





Rambler's Top100