Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Иуда Благочестивый

דיםחה הדוהי ׳ד — знаменитый мистик, моралист и литургист; ум. в 1217 г. Положительные данные о нем далеко не соответствуют той исключительной славе, которой окружено его имя в средневековой евр. литературе. Попытка Гюдемана (Gesch. u. Erziehungw. etc., т. I) дать характеристику личности и литературной деятельности И. на ярком фоне средневековой евр. и христианской культуры, ныне устарела. Исходной точкой его исследования является взгляд на "Sefer Chassidim" Иуды, как на цельное самобытное произведение самого автора, получившее в школах его учеников р. Элеазара Рокеаха и др., три различных версии, из которых затем возникла настоящая версия (Болонья, 1538) с ее повторениями, искажениями и добавлениями. Эти изменения, по мнению Гюдемана, несущественны и не нарушают основной идеи книги. Эта мысль Гюдемана, как и многие его построения, оказалась ошибочною с опубликованием более ранней версии "Sefer Chassidim", по пармской рукописи, И. Вистинецким (1891—1893), которая не оставляет сомнения в том, что "Sefer Chassidim" результат литературной деятельности приблизительно трех столетий. Главными источниками книги послужили записки предшественника и отца И. — р. Самуила Благочестивого, или Святого (שודצה לאומש ׳ר, דיסחה לאומש ׳ר, איננה לאומש ׳ר), самого И. и р. Элеазара Рокеаха. "Sefer Chassidim" не может поэтому служить источником для характеристики личности И. за исключением мест, сходных с мыслями И., как они цитируются в других его сочинениях.

Исторические условия эпохи. — Возникновение "этического мистицизма" обусловлено двумя основными факторами "позднего средневековья" в истории евреев — постепенным упадком экономического значения евреев и необычайным подъемом религиозного пиетизма, как реакции против галахической схоластики. Евреи, начиная с Крестовых походов, вытеснялись из крупной торговли и вынуждены были заняться мелкой торговлею и кредитными операциями. От этого понизился культурный уровень евреев. Мелочный педантизм в религиозных обрядах, стремление к общению с Единым Существом, удаление от горестей повседневной жизни, и рядом развитие суеверий — основные черты еврейской жизни той эпохи. Повседневная реальность, став для них невыносимой, тяжко подавляла их. Люди искали мученической смерти (Sefer Chassidim, editio Wistinetzky, §251, 85), чтобы сразу достичь вечного блаженства, чтобы мгновенно слиться с Богом. Мистицизм надолго охватил все разнообразные стороны жизни евреев, не давая возможности другим влияниям проникать в их среду.

О жизни и личности И. сохранились лишь смутные легенды. Он принадлежал к известной семье Калонимос, среди которой занятие мистикой было традиционно. Учение, возникшее на палестинской и вавилонской почве и перенесенное в Италию Абу-Гаруном га-Наси, ничего общего не имело с испанской каббалой. Возникнув на Востоке, она была сильно пропитана элементами астрологии. Перенесенные в Германию семейством Калонимос, эти воззрения долго держались в строгой тайне. Отец И. Самуил первый начал распространять их среди учеников своей талмудической школы в Шпейере и занимался практической мистикой, заклинаниями и т. д.; он продолжительное время странствовал с аскетическими целями. В его школе разрабатывалась своеобразная мистическая теория, которой суждено было сделаться господствующим течением при его сыне и ученике, И., основавшем в 1195 г. свою знаменитую теософскую школу в Регенсбурге. Согласно одной легенде, И. до 19-летнего возраста был совершенно чужд раввинской науки и религиозного благочестия; жизнерадостный от натуры, он проводил все время в обществе веселой молодежи, занимаясь преимущественно стрельбой и т. п. Лишь на 19-м году в его жизни произошел переворот под нравственным воздействием его благочестивого отца. Во время мистического собрания в бет-гамидраше его посадили на скамью около его брата Авраама. Р. Самуил произнес таинственное имя "шем", и бет-гамидраш наполнился ярким светом; р. Авраам не мог выдержать этот свет и опустил глаза, но Иуда остался невозмутим; тогда р. Самуил воскликнул: "Авраам, сын мой! Судьба благоприятствует твоему брату И.; знай, что ты будешь всю жизнь свою лишь главою иешибота, брат же твой Иуда узнает тайны сокровенной премудрости" (Sefer Maasioth, Jahrb. Brüll'я, IX, 32). После этого слава Иуды, как чудотворца, распространилась по всей Германии. К нему стали стекаться со всех сторон больные и страдающие как духовно, так и физически, за исцелением или советом. Из учеников Иуды прославились особенно р. Исаак бен-Моисей из Вены, р. Барух бен-Самуил из Майнца и р. Элеазар Рокеах. — И. приписываются различные произведения, напр.: галахическое сочинение םשונ ןג (ср. םש ישנא ישודח на Мордехай, Берахот, II), комментарий к молитве, основанный на тайнах теософии (ןוצת דוס תולפתה) р. Самуила Гахасида, мистическая религиозная поэма "Schir ha-Jichud" на все дни недели (другими, однако, отрицается принадлежность этих поэм Иуде), комментарий на Пятикнижие תואװצ רפס (напечат. в 1583) и астрологическое сочинение תואירטמג רפס. Много его отдельных выражений, изречений, традиций и галахических решений приводятся в "Or Zarua", у Рокеаха, Ташбаца и др. Главные произведения Иуды Благочестивого — "Sefer Chassidim" и "Sefer ha-Kabod" (דונכה רפס); выдержки из последнего сохранились у позднейших авторов. "Sefer Chassidim" — памятник внешней и внутренней, бытовой и душевной жизни германских евреев в эпоху позднего средневековья. Это замечательное творение евр. духа отражает в себе подъем религиозного фанатизма и господство низменных страстей германского общества, с одной, и благородный гуманизм евр. моралистов — с другой стороны; оно свидетельствует о тех высоко нравственных чувствах справедливости и всепрощения, которые среди всеобщего развала, среди всех ужасов средневековой жестокости оставались драгоценным наследием евр. духа. Книга раскрывает также процесс приспособления евр. жизни к новым условиям после трагических событий эпохи Крестовых походов. Основными чертами являются взгляд на сущность мирового процесса, как на всеобщую борьбу всех против всех. Творец мира установил эту всеобщую борьбу всех против всех и всем доставляет средства к существованию при значительных усилиях с их стороны, чтобы заставить всех постоянно обращаться к Всемогущему с мольбами о помощи. Но лучше человеку быть в этой жизненной борьбе побежденным, чем победителем, ибо победитель будет в будущем мире подчинен побежденному. Поэтому нужно терпеть зло, не сопротивляться ему и не говорить: "Я воздам злом за зло!" (Sefer Chassidim, ed. Wistinetzky, §1085). "Зависть и ненависть отстраняй от себя; когда тебя бранят, молчи". Основные человеческие добродетели — восторженная любовь к Богу и кротость к Его творениям. "И самый набожный не может иметь притязания на награду Божию, и хотя он бы прожил тысячи лет, не в его силах воздать даже за мельчайшее из многих благодеяний, оказываемых ему Господом. Поэтому пусть все служат своему Создателю не ради надежды на блаженство в раю, а из чистой любви к Нему и Его заветам". Искренняя молитва выше всего: "Кто истязает себя постами, грешит. Если бы Богу были угодны посты, то Он потребовал бы их" (ib., §52; ср. также §527). "Когда твоя жена огорчает тебя, и ты гневаешься на нее, то проси Бога не о том, чтобы Он дал тебе другую жену, а о том, чтобы Он вселил в жене любовь к тебе". "Нельзя оскорблять своих слуг, если последние не исполнили приказания" (ib., §665). "Нельзя отрубать хвост у коровы, ибо тем лишают ее возможности отгонять мух" (ib., §589). "Кто причиняет страдание животным, тот ответит перед Богом за истязание живого существа" (ib., §44). Ярким выражением тогдашней социальной пропасти между евреями и неевреями является проповедь обособления от иноверцев; следует, однако, соблюдать, строгую честность относительно последних: "Не обманывай никого, также и нееврея" (ib., §1078); "Не злобствуй на людей, к какой бы вере они ни принадлежали". "Не должно ни с кем, равно и с иноверцами, поступать несправедливо". "В сношениях с иноверцами старайся быть таким же добросовестным, как и с евреями" (ib., §1085).

Мистическая теософия И. — Теоретическому изложению мистической теософии Иуды было посвящено особое сочинение "Sefer ha-Kabod" ("Книга небесной славы"), приводимое в Рокеахе (§316), в респонсах Якова Мелина (№ 131), в комментарии "רפש ירמא" на Бытие (37, 4), в сочинении р. Иерухама הוחו םדא תודלות и в других произведениях. Эта книга была вся проникнута стремлением постигнуть тайны мировой премудрости и дерзновенным вожделением бессильного и греховного человека слиться с Божеством в религиозном экстазе. Последний должен доходить до той степени, когда человек не чувствует ничего земного и становится как бы "пророком", который слышит небесные звуки. В таком состоянии ему является Слава Всевышнего. Для большей наглядности это состояние грубым образом сравнивается с физической любовью, "с половой страстью молодого человека" (Sefer Chassidim, Болонья, 15, §300; ср. Sefer Malachim и Raziel в выдержках у M. Гюдемана). Подобная же параллель между любовью к Богу и половой страстью приводится в современном И. мистическом течении ("Gottesminne"; ср. "Беседу между Разумом и Страстью" у мейстера Эккарта). От славы Всевышнего (דונכ) отличалось Божественное Существо (םצע, שודצ), которое недоступно человеческому познаванию и невидимо ангелам и людям. В молитвах следует обращаться помыслами к Абсолютному Существу, не к Славе и не к ангелам, а тем паче демонам, которые суть не что иное, как духи покойников, блуждающие по земле в образе вампиров. Если в "Sefer ha-Kabod" проявляются первые проблески философской мысли у германских евреев, то в "Sefer Chassidim" содержится подробное и детальное изображение различных видов практического мистицизма, где рядом с чистой любовью к Богу уживается грубейшее суеверие. Возвышенное и мелкое, прекрасное и уродливое, чарующее и отталкивающее перемешано здесь одно с другим; драгоценные камни, сверкающие чудным неземным блеском, лежат засыпанные пылью (Güdemann, l. c., I, гл. VI, начало).

— Ср.: "Sefer Chassidim", Болонья (1538), Базель (1580) с исключением всех мест, относящихся к христианам; Берлин (1891—93), по рукописи Де-Росси, 1133; завещание И., ונינר תאוצ דיםחה הדוהי, франкфуртское издание, 1724, и зульцбахское, 1685; Рокеах, Жолкиев, 1806; ראיזר, Амстердам, 1701; С. Лурье, "Респонсы", № 29; Гедаля ибн-Яхья, הלנצה תלשלש; Д. Ганс, דוד חמצ, s. v.; Asulai, s. v. (неверно отождествляет И. с Иудой бен-Исаак сэр-Леоном из Парижа); Zunz, Zur Gesch. u. Literatur; id., Literaturgesch., 300; Landshuth, הדונעה ידומע; Д. Рейфман, םישרח הענרא, Прага, 1860; idem, в Ozar Tob, 1885, 26; Grätz, VI (приписывает, подобно Азулаи, Sefer Chassidim Иуде бен-Исаак сэр-Леону из Парижа); Güdemann, Gesch. d. Erziehungsw., I, указатель; Harkavy, Chadaschim gam-Jeschanim, VII, 42 и X, 43—47; A. Epstein, в Monatsschrift, XLI, 38 и сл.; id., דיסחה לאומש ׳ר, в Hagoren, IV и отдельно; S. A. Wertheimer, םידיסח ןושל, 1—11, Иерусалим, 1899; Gross, в Magazin Берлинера, I, 106; Jellinek, Beth Hamidrasch, VI, 139; Berliner, Aus dem inneren Leben d. deutschen Jud. (евр. перевод, Варшава, 1900); Abrahams, Jewish life in the middle ages; Praeger, Geschichte der deutschen Mystik, 53, 252.

И. Берлин.

Раздел5.




   





Rambler's Top100