Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Карпантра

(в Евр. Энц. встречается орфография Карпентрас, франц. Carpentras, лат. Carpentocracte, евр. שארטניפרק ,ץארטניפרק ,ןרתנאפרק, ןורטנופראק, סארטנפראק) — главный город округа того же имени во французском департаменте Воклюз. К. — одна из четырех общин (arba Кеhillot) Венессенского графства (см.), где евреи жили в значительном количестве и имели особый чин богослужения, называвшийся Comtadin, по имени всей провинции (Comtat). С исторической точки зрения К. из всех этих четырех общин представляет наибольший интерес. Из четырех общин лишь карпантраские раввины и ученые пользовались не только в пределах Венессенского графства, но и далеко за ними громадным авторитетом и значением: с их согласия был напечатан сборник богослужения для графства. Хотя "Seder hа-Tamid" и напечатан (1767) в Авиньоне, однако на заглавном листе К. помещен как первая из четырех общин графства; издатель этого сборника, Эли Карми, жил в К. Все части их молитвенника, изд. в Амстердаме, напечатаны для К. и имеют разрешение лишь раввинов К. Следы древности сохранились в К. еще в 19 в. и даже поныне. Лишь в 1824 г. была уничтожена одна из дверей (собственно ворота), ведущих в бывшее гетто; другая дверь была снесена лишь в 1848 г. Знаменитая же синагога, где некогда била ключом евр. жизнь, сохранилась поныне, представляя интересный памятник старинного евр. искусства. Помимо развития духовной жизни, К. являет интерес и в том отношении, что здесь евреи находились одновременно под властью — чаще всего ее следует считать игом — трех различных господ: папы, представленного с 1235 г. особыми ректорами; епископа, считавшего евреев своей собственностью (hommes liges des évêques), и городского совета, защищавшего интересы христианских торговцев и ремесленников и видевшего в евреях опасного конкурента. Эта тройная власть над одной группой людей часто соединялась для вящей эксплуатации их; но нередко взаимное соперничество трех властей отражалось выгодным образом на евреях, которые, смотря по обстоятельствам, поддерживали то ту, то другую из эксплуатирующих властей. В общем, однако, приходится сказать, что наиболее жестокой властью оказался город. Городу принадлежала, в огромном большинстве случаев, инициатива всех репрессий против евреев, не исключая и сооружения евр. гетто. Частые гонения и нападения на евреев К. отразились на численности населения, так как многие предпочитали бежать тогда из города. С другой стороны, изгнания евреев из различных местностей французского королевства вызывали приток евр. населения в К., находившийся под властью римского папы, политика которого по отношению к евреям не всегда совпадала с политикой французских королей. К концу 18 века еврейское население в К. достигло числа 2.000 чел. С переходом К. к Франции, совпадающем почти с эмансипацией французских евреев, рост евр. населения стал быстро идти на убыль: в течение 19 в. здесь было по 30—40 евр. семейств; община входила в консисториальный округ Марселя. С отделением церкви от государства (1905) К. составляет свободную религиозную ассоциацию, входящую, однако, в состав евр. ассоциаций Франции.

История евреев К. — Трудно установить с точностью, когда именно евреи впервые появились в К. Первое упоминание о них встречается в сборнике раввинских постановлений, известном под именем "Col-bo" (Венеция, 1567, № 117), в одном документе, приписываемом обыкновенно Якову Таму, внуку Раши из Труа, в 12 в. В этом документе содержатся статуты, которые обсуждались и были приняты раввинами Труа, именитыми представителями евреев Оксерра, областей Рейна (или Реймса?), Парижа и его окрестностей, раввинами Лиона и К. (ארטנפרק). Если принять во внимание, что подписывать статуты могли лишь очень известные или авторитетные общины, то явствует, что К. в то время играл значительную роль в жизни евреев Франции. Исидор Леб (Rev. ét. juiv., XII), относящий означ. документ к более раннему времени, полагает, что евреи жили в К. уже в 10 веке или даже еще раньше. Вначале евреи находились исключительно под властью епископа, с появлением же в К. папских ректоров (1235 г.) положение евреев изменилось к худшему; к этому году относится изгнание евреев из К., каковой запрет действовал до тех пор, когда вступивший на епископский престол Раймунд II Баржольский в 1263 г. разрешил им вернуться в К. По мнению Леона Бардине (Rev. histor., XIV), Раймунд через 6 лет (1269) снова изгнал евреев из К., вероятно, под влиянием эдиктов об изгнании их из Пуату и из северной Франции, изданных в 1268 и 1269 гг. Альфонсом Пуатье, считавшимся с 1249 г. правителем и К. Имеются указания, что Раймунд вскоре после этого неоднократно обращался к Альфонсу Пуатье с просьбой разрешить евреям вернуться в К.; во всяком случае, это изгнание было очень непродолжительно (возможно, что смерть Альфонса в 1271 г. положила ему конец). От 1276 г. имеется официальный документ о существовании в К. значительной евр. общины. Документ этот датирует от 28 февраля 1276 г. и подписан 64 главами евр. семейств, а также представителем епископской власти. В нем подписавшиеся евреи объявляют, что их предки, жившие в К., постоянно находились в полной власти епископа, и что они сами пребывают в том же положении, а потому их предки и они сами платили и должны платить епископу К. особый ценз (взнос), называющийся по-еврейски matz (סמ), ежегодную подушную подать и непериодические субъенции, а также должны давать епископским гостям материю для одежды и делать, смотря по обстоятельствам, в епископскую кассу те или иные взносы.

Северные ворота гетто в Карпантра.

Так как субъенции, взимавшиеся в неопределенные сроки, порою требовались в такой момент, когда их выполнение было сопряжено с особыми неудобствами, что делало жизнь евреев в К. крайне тревожной и не позволяло другим евреям селиться в К., то подписавшиеся, не отрицая, что они hommes-liges (собственность епископа), заключают, в видах более спокойной жизни в К., следующие условия: 1) Вместо прежнего matz устанавливается ежегодная подать в размере 18 ливров коронн, или турнуа, причем платеж производится равными частями дважды в год: накануне Пасхи и накануне Рождества, деньги собираются с евреев особыми евр. сборщиками, которые и вносят следуемую сумму в епископскую кассу. 2) Епископ лишь в 6 случаях может назначить экстренный сбор с евреев, а именно: когда он посвящается в епископский сан, попадает в плен, отправляется в Рим, делает морское путешествие, изгоняется насильственно из дому или покупает (либо распространяет свою юрисдикцию) город или замок за сумму свыше 100 ливров. Во всех этих случаях евреи вносят 25 ливров. 3) Евреи доставляют всем епископским гостям одеяла для кроватей. 4) Языки убитых для продажи быков всецело принадлежат епископу. 5) Евреи платят ежегодную арендную плату за свою городскую и сельскую недвижимость, а также за синагогу. Если какое-либо место в синагоге переходит от одного лица к другому, то в епископскую кассу вносится 1/13 часть суммы, уплачиваемой за место; в этом случае происходит как бы обычная продажа собственности одного лица другому, и потому епископу полагается 1/13 часть. 6) Еврей, желающий поселиться в К., должен выразить чувства верности и уважения к епископу и внести за право поселения 10 су турнуа — он тогда приобретает все права карпантраских евреев. 7) Если глава евр. семейства, живущий в настоящее время в К., или иностранный еврей, желающий поселиться в К., выберут своим жительством место, находящееся за пределами visitaria (место, откуда наблюдали за прибывающими в город), они должны платить 15 су турнуа (за право выхода). 8) Живущие ныне евреи К. и те, которые в нем поселятся, должны во всем повиноваться епископу и обязуются не вступать ни в какие враждебные епископу ассоциации или корпорации, не поддерживать их деньгами и не иметь с ними никаких сношений. 9) При каждой перемене епископа евреи должны снова выразить свои чувства верности и уважения. 10) Епископ, со своей стороны, обязуется за себя и за преемников своих не требовать от евреев, без их согласия, никаких податей и субсидий, кроме указанных выше, сохранять их имущество и право и защищать их от всяких насилий и притеснений. 11) Еврей может покинуть Карпантра и по желанию вернуться, уплатив обычную для иностранного еврея сумму за вход в город. — Такова хартия карпантраских евреев, служившая базисом для их претензий к нарушителям ее; в течение многих веков, вплоть до Великой революции, евреи ссылались на нее, как на гарантию их спокойного существования в К.; однако нередко эта хартия нарушалась под предлогом того, что власть епископа перестала быть единственной определяющей силой в графстве. — Хартия 1276 г. превратила евреев из подданных епископа, могущих быть облагаемыми в каком угодно количестве и в какое угодно время (taillables et corvéables а merci), в обыкновенных вассалов, платящих ежегодно постоянный ценз в 18 ливров (около 588 франк.) и обязанных лишь в точно определенных случаях приходить на помощь епископу. Тот факт, что евреи К. имели право оставлять город и поселяться, где им угодно, свидетельствует, что они не были рабами. Интересно также отметить, что в хартии ни разу не упоминается о существовании гетто, и если за проживание вне visitaria им приходилось платить особый налог, то это относилось не только к ним, но и ко всем жителям К. Почти 50 лет евреи жили под защитой этой хартии, но в 1320 г. между папой Иоанном XXII и епископом Оттоном из К. состоялся договор, в силу которого К. перешел под непосредственную власть папы, и евреи сразу сделались подданными главы римской церкви, не переставая, однако, платить определенные налоги в пользу епископа. В первый год своего правления Иоанн ХХII относился благосклонно к евреям, защищая их от нападений pastoureaux и не допуская их убивать в К. во время эпидемии чумы, когда их обвиняли в отравлении колодцев. Когда в 1321 г. на юге и севере Франции, под влиянием возмущения народа из-за чумы, были изданы указы об изгнании евреев, Иоанн ХXII разрешил изгнанным селиться в К., оказав им особое покровительство. Однако такое отношение папы продолжалось очень недолго, и в 1322 г. он издал эдикт о немедленном оставлении евреев К. Вероятно, эта перемена была вызвана усиленной иммиграцией евреев в 1321 г., а также боязнью, что евреи занесут в К. чуму. При изгнании евреи потеряли значительную часть своего богатства, синагога была уничтожена, на ее месте была воздвигнута церковь. Затем имеется документ от 1343 г., свидетельствующий, что в это время в К. уже опять возникла евр. община. По рассказу Иосифа га-Когена (Emek habbacha, см. также Schebet Jehuda), сестра папы, Санха, или Сангвиза, уговорила его, из чувства ненависти к евреям, изгнать их из К., а потом, получив 20 тыс. флоринов, заставила его немедленно отменить этот эдикт. Вступление на папский престол Климента VI в 1342 г. вызвало отмену эдикта 1322 г., и евреи вернулись в К., составив в 1343 г. общину из 12 сем. (имена их приводятся в Rev. ét. juiv., XII, 49). Вследствие своей немногочисленности евреи оказались не в состоянии платить 18 ливров (согласно хартии 1276 г.) и, указывая на изгнание 1322 г., как на нарушение хартии, отказались вносить какую-либо сумму в епископскую казну, и епископ постановил, что он по своей доброй воле, впредь до изменения своего мнения, разрешает евреям платить в два срока не 18 ливров, а по 2 су коронны каждый раз с человека, пока евр. население К. не достигнет 90 семейств. 18 апреля 1354 г. это епископское решение приняло характер официального документа за подписью прокурора и еврейских синдиков. Еще до оформления этой сделки, епископ Hugues (2 января 1343 г.) разрешил евреям К. и его окрестностей построить новую синагогу, равную по величине уничтоженной в 1322 г. Кроме того, он разрешил иметь кладбище, в котором без разрешения епископа не мог быть похоронен ни один некарпантраский еврей. За это евреи должны были в течение рождественской недели внести епископу 6 фунтов пряностей (на сумму 90 франк.). 4 ноября 1367 г. Исаак Тороси, врач, прокурор и контролер евр. финансовых отчетов общины, Яков Тамани и Каракоза Бонафос, синдики (консулы) общины, обратились к генеральному викарию за разрешением снять в доме нотариуса Бернара Паули помещение для синагоги; тут же испрашивалось разрешение и для кладбища. Викарий измерил место, где находилась старая синагога, и найдя, что она имела 7 канн в длину (канна 1 метр 98 см) и по 4 канны в ширину и высоту, дал требуемое разрешение под условием, чтобы на улице, где будет синагога, жило больше евреев, чем христиан, и чтобы церемонии в синагоге не были особенно торжественны и богослужение носило тот же характер, что и в старой синагоге. До 1385 г. евреи жили спокойно под эгидой документа 1354 г., подкрепленного договором 1367 г.; их благосостояние было невелико, а количество их не превышало 90 семейств, предел, когда прекращалось действие договора 1354 г. Но в 1385 г. епископ Пьер IV Рабат стал требовать, чтобы евреи не нарушали старинной хартии и платили 18 ливров в год, а не 4 су с человека. Еврейские байлоны Соломон Давид de Noves, Астрюк Кассини и Астрюк de Sauves, под страхом немедленного заключения в тюрьму, должны были поклясться, что отныне евреи будут платить ежегодно 18 ливров. С 15-го века замечается стремление превратить все натуральные повинности евреев в денежные: обе стороны шли навстречу этому, так как евреям было удобнее выкупать себя определенным взносом, власти же, нуждаясь в деньгах, также выигрывали от этой перемены. В 1405 г. евреи, вместо одеял для епископских гостей, стали платить 40 золотых флоринов, причем не только епископу, но и папе, что являлось явным нарушением права. Мало того, антипапа Бенедикт XIII потребовал от них в том же 1405 г. внесения 40 флоринов за все то время, когда он был лишен папской власти (1399). Поборы с евреев со стороны папы вызывали недовольство епископа, а также муниципального совета, чувствовавших, что из-за этого им достается меньше. Епископские представители указывали папе на то, что им приходилось вступаться за евреев, папа же никогда ничего не сделал для евреев К., а потому все евр. налоги должны поступать в кассу одного лишь епископа. Городская же власть указывала на то, что евреи пользуются всеми городскими учреждениями и должны поэтому платить городские подати. Евреи, по постановлению представителей от всех трех властей, вынуждены были платить за ремонт каменных мостов. Освобождение их от прочих городских налогов, в связи с ростом их населения и богатства, вызвало в 15 в. ряд жалоб на них, сопровождавшихся крайне репрессивными мерами со стороны муниципалитета, нашедшего, в конце концов, поддержку и со стороны других властей. В 1408 г. муниципалитет стал требовать переселения всех евреев на одну большую улицу с тем, чтобы за пределами этой улицы евреи никогда впредь не имели права селиться. Опираясь на представителей епископа и папы, евреи добились отмены решения муниципалитета и не были переселены в гетто. Но со вступлением на престол Пия II (1458—1464) положение евреев изменилось, и папа выразил желание устроить в К. евр. гетто, которого уже давно требовал муниципалитет. В 1460 году евреям были уступлены навеки две улицы, Muse (здесь находилась синагога, улица была переименована вскоре в Juaterie, вероятно, от Juiverie) и Galaffe, с тем, чтобы евреи оставили все другие улицы города. Христианские же дома, находящиеся на улицах Muse и Galaffe (вскоре гетто стало называться Carrière, причем большая улица La Grande Carrière, а меньшая la Petite Carrière), должны были быть проданы или сданы в аренду евреям. С установлением гетто начался ряд страшных придирок к евреям: в определенных домах, выходящих окнами на площадь Tricadours, евреи, напр., могли жить лишь тогда, когда из окон их не видна была церковь; всякий раз евреям приходилось вести процессы из-за вопроса о величине окон и т. д. В 1470 г. муниципалитет просил папу уменьшить чрезмерное количество евреев К.; особенно сильны были жалобы на многочисленность евреев в 1485 г., когда в К. переселилось много изгнанников из Прованса. За некоторое время до этого (12 июня 1459 г.) евреи подверглись нападениям со стороны разъяренной толпы, руководимой нотариусом Мартини, указывавшим, кто из евреев богат, и несколькими слесарями. Начавшийся грабеж скоро перешел в избиение евреев, и до 60 евр. трупов покрыли в этот день улицы гетто. Власти, правда, привлекли к ответственности участников погрома, но все преступники, за исключением Мартини, были вскоре помилованы. Враждебное отношение к евреям, таким образом, принимало все большие и большие размеры. В 1486 г. территория гетто была уменьшена, и евреи вынуждены были покинуть улицу Galaffe, оставшись лишь на Muse; на обоих концах улицы были возведены ворота, запиравшиеся на ночь. Скученность евр. населения крайне вредно отразилась на гигиенических условиях гетто; евреи вынуждены были строить многоэтажные дома, чтобы вместить естественный рост населения; но "подымающиеся до самого неба дома" вызывали недовольство христиан, утверждавших, что будто высокие постройки евреев свидетельствуют об их богатстве и т. д. Ограничивая евреев в правах и лишая их возможности приобретать средства к существованию, все три власти города продолжали, тем не менее, требовать все больше и больше податей. Вступление на папский престол Климента VII (1523—1534) означало для евреев К. поворот к лучшему; им за 1/20 всего евр. имущества была выдана особая привилегия, известная под именем capitula, в силу которой евреи были допущены ко всем ремеслам и им было разрешено продавать хлеб и другие пищевые продукты христианам через месяц после того, как эти продукты были доставлены на рынок христианами. С другой стороны, однако, папа следил за тем, чтобы евреи носили на одежде особый желтый знак (мужчины с 14 лет, женщины с 12), и в этом отношении не делал им никаких уступок: в год издания благоприятной для евреев capitula появился также декрет о штрафе в 100 золотых дукатов с еврея, появлявшегося вне дома в неустановленной форме, причем, вместо желтого знака, была введена особая желтая шапка. На первых порах евреи энергично протестовали против введения "позорной одежды"; однако вскоре, ввиду повторного издания папских булл, они должны были примириться с этим. Как только Климент VΙΙ умер, муниципалитет К. стал доказывать, что capitula 1523 г. недействительна, так как она была издана из чувства ненависти к христианам (en haine des chrétiens). Папа Павел III (1534—1549) устроил публичный спор между представителями города и евр. прокурорами, Иосифом де Латтесом и Видесом Авигдором, и хотя 18 марта 1535 г. евреи выиграли свой процесс, однако в 1539 г. папа отменил существеннейшие пункты capitula, и евреи вернулись к состоянию ante 1523 года. Пий V продолжал ту же репрессивную политику и 26 февраля 1569 года издал буллу об изгнании евреев из папских владений в Италии и Франции; евреи К. должны были оставить город, так как особым разъяснением буллы, появившимся 3 августа 1570 г., указывалось, что к 15 октября в К. не должно быть больше ни одного еврея. Многие из них тогда переселились в Марсель, Оранж и в другие ближайшие места. Однако эдикт об изгнании не проводился особенно строго, и ректоры, от имени папы, отсрочили действие его сначала до 1592 г., а затем на неопределенное время, причем благодаря отсрочкам папская казна беспрестанно пополнялась евр. деньгами. Против налогов в пользу епископа энергично протестовал папа, претендовавший на монополию евр. налогов. 7 марта 1698 г. ректор заявил, что у ворот гетто может для охраны и для наблюдения за евреями стоять лишь его страж, а не служитель епископа или города; точно так же при похоронах евреев, на свадьбах, на обрядах обрезания должны присутствовать лишь ректорские подчиненные, а потому всякие взносы поступают лишь в пользу папы. 6 августа 1699 г. папа решил, что на обрезании, свадьбах и похоронах должны присутствовать представители лишь той власти, к которой евреи обращаются с соответственной просьбой. Это вызвало уменьшение платы, так как евреи, естественно, обращались к тем, которые ограничивались меньшим вознаграждением. В 18 в. происходил бесконечный спор из-за синагоги. Евреи хотели ее украсить и увеличить; однако несмотря на предварительное разрешение, вновь обстроенную синагогу пришлось снести, так как она оказалась слишком богатой для евреев: население стало утверждать, что красивая синагога должна быть истолкована в смысле символа господства евреев над христианами. Одновременно с синагогой пострадали и чересчур высокие евр. дома. В 1772 г. из дома Исаака-Самуила Лиона, по словам эксперта, можно было видеть фасад церкви Сен-Жак; снаряжено было следствие; Исаак-Самуил сначала замуровал окно; однако это оказалось недостаточным, и 11 февраля 1774 г. ему приказано было в течение 6 месяцев покинуть дом. Во время Революции евреи были уравнены в правах в силу декрета Учредительного Собрания 1789—1791 гг.; во время террора их синагога пострадала: драгоценности были взяты на патриотические цели, и евреи, за которыми следили якобинцы, не могли посещать синагоги. С 19 в. значение К. для евреев стало все более и более падать, большинство евреев эмигрировало в Париж и Марсель.

Еврейская культура К. — В средние века К. представлял очень значительный евр. духовный центр; из его раввинов и выдающихся ученых наиболее известны в 13 столетии: Ханан бен-Натан Эзоби, а также два его сына, оба поэта, Элеазар Эзоби и Иосиф Эзоби, первый переселился во второй половине 13 в. в Безье, а второй в Перпиньян; Авраам Малахи, которого Авраам Бедерси называет Божиим пророком (תכפהתמה נרח, стих 172), что свидетельствует о его большой учености, так как только очень выдающиеся раввины назывались эпитетом "пророк". Из других ученых этого времени отметим: Мордехая бен-Иосифа, Авраама га-Закен и Авраама из К., от которого мы имеем введение к "Азгарот" (תורהזא), начинающееся словами "ללחכ ללח נל" (Zunz, LG., 500). В 14 в. в К., во время знаменитых диспутов 1303—1306 гг., жили: Мордехай бен-Исаак, переписывавшийся с Абба Марн Лунельским, который отзывается о нем с большой похвалой (Minch. Ken., стр. 167, 177), Мордехай бен-Исаак Эзоби. Из врачей 14 века известны: Бондавид Бонисаак из Марселя, Мауé, или magister Magius Macipi, Бониак и Торос, называемый часто magister Taurossius. В 15 в. в К. были следующие выдающиеся врачи: Креск (известный также под именем Креск Бондавид), Хаим и Соломон. В 16 в. раввины и ученые: Моисей бен-Иуда Руже (Rouget или Roget, טײור), Измаил бен-Тодрос де Новес (סאוונ, שאוונ) и Ашер бен-Моисей из Валабрега (הגירנלאו). Они составляли в 1582 г. раввинскую коллегию; ими подписан один судебный документ, где имеются показания свидетелей; под подобным же документом от 1583 г. имеется подпись раввина Хаима Крескаса; Моисей бен-Иосиф Колон и Цемах бен-Моисей де Каслар (ראלסקד) тоже подписали в 1583 г. подобный документ; Исаак Леон и Яков Видаль, к которым в 1583 г. обратились власти города по поводу херема против женщины Бонасторга, были в это время, по всей вероятности, раввинами К. Из врачей 16 в. должны быть отмечены: Совес, или Солвес (Sauves, Saulves), начавший практиковать около 1570 г.; Самуил Бонаиуда, Исаак Торос, Видес Авигдор из Кавайона, Исаак де Латтес; последний, без сомнения, не кто иной, как известный раввин Исаак Иошуа бен-Имануил, называемый маэстро Исаак де Латтес; наконец: Иосиф бен-Исаак га-Леви (вероятно, Иосиф га-Леви, убитый в 1571 г.), Моисей бен-Иуда (подписавшийся под жалобой 1583 г. против евр. общины К. за наложенный херем на женщину Бонасторга) и Моисей из Кавайона. В 17-м веке известны следующие раввины и ученые: 1) Соломон Эзоби (род. в Софии, Болгария), около 1620—23 гг. исполнял обязанности раввина в К. Это был не только ученый талмудист, но и выдающийся проповедник и основатель школы, из которой вышло много учеников. Он был сведущим астрономом и состоял в переписке с целым рядом известных ученых, между прочим, с Пеиреском из Экса и лодевским епископом Жан Плантавитом де ла Поз, автором "Platea vitis", или "Thesaurus synonymicus Hebraco-Chaldeo-Rabbinicus". 2) Давид бен-Иосиф Карми, ученик Соломона Эзоби, произнес в синагоге К. ряд речей около 1621 г. Семья Карми (или Кремье), члены которой играли выдающуюся роль в евр. жизни во Франции, жила преимущественно в К. Наиболее известным был Илия Карми, стоявший во главе своей школы в К. и составивший особый чин богослужения ךילשתה רדס. Около 1682 г. в К. жил литургический поэт по имени Илия Карми, написавший ряд синагогальных композиций, вошедших в богослужение К. 3) Мордехай Астрюг (קזרטשא), автор многих литургических композиций "Seder ha-Tamid'a", а именно молитвы, начинающейся словами וזננל םחכ היה שיא (Zunz, Zur Gesch., 473; Ritus, 127; Landshuth, Amude ha-Abodah, 196). 4) Саул бен-Иосиф де Монте (Monteux) написал в К. по этому же поводу литургическую поэму. 5) Мордехай бен-Яков жил в К. в конце 17 в. Он составил элегию по поводу мученической смерти хасмонейского жреца Элеазара, напечатанную в Sidur К. для праздников (изд. Амстерд., стр. 113; Zunz, Zur Gesch., 473; Landshuth, Amude ha-Abodah, 199). 6) Иуда Арье Леб бен-Цеви Гирш из Кротошина (Познанская область) жил в К. в начале 18 в.; это был выдающийся ученый, составивший словарь "ילהא הדוהי", объяснявший этимологически собственные еврейские имена (изд. Iesnitz, 1719), небольшую конкорданцию "הדוהי עזג" (Оффенбах, 1732) и два экзегетич. соч., о которых он упоминает в своем предисловии к словарю "שדקה ןושל דזס" (Ghirondi, 134; Steinschneider, Cat. Bodl., стр. 1378). 7) Раввин Моисей Синаи (יניס) в 1742 г. дал разъяснение по матримониальному праву многим байоннским ученым, обратившимся к нему с вопросом (David Meldola, в своих респонсах דוד ירנד, №№ 73—74). Должны быть еще упомянуты раввины 18 века: Иосиф де Латтес, Иуда Давид Кремье, Иосиф Мильо (Milhaud, известная поныне семья в южной Франции) и Авраам Рокемартин (Roquemartine). —Синагога К. находится на том месте, где помещалась старинная синагога 1367 г.; во время необходимых ремонтов, производившихся в разное время до эмансипации французских евреев, власти не позволяли ни увеличивать площади синагоги, ни ее размеров, этим и объясняется, почему она сохранила в себе много старинного. Синагога состояла (до ее ремонта в 1899 г.) из 2-х этажей, верхнего для мужчин, нижнего для женщин; для последних до 19 в. существовал особый rabbin des juives; в нижнем этаже было сделано отверстие, позволявшее женщинам видеть Тору во время ее перенесения из арон-кодеша к биме. Крутая лестница вела из нижнего этажа в глубоко вырытую микву, пользовавшую в окрестностях К. известностью. Евр. кладбище, вероятно, также датирует с 1343 г., когда епископ Гюг разрешил евреям приобрести для этой цели участок земли в части города, известной под именем La Fontrouse. Нейбауэр, нашедший отдельные камни и надгробные надписи на могильных камнях, дал подробный отчет о старом карпантраском кладбище в Archives des Missions scientifiques (3 серия, т. Ι). Камни эти хранятся ныне в музее К.

Ср.: Loeb, Les juifs de Carpentras sous le gouvernement pontifical. Rev. ét. juiv., XII; ib., XIV; VII; XXXVIII; VI; XXIV; XXXV; XXVI; ХХШ; XVI; L; Gross, Gallia Jud., 605—613; De Maulde, Les juifs dans les états français du Saint-Siége au moyen-âge, 1886; Zunz, Die Ritus des synagogalen Gottesdienstes, 1859; L. Bardinet, Les juifs du Comtat Venaissin au moyen-âge, в Rev. histor., XIV, 1—60; Stern, Urkundliche Beiträge über die Stellung der Päpste zu den Juden, 1895; J. E., III, 589—591.

C. Лозинский.

Раздел6.




   





Rambler's Top100