Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Италия

— Евреи поселились на Апеннинском полуострове с давних пор; несмотря на свое сравнительно незначительное число, они сыграли видную роль в истории еврейства, преимущественно в духовно-культурном отношении.

Италия.

Политическая и социальная история до 19 в.

I. Евреи в эпоху языческой И. — Главным центром евр. жизни в языческую эпоху был Рим. Отсюда они постепенно распространились по всем римским владениям. Перестав быть народом исключительно земледельческим, евреи стали переходить к занятиям торговлей, и благодаря этому к началу христианской эры не существовало ни одной местности в известном тогда мире, где бы их не было. В Риме евреи жили уже, вероятно, в это раннее время, если не постоянно, то временно, для торговых целей. Первое точное сведение о большом, по-видимому, числе римских евреев в Риме относится к 139 году до Р. Хр., когда претор Гиспал изгнал их оттуда, опасаясь их пропаганды. В том же году в Рим прибыло посольство от Симона Маккавея, которое заключило от его имени оборонительный и наступательный союз с римским сенатом. Историки пытались найти связь между этими двумя событиями. Дружественные трактаты с римлянами заключались, впрочем, еще ранее, в 160 или 161 г. до Р. Хр. Иудой Маккавеем и около 15 лет спустя его братом Ионатаном. В 133 г. Иохананом Гирканом была отправлена в Рим новая миссия для той же цели. Декрет Гиспала об изгнании, по-видимому, был предан забвению. Первые постоянные евр. поселенцы прибыли в Рим, вероятно, в качестве пленников, захваченных в войнах с Митридатом в Малой Азии. В первой половине первого столетия до Р. Хр. евреи в большом числе жили в И., и особенно в Риме; они регулярно отправляли в Иерусалим по полшекеля с души в пользу храма. Помпей, вернувшись из Малой Азии, привел с собою значительное число евр. пленников, которых захватил, когда, вступив в Иудею для улажения конфликта между воюющими братьями, занял Иерусалим. Среди пленников находились Аристобул и его семья. Пленники большей частью вскоре были освобождены — одни были выкуплены единоверцами, другие отпущены хозяевами, купившими их в качестве рабов, но имевшими от них мало пользы ввиду соблюдения ими евр. обрядов. Эти освобожденные евреи составили большинство евр. общины в Риме и потому часто назывались libertini (от libertas — свобода). Римские евреи уже в это раннее время занимались преимущественно торговлей, особенно мелкой; они жили в квартале, наиболее удобном для торговых сделок, в Трастевере. Когда в 59 г. был возбужден процесс против Флакка по поводу его злоупотреблений в качестве пропретора в Азии и ему вменили в вину, что он конфисковал в свою пользу золотые подарки, отправляемые евреями Малой Азии в иерусалимский храм, защитник его, Цицерон, воспользовался фактом пребывания евреев в Риме для ораторского эффекта, сказав, что он желал бы говорить очень тихо, дабы его не слышали евреи, которые настолько многочисленны и так солидарны, что в состоянии вызвать возмущение в комициях. — Цезарь относился очень благосклонно к евреям в Риме и вне Рима, быть может, вследствие того, что видел в них элемент, пригодный для осуществления его плана универсальной монархии, вследствие их разбросанности по различным странам и солидарности. Он даровал евреям свободу совести, разрешил им отправку денег для религиозных целей в Иерусалим и заявил, что на их религиозные собрания не распространяется запрещение устройства "collegia" (см. Диаспора). Эти распоряжения, подтвержденные сенатом после гибели Цезаря (44), сохранили свое значение и в дальнейшем — вплоть до господства христианства: права евреев почти никогда не подвергались ограничениям. Естественно, что евреи оплакивали смерть Цезаря, которого считали своим благодетелем. — Август следовал его примеру. Он запретил нападать на синагоги и принял меры к тому, чтобы евреям не мешали соблюдать субботу. Он сам присылал жертвы и подарки в Иерусалим. В его время число евреев в Риме значительно возросло. Когда после смерти Ирода (4 г. по Р. Хр.) из Палестины прибыла депутация с просьбой сместить идумейскую династию, послов встретила толпа в 8000 евреев. Кроме того, в Риме было много лиц, соблюдавших в большей или меньшей части евр. обряды или совершенно принявших еврейскую религию. Император Тиверий (14—37), желавший положить предел усиливавшемуся влиянию чужих культов, изгнал из Рима приверженцев египетской религии и др., а затем, следуя, вероятно, совету Сеяна, выступил и против евреев. Поводом послужил случай, когда три еврея обманули матрону Фульвию, жену сенатора Сатурнина, проявившую наклонность к еврейству; переданные им драгоценные предметы, предназначенные Фульвией для иерусалимского храма, они присвоили себе. Тиверий изгнал из Рима и И. всех евреев, не пожелавших отказаться от своей религии; их священные предметы были конфискованы и сожжены; 4000 молодых людей были отправлены на остров Сардинию, где им было поручено подавить разбойничество (19 г.). Однако после падения Сеяна Тиверий подтвердил особым эдиктом привилегии, данные евреям Цезарем и Августом, и разрешил им вернуться обратно в Рим, так что при Калигуле (37—41) Филон мог говорить о существовании евр. общины в Риме, как о факте общеизвестном. Император Клавдий (41—54) в начале своего царствования возобновил права евреев во всей Империи, но позже, вследствие волнений среди римских евреев по невыясненным причинам, изгнал из города главарей враждовавших сторон и зачинщиков беспорядков и запретил, по крайней мере на некоторое время, религиозные собрания евреев, надеясь таким путем восстановить спокойствие. Эти распоряжения, сообщения о которых недостоверны, относятся к 49 г. В царствование Нерона (54—68) евреи жили мирно. Императрица Поппея проявила склонность к еврейству. События 69 и 70 гг. исполнили римских евреев глубокой скорбью; вследствие тех же событий увеличились евр. поселения в И., потому что победитель Тит привел с собою большое число пленников, среди которых находились многие благородные семейства; позже видные евр. семейства в Риме доводили свои родословные до этих пленников Тита. — При Веспасиане (69—79) и Тите (79—81) евреи пользовались полною религиозной свободой; только прежний налог в пользу иерусалимского храма они теперь должны были вносить под названием "fiscus judaicus" в пользу храма Юпитера Капитолийского. В это время стали учащаться случаи перехода из язычества в еврейство. В эпоху императора Домициана (81—96) Флавий Климент, племянник императора, вместе со своей женой Домициллой принял еврейство. — Домициан был очень строг при взимании "фиска", пользуясь для этой цели доносчиками (delatores); он выступал также против новообращенных в еврейство — Климента он присудил к смерти, а Домициллу к изгнанию (95). В конце своего правления он собирался принять еще более строгие меры против евреев, но пал жертвой заговора. С целью выхлопотать отмену законов Домициана, р. Гамлиил отправился с тремя коллегами в Рим. — Преемник Домициана — Нерва (96—98) — положил конец преследованиям новообращенных, доносам и строгостям при взимании налогов, в память чего была отчеканена медаль с надписью "Fisci judaici calumnia sublata". — При последующих императорах евреи И. пользовались покоем. Восстания евреев в Киренаике, Египте, на острове Кипре и Бар-Кохбы в Палестине, по-видимому, не имели тяжелых последствий для евреев И. К ним не были применены известные репрессии Адриана против соблюдения евр. религии и занятия евр. науками. — В царствование Антонинов евреям приходилось защищать свои права против нападок христиан. — О последующем периоде имеются лишь отрывочные сведения. Септимий Север воспретил переход в еврейство (204). Его преемник Каракалла (211—217) относился благосклонно к евреям. Александр Север (222—235) превзошел его в этом отношении и вновь подтвердил их старые привилегии; его симпатии к евреям вызвали даже насмешки жителей Александрии и Антиохии, которые именовали его "archisynagogus" и "archiereus". В 312 г. Константин благодаря победе Максевция стал хозяином Рима и вскоре объявил христианство господствующей религией.

Строй общинной организации выясняется данными надгробных надписей в Риме. Местные евреи, постепенно распространившиеся по многим частям города, делились на много общин. Каждая община, прозванная συναγωγή (синагога), имела свой молитвенный дом (προσευχή). Заведование общиной находилось в руках коллегии архонтов (άρχοντες), во главе которой стоял герусиарх (γερουσιάρχης). Так наз. архисинагог (άρχισυνάγωγος) был религиозным главой общины. Распределявшее благотворительные суммы лицо носило название "pater" или "mater synagogue" (подробные данные см. Диаспора). В Риме существовал также еврейский трибунал, судивший по талмудическому праву. Имеются сведения о пяти евр. кладбищах в Риме, надписи которых многократно издавались. Более двух третей их составлены на греческом языке, остальные на латинском; надписи на евр. языке содержат только изредка евлогию. Часто встречаются эмблемы, как "Menorah" (наиболее часто), более редки "Lulab", "Ethrog", "Schofar" и др. Главной профессией римских евреев продолжала быть торговля, особенно мелкая; имелись также ремесленники; наиболее состоятельными евреями являлись банкиры; кроме того, встречаются мимы (артисты) и живописцы (ζώγραφος, рисовальщик животных). Сохранились лампы и художественное стекло еврейских мастеров того времени. Кроме Рима, евреи жили, несомненно, тогда и в других местах И. Цицерон говорит о золоте, которое евреи И. вывозили для отправки в Иерусалим, а изгнание евреев Тиверием распространялось на всю И. Можно предположить, что они жили преимущественно в портовых городах и в торговых центрах. Так, положительно известно, что они жили в Путеоли (Dicaearchia), где ими был восторженно принят авантюрист, выдававший себя после смерти Ирода за Александра, сына его от Мариамны. Надписи, найденные в Portust, гавани, сооруженной Клавдием, сообщают, что там были евреи, частью выходцы из Рима. Южно-италийские общины, по традиции, восходят к пленникам, приведенным Титом, но положительные данные за рассматриваемый период о них не имеются. В Аквилее (Северная И.) в одной надписи упоминается еврей, но надпись не имеет даты. Кладбище евреев в Болонье упоминается уже под 302 г. Впрочем, вероятно, в этот период уже существовали некоторые из общин, встречающихся в следующую эпоху.

II. От победы христианства при императоре Константине Великом (312) до конца двенадцатого столетия. — В этот период известно о существовании более многочисленных еврейских общин, хотя сведения и отрывочны. На севере И. евреи встречаются в Милане, в Генуе и Равенне в царствование Теодориха (493—526), в Павии ок. 760 г. и, вероятно, в Брешии; быть может, уже в 10 в. они жили в Вероне, где их пребывание в 12 в. не подлежит сомнению; в 12 в. евреи жили также в Мантуе и Венеции. В Средней И., кроме Рима, евреи упоминаются в Фалерии в 5 в., в провинции Луиджиане и в Террацине в 6 в. Относительно Болоньи (ср. выше) новые сведении относятся к 1171 г., когда евреи были огтуда изгнаны, хотя, вероятно, и ненадолго. В Лукке, если верить легенде о семье Калонимос (см.), нужно допустить, что евреи жили уже в эпоху Карла Великого и его преемников, но достоверные данные о них восходят лишь к 12 в., когда в Лукку отправились Авраам ибн-Эзра (1145) и Вениамин Тудельский (ок. 1105 г.), нашедший там ок. 40 евреев. В Пизе тот же Вениамин упоминает 20 евреев. На юге И. они жили в большом числе в Апулии и Калабрии в 398 г., в год издания декрета Гонория (ср. ниже). В Неаполе евреи особенно выдвинулись в 536 г. В Капуе они встречаются в 9 в., хотя их пребывание здесь за несколько столетий до этого засвидетельствовано эпитафией. Вениамин Тудельский приводит следующие цифры для южно-италийских общин: Капуя — 300, Неаполь — 900, Салерно — 600, Амальфи — 20, Беневенто — 200, Мельфи — 200, Трани — 200, Таранто — 300, Бриндизи — 10, Отранто — 500. — В Сицилии мы находим евреев в 6 в.; одна эпитафия указывает на присутствие их в Сиракузах; дальнейшие сведения о них встречаются лишь в 11 веке. — В Сардинии были евр. общины в 6 столетии и позже. — Господствовавшее в Римской империи и, следовательно, в И. христианское правительство сохранило за евреями право жить согласно их религиозным предписаниям; императоры, кроме редких случаев, не вмешивались в вопросы, касающиеся евр. религии. Но, с другой стороны, значительно были умалены гражданские права евреев. Соответствующее течение наметилось уже, хотя и не вполне определенно, в правление Константина (307—37); он воспретил евреям совершать обряд обрезания над своими рабами (еврей предавался смертной казни, его имущество конфисковалось, а раб получал свободу), а вместе с тем евреи были лишены права держать рабов-христиан. Констанций (337—61) воспретил браки евреев с невреями. В декретах Констанция впервые официально к евреям были применены обидные эпитеты. Временная реставрация язычества при Юлиане Апостате (361—63) не могла не иметь благих последствий для евреев. Юлиан упразднил "евр. фиск" и хотя не обнаруживал особой симпатии к иудаизму, предпочитал его, однако, христианству; Юлиан даже намеревался отстроить Иерусалим и восстановить храм. Императоры Иовиан (363—64) и Валентиниан (364—75) обеспечили евреям религиозную свободу, но Грациан (375—383) и Феодосий (379—85) преследовали иную политику. Епископ Брешии Филастер (ум. в 387 году) объездил всю Италию, повсюду устраивая диспуты и произнося проповеди с целью обратить язычников, евреев и еретиков в католицизм. Узурпатор Максим (383—88) был толерантен, но в его правление начались народные волнения против евреев и нападения на синагоги. В Риме толпа подожгла синагогу, но Максим тотчас приказал сенату отстроить ее и привлечь к ответственности виновных. Феодосий, наоборот, следовал враждебной евреям политике (был возобновлен закон о запрещении держать рабов; 384 г.). В 388 г. толпа, подстрекаемая епископом, снова подожгла синагогу; Феодосий сперва потребовал, чтобы виновники восстановили ее, но вскоре уступил увещеваниям Амвросия, епископа миланского, и отменил свой прежний приговор. Феодосий и его сыновья подтвердили за евреями право на свободу совести и предоставили им в гражданских делах автономию судебную. Однако сыновья Феодосия ограничили гражданские права евреев. Гонорий лишил их права (404) отбывать военную службу, после того как упразднил несколько привилегий; так, он отнял у евреев Апулии и Калабрии (398) право не занимать муниципальных должностей, ибо это было скорее тягостью, чем привилегией, а в 399 г. запретил посылать деньги патриарху в Палестину (вновь разрешено в 404 г.). В 429 г. евреев лишили права быть адвокатами, а в 438 г. — занимать общественные должности. Однако хотя и с некоторыми ограничениями, им было разрешено держать христианских рабов, так как осуществить этот запрет оказалось невозможным. — Остготский король Теодорих, с 493 г. владетель И., был арианцем, чем объясняется его терпимость в вопросах веры. Он не отменил, правда, старых законов, и в его правление евреи не могли строить новые синагоги, а только реставрировать уже существующие, но он все же объявил, что нельзя насильственно заставить человека верить (ut credat invitas); он постановил, чтобы в тяжбах между евреями применялось талмудическое право; он решил дело в пользу евреев, когда миланские священники восстали против некоторых прав синагоги. Когда в Риме возникли антиеврейские беспорядки по поводу приговора над христианскими рабами, убившими своего еврейского хозяина, Теодорих распорядился снарядить следствие против виновников бесчинств; по просьбе евреев, он приказал вновь отстроить сожженную чернью синагогу. Епископом Рима или папой состоял тогда Геласий, веротерпимый священник, который покровительствовал еврею Телесину и его родственнику Антонию, или Антию. — Когда византийский император Юстиниан начал войну против остготов с целью отнять у них И., евреи из благодарности к веротерпимым остготам и опасаясь Юстиниана, притеснявшего евреев своей империи, дружно поддержали остготов и мужественно защищали Неаполь против византийского полководца Велизария (536). После продолжительной войны (536—53) Италия была завоевана византийцами, и судьба евреев значительно ухудшилась, впрочем, ненадолго. Лангобарды отвоевали у византийцев большую часть И. За византийцами остались лишь некоторые провинции — острова и провинции Апулия и Калабрия с многочисленными евр. общинами. Но и здесь власть византийцев была только номинальной, фактическими владетелями явились папы. Папа Григорий Великий (590—604), желая привлечь евреев к христианству, решил достигнуть этого не жестокостью, а добротой и убеждением; так, он поручил своему викарию в Сицилии освободить там еврейск. колонов, которые примут христианскую религию, от третьей части податей. Нападения на синагоги происходили, однако, и в его время. Евреи Террацины жаловались папе, что епископ занял их синагогу. Такие же жалобы ему представили евреи Палермо, которые добились благоприятного результата. Григорий вступился также в пользу евреев Кальяри (Сардиния) против одного крещеного еврея, ворвавшегося в синагогу и воздвигнувшего здесь крест. — Мало известно об евреях И. в последующие столетия. Людовик II издал в 855 г. указ об изгнания евреев из И., но весьма вероятно, что таковой не был приведен в исполнение. Евр. общины Южной И., которые оставались под владычеством Византии, терпели от преследований со стороны императора Василия I (887—86), за исключением только евреев Ории, имевших защитника в лице врача Шефатии. Но это бедствие было лишь временным. В И. почти никогда не происходило жестоких гонений. Даже преследования в эпоху Крестовых походов не нашли здесь отклика; наоборот, многократно евреи из отдаленных стран отправляли в И. депутации, чтобы просить у папы заступничества (так в 1007 г. евреи Лотарингии послали с этой целью Якова бен-Иекутиель). Поэтому можно считать исключительным явлением, что землетрясение (или буря) в Риме в 1021 г. было принято населением, как наказание за профанацию изображения Иисуса, якобы совершенную евреями, за что некоторые из них были преданы смерти. Когда в 1065 г. герцог Беневента Ландульф заставил нескольких евреев принять крещение, папа Александр II осудил этот акт насилия. Папа Каликст II (1113—24) издал важную покровительственную буллу, которая была подтверждена и возобновлена многими его преемниками. Известная под названием "Sicut judaeis", она гарантировала евреям защиту св. престола, воспретила насильственные крещения, посягательства на жизнь и имущество евреев и осквернение их могил. Противник его, папа Анаклет II, из семьи Пиерлеоне, был евр. происхождения, что дало повод к возникновению легенды об евр. папе. Папа Александр III (1159—81) благоволил евреям, пока нуждался в их финансовой помощи — еврей Иехиель был у него министром финансов. В 1179 году III Латеранский собор подтвердил все старые законы против евреев, однако они никогда не играли большой роли в И. — Организация общин была, вероятно, такого же характера, как и ранее в языческой И., что отчасти засвидетельствовано могильными надписями в Риме, часть которых относится к этому периоду, а также старейшими в Венозе и Капуе. Для второй половины рассматриваемого периода нет почти никаких данных для определения организации общин. В Риме число евреев и общин сильно уменьшилось. Отношения между евреями и христианами были более сердечны, чем в других странах. В это время между евреями и христианами происходили религиозные диспуты, каковые встречаются и долгое время спустя. Лишь о немногих имеются подробные сведения; наиболее ранние известные нам диспуты состоялись в Павии (ок. 760 г.) между евреем Юлием Луллом и магистром Петром из Пизы, между Хананелем бен-Амиттай и епископом Ории (вторая половина 8 в.), а также в Романье (ок. 930 г.), в котором победил Шеломо бен-Таихум бен-Цадок. — Среди профессий торговля занимает преобладающее место; особенно следует отметить торговлю рабами в первые столетия этого периода, широко развитую, несмотря на разные запретительные законы. Многие евреи были заняты в промышленности, особенно в красильном искусстве, дававшем работу большинству евреев Южной И. Были среди евреев также земледельцы, колоны и моряки. Денежная торговля также начала распространяться в евр. общинах. Наконец, очень заметной была врачебная деятельность.

III. От конца двенадцатого века до учреждения "гетто" (на рубеже 17 века). — В этот период продолжает развиваться уже ранее начавшийся процесс политического раздробления И. Она была разделена на многие политические организмы или чужеземные владения, и в каждом из них действовали различные законы о евреях; поэтому вплоть до 19 в. нельзя говорить об общей истории итальянск. евреев; в том или другом городе, в той или другой провинции их судьба слагалась иначе. Однако имеются черты, в грубых контурах указывающие, как развивались общие условия жизни итал. евреев; политика пап в отношении евреев служила руководством для всех итал. государств, хотя весьма часто некоторые из последних отказывались следовать воле пап. В этот период, столь блестящий для итал. евреев, занятия кредитными операциями достигли среди них наибольшего развития. Общие условия экономической жизни вызвали в больших и маленьких городах необходимость в кредите, христианам же каноническими законами было запрещено ссужать деньги под проценты, и эта деятельность перешла к евреям, которые стали таким образом как бы должностными лицами: каждая городская община или государство отдавали свои банки в аренду евреям, которые таким образом постепенно распространились по всей И. Раньше евреи жили только в больших торговых центрах, теперь же они появились и в мелких пунктах, что особенно заметно в 15 веке. При папе Иннокентии III (1198—1216) притеснения евреев со стороны церкви были возведены в систему. Особенно известны постановления IV Латеранского собора (1215), потребовавшего, между прочим, чтобы евреи носили отличительный знак. Однако итал. евреи все же пользовались сравнительным покоем, который нарушался лишь местными и временными гонениями, как, напр., в конце 13 в. в Неаполе, когда король Карл Анжуйский заставил многих евреев креститься. В 14 веке евреи были изгнаны из Милана (1320); тогда же произошли антиевр. беспорядки в папских владениях (1321—22); в Сицилии евреи были ограничены в правах после народных волнений. Ужасные преследования, связанные с т. наз. Черной смертью (1349), нашли лишь слабый отголосок в Парме и Мантуе. В начале 15 в. евреи, опасаясь гонений, аналогичных с преследованиями на Западе, устроили съезд делегатов общин в Болонье (1416) и Форли (1418) и добились от папы Мартина V покровительственных булл (1421 и 1422); когда папа скончался, вторичный съезд во Флоренции (1428) выхлопотал новую буллу (1429). Таким образом, положение евреев продолжало быть благоприятным. Когда же оно было нарушено жестокой буллой Евгения IV (1442), евр. депутаты, собравшись в Тиволи и Равенне, добились отмены буллы. С появлением юдофобского проповедника Капистрана, община города Реканати опять созвала представителей общин с целью принять меры к самозащите. — В конце 15 в. положение евреев стало ухудшаться не в силу законодательных мер, а вследствие агитации священников-проповедников, которые зажигали народные страсти против евреев, взводя на них ложные обвинения в ритуальных убийствах и обрушиваясь на их ссудные операции. Правительства, правда, защищали евреев, но не всегда могли предотвратить гибельные последствия юдофобских проповедей. Особо усердную деятельность проявил Бернардин из Фельтре, инициатор ритуального процесса в Триенте (1475) и преследования местных евреев; событие это повлекло за собою гонения на евреев в Тревизо и других местах. Бернардин возбуждал народ против евреев также в Парме (1475), Павии (1480), Флоренции (1488), Равенне и во многих др. местностях. В других случаях сами правительства, в угоду монахам, изгоняли евреев, но потом призывали их обратно ввиду приносимой ими стране пользы. Так было, напр., в Брешии (1463), Бассано (1468 и 81), Виченце (1476), Бергамо и Тревизо (1479), Парме (1488), Флоренции (1495) и Вероне (1499). Окончательно евреи были изгнаны из Сицилии и Сардинии, находившихся под испанским владычеством. Эдикт об изгнании евреев из Испании в 1492 г. коснулся поэтому и их. Они эмигрировали большей частью в Турцию (см. Италиани). Благодаря агитации Бернардина и др. монахов в конце 15 и начале 16 вв. во многих городах И. возникли "Monti di pieta" для конкурирования с еврейск. ссудными учреждениями, но в отдельных местах (Флоренция, Рим) евреи все же продолжали очень успешно заниматься банковыми операциями. В первой половине 16 в. положение евр. было вообще благоприятным, лишь изредка вспыхивали народные волнения и проявлялось недоброжелательство правительств. Евреи Неаполитанского королевства, находившегося с 1504 г. под испанским владычеством, были изгоняемы в 1510 и 1511 гг.; позже вновь допущенные, они окончательно были выселены в 1540 г. В 1527 г. Венеция изгнала евр. заимодавцев, и их допустили вновь в 1534 г.; из Флоренции их изгнали в 1495 г., вновь призвали в 1514 г., а в 1527 г. опять выселили. В 1547 г. евреи города Асоло были почти поголовно перебиты, однако правительство строго наказало погромщиков. Вследствие агитации монахов евреи были изгнаны из Генуи (1550). Все это — отдельные факты большей частью временного характера; постоянное же, систематическое притеснение началось со второй половины 16 века под влиянием католической реакции. Первым делом были конфискация и сожжение экземпляров Талмуда по приказанию папы Юлия III (1553); это распоряжение приводилось в исполнение не только в папских владениях, но по всей И., в Венеции, Ферраре, Флоренции, Мантуе, Урбино и т. д. Более тяжким оказался декрет, изгнавший евреев из гражданского общества — булла папы Павла IV (1555) потребовала, чтобы в каждом городе Папской области евреи жили в определенном месте, отдельно от христиан; они могли владеть лишь одной синагогой, им было также предписано продать недвижимое имущество и носить отличительный знак; между прочим, были запрещены торговля (исключая тряпичной), равно как врачебная практика среди христиан. Все это строго исполнялось. Пий IV (1560—65) относился довольно благожелательно к евреям, но Пий V подтвердил (1566) распоряжения Павла IV и в 1569 г. изгнал евреев из своей области (кроме Рима и Анконы). При Сиксте V (1585—90) евреи вернулись обратно, однако уже Климент VIII (1592—1605) возобновил распоряжения Павла IV и Пия V и изгнал евреев отовсюду, кроме Рима, Анконы и Авиньона. Папская курия действовала в том же направлении и в других итал. государствах. Таким образом, началась эпоха "гетто" (в Венеции гетто было введено еще в 1516 г.; во Флоренции — 1571, Сионе — 1572, Падуе — 1603, Вероне — 1604, Мантуе — 1610—12 и т. д., всюду, где жили евреи). Евреи герц. Миланского, находившегося под испанским владычеством, были изгнаны в 1597 г.; такая же участь постигла евреев Генуи. — Более значительные общины были правильно организованы. Об этой организации сохранились лишь отрывочные данные; по-видимому, каждая община находилась в ведении избирательного совета (דעו или האירצ), из состава которого выбирался более тесный комитет, большей частью из трех лиц, прозванных םינוממ, или םיםנרפ, или םישאר (по-итальянски fattori, или capi, или massari). Такая организация существовала в 16 веке во многих общинах. В некоторых городах находилось по несколько синагог, напр. 11 в Болонье, 10 — в Ферраре и 6 — в Модене. Что касается юрисдикции евреев, то в некоторых местах они были подчинены общим властям, но чаще юрисдикция над евреями, гражданская и уголовная, полностью поручалась одному городскому должностному лицу, которому присваивалось звание еврейского судьи. В некоторых городах евреи облагались специальным сбором, в других ему подлежали одни заимодавцы. Очень часто на евреев налагались еще чрезвычайные сборы; кроме того, во многих местах их обременяли специальными повинностями; напр., в Падуе они должны были доставлять ночлег проходящим войскам, в Падуе и Риме устраивать для народа бега во время карнавала. Постановления канонического права, хотя и были введены в гражданское законодательство, практически соблюдались довольно мало. Частое подтверждение требования носить отличительный знак и запрещения держать христианскую прислугу указывает именно на то, что соответствующие распоряжения каждый раз соблюдались евреями лишь короткое время. Таким образом, отношения между евреями и христианами были в известной степени дружественные. Весьма часто первые допускались ко дворам и были принимаемы князьями и царствующими особами, как друзья. Исаак Абрабанель был советником неаполитанского короля Фердинанда I и его сына Альфонса II; сын Исаака, Самуил, занимал подобное же положение при дворе вице-короля неаполитанского, дона Педро де Толедо. При дворе Лоренцо Медичи находились многие ученые евреи. Банкир Даниил де Пиза имел свободный доступ ко двору папы Климента VII, которому он в 1524 г. представил авантюриста и псевдомессию Давида Реубени. Ожидаемый с нетерпением итальянск. евреями, Реубени нашел радушный прием не только со стороны евреев в Риме и Пизе, но также со стороны христианского населения. Религиозная свобода — до эпохи преследования Талмуда (ср. выше) и даже позже была евреям обеспечена. Частые религиозные диспуты не нарушали ее. Нововведением в этот период явилось то, что евреев заставляли присутствовать на церковных проповедях, имевших целью убедить их в истинности католической веры. Еще в 1278 г. папа Николай III однажды приказал доминиканцам проповедовать евреям, но обычным явлением это стало лишь начиная со времен Григория XIII (1572—85). — Сравнительный покой, которым пользовались местные евреи, привлекал в Италию большое число евреев из тех стран, где они подвергались гонениям. Французские евреи прибыли в период изгнаний 14 в.; они поселились главным образом в городах Пиемонта: Асти, Фоссано и Монкальво, где почти полностью сохранили свой прежний быт, известный в И. под названием Minhag Afm, םפא גהנמ, — аббрев. אנלאצנומ ינאסאפ יטסא. Изгнанные из Франции позже поселились в Риме, где основали синагогу. Из Германии, страны хронических преследований, евреи эмигрировали в И., в разные времена поселившись мелкими группами в разных местах, а в некоторых общинах Северной Италии они водворились более многочисленными группами, так что могли здесь сохранить свой прежний ритуал. В других городах, как, напр., в Риме, они образовали особую общину, которая владела собственной синагогой. Значительнее всех была иммиграция евреев из Испании. Уже во второй половине 15 в., после введения там инквизиции, преследуемые ею мараны искали убежища в Италии. Они расселились по разным общинам, особенно в Риме. После изгнания из Испании в 1492 г. новые толпы евреев направились в Италию, преимущественно в Рим и Неаполь. Папа Александр VI, несмотря на протесты со стороны римских евреев, принял изгнанников благосклонно. Столь же дружелюбно он отнесся к еврейским изгнанникам из Сицилии. В Неаполе испанские беглецы встретили довольно радушный прием со стороны великодушного короля Фердинанда I, а у своих единоверцев нашли щедрую помощь. Вскоре, однако, они подверглись гонениям наравне с туземными евреями, в связи с нашествием французского короля Карла VIII (1495). Другие изгнанники из Испании прибыли в Геную, но здесь им разрешили остаться лишь несколько дней для исправления своих судов; из них некоторые вскоре нашли приют в Ферраре благодаря расположению к ним герцога Эрколе I. Многие обосновались в Романье, в Мархии, в Папской области и в Венеции. Некоторые испанские и португальские евреи переселились в И., прожив известное время в Турции; так, напр., герцог Козимо I вызвал их во Флоренцию (1551). Судьба маранов в И. не везде была одинаковой; из Венеции они были изгнаны под давлением св. престола и Карла V (1550); другие были допущены в Анкону, но папа Павел IV преследовал их и велел предать костру 24 марана (1556); в герцогстве Урбино им сперва разрешили жить в Синигалии и Пезаро, но потом изгнали оттуда (1558); в Ферраре мараны могли свободно исповедовать евр. религию. Много евреев прибыло в 1498 г. в И. из Прованса. В каждом городе евреи из данной страны обычно образовывали отдельные общины; позже общины одного города соединялись в административном отношении, сохраняя каждая свою синагогу. — Среди профессий, как и раньше, преобладали кредитные операции. Кроме того, евреи торговали, чаще всего сукном и драгоценными камнями, порою встречая сильную конкуренцию со стороны христиан. В Падуе они торговали преимущественно сукном, в Риме — шелком и платьями. Среди наиболее бедных была распространена тряпичная торговля. Крупная внешняя торговля велась изгнанниками с Пиренейского полуострова, которые лишь в редких случаях занимались кредитными операциями. Европейская торговля колониальными продуктами и изделиями из испанского и португальского хлопка была сосредоточена в руках евреев в Венеции. Левантская торговля находилась большей частью в руках венецианских же и анконских евреев. Что касается ремесленного труда, то в Южной И. еще процветал красильный промысел, а в Риме существовало большое число еврейских портных и встречались ювелиры. Весьма многочисленны были врачи-евреи, к услугам которых прибегали папы и коронованные особы. Они пользовались разными почестями и часто освобождались от податей и сборов, взимаемых с остальных евреев. В 13 в. встречаем многих евреев-копиистов рукописей; их вытеснили в 16 в. типографы, профессия которых была сильно распространена среди итал. евреев с самого начала развития печатного дела.

IV. От начала 17 в. до начала 19 столетия. — В начале этого периода рассеяние евреев по И. представляло совершенно иную картину, чем в предыдущую эпоху. Они уже не пользовались правом жительства в большей части И. — королевство Неаполь, герцогство Милан, а также острова (Сицилия и Сардиния под испанским владычеством, а Корсика под владычеством Генуи) были для них закрыты. В большинстве остальных государств евреи сосредоточивались в наиболее крупных городах; денежные ссуды были им запрещены почти во всех государствах. В 17 веке и в большей части 18 в. жизнь итал. евреев протекала однообразно, без крупных перемен. Они были заключены в стенах гетто, где влачили жалкое существование; исключенные из общегородской жизни, евреи не имели возможности участвовать в общих умственных и социальных движениях. Итальянские гетто, иногда устраивавшиеся в кварталах, уже занятых преимущественно евреями, состояли из известного числа домов, соединенных между собою стенами, которые образовывали ограду с 2, 3 или 4 большими воротами, закрывавшимися на ночь, когда евреям запрещено было входить и выходить, за исключением экстренных случаев. При таких условиях развилось и укоренилось в гражданском праве так назыв. "jus chazaka", которое запрещало домовладельцам в гетто увеличивать квартирную плату и отказывать жильцу в помещении, пока он платил за наем. Домовладелец имел право получать квартирные деньги за дома, оставшиеся пустыми, из общинной кассы, или от тех евреев, которые, с разрешения властей, жили или владели лавками вне гетто — факты, часто наблюдавшиеся особенно в 18 в. Дома гетто почти всегда были слишком малочисленны в сравнении с количеством жителей; они были высоки и отделялись друг от друга узенькими улицами. Санитарные условия были, конечно, крайне неудовлетворительны, чем и объясняется значительное число жертв во время чумы 1630—31 гг., напр. в Турине, Киери, Падуе и Риме. В Вероне чума не коснулась евреев, но жители бросили в гетто зараженные платья; тогда и там распространилась эпидемия. Преследования выражались порою и в антиевр. беспорядках. В Мантуе, напр., по занятии города (1630) императорские войска устроили погром; большая часть евреев была изгнана из города, а имущество их конфисковано. Беспорядки возникли и по случаю войны Венеции с Турцией; был пущен слух, будто турецкие евреи совершили жестокости над христианскими пленниками. В 1684 г. такая же клевета была распространена против евреев Буды, и чернь Падуи штурмовала и разграбила гетто (см. Буда-Пурим). Когда Буда был взят (1686), римская чернь напала на евреев, но беспорядки были скоро подавлены. Хотя подобные беспорядки случались нечасто, однако евреям приходилось изо дня в день много страдать от насмешек, оскорблений и притеснений со стороны народа, который привык смотреть на них, как на существа презренные. Распространялись памфлеты и песни против евреев. — Правительства часто издавали декреты в их защиту. Во Флоренции, напр., в течение 17 века власти издали пять декретов о защите евреев, но безуспешно. Относительно Витербо известно обвинение в ритуальном убийстве (1705). Появление Саббатая Цеви преисполнило итал. евреев надеждами на избавление, но они скоро разочаровались, и когда пророк Саббатая Цеви, Натан Газзати, прибыл в И. (1668), евреи приложили старания, чтобы он скорее оставил страну. Хуже всего жилось в Папской области; лишь в короткие промежутки евреи могли здесь дышать свободнее, как, напр., в эпоху пап Иннокентия X (1644—55), Александра VII (1655—67), Климента IX (1667—69; этот папа упразднил обычай, в силу которого евреи должны были во время карнавала устраивать для народа состязания в беге). Особенное облегчение почувствовали евреи во время Климента XIV (1769—74), при других же папах они подвергались разным ограничениям и тяжким поборам. Стеснения были доведены до того, что евреям запретили ставить памятники на могилах покойников. Присоединение новых земель к Папской области обыкновенно означало для местного еврейского населения наступление тяжелых дней. Так случилось в герцогстве Урбино, присоединенном к Папской области в 1631 г. Напротив, евреи левантские, т. е. испанско-португальские, эмигрировавшие сперва в Левант, приглашенные герцогом Тосканы, Фердинандом I, поселиться в Ливорно и Пизе в конце 16 в., жили более свободно и пользовались широкими привилегиями. Ливорно был даже назван "раем для евреев". Другие португ. евреи были вызваны в гор. Модену и Реджио в начале 17 в., а также в Верону (1655). — Канонические постановления против евреев (напр. отличительный знак) соблюдались теперь более строго, чем в предыдущем периоде. Гетто еще больше отделило евреев от христиан. Образуя общество в обществе, евреи искали утешения в своей вере и взаимной поддержке. Этим объясняется большое количество ассоциаций, религиозных и благотворительных учреждений в каждой общине. Отделение евреев от окружающего населения повело к возникновению среди них особого рода наречия. Последствием этих тяжелых условий жизни были частые переходы в христианство; всюду учреждались "Дома для новообращенных" и вырабатывались специальные правила для акта обращения.

Новая эра началась с Великой французской революции. Уже во второй половине 18 в. отдельные просвещенные правители улучшали условия жизни итальянских евреев. Так, император Иосиф II ввел реформы, общие для евреев всей монархии; тосканский герцог Леопольд I (1769—90) также принял меры в пользу евреев, разрешив им (1778) участвовать даже в городских магистратах. Но народ еще не созрел для признания за евреями прав, о чем свидетельствуют антиеврейские беспорядки во Флоренции и Ливорно (1790). — Евреи И. с интересом следили за развитием революции, от которой ждали улучшения своего быта. Это даже вызвало беспорядки против евреев в Риме (1793). Поход французской армии принес итальянским евреям свободу. В каждом городе, где проходили войска, ворота гетто разрушались или раскрывались навсегда; очень часто евреев стали избирать в качестве членов муниципальных советов (1797—98). Однако эта свобода была эфемерной и скоро исчезла после реставрации старых правительств (1799); тогда в разных местах вспыхнули кровавые беспорядки, особенно в Тоскане, где нафанатизированные банды умертвили многих евреев (в Монте-Сан-Савино, Питильано и Сиене). Опасность угрожала даже евреям Флоренции. Когда в 1800 году французское влияние опять стало доминирующим на полуострове, евреи получили вновь свободу и гражданские права. Это продолжалось до падения Наполеона. В 1814 году опять наступила тяжелая реакция. — Организация общин была та же, что и в 16 в., но во время французского владычества были учреждены консистории, по образцу парижской. Юрисдикция раввинских судов была упразднена. Кредитные операции в течение всего периода были запрещены, торговля обставлена разными ограничениями. Вследствие этого итальянские евреи в общем сильно обеднели; венецианская община обанкротилась в 1735 году, римская — вынуждена была занять деньги у Monte di pieta. Там, где евреев мало ограничивали в торговле, она процветала (Ливорно, Пиза, Анкона, Венеция и др. города). Промышленная деятельность евреев вызвала еще более сильный отпор со стороны христианских конкурентов. В Падуе одна евр. фирма построила (1713) дом для шелковой мануфактуры, но христианам удалось выхлопотать постановление о разрушении здания. Часто промышленники-евреи в Падуе заказывали свои изделия христианским мастерам, работавшим на дому; но в 1779 г. евреям было запрещено пользоваться услугами христианских мастеров. В Пизе, наоборот, шелковая промышленность процветала среди евреев. В Риме большинство евреев занималось портняжным ремеслом. Была распространена также разносная по деревням торговля сукном и платьями. — Типографии существовали в Венеции, Мантуе и Ливорно; последняя типография изготовляла книги для всего Востока. Число врачей уменьшилось в течение указанного периода ввиду различных ограничений.

Источники и литература. — Neubauer, The early settlements of the jews in Southern Italy, Jew. Quart. Rev., IV, 606; Ascoli, Iscrizioni inedite о mal note, greche, latine, ebraiche, d. antichi sepolcri giudaici nel Napolitano, Firenze, 1879; Lenormant, La catacombe juive de Venosa, Rev. Etudes Juiv., VI, 200; Schürer, Gesch., II2, 504; Vogelstein-Rieger, Gesch. der Jud. in Rom; Berliner, Geschichte der Juden in Rom; Neubauer, Med. Jew. Chron.; Вениамин из Туделы, תועםמ, Jew. Quart. Review, XVI; Josef ha-Kohen, Emek ha-Bachah, passim; Simone Luzzatto, Discorso circa il stato degl'hebrei, 1638; Marx, The expulsion of the jews from Spain, Jew. Quart. Review, XX; Ravа, Gli ebrei in Bologna, Educatore israelita, XX, XXI, XXII, passim; idem, Ebrei in Venezia, ibidem, XIX et XX, passim; Schiavi, Gli ebrei in Venezia e nelle suo colonie, в Nuova Antologia, 1893, р. 309; Osimo, Narrazione della strage... contro gli ebrei d'Asolo, Casale, 1875; Kaufmann, Die Chronik des Achimaaz von Oria, Monatsschrift, XL (ср. также Byzantinische Zeitschrift, VI, 100); idem, Die Vertreibung der Marranen aus Venedig, Jew. Quart. Rev., XIII, 520: id., Contributions а l'histoire des juifs en Italie, Rev. Et. Juives, XX, 34; idem, Les Martyrs d'Ancone, ibid., XI, 124 (ср. также XXI, 222); id., Les Marranes de Pesaro, ibid., XVI, 61 (также XXXI, 231); Guerrieri, Gli ebrei а Brindisi e а Lecce, 1901; Pesaro, Memorie storiche sulla com. isr. Ferrarese, 1870; Carnerali, Gl'israeliti di Mantova, 1878; id., Il ghetto а Mantova, 1884; Ciscato, Gli ebrei in Padova, 1901; Spano Bolano, Archivio storico per le province napolitane, VI, 335 (для Калабрии); Spano, Gli ebrei in Sardegna, Vessillo isr., XXVII, passim; Volino, Condizioni giuridiche degli ebrei in Piemonte, 1904 (ср. также Vessillo israel., 1901, 24 и Riv. Isr. 1904, 226); Fortis, Gli ebrei di Verona, Educatore isr., XI et XII, passim; Luzzatto G., Banchieri ebrei in Urbino, 1902; Ciardini, Banchieri ebrei in Firenze, 1907; Cassuto, Parlata ebraica, Vessillo isr., LVII, 254; Güdemann, Gesch. des Erziehungswesens, II, Wien, 1884; Stern, Urkundliche Beiträge über die Stellung der Päpste zu den Juden, 1893; Graetz, Gesch., passim. — Более подробная библиография в статьях об общинах и целых областях (Сицилия, Сардиния, Корсика, Милан, Флоренция и т. д.).

Умберто Кассуто.

Раздел5.

Духовно-культурная жизнь. — После Греции И. была первой европейской страной, в значительной степени населенной евреями, которые с самого начала достигли здесь большого влияния. Особенно в Риме евреи еще ранее христианской эры играли видную роль в политической, социальной, экономической и культурной жизни, как ни боролось против этого языческое население. Римляне были по отношению к евреям проникнуты любопытством, удивлением и ненавистью. Благодаря вторжению восточных культов и религиозных обрядов в Риме в последнюю эпоху республики и в период господства императоров развилась своеобразная форма культа. В сущности, классическое греко-римское язычество находилось под сильным влиянием западно-азиатских религиозных понятий. Но в то время как более древнее, восточное язычество постепенно укоренялось в Риме, который в состоянии был приноровить к нему свои религиозные идеи, еврейство оставалось для римлян загадкой, которую они напрасно старались разрешить. И характер евреев остался чуждым для них, несмотря на частое общение. Римляне не могли отделаться от евреев презрительной кличкой "barbari", потому что евреи составляли в Риме важный и влиятельный культурный фактор. С другой стороны, евреи приобщались к римской культуре, и с течением времени выработалось своеобразное явление римско-еврейской культурной жизни, единственное в Европе в столь раннее время. Многое из того, что происходило тогда в Риме, напоминает современные нам явления из жизни в больших городах: евреи приноровились к социальным условиям языческого населения, но, наряду с этим, придерживались своих религиозных обрядов и отчасти быта. К этому еще присоединялся все охватывающий универсализм, в каковом евреи соперничали с греками, хотя и представляли иную культурную силу, чем греки. — Евреи стали селиться в Риме при последних князьях-Маккавеях. Посольство, отправленное туда Симоном Маккавеем (140—39), пыталось пропагандировать евр. религию, однако встретило отпор со стороны претора Гиспала (Valerius Maximus, I, 3, 2). Римляне впервые тогда услышали о Боге Цебаот (Саваофе), которого они отождествили с фригийским богом Юпитером Сабазием. Позже, когда евр. колония в Риме увеличилась, римские правители стали все яснее сознавать, что классическое язычество некогда будет побеждено еврейством. Иногда они пытались противодействовать этому строгими мерами против евреев, изгнанием или запрещением религиозного культа (император Клавдий). Все это, однако, не было в состоянии замедлить победоносный прогресс монотеизма и упадок язычества. Дион Кассий (XXXVII, 17) замечает поэтому правильно: "Часто притесняемые, они (евреи) сильно возросли, так что могли даже добиться, чтобы им разрешили свободное отправление обрядов". Именно свобода культа была очень важным приобретением в древнем Риме, где все было делом государства. Для получения гарантии свободы религии необходимо было пробить брешь в его крепкой стене. Еврейство впервые в истории боролось за свободу религии и совести и таким образом провозгласило новую идею. Отношение евреев к окружающему языческому населению определялось различными, часто противоречащими друг другу обстоятельствами. Римлянин был в высшей степени суеверен, и каждый чужеземный культ вызывал в нем страх. Искавший наслаждений римский патриций питал отвращение к религии целомудрия и воздержания, которые регулировали нравственность. Суровый римский государственный деятель был недоволен евреями, которые не признавали государственной религии и совершенно не скрывали своей антипатии к ней. Римляне завидовали способностям евр. расы, которые проявлялись на разных поприщах — в экономической области, в искусстве и науках, в литературе и даже в государственной жизни. Свободные от предрассудков, государственные деятели вроде Юлия Цезаря учитывали значение еврейского элемента и поэтому охотно даровали ему религиозную свободу. Среди евреев Италии, особенно Рима, было много бедняков (Martial, I, 41, 3; X, 5, 3; Juvenal, 4, 116; 5, 8; 14, 134). Римские писатели презирали их, но с еще большим озлоблением они нападали на богатых и образованных евреев. Были евреи чиновники и военные (Jos., Antiquit., XX, 5, 2), ученые, как, напр., ритор Цецилий, Иосиф Флавий и Юстус из Тивериады, поэты (ср. Martial, 11, 94), рецензенты (там же), артисты (Jos., Vita, 3) и певцы (Mart., 7, 82). Еврейскими артистами восхищались в высших кругах общества и при Императорском дворе (Jos., ib.). На литературном поприще евреи быстро подвигались вперед. Степенный римлянин немало был удивлен умственной живостью евреев. Римский товарищ евр. художника, писателя или ученого следил за его деятельностью с завистью (Martial, 11, 94) и жаловался на конкуренцию, римское же общество часто увлекалось литературными произведениями талантливых еврейск. писателей. Образованные евреи Рима и И. вообще говорили преимущественно по-гречески, на космополитическом яз. тогдашнего мира. Это засвидетельствовано, между прочим, надписями на старых евр. кладбищах; римские писатели высмеивали образованных евреев и часто критиковали их греческое произношение, хотя сами римляне так же плохо усвоили классическое произношение. Вообще римские писатели пытались представлять нравы, обычаи и религиозные обряды евреев в смешном виде. Евреи служили темой для грубых острот, для развлечения черни. В литературе того времени встречаются неуклюжие выпады против еврейства. Банальность и пошлость соединялись, когда надо было уронить престиж евреев в общественном мнении. Какими нелепыми шутками развлекали чернь, об этом рассказывает р. Аббагу: вывели на сцену верблюда, покрытого траурным покровом; потом произошел следующий диалог: "Почему верблюд в трауре?" "Потому, что евреи строго соблюдают шемиту (седьмой год), даже не едят травы, и отнимают у верблюда волчцы". Или выступал скоморох с подстриженными волосами и начинался диалог: "Почему печалится проказник? Потому что масло так дорого! Почему масло так дорого? Из-за евреев. Они съедают по субботам все, что заработали в течение недели; у них даже не остается дров для стряпни (так толковали обычай не приготовлять по субботам пищи); они тогда должны сжигать свои кровати и спать на земле, валяясь в пыли; вследствие этого они становятся грязными и, дабы удалить грязь, нуждаются в большем количестве масла — потому-то масло так дорого" (Echa rabb., введение и III, 12). Печальные последствия такого отношения были неминуемы. Низшие слои населения нападали на евреев и христиан (последние пострадали даже больше). Несмотря на все это, пропаганда еврейства усиливалась. Еврейство находило многих приверженцев в высших слоях общества, даже при дворе (в их числе Поппею, жену Нерона). Новая религия особенно привлекала женщин, что объясняется лучшим положением евр. женщины в семейной жизни и вообще интимностью этой жизни. Среди прозелиток нередко встречаются имена римских аристократок. Одна надгробная надпись сообщает, что благородная Paula Venturia перешла на 76-м году жизни в еврейство (со всеми ее рабами), приняв имя Сарры. Консул Флавий Климент и его жена Домицилла, по всей вероятности, приняли еврейство, а не христианство, как это утверждают христианские исследователи (Grätz, Gesch. d. Jud., IV, 435—37). Еще значительнее было число римлян, соблюдавших евр. обряды без принятия еврейства. Вследствие войны 70 г. отношения римлян к евреям стали натянутыми, но вследствие этой же войны усилился евр. элемент в И. и увеличилось культурное его влияние. Видные евреи занимали высокое положение в обществе. В Риме жил историк Флавий. Римское общество, правда, было раздражено евр. принцессой Береникой, которая надеялась стать женой Тита; она должна была оставить Рим, а брак под влиянием общественного мнения не состоялся. События в эпоху Траяна и Адриана не могли не усилить вражды к еврейству (что внешнее положение евреев в И. не изменилось к худшему вследствие этих событий, было указано выше). Усиление христианства вызвало ряд строгих законов; сначала евреи подвергались тем же нападкам, что и христиане; того, что между ними существовало различие, язычники не знали или не хотели знать. Поэт Клавдий Рутилий Наматиан еще в начале 5 в. жаловался, "что побежденный народ покоряет своих победителей". Со введением христианства в качестве государственной религии положение евреев изменилось не только в политическом, но и в социальном отношении. Политические бури, в связи с нашествиями германских народов на И., не были благоприятным моментом для развития культуры. Всякие следы ее пропадают. От этого периода сохранились только надгробные надписи и ограничительные законы об евреях. Если порою и проявлялось более гуманное отношение к евреям, то умственная их жизнь не могла пробудиться под влиянием этого. — Наступили "средние века". Отношения других народов к евреям стали менее дружелюбными. Но все-таки в И. евреи не были вполне отделены от окружающего мира. Итал. еврейство выступило на литературное поприще ранее немецких и испанских евреев. Центрами образованности евреев служили Бари и Отранто в Южной Италии, где развилось наиболее интенсивное умственное движение. Старое изречение гласит: "Из Бари исходит учение, а слово Божие из Отранто". Рим на некоторое время отступил на задний план. Талмудическая наука была перенесена из Лукки в Германию благодаря переселению туда Мешуллама Калонимоса (при Карле Вел. или Карле Лысом; вопрос этот еще не выяснен). Известен литургический поэт Соломон га-Бабли (т. е. "римлянин"; ср. Zunz, Literaturgesch., 101). В Риме появилось в первой половине 10 в. мидрашитское сочинение "Tanna de be Elijahu"; к тому же времени относится популярная историческая книга "Иосиппон". Общим образованием обладал Саббатай Донноло (см.) из Ории (вблизи Отранто), живший в середине 10 века, врач, астроном и астролог. Он находился в сношениях со св. Нилом, с которым вел религиозные диспуты. Из города Бари отправились, по преданию, четыре евр. ученых из Вавилонии, которые по пути попали в плен и которые распространили впоследствии среди западных евреев знание Талмуда. — В 11 в. умственная жизнь итал. евреев отличается уже большим богатством, и "ученые Италии" пользуются в еврействе большим уважением. Наиболее выдающимся в то время ученым был р. Натан из Рима, автор известного талмудического лексикона "Aruch". К тому же времени относится литургический поэт Саббатай бен-Моисей, глава талмудической школы в Риме. Когда Авраам ибн-Эзра посетил этот город, он нашел здесь большую евр. общину; таковая же была в Салерно, где жил ученик знаменитого экзегета, грамматик Соломон ибн-Пархон.

В изучении Талмуда итальянск. евреи шли отчасти по стопам немецких евреев, хотя первоначально оно было перенесено в Германию из И., а в изучении общих наук — испанских и провансальских евреев. Правда, Авраам ибн-Эзра жалуется, что в стране "Эдом" (Италии) относятся с неуважением к людям науки и что там не признают ученых, являющихся из стран, находящихся под арабским владычеством, в то время как талмудистов встречают с большим почтением (Kerem Chemed, IV, 140). Но эти слова вызваны лишь печальным материальным положением ученого, который полагал, что на него не обращают внимания. В Южной И. в более раннее время заметно было влияние на евреев арабской культуры, которое давало себя чувствовать и в позднейшее время, после вытеснения сарацинского элемента. Политическое положение евреев в Неаполе было в 12 в. благоприятно. Любимец короля Рожера Филипп питал склонность к еврейству; он часто посещал синагогу и приносил ей дары. Евреи Южной И. находились на высоком уровне универсального образования. Кроме языка страны, они знали арабский, еврейский и греческий языки. Вообще 12 век был для евреев И. эпохой мирного экономического развития и культурного процветания. Исп.-евр. культура 11 и 12 вв. особенно высоко подняла культуру итал. евреев в 13 и 14 вв. Итал. евреев характеризует то, что даже в эпоху своего наивысшего развития они проявили мало творчества; но они воспринимали и разрабатывали то, что было создано евреями других стран. Это относится к крупным творениям 11 и 12 вв. в религиозной философии, поэзии и библейской экзегетике, а начиная с 13 века и в каббале. Из религиозных философов школы Маймонида заслуживает внимания последний ее эпигон Гиллель из Вероны. В области религиозной поэзии можно отметить лишь подражания. Более выдающимися были творения светской евр. поэзии, которая на итальянской почве дала своеобразные плоды. То, что было сделано в этой области Иудой Алхаризи, представляет слабый опыт по сравнению с творениями Иммануэля Римского. Он явился ранее Бокаччо, сатиры которого стали достоянием мировой литературы, ввиду того, что в них затронуты мировые вопросы. В своих сатирах и легких рассказах (Machberoth) Иммануэль Римский дает верную картину культурной и умственной жизни итал. евреев той эпохи. В 13 в. их политическое и социальное положение продолжало быть благоприятным. Изящная легкость тогдашней итал. жизни находила сильное распространение среди евреев. Наряду с крупными талмудистами Исаией ди-Трани I, Исаией ди-Трани II и Цидкией бен-Авраам выдвинулся религиозный философ (кроме Гиллеля из Вероны) Зерахья ибн-Шеалтиель; одновременно встречаются также поэты жизнерадостные и задорные. То обстоятельство, что такие серьезные в общем люди, как Иммануэль Римский и Иуда Романо, столь легко обращались со свой музой, ясно говорит о беззаботной жизни евреев в И. Равным образом и пародия Калонимоса бен-Калонимос на Талмуд представляет знаменательное явление того времени. Отношения Иммануэля Римского к Данте также характерны. Товарищ Иммануэля Леоне (Иуда) Романо был учителем Роберта, короля Неаполя, с которым он, по преданию, читал Библию в оригинале. Иммануэль — первый евр. поэт, который ввел в евр. поэзию форму сонета, тогда впервые появившегося в итальянской поэзии. Евреи вообще принимали большое участие в быстром развитии итальянского искусства, и тогда не было никакой преграды между христианскими и еврейск. друзьями искусства. При дворе Роберта еврейские поэты и ученые пользовались большим почетом. К еврейск.-итал. поэтам и ученым того времени принадлежали Иуда Сицилиано, Иехиель бен-Моисей и Шемария Икрити. Последний был в хороших отношениях также с королем Робертом, которому прислал свои первые работы по библейской экзегетике с надписью: "Нашему высочайшему королю Роберту, который, кроме своей королевской короны, украшен еще короной мудрости, посылаю я объяснения к истории сотворения мира и к Песни Песней". Известны и другие евр. поэты и философы-схоластики. — Вследствие кровавых событий 1391 г. в И. прибыли испанские евреи; кроме них, внесли новую культурную струю также беглецы из Франции. 15 век является поэтому новой эпохой в культурной жизни итал. еврейства. Этому содействовали отсутствие фанатизма среди местных правителей и населения (лишь в конце 15 века заметна перемена под влиянием Бернардина из Фельтре; ср. выше), широкое развитие мировой торговли и, в частности, банкового дела. Наряду с евр. банкирами, покровительствовавшими науке, выступают выдающиеся врачи, пользовавшиеся доверием и уважением в высших сферах общества вплоть до папы. Следует также указать на многочисленные типографии, возникшие во второй половине 15 в. (в Реджио, Брешии, Мантуе, Ферраре, Болонье, Сончино, Неаполе и т. д.). Из них выходили образцовые произведения печатного дела, отличавшиеся орнаментами, а также отсутствием опечаток, что еще поныне вызывает удивление. Из ученых 15 в. первое место принадлежит врачу, талмудисту и риторику Мессеру Леону из Неаполя, который состоял в Мантуе раввином и врачом, что, впрочем, представляло довольно частое явление в И. Его современником был талмудист Иосиф Колон, с которым он вел горячий спор. Одним из наиболее смелых и светлых мыслителей того временй следует признать Илию Дельмедиго из Кандии (Крит), жившего некоторое время в И. Он был учителем, другом и любимцем знаменитого ученого графа Пико де Мирандола, которого научил евр. языку и ввел в аристотелево-арабскую философию. Кроме того, известны Авраам бен-Гершон Араби из Катании (Сицилия), комментатор Мишны Обадья Бертиноро (см.), Иуда Менц, или Минц, эмигрировавший из Германии и поселившийся в качестве раввина в Падуе. Это литературное движение находилось в тесной связи с общим состоянием умственной жизни. Большое влияние оказал на дальнейшее развитие культуры итал. евреев приток иммигрантов с Пиренейского полуострова в конце 15 в. Правда, именно здесь испанско-евр. культура не могла долго удержаться: она должна была подчиниться высшей и прежде всего — жизнерадостной итал. культуре. Но она принесла новые элементы. Среди видных испанских фамилий, поселившихся в И., Абрабанели занимали первое место. Сын Исаака Абрабанеля, Леон (Иуда) Медиго, врач в Генуе, написал, по совету Пико де Мирандола, философское сочинение. Самуил, переселившийся из Салоник в Неаполь, заведовал финансами вице-короля дона Педро де Толедо; жена Самуила, Бенвенида, славилась своей образованностью. Вице-король требовал, чтобы его дочь поддерживала близкие сношения с Бенвенидой, дабы расширить свое образование. Благодаря щедрости Абрабанеля в Неаполе мог образоваться круг ученых; здесь, между прочим, жил ученик Рейхлина, Иоанн Альбрехт Видманштадт, пополнявший свои познания по евр. языку. В Падуе также были евр. ученые, из которых следует назвать грамматика Авраама де Бальмеса. К этой эпохе принадлежит известный врач и библейский экзегет Обадья де Сфорно, занимавшийся также философией. Бежавший из Тортозы (Испания) врач и философ Яков Мантин, кроме испанского и еврейского владел арабским, латинским и итальянским языками (он состоял лейб-медиком папы и Диего Мандолфо, посланника Карла V в Венеции.). В качестве писца и синагогального певца в Ферраре жил также в первой половине 16 в. эмигрировавший из Авиньона Авраам Фариссоль. В эпоху веры в чудеса и суеверия (именно эпоха Реформации отличалась этим) Фариссоль был свободным мыслителем; в пору географических открытий он обнаружил широкое понимание географии. Несмотря на свою бедность, он имел доступ ко двору феррарского герцога Эрколе д'Эсте. Любивший искусство и науку, герцог находил удовольствие в беседах с ученым и свободомыслящим евреем; он присутствовал при его диспутах с двумя учеными монахами, и по его же предложению Фариссоль записал содержание диспутов на итальянском языке. Надо удивляться смелости этих полемических объяснений, которые были предназначены для католических читателей. Во время борьбы Рейхлина с кельнскими доминиканцами по поводу сочинений Пфефферкорна еврей Боне, или Бонет, из Латтеса состоял лейб-медиком папы Льва X и пользовался у него большим доверием. Рейхлин обратился с евр. письмом к Боне с просьбой защитить его пред папой. Выдвинулся также евр. грамматик и лексикограф Илия Левита, в 1512 г. прибывший из Германии в Рим. Он был учителем и другом Эгидия де Витербо, впоследствии кардинала. — Во второй половине 16 века наступила реакция в папской курии, что отразилось на положении евреев в Италии, особливо в Папской области. Началась мучительная жизнь в гетто. Но и в эту темную эпоху итал. евреи не теряли присущей им издавна жизнерадостности; они продолжали интересоваться общими науками. Сношения с христианским обществом не были окончательно прерваны, о чем, между прочим, свидетельствует тот факт, что евр. врачи по-прежнему пользовались уважением среди неевреев (напр. выдающиеся врачи Давид де Помис и Илия Монталто). Заслуживает также особого внимания остроумный критик и исследователь Азария де Росси (1514—78), живший в разных городах Верхней Италии. Он находился в дружественных сношениях с христианскими учеными, а также с образованными монахами Бенедиктинского ордена, и пользовался за свою ученость всеобщим уважением. Его младший современник Абталион де Модена также обладал большими познаниями. Разносторонний ученый Леон де Модена (живший во второй половине 16 в. и в первой 17 века), правда, не был равен своими познаниями Азарии де Росси, но, тем не менее, он служит блестящим образцом своеобразного развития итал.-евр. культуры. В многочисленных его сочинениях, находивших одобрение со стороны евреев и христиан, ясно отразилась умственная и социальная жизнь итал. евреев. Как проповедник, Л. де Модена пользовался славой среди христиан. Они посещали синагогу, чтобы наслаждаться его риторикой. Нередко католические священники с церковной кафедры отзывались с похвалой об евр. проповеднике, и тогда в следующую субботу еще более многочисленная христианская публика являлась в синагогу венецианского гетто. Даже один французский принц, проезжая через Венецию, явился со свитой в синагогу, чтобы послушать знаменитого евр. проповедника. Автобиография этого оригинального ученого и недавно опубликованные его письма рисуют интересную картину тогдашней жизни гетто. Она отличалась во многом от жизни немецких и польских евреев. Молодые люди изучали, кроме Талмуда, и другие отрасли евр. письменности, иностранные языки, пение и танцы. В гетто жизнь протекала очень весело, и часто общинные власти должны были обуздывать членов общины, переходивших границы приличия. Особенно сильно была развита карточная игра, против которой пытались бороться помощью херема. Л. де Модена высказывался против этой меры, указывая на то, что преимущественно во время карточной игры евреи заключали торговые сделки с христианами. Характерно для тогдашнего времени то, что Модена, раввин и проповедник венецианской общины, сам был азартным игроком и что одно время занимался тем, что искал средство делать золото. Он был настолько свободомыслящ, что подверг талмудическое еврейство резкой критике. По поручению одного лорда он написал "Историю евр. ритуала" для представления английскому королю Карлу I; почитатель Модены, христианский каббалист Гафарелли, напечатал ее. Другое свое сочинение Л. де Модена поднес венецианскому патриарху, щедро вознаградившему автора. Младший современник Модены, Симон Луццато, не менее интересная фигура итал. гетто. Это был замечательный математик, начитанный в древней и новейшей литературе. Остроумный и смелый скептик, он был раввином в Венеции, факт знаменательный для того времени. Он имел большие связи в среде христианских ученых. В первой половине 18 в. выступил известный поэт и мессианский мечтатель Моисей-Хаим Луццато, жизнь и судьба которого дают представление о культурной жизни того времени. И тогда жизнерадостность не угасла в гетто. Итал. евреи все еще интересовались поэзией и общими науками, хотя среди них сильно процветала каббала, оказавшая глубокое влияние на всю религиозную жизнь. С другой стороны, опасение пред псевдомессианскими мечтаниями было настолько сильно, что между приверженцами новой каббалы и ее противниками вспыхнул конфликт, жертвой которого стал Луццато. Наряду с этим встречаются серьезные раввины и даже каббалисты, увлекающиеся поэзией, — только почва Италии могла создать тогда такого евр. поэта, как Луццато. Здесь по-прежнему появляются талмудисты, которые в то же время были врачами, как, напр., известный в христианских кругах Исаак-Хаим Кантарини. В действительности, однако, талмудическая и библейская науки находились тогда в состоянии упадка. Это была скорее "ученость", чем настоящая наука. Выдающиеся ученые вроде Малеахи Когена и Исаака Лампронти были редкими исключениями. Во второй половине 18 века евр. наука продолжала падать, хотя не до того низкого уровня, как в других странах. Здесь следует назвать поэтов Эфраима Луццато и Исаака Луццато. — Когда евреи под французским владычеством получили гражданские права, они сразу приобщились к европейской культуре. Они продолжали культурно развиваться даже по наступлении политической реакции (после 1815 г.). Блестящим представителем итальянского еврейства был Самуил Давид Луццато; наряду с ним работали Самуил Реджио, Лелио де ла Торре, профессор раввинского института в Падуе, Авраам Латтес и др. — Во второй половине 19 в. наступил застой в итал.-евр. культуре. — Евреи И. отличались и отличаются на поприщах общих науки (Ломброзо, Асколи) и политики (Луццати, Оттоленги, Натан, Барзилай), но евр. наука не имела видных представителей. В новейшее лишь время она нашла центр в раввинском институте (Colleggio rabbinico) во Флоренции, главными силами которого являются галицийские евреи Самуил Маргулиес (ректор института) и Г. Хаес, известный исследователь Библии и евр. письменности.

— Ср.: Hausrath, Neutestamentliche Zeitgeschichte, 2-е изд., 1875, 383—91; Berliner, Gesch. d Jud. in Rom.; Vogelstein-Rieger, Gfesch. d. Jud. in Rom; Güdemann, Erziehungswesen, т. II; S. Bernfeld, Kämpfende Geister im Judentum (для 16, 17 и 18 вв.), Берлин, 1907.

С. Бернфельд.

Раздел5.

Италия с 1815 по 1910 г. — Дарованная Наполеоном эмансипация оказалась крайне непродолжительной, и Венский конгресс, реставрировав старые европейские правительства, лишил и евреев всего того, что им было даровано французским императором. И. снова превратилась в ряд самостоятельных и отдельных государств; она сделалась лишь географическим обозначением многих государств и даже провинций различных государств вне Апеннинского полуострова (Австрия). Возврат к прошлому в общем отразился крайне печально на положении итальянских евреев; однако нельзя утверждать, чтобы временное уравнение их в правах прошло совершенно бесследно. Как правительства отдельных государств, так и народные массы, на опыте убедившись в полной возможности предоставления евреям всех прав без всякого ущерба для интересов государства, стали считать, что вопрос об уравнении евреев должен быть поставлен на очередь дня. Отдельные правительства шли по пути частичной эмансипации даже довольно смело. Так, возвращенные к власти великие герцоги Тосканы, где и раньше евреям жилось сравнительно легко, теперь стали относиться к ним еще мягче, допуская их ко многим занятиям и закрыв евреям лишь доступ к военной и государственной службе. Не только врачам была предоставлена возможность жить вне гетто, но даже лавочникам разрешалось открывать всякого рода магазины вне черты гетто; им запрещалось лишь проживать вне гетто. Такие факты, в виде исключения, имели место и ранее революции, теперь же это сделалось явлением обыденным, притом не только в крупных центрах, но и в мелких городах Тосканы. Евреям не чинилось также никаких препятствий в смысле отправления богослужения; особенно благоприятно было их положение в Ливорно, где никогда не было отдельного гетто и где теперь евреи даже заседали в торговой палате. Даже в великом герцогстве Пармском, столь враждебно относившемся некогда к евреям, их положение после Реставрации стало сравнительно весьма благоприятным, и великая герцогиня Мария-Луиза предоставила им право постоянного жительства, хотя ранее они могли пребывать лишь в течение 24 часов. В той части И., которая находилась под властью Австрии (в Ломбардо-Венецианской области), евреи также не были лишены всех благ, полученных ими от Наполеона I. Миланское правительство (евреи снова стали жить в пределах Милана со времени его перехода к Австрии в 1714 г.) опубликовало в 1817 г. декрет, подтверждавший распоряжение итальянского правительства от 1803 г., коим запрещалось обращать в христианство еврейских детей. В королевстве Обеих Сицилий (т. е. в Неаполе и Сицилии), в эпоху Наполеона, поселилось около двух тысяч евреев, которые с падением Наполеона стали скрывать свое евр. происхождение и таким путем имели возможность спокойно проживать даже в период господства Бурбонов, хотя, конечно, не могли образовать отдельные общины. Напротив, в Сардинском королевстве (Лемонт, Генуя и Сардиния) положение евреев с 1815 г. было крайне печально. Король Виктор-Иммануил (1814—1821) восстановил почти целиком все ограничительные относительно евреев меры, которые существовали здесь до революции, за исключением, впрочем, ношения особого отличительного знака, уничтоженного в силу закона 1816 г. Тогда же король разрешил евреям занятие различными ремеслами, строго запретив им, однако, даже временное проживание вне гетто, покупку недвижимого имущества, посещение университетов и общественных школ, а также государственную и общественную службу, причем было определенно указано, что евреи не могут быть приняты ни на какую коммунальную должность. Еще хуже было положение евреев в Папской области, где им ставились на каждом шагу всевозможные затруднения. Уже папа Пий VII (1814—1823) снова устроил в Риме гетто и заставил всех евреев, имевших лавки вне пределов гетто, немедленно закрыть их. Дальнейшие репрессивные меры были изданы при папе Льве XII (1823—1829), который думал путем систематической травли евреев положить конец тому сильному брожению умов, которое охватило Папскую область в дни правления Льва XII. Он был одним из тех гонителей свободы, которые путем ограничения евреев в правах рассчитывали задушить и самую свободу; в связи с этим Лев XII отождествлял борцов за свободу с евреями, на которых воздвигались теперь всевозможного рода гонения уже за их сочувствие делу борьбы за осуществление прогресса в ходе истории. Лев XII возобновил все средневековые предписания пап, проникнутые грубым фанатизмом, теперь тем более тяжелым, что он не мог найти себе оправдания даже в настроении окружающей среды. Евреи были подчинены католическому духовенству, судившему их тем судом, который надолго остался в памяти народа, как явная насмешка над делом справедливости и правды. Папа запретил евреям не только держать христианскую прислугу, но и поручать христианину тушить в евр. доме свечу в субботу; евреям нельзя было владеть никакой недвижимой собственностью. Затем Лев XII расширил пределы римского гетто с тем, чтобы временно проживающие в Риме провинциальные евреи также жили в нем, потому что он лишил их права останавливаться где-либо за его пределами. В Ферраре и в Анконе евреев в 1826 году заперли в гетто. В 1827 году Лев XII восстановил давно забытую обязанность евреев присутствовать при произнесении монахами проповедей во время обращения какого-либо еврея в христианство. Политика Льва XII вызвала сильную эмиграцию евреев из Рима, и наиболее богатые из них поселились в тосканских и ломбардо-венецианских городах, где положение евреев было сравнительно благоприятно. Краткое правление Пия VIII (1829—1830) было ознаменовано рядом мер (июль 1829), еще более ограничивших ту сферу деятельности, где евреи и христиане могли сообща работать. Однако все эти ограничения евреев, сопровождавшиеся, впрочем, реакционными мерами и по отношению к христианам, не могли совлечь народное сознание с пути прогресса и направить по руслу религиозной ненависти. Итальянцы знали, что папа, борясь с евреями, в действительности намеревается нанести смертельные удары делу свободы, и с удвоенной энергией продолжали отстаивать дело национальной свободы, усматривая в евреях жертву клерикально-реакционной политики правительств раздробленной Италии. После смерти Пия VIII (10 декабря 1830 г.) в Риме возникли крупные беспорядки, свидетельствовавшие о стремлении народа вернуть стране те дни свободы, когда не было ни национальных ограничений, ни реакционной политики правящих пап. В крови удалось потопить первые беспорядки со времени Реставрации, но в 1831 г. возникли еще более крупные волнения, притом почти одновременно в различных местах Папской области и землях, находившихся под косвенным влиянием папского правления. В этом освободительном движении, плодами которого могли бы воспользоваться и евреи, последние естественно приняли горячее участие, и имя Сальватора Цаббака в Синигалии было тогда очень популярно в среде борцов за освобождение И. из-под ига папы. Временные правительства, провозглашенные во многих местах И., отменили, между прочим, старые законы о гетто и даровали евреям полную эмансипацию. Но торжество временных правительств было крайне непродолжительно; с помощью австрийских солдат во всей И. снова удалось восстановить старый режим, а вместе с ним и все старые о евреях ограничения, причем, как это всегда бывает при торжестве старого режима, начались усиленные репрессии, жертвой которых сделались и евреи. Впрочем, новых ограничительных мер против них не принималось. Папа Григорий XVI (1831—1846), нуждаясь в деньгах и желая получить от Ротшильда крупную ссуду, стал относиться к евреям с меньшим фанатизмом и в отдельных случаях обнаружил даже большую толерантность. Однако это не мешало ему изгнать евреев из Болоньи, где некоторые из них недавно поселились. В 40-х гг. положение евреев в Сардинском королевстве все еще было печально; евреям было запрещено принимать участие в финансовых операциях открытого в 1844 г. в Генуе банка. В тех же государствах, где их положение сейчас после Реставрации было сравнительно хорошее, оно и в 40-х гг. нисколько не ухудшилось. Так, великий герцог тосканский издал в 1847 г. особое распоряжение, что евреи имеют право пользоваться в школах теми субсидиями, которые выдаются некоторым студентам медицинского факультета; еще лучше было отношение к евреям со стороны австрийского правительства в Ломбардо-Венецианской области, где им разрешалось жить и вне пределов гетто, владеть всякого рода имуществом, заниматься всеми ремеслами и профессиями; лишь аптекарское дело было закрыто евреям. Постепенное улучшение в положении евреев вызывалось тем, что общественное мнение явно стояло на их стороне и требовало гражданской и политической эмансипации всех евреев. В 1836 г. Каттанео выпустил книгу под заглавием "Экономические исследования в связи с ограничениями евреев в правах", где доказывалось, что христианское общество терпит большой ущерб от существования всякого рода ограничений евреев и что с отменой этих ограничений выиграет прежде всего само христианское общество. — Влияние общественного мнения отразилось на политике папы Пия IX (1846—1878), который в начале своего правления обнаружил значительную толерантность по отношению к евреям. Он отменил ряд ограничений, разрешил наиболее видным членам римской общины проживать вне стен гетто и собирался даже совершенно уничтожить особый еврейский участок. В 1847 году, в виде опыта отмены гетто, он разрешил всем евреям жить в некоторых участках, расположенных недалеко от гетто; в то же время евреи были допущены в гражданскую гвардию и были освобождены от особой еврейской присяги. Широкие круги общества с большим сочувствием встретили мероприятия Пия IX, и евреи в Папской области, не говоря уже о других итальянских государствах, принимались в члены всяких общественных клубов и казино; правда, простой народ не всегда доброжелательно относился к тем евреям, которым удавалось занять более или менее видное положение либо в национальной гвардии, либо в других учреждениях, и даже нередко выражал свое неодобрение путем нападений на отдельных евреев; в общем, однако, папа поддерживался в своей толерантной политике всеми либеральными и образованными кругами общества, которые тогда держали в своих руках всю прессу и руководили общественными симпатиями и антипатиями. Огромное влияние на всю интеллигентную часть И. произвела книга Массимо д'Азельо "О гражданском равноправии евреев", написанная в 1847 г. и выпущенная в свет в 1848 г., накануне революционных событий этого года. В горячо и талантливо написанной книге своей д'Азельо от имени христианской религии, долженствующей проповедовать любовь, требует уравнения евреев в правах. Пример д'Азельо оказался заразительным, и вслед за ним появились другие писатели и политические деятели, энергично выступившие в защиту еврейской эмансипации. В 1848 г. даже один католический священник выпустил посвященную эмансипации книгу, где с большой горячностью защищалось дело освобождения евреев из-под гнета средневековых ограничений. В то же время в Риме на грандиозном народном митинге было высказано пожелание о даровании евреям равноправия. 17 апреля 1848 г. папа распорядился о снесении стен римского гетто, и толпа, руководимая демагогом Cicernacchio, первая бросилась исполнять волю папы. Однако и тогда в низах общества происходила агитация против евреев, принявшая формы незначительного евр. погрома, совпавшего с первым днем праздника Пасхи. Когда в 1849 г. в Риме была провозглашена республика, евреи получили все права, и два еврея (один от Феррары, другой от Болоньи) заседали в учредительном собрании. Это собрание уравнило евреев в правах, и факты из жизни придали этому официальному провозглашению эмансипации евреев серьезный характер, ибо немедленно на некоторые ответственные и почетные должности были избраны лица еврейск. происхождения; в римском муниципалитете в 1849 г. заседало 3 еврея, в феррарском — 4. В Тосканском великом герцогстве Леопольд II опубликовал 17 февраля 1848 г. "основной статут", коим евреям было даровано равноправие. В опубликованном сардинским королем Карлом-Альбертом 4 марта 1848 г. "основном статуте" говорилось, что помимо католической государственной религии, и остальные религии допустимы (tolerées) в стране, но о гражданских и политических правах евреев в этом законе ничего не говорилось. Однако вскоре благодаря отчасти агитации Роберта д'Азельо (брат Массимо д'Азельо, о котором говорилось выше) права евреев стали все более и более расширяться: 29 марта 1848 г. королевский декрет предоставил им гражданские права, а также возможность приобретения всех академических титулов; 15 апреля того же года они были допущены к военной службе, а 8 июня им были предоставлены и все политические права. Эмансипированные и пользовавшиеся в действительности всеми правами гражданства, евреи с большим воодушевлением вступали в ряды итальянских войск, боровшихся за свободу общества против Австрии. Большими группами они вступают как в национальную гвардию, так и в действовавшую на театре войны армию, и там, и здесь обнаруживают, одновременно с большой преданностью делу свободы Италии, удивительные мужество и храбрость. Кровью купили итальянские евреи свою свободу, но кровь эта была пролита не в грязных закоулках гетто, а на полях сражения; не от дубины изувера-фанатика пали первые свободные евреи Италии, а от вражеских пуль, идя плечо о плечо с братьями христианами и жертвуя жизнью за новую родину. В то же время евреи играли и крупную политическую роль, будучи избираемы на наиболее ответственные и трудные должности. Во временном правительстве в Венеции 1848 г. заседало два еврея: Леон Пинкерле был министром торговли, а Исаак Пезаро Маурогонато — финансов; много евреев было среди помощников членов временного правительства и министров и в других государствах И. Когда Карл-Альберт, вследствие понесенных поражений, отрекся от престола, который после него занял Виктор-Иммануил II, евреи храбро защищали от атаки австрийцев оставшуюся еще в руках итальянцев Венецию, причем павший в сражении Исаак Финци снискал славу одного из храбрейших итальянских воинов. Евреи Жак и Исаак Трев пожертвовали на военные нужды 100 тысяч франков. В обоих венецианских собраниях 1848 и 1849 гг. заседало 8 евреев-депутатов (среди них два раввина: Авраам Латтес и Соломон Ольнер). В то время в Венеции играл значительную роль Чезаре Леви, издававший смелую радикальную газету "II Liberto Italiano". В других местах И. евреи также принимали горячее участие, всюду выступая в защиту национальной свободы И. против Австрии и остальных чужеземных правительств, желавших силою навязать итальянским государствам такой режим, при котором объединение И. было бы невозможным. Когда Рим в 1849 году был осажден французами, желавшими вернуть власть над ним бежавшему в Гаэту папе Пию IX, два еврея заседали в комиссии, на обязанности которой было не допустить французскую армию в пределы Рима, объявленного тогда республикой. Повсеместное, за исключением Сардинского королевства, торжество реакции вызвало к жизни старые ограничительные по отношению к евреям законы. Один выдающийся римский еврей был приговорен к тюремному заключению за то, что пользовался услугами христианской прачки. В Ферраре евреи, члены клубов и казино, были приглашены в полицию и, под угрозой строгих административных наказаний, должны были отказаться посещать те учреждения, членами которых они в течении 2—3 лет состояли. Принявшие участие в освободительном движении евреи были либо изгнаны папой Пием IX из пределов Папской области, либо приговорены к тяжким наказаниям. Вернувшийся благодаря поддержке австрийских войск тосканский великий герцог отменил уже дарованный "основной статут", коим евреям была предоставлена эмансипация, и вернул их в положение, которое евреи занимали до опубликования статута. Правда, и тогда евреям Тосканы сравнительно с римскими порядками жилось легко, так что в 1850 г. в муниципальный совет Флоренции мог быть избран еврей Яков Лампронти. И даже в снова подпавших под власть Австрии Ломбардо-Венецианских владениях положение евреев было не так уже неблагоприятно, как этого можно было ожидать ввиду явно выраженного евреями сочувствия объединительным стремлениям И. Правда, участников революции 1848 года подвергли как в Венеции, так и в Милане, тяжким наказаниям, но эти наказания носили характер мести лишь по отношению к отдельным лицам, в той или иной степени скомпрометированным революцией; в законодательстве же о евреях не были сделаны никакие новые ограничения и даже старые толковались в более узком смысле. Провозглашенные в дни революции свобода и эмансипация евреев были отменены, и ходатайство в 1856 году Лелио де ла Торре в Вене о возврате им уже раз дарованного равноправия было отклонено, но, с другой стороны, евреям была фактически предоставлена широкая свобода в смысле выбора занятий и профессий, и к этому именно времени относится факт заполнения многих свободных профессий евреями. На государственную службу, однако, их все еще не принимали. — Единственным государством, даровавшим тогда евреям полную эмансипацию, была Сардиния, где в 1849 г. премьером был назначен горячий защитник еврейской эмансипации Массимо д'Азельо. Преемник д'Азельо, величайший государствен. деятель И., Кавур, также сочувствовал евреям, и его личный секретарь и интимный друг был Исаак Артом (см.), член одной из тех евр. семей, которая дала современной И. ряд выдающихся деятелей в различных областях. Когда началась война 1859 г., евреи опять с большим воодушевлением взялись за оружие в защиту свободы И. от посягательств на нее со стороны Австрии; народное движение, возникшее в связи с войной и вылившееся во многих местах в форму образования временных правительств, везде поддерживало, наряду с другими требованиями либерализма, и дело еврейской эмансипации, которое торжествовало с падением старого режима. Многие раввины, а также председатели общин, обратились к евреям с воззваниями об энергичном участии их в войне за освобождение, и евр. юноши массами вступали в армию, образуя иногда особые волонтерские отряды. В синагогах читались специальные молитвы за дарование победы франко-итальянской армии, сражавшейся против Австрии. Одновременно с этим евреи принимали горячее участие и в политической жизни страны, и членом временного правительства в Тоскане был назначен, в качестве министра финансов, Самсон д'Анкона. Когда Ломбардия благодаря победам Франции и Италии была отторгнута от Габсбургской монархии, в ней 4 июля 1859 г. была провозглашена эмансипация евреев. То же имело место в Модене (14 июня 1859) и в Романье (10 августа).

В 1860 г. к Сардинскому королевству были присоединены некоторые части Апеннинского полуострова, в частности королевство Обеих Сицилий, где Гарибальди со своей знаменитой "тысячей", в которой было несколько евреев (отметим из них наиболее прославившегося майора Энрико Гуосталла, явившегося из своего изгнания в Лондоне на зов Гарибальди во имя спасения Италии), совершал победоносное шествие. Этой "тысяче" оказали незаменимые услуги банкир-патриот Иосиф Финци, а также некоторые другие евреи, пожертвовавшие на экспедицию большие суммы. Когда сардинский король Виктор-Иммануил был провозглашен 14 марта 1861 г. королем И. (правда, еще не всей), уже во всех вновь присоединенных к его короне провинциях была объявлена полная эмансипация евреев (25 сентября 1860 г. в Мархии, 27 сентября в Умбрии, 12 и 16 февраля 1861 г. в Сицилии и Неаполе). После войны 1866 года, когда Венеция была присоединена к короне Виктора-Иммануила, 4 августа того же года и здесь была провозглашена эмансипация евреев. Таким образом, за исключением Рима, или, правильнее, Папской области, во всей И. евреи пользовались равноправием. Но в Риме евреям жилось по-прежнему тяжело: гетто с трудом вмещало живших в нем евреев, улицы его были грязны и узки, дома напоминали жалкие избушки, доступ света и воздуха в эти хижины был крайне ограничен, и запрещение заниматься ремеслами, науками и искусством делало жизнь евреев еще более печальной, обрекая большинство их на самое жалкое существование. В 1861 г. было возобновлено запрещение держать христианскую прислугу, причем самые строгие наказания налагались за нарушение именно этого запрещения. Нередко в пределах Папской области происходили насильственные обращения евреев в христианскую религию. Известно, какой шум вызвало дело Мортара, когда один еврейский ребенок, обращенный прислугой в христианство, был уведен жандармами из дома своих родителей под тем предлогом, что он, как христианин, не должен оставаться в еврейском доме. Хотя общественное мнение всей цивилизованной Европы и даже Америки было возмущено этим грубым насилием над ребенком и хотя некоторые иностранные правительства резко осудили этот акт лицемерия, папа Пий IX остался совершенно равнодушен к этому и не хотел распорядиться о возвращении ребенка в родительский дом. Подобного рода факты не составляли исключительных явлений в папском Риме, и в 1863 г. и в 1864 году насильственное обращение еврейских детей в католичество повторялось неоднократно. Лишь со вступлением итальянской армии в папский Рим был положен конец исключительному положению в нем евреев, и 13 октября 1870 г. стены последней итальянской цитадели гнета и порабощения рухнули под звуки ликующих жителей Рима, дождавшихся наконец, что город папы сделался столицей объединенной Италии. С этого момента история итальянских евреев почти прекращается, согласно поговорке: "Счастливые народы не имеют истории". Еврейская история сливается с историей И. вообще, и граждане Моисеева вероисповедания, мало чем отличаясь от других граждан, в действительности широко пользуются тем равноправием, которое им досталось после стольких лет борьбы не с фанатизмом невежественной толпы, а с правительствами, чуждыми И. и волею венского двора посаженными на герцогские троны отдельных итальянских провинций. Хотя количество евреев в И. (40 тысяч на 33 миллиона) и незначительно, многие из них, однако, занимают чрезвычайно высокое положение и играют видную роль во всех областях итальянской жизни. Нет в Европе и даже в Америке такой страны, где евреи фактически пользовались бы своим равноправием так, как в И. Здесь нет антисемитизма, и никого не удивляет, если народным представителем католического населения является еврей. Угнетая евреев, папа косвенным образом оказал им впоследствии услугу — для итальянцев антисемитизм с самого начала был реакционной язвой, и никакими фразами о патриотизме и национальной чистоте нельзя было скрыть истинный характер этого реакционного движения. Относясь к гражданам-евреям, как к людям равным себе, ценя или порицая в них те хорошие качества и недостатки, которые свойственны всем людям, итальянцы часто считают отдельных евреев достойными представителями своими. Так, в палате депутатов (11-я легислатура) было 11 евреев (всего депутатов 508), в 14-й легислатуре — 7, в 16-й — 6, в 17-й — 10, в 18-й — 15; число сенаторов в 1898 году было 7; среди евреев имеются также бароны и графы. На государственной службе очень много евреев, причем некоторые занимают весьма видное положение. Комендантом Рима, воспитателем наследника, нынешнего короля Виктора-Иммануила III, и военным министром был Оттоленги, до конца своей жизни оставшийся верным евреем. В армии евреи очень популярны, и павшему в Африке в сражении при Абба Koрима (1896) капитану Энрико Сегре были оказаны величайшие военные почести. Много евреев состоит на коммунальной службе, занимая места мэров, помощников мэров и муниципальных чиновников; отметим, что синдиком (городской голова) Рима уже несколько лет состоит еврей Эрнесто Натан, в сентябре 1910 года, по случаю празднования 40-летнего юбилея объединения И., вступивший с папою в резкую полемику. Еврей-министр в И. нередкое явление: в 1909 г. и несколько раз до этого премьером был Сидней Сонино, хотя и не еврей, но сын еврея; а с конца 1909 г. и по настоящее время (1910) во главе правительства находится выдающийся государственный деятель Луиджи Луццати, еврей не только по происхождению, но и по религии. Луццати представляет собою первый случай, когда во главе великой державы, в качестве первого после короля авторитета в стране, стоит еврей, не принявший христианства. Весьма благоприятное положение занимают евреи в торговле и промышленности, где они еще до эмансипации успели выказать большие дарования. Экономический расцвет севера Италии, где евреев гораздо больше, нежели на юге, свидетельствует, что они своею энергией и умением вести торговые предприятия приносят стране скорее выгоду, нежели вред. И такое мнение является господствующим во всей И.; впрочем, ввиду отсутствия антисемитизма здесь об этом даже не говорят, настолько это кажется само собою понятным. Среди врачей, профессоров, ученых и адвокатов много евреев; гораздо меньше ремесленников-евреев; из них отметим лишь портных, число которых в Риме довольно значительно; также много евреев среди разносчиков. Однако со времени эмансипации среди евреев замечается сильное ослабление интереса к тому, что составляет сущность еврейской жизни в других странах; в этом отношении Италию нельзя сравнить не только с Россией, но даже с Германией. Этот упадок интереса к еврейству выражается в оскудении общинной жизни, можно даже сказать, в отсутствии всякой общинной жизни. Когда, после падения наполеоновского режима с его консисториальной системой в эпоху Реставрации, было приступлено к устройству общин по старому образцу, отдельные общины были образованы в силу декретов короля и великих герцогов (1814 и 1815 гг.); в 1857 г. сардинский порядок общин (все евр. общины составляли одно целое) был распространен на Модену, Парму, Мархию, Эмилию, позднее на некоторые тосканские общины. Во Флоренции и Ливорно до сих пор действительны великогерцогские декреты о евр. общинах, а Венеция и Мантуя управляются согласно законам, изданным еще в дни господства Австрии. Несмотря на попытки объединения всех общин (как конгрессы 1863 г. в Ферраре и 1867 года во Флоренции), общины до сих пор (1910) остаются разъединенными, живущими на основании самых разнообразных регламентов. В 1910 г. на конгрессе в Милане снова была сделана попытка объединить евр. общины в один организм, но эта попытка потерпела неудачу. Много старых общин совершенно исчезло ввиду значительного уменьшения в них числа жителей. Во многих местах нет раввинов, и синагоги за отсутствием молящихся пустуют. Хотя интерес к иудаизму падает, однако на внешность общины еще продолжают обращать большое влияние, и за последнее время во многих местах И. были построены очень богатые синагоги, напр. в Анконе в 1876 г., во Флоренции в 1882, в Аквах в 1888, в Риме в 1904 г. Благотворительные учреждения также быстро растут и все более и более расширяют свою деятельность, хотя количество пользующихся благотворительностью не так уже велико. В И. существуют госпитали, детские приюты и всевозможного рода благотворительные учреждения для вспомоществования бедным. — В 1829 г. в Падуе было организовано первое раввинское училище. В нем впоследствии был целый ряд выдающихся преподавателей, как Леллио делла-Торре, С. Давид Луццато, Бенамодзег, Цельман и др.; затем раввинский институт был основан в Попремоли, позже перенесен в Рим и Флоренцию. — Сионизм в И. очень мало распространен.

— Ср.: Rignano, Della unguaglianza civile e della libertб dei culti secondo il diritto publico del regno d'Italia, 2-е изд., Ливорно, 1868; Cattaneo, Ricerche economiche sulle interdizioni importe dalla lege civile al'israeliti, 1876; D'Azeglio, Dell'emancipazione civile degl'israeliti, Флоренция, 1848; Berliner, Aus den letzten Tagen des römischen Ghetto, Берлин, 1886; Vogelstein-Rieger, Geschichte der Juden in Rom, II, стр. 360 и сл., Берлин, 1895; Philippson, Neueste Gesch. des jüdisch. Volkes, I—II, 1907—1910 (passim).

Умберто Кассуто.

Раздел6.

Статистические данные об евреях И. — Характерно распределение евреев во второй половине 19 в. по отдельным провинциям:

На каждые 100 тыс. жителей приходилось таким образом в 1861 г. — 1331, в 1871 г. — 1319, в 1881 г. — 1275, а в 1901 г. — 1096 евреев. Другими словами, относительное количество евреев падает; то же приходится сказать и относительно абсолютного числа, несколько выросшего, правда, с 1861 г., но уменьшившегося за последние 20 лет (в 1881 г. — 36289, а в 1901 г. — 35617). Это падение еврейского населения объясняется сравнительно малой плодовитостью еврейских семей. Так, в 1901 г. считалось 7973 евр. семейства, и на каждое из них приходилось 4,47 члена, а в общем в И. на каждую семью приходится 4,51 члена. Женщин сравнительно больше, чем мужчин (102,8%); характерно, что в общем населении женщины составляют 101,2%. На 100 тыс. человек среди лиц старше 15 лет земледелием занимались 31 еврей и 5326 христ.; индустрией — 868 евр. и 2244 христ.; торговлей и транзитом — 5035 евр. и 831 христ.; свободными профессиями 1867 евр. и 642 христ.; прислугой состояли 31 еврей и 136 христиан. Землевладельцев среди евреев 8,1%, среди христиан 12,7%. Из лиц старше 15 лет умеют читать среди евреев 970 на 1000, среди евреек — 925, а у христиан — 574 и 430. Среди евреев замечаются меньшая смертность и более слабый процент преступности. В 1901 году 30794 евр. (или 86,4%) жили в городах и были распределены в 69 провинциальных городах; в пределах И. замечается, однако, большое перераспределение евр. населения; в последние годы евреи стали селиться и в Южной И., в очень маленьких местах. — В следующих общинах число евреев в 1901 г. превышало 100: Рим — 7121, Милан — 3012, Турин — 2828, Флоренция — 2776, Ливорно — 2487, Венеция — 2474, Анкона — 1285, Феррара — 1227, Мантуя — 1068, Генуя — 1053, Падуя — 811, Модена — 698, Болонья — 675, Верона — 483, Пиза — 467, Казале-Монферрато — 437, Алессандрия — 374, Верчелли — 369, Неаполь — 327, Асти — 312, Парма — 212, Кунео — 170, Реджио нель-Эмилия — 160, Ровиго — 157, Синигалия — 109, Сиена — 106, Перуджия — 103, Луго — 100. — В 1901 г. в И. было 1238 иностранных евреев, из них 370 австрийских, 289 немецких, 123 греческих, 86 французских, 70 русских и т. д. Из этих 1238 иностранцев лишь 928 остались на постоянное жительство в И.; иммиграция в И., следовательно, крайне мала.

— Ср.: Zeitschr. für Demogr. und Stat. der Juden, 1905, январь; Censimento della popolazione del regno d'Italia al 10 febbraio, 1901, Рим, 1904.

C. Л.

Раздел6.



   





Rambler's Top100