Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Иордан

ןדרי — главная река Палестины, течет с севера на юг внутри большой ложбины, которая, проходя параллельно морскому берегу Средиземного моря, разделяет Сирийско-Ханаанейскую возвышенность на две длинные полосы — западную и восточную. На 3/4 своей длины (достигающей всего 190 км) И. лежит ниже уровня моря и все больше понижается по мере приближения к Мертвому морю, уровень которого находится на 394 м ниже общего уровня моря. Продолжением той долины, в которой течет И., является страна к югу от Мертвого моря — до Эланитского залива. Предположение, будто в древности это продолжение Иорданской долины служило руслом И., по которому он вливался в залив Акабы, признано ныне неправильным. Также не подтверждается, будто некогда Иорданская долина была связана со Средиземным морем Кишонской (Кисонской) равниной (Zeitschr. Deutsch. Palestina-Ver., IX, стр. 149). Скорее всего Иордан представляет собою остатки удлиненного озера, которое в древнейшее время тянулось от Генисаретского озера до южного конца Мертвого моря и которое, вследствие медленного высыхания под влиянием зноя, приняло характер и положение нынешнего И. Вся долина от Тивериадского озера до Эланитского залива носила у древних евреев название Arabah (הנרע — пустыня; Второз., 1, 1, 7; 2, 8; Иош., 12, 1, 3; II Сам., 2, 29; 4, 7; II Цар., 25, 4). Ныне называется так только южная половина ниже Мертвого моря — el-Araba, в то время как северная половина, т. е. собственно долина И., называется El-Ghor, т. е. "опускание" — по-евр. ןדריה רכנ или "окрестность Иордана" (Быт., 13, 10; 19, 17; I Цар., 7, 46; Матф., III, 5; Лука, III, 3). Эта долина И., имея различную широту на севере и на юге, служила в древности восточной границей "Обетованной земли" — страны Ханаанской (Быт., 32, 11; Числ. 34, 12 и др.; Второз., 3, 20; Иош., 1, 2; Иез., 47, 18), а потому страна, лежащая восточнее И., в отличие от Ханаанской земли вообще — называлась "страною по ту сторону Иордана" или "Заиорданьем" (Быт., 50, 10 и др.; Числ., 35, 14; Иош., 9, 10, 14, 3 др.; Матф., IV, 25; Марк, III, 8). И. в течение всей израильской истории играл в отношении страны роль пограничной реки. Он не судоходен; его невероятно быстрое течение (отчего он, по-видимому, и получил у евреев название ןדרי, Jarden, т. е. "стремящийся вниз"), многочисленные мели, водопады, водовороты, пески и утесы делают постоянное и правильное судоходство на нем невозможным. Края Иорданской долины, прорезающей горную область, представляют собою крутые и голые скалы, не пригодные для культуры; исключение составляют только единичные оазисы и узкая береговая полоса, годная для обработки и возделывания культурных растений. Скрытая глубоко между этими кряжами, закрывающими ее от холодных ветров, Иорданская долина отличается больше, чем какая-либо другая местность в Палестине, сильными жарами (темпер. в тени часто 35°R и выше). Потому-то эта область гор была во все времена очень мало населена, а у самого И. никогда не был расположен ни один город. Все примыкавшие к Иорданской долине поселения были расположены обыкновенно на возвышенных пунктах ее террасовидидных краев (напр. Суккот, Гилгал и др.); большинство же (как Иерихон) лежало далеко от реки, а некоторые даже во внутренних частях горной области, окружающей эту долину (как Фазаель, Пелла и др.). Здесь встречаются удивительные искусственные холмы, которые группами тянутся вдоль долины до озера Хуле, находясь в непосредственной близости от воды. Они состоят, насколько их до сих пор удалось исследовать, главным образом из старых кирпичных стен и других строительных остатков. Только дальнейшими исследованиями этих развалин можно будет установить, не имеем ли мы в данном случае дело с укреплениями, возведенными еще, как утверждают некоторые, в доисторические времена. И. образуется из трех истоков. Самый северный источник находится немного севернее местности по имени Chasbeija, у западной подошвы Хермона, в 520 м над уровнем моря. Из этого источника течет Nahr Chasbani, самая западная (неизвестная древним писателям) река, служащая одним из истоков И. Она несется быстро по глубокому ущелеобразному Wadi el Leim, протекая по плодородной равнине, лежащей у восточной подошвы Северно-галилейской горной области. Среди последней лежит изолированный вулканический холм Tell el-Kadi, из которого берет начало средний, наиболее короткий, но и самый многоводный исток И., который у Флавия носит название "Малый И.", а ныне именуется Nahr Leddan. Наконец, третий, самый восточный источник — Nahr Banias — берет начало из Banias'а (369 м над уровнем моря); последний наполовину уже Nahr Leddan'а, но вдвое шире Nahr Chasbani и несет, в отличие от обеих последних рек, мутных и грязных, кристально чистые и прозрачные воды. Все эти три реки, составляющие начало И., отличаются невероятно быстрым течением, так как почва в бассейне этих рек круто спускается к бассейну озера Хуле (Chule). Немного выше (на 2 мили) этого озера соединяются в первый раз Nahr Leddan и Banias, к которым несколько южнее примыкает Chasbani. В направлении последнего, с севера к югу, соединенный И. впадает в озеро Хуле. К югу от этого озера идет узкая равнина, через которую ведет древний торговый путь из Хайфы и Акки в Дамаск, еще в древности соединявший Египет со странами, расположенными у Евфрата. Переход через И. облегчается здесь еще доныне хорошо сохранившимся "мостом Якова" (Dshisr Benat Ja'kub. т. е. "мост дочерей Якова"). В четверти часа расстояния к югу от этого моста находятся руины одной крепости, построенной еще Балдуином IV и предназначавшейся в средние века для защиты этого важного перехода через И., открывавшего путь к морю; путь этот назывался в то время "Via maris". Немного южнее этого места горы с запада (Сафед) и востока (Голан) сдвигаются на И. так близко, что образуют то тесное ущелье, по которому, шумя и пенясь, с невероятной быстротой катится река. Это ущелье тянется на расстоянии двух часов пути; по выходе из него И. впадает в Тивериадское озеро. Здесь кончается верхнее течение Иордана. Его среднее и нижнее течения лежат между этим озером и Мертвым морем, захватывая по прямой линии расстояние в 105,8 км. При этом он течет не по самой середине долины, но ближе к ее восточному краю и бежит внутри узкой углубленной выемки, края которой направляются прямо с севера на юг. Когда весною (а в области Гора, ввиду ее тропического климата, во время жатвы) тает на Хермоне снег, и в многочисленных долинах, примыкающих к Гору и летом совершенно высыхающих, образуются значительные потоки, тогда Иордан действительно "переполняется во всех своих берегах" (Иош., 3, 15; ср. I Хрон., 12, 16; Бен-Сира, XXIV, 36). Разливается он, однако, редко и то в единичных, низких и узких местах береговых террас. Причиною этого является, с одной стороны, то обстоятельство, что оба верхних озера, которых уровень воды весною повышается больше, чем на 0,3 метра, служат как бы регуляторами и влияют на устойчивость воды, которая в силу этого не заливает берегов на далекое пространство, а с другой стороны, только незначительная часть дождевых потоков, образующихся во время половодья, достигает Иордана, большая же часть их всасывается высохшей и растрескавшейся известковой почвой долин. Ясно, таким образом, что только та полоса земли или терраса, примыкающая непосредственно к Иордану, способна производить роскошную растительность. В этих местах действительно растут высокий тростник, густой ивовый кустарник, тамариск, тополь, платан и другие деревья; здесь же встречаются дикие свиньи и др. животные. Именно эту зеленую береговую полосу Библия называет "гордостью Иордана", ןדריה ןואג (Иер. 12, 5; 49, 19; Зех., 11, 3); ныне это место называется Es-Zor. Когда-то оно, между прочим, служило убежищем для львов (Иер., 49, 19; 50, 44; Зех., 11, 3). Более высокие террасы в той же долине Гора, наоборот, представляют собою сплошную пустыню; в южной половине она еще менее плодородна, чем в северной, где многочисленные, обильные водой оазисы приятно нарушают пустынный ландшафт. Как местности, естественно богатые водой (напр. окрестности Суккота), так и те, которые искусственно орошаются (как, напр., окрестности Иерихона во времена владычества римлян), производят богатую растительность. В средние века в долине Иордана разводили индиго, хлопок, сахарный тростник и др. тропические растения. При выступлении из озера Тивериадского Иордан несет сначала чистую и прозрачную воду. Но скоро вода становится мутной и принимает темно-бурую окраску, так как здесь она смешивается с глинистыми осадками речного дна; однако ее употребляют, как питье, и она даже нравится путешественникам по своему приятному запаху. Неподалеку от того места, где И. выступает из Галилейского озера, его пересекает дорога, ведущая из Тивериады на юг. Когда-то на этой дороге существовал мост, развалины которого сохранились доныне (по имени одной здесь бывшей деревни, они называются Dshisr es-Semak). В настоящее время многие отмели облегчают здесь переход через реку, так что в мостах не чувствуется нужды. Недалеко отсюда в И. с востока впадает его наибольший приток Ярмук, который несется сюда с Друзийских гор. Нигде в Библии эта река не упоминается, но Талмуд о ней иногда говорит. Ныне же, по имени одного бедуинского племени, кочующего до берегам Ярмука, она называется Scherf el-Menodire. Немного ниже устья Ярмука ведет через реку мост, относимый по его архитектуре к временам сарацинов; несмотря на свою ветхость, он еще и поныне служит безопасной переправой для пешеходов и проезжих (Dshisr el-Medshomi'а). Этот мост, как полагают, наведен в том самом месте И., через которое некогда переправлялся сирийский военачальник Наеман, ןמענ, когда он возвращался из Самарии в Дамаск (II Цар., 5, 14). По этой же самой дороге, вероятно, совершилось и бегство сирийцев под предводительством Бен-Гадада (II Цар., 7, 15); наконец, здесь переправился через И. Иуда Маккавей, когда возвращался из Гилеада (I кн. Макк., 5, 52). Возможно, что еще Давид проложил эту дорогу, когда переходил через И., чтобы воевать с арамейцами (II Сам., 10, 17). Эта же дорога вела из Иерусалима и Сихема через Бейсан в Гилеад и Башан (см.). Немного ниже по этой же долине лежит другой тракт, служивший в древности местом перехода; в настоящее время он отмечен руинами древнеримского моста (Dshisr Damie), лежащими в нескольких сотнях шагов восточнее левого берега И. Здесь в древности пролегала дорога бродом из Сихема в Рамот-Гилеад (Es-Salh). В этом месте много эфраимитов было убито гилеадитами, под предводительством Ифтаха (Суд., 12, 5 и сл.). Этим же переходом, вероятно, пользовались галилейские паломники, отправлявшиеся в Иерусалим на праздники; тогда они, чтобы миновать Самарию, переходили сначала возле Тивериады через И. на левый берег, затем, спустившись южнее, снова переходили через Иордан на правый берег и через Иерихон продолжали путь в Иерусалим. — Сейчас же к югу от Dschisr Damie горы с обеих сторон придвигаются ближе к И., образуя глубокое ущелье. Здесь, как бы отделившись от всего Самарийского плоскогорья, возвышается мощная мысообразная горная масса, врезающаяся в долину Гора; она известна под именем Kam Sartabe (379 м над уровнем моря и 736 над уровнем И.) и считается одной из высоких местностей в Св. земле; с нее, по сообщению Талмуда, огненными сигналами возвещалось наступление новолуния. Если принять, что здесь некогда находился древний город Цартан, то несколько севернее от Karn Sartabe должны были лежать плавильные мастерские, в которых лились сосуды для Соломонова храма (I Цар., 7, 46); известково-глинистая почва долины Гора шла, вероятно, на приготовление форм, необходимых для бронзового литья. — С Karn Sartabe начинается нижнее течение Иордана, которое тянется около 34 км. Характер долины Гора здесь значительно изменяется. Местность становится пустыннее и менее плодородною; но все же в некоторых местах благодаря немногочисленным источникам пустыня прерывается оазисами. Многочисленные извилины реки отмечены тут зеленою каймою тростника и деревьев, которая, однако, тоньше и менее пышна, чем на севере. — Течение И. остается быстрым почти до самого его устья; но чем шире становится разлитие реки (южнее от Karn Sartabe 36 м, а при самом впадении 72 м), тем заметнее уменьшается быстрота течения. Глубина воды становится все меньше и меньше по мере приближения к устью, достигая у самого устья только 0,9 метра. Горы все больше отодвигаются назад, и Иорданская равнина становится, вследствие этого, значительно шире. Большая западная часть этой последней в древние времена называлась "Иерихонской равниной", וחירי תונרע (Иошуа, 4, 13; 5, 10; II кн. Цар., 25, 5); меньшая восточная часть называлась "равнина Моабитская", "равнина Моаба" (Числ., 22, 1; Второзакон., 34, 1, 8; Иош., 13, 32). В этом месте И. образуется в жаркое время года множество легкопроходимых мелей. Во всяком случае, уже в древние времена здесь существовало два главных перехода через И. Сюда из Иерихона шли в Заиорданье две постоянные дороги: северная вела (через нынешний брод Makhadet Chadschle) в Рамот-Гилеад (Es-Salt), — южная (через нынешний брод El-Chenu) в Хешбон. Здесь, против Иерихона, перешли израильтяне, под предводительством Иошуи, через И. (Иош., 3); через один из этих бродов убегали в Заиорданье израильтяне от преследования филистимлян (I кн. Сам., 13, 7); здесь же произошла встреча вениамитами Давида, когда он, после поражения Авессалома, возвращался из Гилеада в свою столицу; здесь же они приготовили паром для переправы царской семьи через реку (II Сам., 19, 18 и сл.); тут переходил И. Илия (II Цар., 2, 8), а Элиша заставил железо плавать на поверхности (II Цар., 6, 6); наконец, через один из упомянутых бродов переправился Ионатан со своим войском, спасаясь от преследований Вакхида (I Макк., 9, 49). Руины, которые находятся к востоку и юго-востоку от Иерихона, на правом берегу И., принадлежат развалившейся христианской церкви; они носят название Der Mar Juchanna (церковь Иоанна), но арабами обыкновенно именуются — Kasr el-Jehudi (Иудейский замок). В 1½ часа пути к югу от этого места И. вливается в Мертвое море.

— Ср.: Ed. Hull, Memoir on the geology and geography of Arabia Petraea, Palestine and adjoining districts, London, 1886; G. Diener, Libanon, Wien, 1886, стр. 377 и сл.; Lynch, Bericht über die Expedition der Vereinigten Staaten nach dem Jordan und dem Toten Meere, Leipzig, 1850; Ritter, Der Jordan und die Beschiffung des Toten Meeres, Berlin, 1850; Robinson, Physische Geographie des Heiligen Landes, 1865, стр. 140 и сл.; I. Mac Gregor, Rob Ray on the Jordan, New York, 1860; Hellwald, в журн. Von Fels zum Meer, IV, стр. 289 и сл. [Из Riehm, НВА, I, 770—775].

Раздел1.

И. в агадической литературе. — Согласно Талмуду, слово ןדרי составлено из двух слов ןד דרי (истекает из Дана), так как И. берет свое начало из Намейской пещеры в городе Дане (библейском Лешеме; Бехор., 55а; Б. Б., 745; ср. Флавий, Иуд. Война, III, 10, §7). И. расположен в расстоянии одного дня пути от Иерусалима (Маас. Шени, V, 2); он прорезает озера Samko (יכנניס) и Тивериадское, Мертвое море и впадает под землею в Средиземное море, где его воды поглощаются Левиафаном (Бехор., 55а; Б. Батр., 74б). Чудесным образом нечистая вода И. (Пара, VIII, 10) никогда не смешивалась с водами Тивериадского озера (Ber. r., IV). Название И. носит в ритуальном отношении только часть реки, протекающая ниже Бет-Иерихо (Бет-Иера, согласно правильному чтению Нейбауэра в G. T., р. 30; Бехор., 55а). — Когда Израиль пришел к И., поднялся водяной столб в 12 миль высоты, оставив по средине сухое пространство, равное занимаемому израильским лагерем, так что весь народ мог одновременно пройти по И. (ср. Сота, 34а; Иер. Сота, VII, 31б).

— Ср.: Neubauer, La géographie du Talmud, 29 и сл. [J. E., 239].

Раздел3.




   





Rambler's Top100