Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Купля-продажа в еврейском праве

(רנממו חקמ). — В библейскую эпоху К.-П. еще сливается с меной, так как деньги не получили еще всеобщего распространения. Поэтому Библия называет иногда простой обмен К.-П. (По библейскому выражению — Исав продал Якову свое первородство за чечевичную похлебку; Бытие, 25, 33). Из этого же примера видно, что К.-П. понималась Библией весьма широко, так как ее объектом могли быть самые разнородные вещи и даже отвлеченные личные права ("первородство"). К.-П. движимостей совершалась, по-видимому, путем уплаты покупной цены и передачи вещи; таким же образом продавались, без сомнения, и рабы (ср. рассказ о продаже Иосифа в рабство; Бытие, 37, 28, а также рассказ о К.-П. хлеба; Бытие, 42—44). При продаже же недвижимостей для действительности сделки требовалось совершение определенных формальных действий. Весьма важную роль играли при этом публичность сделки и присутствие свидетелей (Бытие, 23, 10—19). Для закрепления К.-П. употребительна была торжественная клятва, служившая вообще для утверждения всякого рода соглашений (ср. Бытие 25, 33). В глубокой древности К.-П., как и всякие другие сделки о переходе каких-либо прав от одного лица к другому, закреплялась символическим действием, состоявшим в том, что продавец в присутствии свидетелей снимал обувь и передавал покупщику (Руфь, 4, 7). В Моисеевом законодательстве мы встречаем очень мало правил, регулирующих К.-П. вообще; к ней применялось, главным образом, обычное право. Но относительно К.-П. недвижимостей мы находим уже целый ряд ограничений, вытекающих из своеобразных аграрных библейских законов. В юридическом смысле земля вообще не могла быть продаваема — ее можно было лишь передавать другому за определенную цену во владение и пользование до юбилейного года, причем продавцу-собственнику земли и его близким родственникам принадлежало право выкупа земли и до этого срока. То же относится и к К.-П. домов, находившихся в неукрепленных городах и в городах левитов; дома же, находившиеся в укрепленных городах, могли быть продаваемы навсегда, а продавцу и его близким родственникам принадлежало право выкупа лишь до истечения первого года после продажи (Левит, 25, 23—35; см. Владение). В позднейшее библейское время мы встречаемся с некоторыми новыми формами совершения К.-П. Из их числа заслуживает особого внимания совершение К.-П. недвижимостей путем составления "Купчей записи", הנקמה רפס, в которой указывались все условия К. — Обычно денежная цена взвешивалась и определялась присутствовавшими при заключении сделки свидетелями. Последние (так же как и стороны) потом подписывались на соответствующем акте. Запись составлялась в двух экземплярах, из которых один запечатывался, а другой оставлялся открытым. Вероятно, открытый экземпляр был не что иное, как копия или сокращенное изложение написанного на запечатанном экземпляре (Nowack). Оба экземпляра вручались третьему лицу для хранения, причем запечатанный экземпляр должен был, по-видимому, служить в качестве удостоверения и доказательства в случае могущих потом возникнуть недоразумений и споров (Иеремия, 32, 8—12). Обман при К.-П. строго осуждается Библией. Библейский закон требует верных весов и верных мер (Левит, 19, 35—36). В кн. Левит, 25, 14 мы читаем: "Если будешь продавать что ближнему твоему, или будешь покупать что у ближнего твоего, не обижайте друг друга".

В побиблейскую эпоху развитие института К.-П. идет в двух направлениях. С одной стороны, благодаря усилению и усложнению гражданского оборота неподвижность форм древнего еврейского права естественно мало-помалу ослабляется и свойственный ему формализм смягчается. Наряду со старыми появляются новые разнообразные формы заключения К.-П., более гибкие и более приспособленные к изменившимся условиям жизни. С другой стороны, благодаря постоянной интенсивной работе юридической мысли правовые понятия резче и яснее определяются, дифференцируются и углубляются. Прежние казуистические постановления дают основание выработавшейся в течение веков (в Мишне и Гемаре) строго логической системе правовых понятий. Ослабляется формализм, способы совершения К.-П. становятся более разнообразными. Торжественная клятва выходит из употребления при заключении К.-П. недвижимостей. Вместо древнего обряда снятия обуви развился сменивший его новый формальный способ заключения К.-П., более удобный и практичный в гражданском обороте; это — символический обмен (קדום ןינק; см. Киньян), состоявший во вручении платка, на который приобретаемая вещь как бы символически обменивалась. И присутствие свидетелей потеряло свое значение для самой сделки, как таковой, но оно, понятно, сохранило свою роль в качестве способа доказательства совершения К.-П. Купчая запись существенно изменилась по своей форме и стала называться актом о продаже (הריכמ רטש). Акт писался уже только в одном экземпляре, который оставлялся в руках покупщика. Таким образом, его составление было значительно облегчено и упрощено. — Недвижимость могла быть также приобретаема путем простого завладения (הקזח) и одной уплатой цены (ףסכ). Относительно движимых вещей допускались самые различные способы их приобретения. Сохранившиеся формальные действия состояли, главным образом, в передвижении вещи (הכישמ), поднятии ее (ההנגה), в простой ее передаче (הריסמ) и в символическом обмене (רדוס ןינק). — Юридическое значение платежа цены подверглось с течением времени некоторым ограничениям: при К.-П. движимых вещей уплата покупной цены считалась недостаточной для приобретения в собственность продаваемой вещи, а требовалась также ее передача; при этом имелось в виду обеспечить покупщика от возможного убытка в случае гибели у продавца проданной, но еще не переданной вещи. — В связи с расширением и развитием гражданского оборота замечается постепенное расширение сферы возможных объектов К.-П. Допускается и К.-П. долговых актов, и возмездная уступка (при некоторых условиях) прав требований по словесным обязательствам. Потребности жизни и развитие юридической мысли приводят к более точному определению и выяснению понятия К.-П. и ее условий. Вырабатывается ряд правил, подробно регулирующих совершение К.-П. и определяющих значение принуждения, обмана и заблуждения, и эти положения образуют логическую систему понятий, основывающихся на определенных принципах. По Талмуду, К.-П. является юридическим действием, основанным на взаимном соглашении, по которому одно лицо (продавец) передает право собственности на свою вещь другому лицу (покупщику) за определенную денежную сумму (покупную цену). К.-П. есть, таким образом, способ возмездного приобретения права собственности. В этом отношении К.-П. вполне походит на мену (ןיפילח), отличаясь от последней главным образом по тому особому значению, которое имеют в К.-П. цена и платеж цены. Возмездный характер К.-П. делает ее также родственной найму, на что встречаются указания в Талмуде (Б. Мец., 56б). Многие стороны К.-П. и найма регулируются поэтому одинаковыми постановлениями (напр. вопрос о заблуждении в ценности вещи; Б. Мец., ib.).

Объект К.-П. есть всегда физическая вещь (реальная, שממ ונ שיש רנד). Поэтому не могут быть продаваемы бестелесные вещи, как услуги, отвлеченные права; однако в виде исключения из этого общего правила — права требования по обязательствам могут быть уступаемы при известных условиях возмездно или безвозмездно. Строго говоря, по древнееврейскому праву и письменные долговые акты не могли служить объектом К.-П. Но в интересах экономического оборота долговые акты были приравнены к движимым вещам и могли быть продаваемы (Кет., 86а). К.-П. не может иметь место относительно будущих вещей (res futurae ותושרנ וניאשו םלועל אנ אלש רנד), т. е. относительно вещей, не имеющихся еще в наличности или, хотя бы и существующих, но не находящихся во владении продавца. Соглашение о К.-П. в этих случаях юридически не действительно, и поэтому даже после возникновения вещи или после приобретения ее продавцом покупщик не считается еще ее собственником, и обе стороны могут отказаться от сделки. Но продаваемая вещь, составляя собственность продавца, не должна непременно находиться в его территории в момент совершения К.-П. Из этого общего правила о невозможности продажи будущей вещи допускаются, однако, некоторые исключения, основанием которых являются соображения гуманности и уважение к памяти покойного. Так, возможна продажа некоторой части будущего наследства, если наследодатель находится уже при смерти и продавец нуждается в деньгах на предстоящие похороны умирающего. Бедный рыбак может продать будущий дневной улов рыбы, если бедняка к этому вынуждает отсутствие средств для пропитания (Б. Мец., 16аб).

Совершение К.-П. — В основе К.-П. должно лежать согласие сторон, которое, однако, само по себе еще недостаточно для действительности сделки и не порождает ни перехода права собственности, ни обязательства. Это положение вполне соответствует формализму Талмуда, по которому соглашение, не сопровождающееся какими-либо формальными юридическими действиями, не может иметь юридических последствий (за некоторыми, впрочем, изъятиями; см. ст. Договор). После соглашения сторон о К.-П., каждая из них еще может свободно отказаться от совершения сделки. Однако талмудисты считали такой образ действий нравственно предосудительным (Б. Мец, 48а: ונמיה החונ םימכח חור ןיא) и человека, поступающего таким образом, они признавали не заслуживающим доверия (הנמא רסוחמ).

Соглашение. По содержанию своему соглашение о К.-П. должно быть определенным: оно должно заключать в себе определение всех существенных моментов сделки (essentialia negotii), т. е. главным образом определение покупаемой вещи и ее цены. Если стороны согласились о К.-П. вещи, не условившись еще о цене, то хотя бы и были совершены все формальные действия, необходимые для действительности сделки, все же К.-П. считается не совершенной, и требуется вторичное совершение тех же действий уже после окончательного соглашения о цене (Б. Б., 86а; Jad., רנממו חקמ, IV, 11). — По своей форме соглашение может быть как письменным, так и устным, и может быть также выражено в конклюдентных (вразумительных) действиях (напр. у немого), лишь бы можно было ясно судить о воле сторон.

Действия, посредством которых заключается К.-П., суть следующие: 1) платеж покупной цены вещи, 2) составление специального письменного акта о К.-П. (הריכמ רטש) и 3) какой-нибудь из общих способов приобретения права собственности. Помощью этих последних покупщик, с согласия продавца, приобретает в собственность продаваемую вещь. Основным и специфическим способом приобретения вещи является при К.-П. платеж цены. С момента платежа вещь считается собственностью покупщика и К.-П. — совершенною. Таково библейское представление и таково же принципиальное воззрение Талмуда по существу (Баб. Мец., 4б: תונוק תועמ הרות רנד); в связи с этим риск за случайную гибель, порчу или потерю вещи лежит уже с момента платежа на покупщике, а продавец считается с этого момента лишь как бы поклажепринимателем, "даровым хранителем" вещи (םנח רמוש) и отвечает лишь за оплошность (dolus ac ulpa lata, העישפ). Но впоследствии это общее положение было ограничено ввиду возможного нерадения продавца о судьбе находящейся у него проданной движимой вещи (Б. Мец., 47б). Поэтому платеж цены сохранил в К.-П. свое прежнее значение лишь по отношению к недвижимым вещам. При К.-П. же движимых вещей платеж цены хотя и влечет за собою в принципе переход права собственности, но сила его уже не безусловна; каждая из сторон может отказаться от сделки и этим уничтожить силу произведенного платежа. Но такое отступление от сделки (без особенной необходимости) считалось Талмудом значительным нарушением нравственного долга и влекло за собою судебное проклятие (Б. Мец., 44а; 48б). Своеобразна формула этого проклятия (ערפש ימ): "Кто воздал (за грехи) людям времени потопа и людям времени столпотворения, и жителям Содома и Гоморры, и египтянам, потонувшим в море, тот пусть воздаст тому, кто не держит своего слова" (Б. Мец., 48а). — Цена не должна непременно быть уплачена сразу целиком: продаваемая вещь переходит к покупщику и при частичной уплате цены. Но при частичной уплате цены продаваемая недвижимость еще не переходит к покупщику, если продавец настаивает и требует немедленной доплаты оставшейся суммы (Б. Мец., 77б). Платеж может быть произведен не только покупщиком, но и другим лицом за него, и не только продавцу, но и его представителю и кому он прикажет. Если К.-П. уже совершена (т. е. если покупщик приобрел уже в собственность продаваемую вещь), платеж цены становится обязанностью, юридическим долгом покупщика (האולה): последний превращается в должника, а продавец в его кредитора. Недвижимость приобретается еще путем письменного акта о продаже (תריכמ רטש). Движимые вещи, собственно говоря, могут быть приобретаемы посредством действий, которые вообще признаются действительными по обычному или местному праву (הנידמה גהנמכ). Поэтому, в тех местах, напр., где способом для приобретения вещи считается наложение на нее штемпеля или передача ключа, битье по рукам, уплата задатка и т. д. — этих действий достаточно и при совершении К.-П. движимых вещей. Но постоянными и так сказать специфическими для К.-П. движимых вещей являются следующие формальные действия: 1) поднятие, передвижение (при невозможности поднятия) при К.-П. неодушевленных движимых вещей; 2) передача (вручение поводьев, узды, руля) при К.-П. животных и кораблей (последних потому, что они не могут быть ни поднимаемы, ни передвигаемы); 3) при К.-П. долговых актов письменное удостоверение вместе с передачей (הריסמו הניתכ). — Рабы (неевреи, ибо только такие составляют собственность хозяина) могут быть приобретаемы и как недвижимости (к которым рабы и в некоторых других отношениях приравниваются), и как животные. Животные и рабы приравниваются также к неодушевленным вещам, если они лишены свободы передвижения (напр. связаны).

Цена. Цена продаваемой вещи должна состоять в определенной сумме денег (תועמ). Отличительными чертами денег талмудисты считали: 1) заменимость, 2) нетленность, 3) распространенность обращения в качестве менового орудия (תופירח), 4) ценность материала (תונישח), 5) узаконение их государственной властью [отсюда — значение чекана и штемпеля — ענטמה תרוצענטמ; Б. Мец., 46б]. Тленные вещи (תוריפ), равно как и незаменимые (индивидуально-определенные) не могут по Талмуду выступать в К.-П. в качестве денег, они могут служить лишь объектом К.-П. (отсюда и противопоставление денежной цены, תועמ, объекту К.-П. — תוריפ). Но главным свойством денег Талмуд считает их обращение в качестве общего орудия мены. Поэтому из разных родов денег считаются деньгами по преимуществу те, которые пользуются большим обращением в данной местности. Благодаря этому разные роды денег (золотые, серебряные, медные и т. д.) могут быть взаимно покупаемы и продаваемы, причем продаваемою вещью в такой сделке являются менее распространенные, а покупною ценою — более распространенные в обращении деньги (Б. Мец., 44б). — Цена должна быть определена. Она служит эквивалентом вещи и потому должна в известных пределах соответствовать ценности последней. Но сделка остается К.-П. и в том случае, если покупщик сознательно соглашается уплатить за вещь цену, многим превышающую обычную, рыночную ее стоимость, или же если, наоборот, продавец согласен уступить вещь за цену более низкую, чем обыкновенная.

Включение условий в соглашение о К.-П. Обе стороны могут поставить К.-П. в зависимость от каких угодно условий, физически и юридически возможных. Однако не имеет юридической силы так называемая "асмахта", т. е. соглашение, по которому одна из сторон обязывается к чему-либо в будущем в случае наступления известного условия, причем обязывающаяся сторона соглашается на это потому, что она рассчитывает на невероятность наступления условия (Б. Мец., 48б, 66а; Б. Бат., 168 и в др. местах; см. Заем).

Ответственность продавца за эвикцию u гибель вещи (תוירחא). — Продавец всегда отвечает: 1) если проданная недвижимость была отчуждена законным судом в пользу лица, оказавшегося действительным собственником недвижимости; 2) если проданная недвижимость была отчуждена законным судом в пользу кредитора продавца, искавшего с продавца свой долг; 3) если вещь погибла или была повреждена по вине продавца. Но продавец не отвечает за насильственное отчуждение вещи (סנוא) или за ее гибель по совершенно случайным и непредвиденным обстоятельствам (םנוא יוצמ יתלנ), хотя бы то или другое случилось прямо или косвенно благодаря продавцу. Ответственность продавца за насильственное отчуждение может иметь место только тогда, когда была выговорена гарантия вещи от гибели или ее отчуждения.

Ср.: S. Meyer, Die Rechte d. Israeliten, Athener u. Römer, §§182—184; Nowack, Lehrbuch d. hebräischen Archäologie, I, §65; Saalschütz, Das Mosaische Recht. 1853, 11, pp. 840—49; Hamburger, R. E. f. B. и T., s. v. Kauf u. Verkauf; Маймонид, Jad., רכממו חקמ תוכלה; Хошен га-Мишпат, רכממו חקמ תוכלה; Jew. Enc.

И. Геллер.

Раздел3.




   





Rambler's Top100