Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Ионатан Маккавей

— сын Маттатии; предводитель евреев в период маккавейских войн 161—143 г. до Р. Хр. Его звали также Апфус (Άπφοΰς; по-еврейски שופח — "притворяющийся", "дипломат" — за соответствующую черту его характера; I Макк., 2, 5). Вместе со своим братом Иудою И. принимал активное участие в битвах с сирийцами; хотя он и обнаружил меньше храбрости, чем Иуда, все же его мужество было испытано много раз. После смерти Иуды сирийский полководец Вакхид выступил против партии Маккавеев; именно в это время в стране начался голод. В крайней нужде евреи выбрали Ионатана вождем своим. Заметив, что Вакхид ищет случая убить его, он бежал вместе со своим братом Симоном и со своими сообщниками в пустынную область к востоку от Иордана, расположенную близ болота Асфар. Когда Вакхид последовал за ним даже сюда — это было в субботу — И. передал весь обоз своему брату Иоханану. Иоханан направился к друзьям своим набатеянам; но враждебное ему племя, сыновья Ямври из Мидавы, убили его и его товарищей и захватили весь обоз (I Макк., 9, 32—36; Древн., XIII, 1, §2). И. вскоре отомстил им за их вероломство. В эту субботу И. и его сообщники были вынуждены сразиться с Вакхидом. И. сошелся с ним лицом к лицу и уже занес руку, чтобы убить его, но тот избежал удара; разбитые, евреи решили переправиться на западный берег Иордана. В этом сражении Вакхид потерял около 1000 чел. Вскоре после того И. узнал, что один из сыновей Ямври вводит в свой дом с большой пышностью знатную невесту; братья Маккавеи отправились в Мидаву, напали на свадебную процессию, перебили почти всех, числом до 100, и захватили все сокровища (I Макк., 9, 37—49; Флавий, l. c., XIII, 1, §§3—4). — Они оставались все время в болотистой местности к востоку от Иордана, и Вакхид считал их настолько незначительными, что после смерти первосвященника Алкима, своего ставленника, даже покинул эту область. Два года спустя евреи-эллинисты, находившиеся в Акре, отправились, как и во времена Иуды, к царю Димитрию и просили, чтобы он вернул обратно Вакхида, уверяя, что И. и его помощников можно будет истребить в одну ночь. Однако это оказалось невозможным, так как И. все время был настороже, и рассердившийся Вакхид убил пятьдесят предводителей эллинистов. И. и Симон укрепили в пустыне место, называемое Вефхогла (Beth-Choglah, Βηθαλαγα у Флавия; I Макк., Βαιδβασί, быть может, Ветваси близ Иерихона); здесь в течение нескольких дней Вакхид осаждал их. И. поручил защиту своему брату Симону, сам же отправился в соседний край, сразился с Одарисом и его братьями и с сыновьями Фасирона и с тылу напал на войско Вакхида; последний был принужден отступить. Когда И. заметил, что Вакхид сожалеет о походе, он начал с ним переговоры о мире. Вакхид согласился и поклялся, что никогда больше не будет воевать с И., и возвратился домой. И. тогда поселился в древнем городе Михмасе и стал очищать страну от безбожных и отступников (I Макк., 9, 55—73; Флавий, l. c., XIII, 1, §§5—6). Главный источник, первая книга Маккавеев, говорит, что после этого "унялся меч в Израиле"; действительно, ничего не сообщается о позднейших пяти годах (158—153), но Ионатан использовал это время, так как власть его сильно возросла. Важное событие привело мечты Маккавеев к осуществлению. Димитрий I Сотер поссорился с царями Пергама и Египта, которые послали против него искателя приключений, Александра Баласа, как царя-соперника. Димитрий был принужден отозвать из Иудеи гарнизон, оставив его только в Акре и Ветсуре; он решился признать лояльность И., позволив ему набрать войско и взять заложников, оставленных в Акре. И. с радостью принял эти предложения, переселился в Иерусалим и начал укреплять его (153). Балас, однако, предложил И. еще более выгодные условия, даже назначил его первосвященником. Благодаря этому И. стал официальным вождем народа, и партия эллинистов не могла больше преследовать его. В праздник Кущей И. возложил на себя первосвященнические одежды и начал управлять страною. Он решил вступить в сношения с Баласом, не доверяя Димитрию, который в своем втором письме делал ему обещания, каковые едва ли мог бы сдержать, и обещал ему прерогатиы, почти неосуществимые (I Маккавеев, 10, 1—46; Древн., XII, 2, §§1—4). События оправдали поступок И.; Димитрий лишился трона и жизни, а Балас стал царем Сирии. Египетский царь Птолемей Филометор дал в жены Баласу свою дочь Клеопатру; оба монарха встретились в Птолемаиде. Здесь была отпразднована свадьба, и после нее И. был приглашен в этот город. Он "явился перед лицом обоих царей", и ему было разрешено сидеть с ними, как равному; Балас даже облек его в свой царский убор и оказывал ему всевозможные другие почести. Он не хотел слушать наветы эллинистической партии, обвинявшей И., но назначил его стратегом и "меридархом" (т. е. гражданским управителем провинции; подробностей нет у Флавия) и отправил его с почестями обратно в Иерусалим (I Макк., 10, 51—66; Древн., XIII, 4, §1). И. оказался благодарным. Димитрий II пожелал вернуть себе трон своего отца (147), и Аполлоний Теос, с которым, вероятно, соединился Димитрий, предложил И. сразиться с ним, сказав, что евреи могли бы хоть раз покинуть горы и выйти на равнину. На этот вызов вышли И. и Симон с 10000 чел. к Яффе, где стояли войска Аполлония; жители, испугавшись, открыли им ворота. Но Алоллоний с 3000 конницы появился со стороны Арта и заставил Ионатана вступить в сражение. Стрелы, посылаемые его конницей, отлетали от щитов войска Симона, и оно успешно противостояло нападению неприятеля. В то время И. сразился с пехотой, победил ее, обратил в бегство и преследовал вплоть до Азота; этот город он взял приступом, сжег его и окрестные деревни и разрушил храм Дагона. В награду Балас отдал ему город Экрон со всей его областью. Напрасно население Азота жаловалось царю Птолемею Филометору, явившемуся сюда для войны со своим зятем Баласом, на то, что Ионатан разрушил их город и храм. И. вышел навстречу Птоломею к Яффе, сопровождал его до реки Элевтера и после этого возвратился в Иерусалим (I Макк., 10, 6, 7, 8, 9; 11, 1—7; Флавий, l. c., XIII, 4, §§3—5). Балас был побежден Птолемеем, и Димитрий II вступил на престол Селевкидов (145). И. воспользовался этим удобным случаем для того, чтобы завоевать Акру, все еще занятую сирийскими войсками и населенную евреями-эллинистами (I Макк., 11, 20; Флавий, l. c., XIII, 4, §9). Царь сильно встревожился; он подошел с войском к Птолемаиде и приказал И. явиться к нему. Не прекращая осады. И., в сопровождении старейшин и духовенства, вышел к царю и умилостивил его дарами, так что царь не только утвердил его в сане первосвященника, но, сверх того, дал ему три самарянские области, Эфраим, Лидду и Раматаим. Ценою подарка в 300 талантов край был освобожден от податей, и это освобождение было скреплено письменным документом. И., возвратившись в Иерусалим, прекратил осаду Акры и оставил ее во власти сирийцев. В лице юного Антиоха VI, сына Баласа, появился новый претендент на престол; его опекуном был некий Трифон, который сам стремился к царской власти. Пред лицом этого нового врага Димитрий не только обещал удалить свой гарнизон с Акры, но назвал И. своим союзником и просил его, чтобы он помог ему войском. Три тысячи человек помогали Димитрию в его собственной столице, Антиохии, бороться с его подданными (I Макк., 3, 21—52; Флавий, l. c., XIII, 4, §9; 5, §§2—3; R. E. J., XIV, 34).

Так как Димитрий не исполнил своих обещаний, И. счел более выгодным подчиниться новому царю, когда Трифон и Антиох захватили столицу, в особенности же, когда последний утвердил все его права и назначил Симона стратегом морского берега от "Тирской лестницы" до границы Египта. Теперь И. и Симон могли перейти к наступлению; Аскалон подчинился им добровольно, Газа же была взята силою. И. победил даже стратегов Димитрия далеко на севере, в долине Хазара; в то же время Симон взял сильную крепость Бетсур под тем предлогом, что в ней укрывались сторонники Димитрия (I Макк., 11, 53—74; Флавий, l. c., XIII, 5, §§3—7). — Подобно тому, как это в прежние годы делал Иуда, Ионатан заключал союзы с иноземными народами. Он возобновил договор с Римом и обменялся дружескими посольствами со Спартой и с другими странами (следует заметить, что эти события и относящиеся к ним документы спорны). Последователи Димитрия собрались в Хамате, но при приближении И. рассеялись. Последний победил одно аравийское племя, именно завадеев, направился к Дамаску и прошел через весь край. Вернувшись в Иерусалим, он устроил совещание со старейшинами, укрепил город и отрезал сообщение с Акрой (I Макк., 12, 1—22, 24—37; Флавий, l. c., XIII, 5, §§8, 10—11). Еще до этого Симон послал еврейский гарнизон в Яффу и укрепил город Хадид на западе Иудеи. Это возбудило подозрение Трифона; он явился с войском в Иудею, пригласил И. в Скифополь на дружеское совещание, убедил его распустить свое сорокатысячное войско, обещая дать ему Птолемаиду и другие крепости. И. попал в ловушку: вместе с ним в Птолемаиде было захвачено 1000 человек, все они были перебиты; сам он заключен под стражу (I Макк., 12, 33—38, 41—53; Флавий, l. c., 5, §10; 6, §§1—3). — Когда Трифон приготовился выступить в Иудею и был около Хадида, его встретил новый предводитель евреев, Симон, готовый сразиться. Трифон, избегая сражения, потребовал сотню талантов и двух сыновей И. заложниками; в обмен за это он обещал освободить И. Хотя Симон не поверил Трифону, все же поступил согласно его требованию, чтобы его нельзя было обвинить в смерти брата. Но Трифон не освободил своего пленника; разгневанный тем, что Симон преградил ему путь, благодаря чему ему ничего не удалось сделать, он убил Ионатана в Васкаме, в местности к востоку от Иордана (143 г.; I Макк., XIII, 12—30; Флавий, l. c., XIII, 6, §5). И. был погребен Симоном в Модсине. Ничего не известно о его двух сыновьях, уведенных в плен. Из потомства одной из его дочерей произошел Иосиф Флавий (Жизнеописание, §1). См. Иуда Маккавей. [J. E., VII, 236].

Раздел2.




   





Rambler's Top100