Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Жидовствующих ересь

— религиозное движение, возникшее во второй половине 15 в. среди русского духовенства и высшего общества в наиболее культурных центрах Руси: Новгороде, Пскове, Киеве и Москве.

Основные причины возникновения Ж. — Обстоятельства, вызвавшие появление Ж., коренились в сложных и многообразных социально-культурных условиях, как общих, так и местных, которые могут быть сведены к следующим категориям. А. Западное влияние. Мистическое движение, охватившее Западную Европу в 14 в. в эпоху Черной Смерти, не осталось без влияния и на Россию. Но пробудившаяся после этого в 15 в. религиозная мысль заставила многих задуматься над вопросами о церковной иерархии, о сущности религии. Возникает множество сект, отрицающих обряды, догматы и церковную иерархию и видящих спасение только в возвращении к Св. Писанию. Мистический элемент все более и более отступает на задний план перед рационализмом и научным движением, выразившимся в занятиях астрологией и астрономией и т. д. — Б. Восточное и южно-славянское влияние. Оно шло с Афона, в 14 и 15 вв. центра религиозной мысли, в котором находили себе живой отклик все вопросы, волновавшие тогда православный Восток на почве схоластики и мистицизма. Знаменитый монастырь был тогда центром мистического движения гезихастов (христиан-мистиков) и одно время даже очагом богомильства (восточного альбигойства, отрицавшего откровение и стоявшего на почве древнеперсидского дуализма). Учение гезихастов было постольку сходно с учением богомилов, поскольку оба отдают предпочтение живому духу над мертвой буквой и отрицательно относятся ко всякой обрядности и внешности. В не определенной до сих пор связи с этими сектами стояли загадочные секты "болгарских жидовствующих", осужденных на Тырновском соборе 1360 г., секта солунских евреев-еретиков, взгляды которых разделял солунский грек Хионий, дело о котором возникло в 1336 г. в Солуне. — В. Польско-литовское влияние. — Введение в Польше книгопечатания в половине 15 в. дало новый толчок развитию образованности и литературы в этой стране. Издание сочинений гуманистов и воспитание шляхты в очагах гуманизма — германских и итальянских университетах — привели к религиозному свободомыслию, отмеченному летописцем Длугошем (см.). — Г. Еврейское влияние. Наиболее спорный вопрос о евр. влиянии на секту ныне, после опубликования "Псалтири жидовствующих" и других памятников Ж. (см. ниже), следует считать решенным в утвердительном смысле. Сношения евреев с христианами в юго-западной Руси издавна были довольно значительны, а главным их центром был Киев (см.). Отношения между христианством и еврейством носили не только богословско-полемический характер, но являлись делом реальной жизни; существовали евреи, обратившиеся в христианство и защищавшие последнее перед своими бывшими единоверцами, но были, несомненно, и русские, которые задумывались над отношением Нового Завета к Ветхому, вопросом, вызвавшим еще на заре церковной истории и поныне вызывающим возникновение разных сект.

История Ж. — Родиной Ж. был Новгород, который издавна вел обособленную жизнь, поддерживая оживленные торговые сношения с немецким Западом, а также с Византией. Жившие здесь иностранцы будили религиозную мысль и вступали в споры с русскими. Новгородцы стали задумываться над основными вопросами религии. Уже во второй полов. 14 в. в Новгороде распространилась возникшая во Пскове ересь "стригольников", основные черты которой заключались в отрицании церковной иерархии, обрядов, храмов и т. д. Несмотря на преследования, секта эта продолжала существовать в Новгороде до 1490 г. и приняла там крайний характер, отвергнув даже апостольские писания и, по-видимому, самую веру в Христа. Дальнейшим развитием явилась Ж. с 1475 до 1505 г., в эпоху высшего напряжения религиозной мысли. Уже в 1471 г. митрополит Филипп укорял новгородцев за то, что они "копячася в сонмы, поостряются на многия стремления.... хотячи ввести мятеж велик и расколу в святей Божьей церкви". — Первые сведения о Ж. встречаются в Софийской Новгородской летописи. В 1467 или 1475 г. в Новгород прибыл из Киева князь Михаил Александрович (Олелькович), присланный по просьбе новгородцев польским королем Сигизмундом. В числе княжеской свиты находились евреи-купцы и жидовин Схария из Киева, родоначальник Ж. Последнего многие (Голубинский, Белокуров и друг.) отождествляют с Захарией Скарой из Кафы (князь Таманского полуострова), с которым Д. В. Шеин виделся на возвратном пути из Крыма. Схария "прельстил в жидовство" двух влиятельных новгородских священников, Алексея и Дениса. К ним присоединились прибывшие "из Литвы" Иосиф Шмойло Скарявей и Моисей Хануш. Ж. быстро распространилась среди образованного класса и, в частности, среди духовенства. К ереси пристал, между прочим, протопоп Софийского собора Гавриил. В конце 1479 г. великий князь Иван Васильевич посетил Новгород; Алексей и Денис произвели на него настолько благоприятное впечатление, что он взял их с собою в Москву, где Алексей был назначен протопопом Успенского собора, а Денис был определен священником Архангельского собора. Ж. стала распространяться при самом дворе великого князя, где наиболее влиятельными сторонниками ее оказались всесильный дьяк вел. кн. Феодор Курицын, крестовые дьяки Истома и Сверчок и др. В 1487 г. новгородский архиепископ Геннадий донес об этом в Москву вел. князю и митрополиту Геронтию. Вел. князь приказал Геннадию "того береги, чтобы то лихо в земли не распростерлася", и Геннадий усердно принялся за розыск. Деятельным помощником его был поп Наум, раскаявшийся в принадлежности к ереси и передавший Геннадию тетрадки с псалмами и молитвами Ж. Лица, заподозренные в ереси, бежали в Москву, где надеялись на защиту своих всесильных покровителей. Геннадий отправил грамоты к князю и митрополиту и приложил к ним добытые при розыске материалы. Беглецы были схвачены, осуждены на соборе (январь — февраль 1488 г.), подвергнуты градской казни, т. е. битью кнутом, и препровождены в Новгород к Геннадию. Впоследствии, однако, грамоты Геннадия потеряли всякое значение. Раскаявшиеся опять бежали в Москву, где и донесли князю, что архиепископ их "имал, и ковал, и мучил изо имения, да грабил животы". Ересь продолжала распространяться; на ее стороне стоял влиятельный кружок придворных сановников. Курицын склонил на сторону еретиков даже невестку великого князя, Елену. Усилению Ж. способствовала также борьба вел. князя против духовенства и монастырей, у которых он в 1478 году отобрал очень значительную часть земель. Геннадий продолжал, однако, начатую кампанию. После смерти митрополита Геронтия он обратился с письмами к новоизбранному митрополиту Зосиме и к избирательному собору владык, прося у них соборного осуждения ереси и присуждения еретиков к смертной казни, причем ссылался на пример Фердинанда Католика, который ввел в своей стране инквизицию. Собор (1490) не согласился с ним в последнем пункте и решил частью водворить жидовствующих на заключение по разным монастырям, частью сослать их в новгородские пределы. Но и эта мера не помогла искоренению ереси: сторонники ее при великокняжеском дворе усилили свою пропаганду и добились того, что архимандритом новгородского Юрьева монастыря был назначен Кассиан, который и повел открытую борьбу с Геннадием. Быстрому развитию ереси содействовало то обстоятельство, что кончина мира, ожидавшаяся всеми с ужасом в 7000 г. от сотворения мира, не состоялась — "ныне седмь тысящь лет, а конца нет". Геннадий поэтому в сотрудничестве с Иосифом Волоцким, доминиканцем Вениамином, Димитрием Герасимовым, иноком Саввой и другими начал издавать полемические сочинения против Ж. и предпринял собрание и перевод библейских книг. В 1494 г. митрополит Зосима, заподозренный Иосифом Волоцким в принадлежности к ереси, покинул митрополичий престол. Ересь, однако, не ослабела: одно время (1498) последователи ее едва не захватили в Москве всей власти, и ставленник их Димитрий, сын княгини Елены, был венчан на царство. Но вскоре эту партию постигла опала; влиятельных Феодора Курицына и Алексея не было уже в живых. Иван III вследствие семейных неурядиц охладел к невестке и заключил ее с сыном в темницу (1502), примирился с женой Софией и назначил сына ее Василия наследником. Этот переворот знаменовал собою и поворот политики правительства по отношению к Ж. Соборы 1502 и 1503 годов открыто высказались против Ж., а собор 1504 года приговорил главных последователей ереси к сожжению в деревянных клетках. Этим был положен конец ереси, хотя остатки ее втайне существовали долгое время и пережили церковную реформу Никона. По словам Зиновия Отенского в "Истинах показаний", учение Феодосия Косого (1554) являлось отпрыском Ж., но этому противоречат показания Андрея Венгерского в "Systema historiae chronologicum" и князя Курбского в его эпистолии к Кассиану Чаплию. К последнему примыкает также свидетельство анонимного "Послания многословного" (изд. А. Попова в Москве, 1880). Наступившее после этого Смутное время способствовало полному прекращению ереси. По словам русских и иностранных писателей, общая забота о личной безопасности, разбои и грабежи отвлекли народ от всякой религиозной мысли и довели его до полного религиозно-нравственного упадка. Связь нынешних иудействующих сект, известных в русском законодательстве под именем "жидовствующих", с Ж. является недоказанной гипотезой.

Вопрос о сущности Ж. принадлежит к наиболее темным проблемам истории русского сектантства. Характеризировать ересь приходилось со слов ее обличителей, пристрастно относившихся к ней и не имевших точного понятия о сущности того учения, которое им приходилось обличать. Главный обличительный источник, "Просветитель" Иосифа Волоцкого, не знает другой причины для возникновения Ж., кроме той, что она от "диавола", а сами последователи ереси называются у него: "сосуд сатанин", "адов пес", "диаволов вепрь". Автор иногда сам противоречит себе. В одном месте Иосиф Волоцкий говорит, что еретики не признавали служб за умерших и приношений, так как благочестивые люди спасутся и без этого ("Просветитель", 96). Эта вера Ж. в загробную жизнь подтверждается им и в другом месте (ibid.). Однако по поводу митрополита Зосимы Иосиф приводит, будто он говорил: "А что то царство небесное, а что то второе присшествие, а что то воскресение мертвых, ничего того несть, умерло кто — он по та места и был" (ib., 12). Этой же неопределенностью и суждениями на основании слухов полна и фактическая часть "Просветителя". Другие источники: послания великого князя Ивана III и Геронтия к Геннадию, послания последнего к Иоасафу Ростовскому и Зосиме — крайне скудны указаниями на сущность и историю ереси. Отчасти этот пробел заполнен новыми документами о соборе 1490 г., найденными в рукописном сборнике Румянцевского музея и опубликованными С. О. Долговым в сборнике "О ереси жид." (Москва, 1902). Документы состоят из поучения митрополита Зосимы, известного дотоле лишь в отрывке и последовательно излагающего возникновение собора 1490 года и соборного приговора, объявленного Зосимою еретикам. Из приговора видно, что Ж. не признавали Иисуса Христа Сыном Божиим, отвергали его божественность, Св. Троицу и Богоматерь, учили, что Мессия еще не явился, отрицали почитание креста, икон, святых и чудотворцев. Все они почитали ветхозаветную субботу "паче Воскресения Христова". Они изучали Священное Писание, как Ветхий, так и Новый Заветы и писания отцов церкви, подвергали их критике и вообще вдумывались в то, что читали. Эта критическая черта вообще чужда была древней Руси. Даже у главного представителя их противников, Иосифа Волоцкого, мы ее не находим. В своем сочинении он ставит рядом Моисеев закон и апокрифические книги и черпает доказательства из разных сочинений без всякого разбора. Не подлежит также сомнению, "что жидовствующие были людьми, стоявшими на высоте образованности своего времени" (Соболевский).

Лumepamypa Ж. — Более плодотворными оказались изыскания академика А. И Соболевского и его последователей о литературе Ж. Основанием его метода является то соображение, что жидовствующие, как продолжатели религиозного движения, занесенного, по данным летописи, из Киева при участии евреев или крещеных евреев, должны были неизбежно отразить в своих памятниках элементы западно-русского языка, с одной стороны, и еврейского, с другой, а также умственные интересы Ж. В 1899 г. появилось исследование А. И Соболевского "О логике жидовствующих" и "Тайная тайных" (Памятники др.-рус. письменности, СХХХІІІ). Первая книга в рукописи половины 16 в. оказалась пересказом из евр. сочинения Маймонида (в рукописи Моисей Египтянин) о логике, תולמ ןויגהה. Характер языка — смесь славяно-русского с западно-русским с полонизмами и с многими евр. терминами и словами. Вторая книга по языку сходна с первой и является, по мнению Соболевского, переводом лица, прибывшего незадолго перед этим в Московскую Русь из Западной Руси и пока еще не успевшего ознакомиться с московскими названиями предметов обыденной жизни. Помимо этих двух книг, Соболевский в своем сочинении "Переводная литература Московской Руси" (1903, VI) приписывает жидовствующим следующие сочинения по философии: перевод из Авиасафа (по мнению П. К. Коковцова, под этим именем следует подразумевать арабского философа 10 в. Аль-Фараби), сохранившийся в рукописи Киево-Михайловского монастыря, написанной до 1484 года в Западной Руси, отрывок сочинения по логике в том же рукописном сборнике и космография, найденная проф. Петровым в западно-русском сборнике 16 в. Из "гадательной" литературы Соболевский приводит лишь Шестокрыл в рукописном Холмском сборнике, являющийся переводом евр. сочинения "Schesch Kenaphaim", םיפנכ שש, Иммануила бен-Якоб (1365), а также "Лопаточник" Петра Египтянина, םיפשר (см.). Из переводов библейских книг, сохранившихся в виленской рукописи начала 16 в., № 262, следует несомненно отнести к Ж. перевод кн. Даниила. Это — воспроизведение евр. масоретского текста в пределах 12 глав оригинала без позднейших неканонических прибавлений (13 и 14). В них точно выдержаны деления на "параши" (главы), как открытые, תוחותפ, так и закрытые, תומותם. Терминология обнаруживает знакомство переводчика с раввинским толкованием и большое уважение к последнему. Собственные имена переданы не по греческому, а по евр. ашкеназскому чтению: Шадрах, Мешах, Игуда, Игоаким и т. д. Христологические места толкуются согласно раввинской экзегезе. Что касается упомянутой у Геннадия Псалтыри Ж. по переводу Аквилы, Симмаха и Феодотиона, то она пока не найдена, зато найдена другая Псалтырь (издана проф. М. Сперанским под заглавием "Псалтырь Ж. в переводе Феодора еврея", Москва, 1907). Это — перевод евр. праздничного молитвенника, Махзора, сделанный плохо и неумело и обнаруживающий недостаточное знание не только книжного, но и вообще русского языка, что указывает на то, что переводчик был чуждым по национальности человеком, выучившимся русскому языку незадолго до написания своего труда, и что он ознакомился с юго-западным русским говором, а затем с великорусским. Замечается постоянная путаница в склонениях, управлении предлогов и т. д. Язык Псалтыри в переводе Феодора отличается от языка послания Феодора Жидовина, являющегося убежденным православным. См. Алексей, Громник, Дмитрий. — Ср.: Полное собрание русс. летоп., IV, 72, V, 235; Никон., V, 46; Русская историч. библиотека, VI; Loesert, Huss und Wiklif; „Систематич. указатель"; Регесты, I; Пыпин, "История русской литературы", II (2 изд., 1902); Голубинский, "Ист. русской церкви", II, 1, 1900; Иловайский, "История России", 2 изд., 1896, II, 108; Ф. Боцяновский, "Русские вольнодумцы XIV—XV вв." ("Новое слово", 1896, XII); Ф. И. Титов, ст. в "Миссионерском обозрении", 1896, 1, 7—8, 10—12; Милюков, "Очерки по истории русской культуры", III, 1, 48 и сл.; Успенский, "Очерки по истории византийской образованности"; Сырку, "К истории исправления книг в Болгарии", I, 1, 367 и сл.; Радченко, "Религиозное и литературное движение в Болгарии"; Мелиоранский, в сборнике статей Στέφανος; Никитский, "Очерки внутренней истории церкви в Вел. Новгороде", СПб., 1878.; Соболевский, кроме указанных в тексте сочинений, в "Ж. Мин. нар. просвещения", 1907; Β. Η. Перетц, в сборнике статей в честь А. И Соболевского (исследование о кн. Руфи) и в "Киев. унив. изв.", 1908; "О ереси жидовствующих. Новые материалы, собранные С. А. Белокуровым, С. О. Долговым, И. Е. Евсеевым и М. И. Соколовым", М., 1902; "Обстоятельное введение М. Сперанского к Псалтыри Ж.", М., 1907; С. Л. Неверов, "Логика иудействующих", в "Киевск. унив. изв.", 1909, 8 (издание текста по киевской рукописи и описание последней); Т. И. Буткевич, "Обзор русских сект и их толков", Харьков, 1910.

И. Берлин.

Раздел5.




   





Rambler's Top100