Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Лейпцигские ярмарки

— начиная с 15 в. были, с одной стороны, средоточием немецкой торговли, а с другой, они играли в 17 и 18 и начале 19 вв. выдающуюся роль в развитии торговых сношений между европейскими странами, особенно для пограничных Польши и Чехии. Участие евреев в ярмарочной торговле Л., по мнению исследователей ее, было очень значительным. Следующие правила нормировали участие евреев в ярмарочной торговле Лейпцига. Каждый еврей на второй день после своего прибытия на ярмарку обязан был заявить о цели своего приезда и сообщить сведения о ввезенных и вывозимых им товарах — товары же необъявленные подвергались конфискации. Евреи-посетители Л.-Я. были обложены большими податями, нежели христиане. Всякий еврей-участник ярмарочной торговли обязан был внести личный налог в размере 3⅞ талеров, известная часть которого поступала в кассу курфюрста. Сверх того, евреи-импортеры уплачивали 1% со стоимости товаров. Занимавшиеся торговлей ювелирными изделиями при продаже последних на 1.500—2.000 талеров обязывались внести определенную часть полученной ими прибыли в пользу магистрата; при выручке же свыше 2.000 талеров налог повышался на 1/2 талера с каждой следующей сотни. Контроль особенно стал строг с изданием курфюрстом "Judenordnung'a" 2 октября 1682 г. В течение установленного времени еврей обязывался внести "Schutzgeld". Сверх того, каждый еврей обязывался представлять от своего местного начальства удостоверение в своем звании торговца, а также подписку в том, что он приобретет на ярмарке товаров minimum на 600 талеров. Прибывший на ярмарку еврей получал у "внешних" городских ворот особый нумерованный "Torzettel", в который заносились имя еврея, его жены, приказчиков, прислуги, день и час его прибытия и место жительства. У следующих, "внутренних" ворот таможенный чиновник на "Zettel'е", отмечал час его предъявления. Отсюда еврей обязан был в течение 24 часов явиться сначала в "Ratswage" и затем в "Stadtgericht". Оставаться в Лейпциге евреи могли только до окончания ярмарки, а квартиры разрешалось снимать лишь в "Judengasse am Fleischerplatz", а с 1704 г. в "Brühl'е". Бремя товарных пошлин и личных налогов увеличилось с начала 18 века. Умеренными налогами были обложены лишь евреи, обладавшие "Karamerpässe", уплачивавшие 1/2% со стоимости импортированных и экспортированных ими товаров. Следующей категорией привилегированных евреев были обладавшие "Einkaufpässe", которые за покупаемые на ярмарке товары уплачивали наравне с христианскими купцами, а сверх того, товары, привозившиеся ими для продажи, были обложены в размере 1% их стоимости. Особенно же сурово было налоговое обложение евреев без Kammer — и Einkaufpässe, — т. наз. "Volljud". С каждого "Volljud'a" взималось 6 талеров, с жены, приказчика, прислуги по 3 талера. Сверх того, местный суд взимал с каждого "Volljud'a" по 4 талера, а с приказчика 2 талера. В общем подушная подать "Volljud'a" равнялась 10 тал. 4 гр. — Инициаторами ограничений торговых прав евреев являлись преимущественно лейпцигские лавочники и купцы, которые издавна противились тому, чтобы была разрешена торговля чужим в неярмарочное время, но наиболее активной была их агитация против евреев. Строго запрещалось открытие евреями больших магазинов на главных улицах, по соседству с магазинами христианских купцов, равно как и торговля по воскресным и праздничным дням. Еще в начале 19 в. евреям приходилось бороться против ограничения их прав. С 30-х годов наступает "новая эра". В пленарном заседании представителей коммуны от 22 января 1831 г. постановлено было разрешить евреям розничную, как и вообще мелочную торговлю, считаясь при этом с еврейскими праздниками. С этим постановлением оказался солидарным и лейпцигский магистрат, который и издал соответствующее распоряжение. В 1849 г. было отменено различие в правах между христианами и местными евреями в отношении ярмарочной и рыночной торговли, но ограничения для иногородних евреев, даже для тех, которые жили в государствах, входивших в общегерманский таможенный союз, продолжали оставаться в силе. Полное уравнение евреев в правах с христианским населением принесла лишь ст. 6, § 16 "Основных прав немецкого народа". За 1675—1680 гг. число евреев-участников ярмарок в среднем ежегодно составляло 416, в ближайшем десятилетии оно поднялось до 489, за 1691—1700 гг. — до 834. Среди 12 тысяч приблизительно общего числа евреев, перебывавших на ярмарках в последнюю четверть 17 в. — польских евреев было лишь до 1000, т. е. всего 1/12, из городов Гродна, Калиша, Кракова, Познани, Пшемысла, Варшавы, Вильны, Водзислава, Жолкиева, Бучача и др. В десятилетие 1701—1710 ежегодное число евреев достигает 854; 1711—1720 гг. — 769; 1721—1730 гг. — 899; 1731—1740 гг. — 874; 1741—48 гг. — 708. В 1789 г. число евреев достигает небывалого еще числа, причем польские евреи в этом году составляют 40% общего числа евреев и 85% всех прибывших из Польши. Ни волнения в Польше, ни разделы 1793 и 1795 гг., ни введение русской таможенной системы с запрещением ввоза товаров в присоединенные к России части Польши не отразились заметно на участии польских евреев в Л.-Я. Непосредственно за евреями северных и восточных провинций Германии особенно сильное участие в торговле на Л.-Я. принимали польские евреи. Число последних доходило до 2350 (из Познани, Галиции и Царства Польского) в 1832 году; процентное их отношение ко всем евреям-участникам ярмарки — от 16% до 44% и, наконец, % отношение ко всем участникам из польских земель — от 73 до 98%. В 17 и 18 вв. торговые сношения Польши с Германией поддерживались почти исключительно евреями. Мед, воск и спирт в большом количестве вывозились из Галиции, сырые кожи из восточных провинций Польши с их обширными пастбищами, а меха — из России. Гораздо значительнее экспорта был, однако, импорт из Германии. Предметы роскоши из Франции и Швейцарии переходили в руки польских евреев при посредстве немецких купцов на Л.-Я. Купленные в Германии товары частью оставались в Галиции, частью же вывозились евреями дальше в Подолию, Украину, Южную Россию, татарские ханства, Молдавию, Валахию, вплоть до отдаленных пунктов Турции. За 1773—1775 г. евреями приобретено было товаров на новогодних ярмарках на сумму (в круглых цифрах) в 80.000 талеров, на пасхальных в 210.000 талеров, и на ярмарках св. Михаила также в 210.000 т. В среднем за период 1773—1775 гг. ежегодные закупки евреев составляли приблизительно сумму в 500.000 талеров. За 1776—1780 гг. стоимость товаров, купленных евреями, достигла 200.000 т. в год. Сведения об обширных торговых оборотах евреев вообще и польских евреев в частности дают многочисленные ярмарочные отчеты, "Commerciendeputation". Импортировалось евреями значительно меньше товаров, что объясняется как экономическими условиями тех стран, откуда прибывали евреи, так и высокими пошлинами, взимавшимися при ввозе иностранных товаров. Все же благодаря увеличивавшемуся спросу количество товаров, продававшихся евреями, возрастало. Следующие виды товаров приобретались польскими евреями на Л.-Я.: шелк, хлопчатобумажные материи, трикотажные изделия, сукна, шерстяные материи, полотно разных сортов, изделия золотые и серебряные и др. До 80-х гг. сделки были наличные, но начиная с этого периода встречаемся с кредитными товарными сделками евреев, вызывавшими ряд недоразумений. За периодом чрезмерного кредитования и связанных с ним больших потерь наступал период, когда евреям продавали только за наличный расчет, пока условия конкуренции вновь не принуждали открывать кредит, и игра возобновлялась. С течением времени евр. крупный купеческий капитал все более вытеснялся мелким. Вообще число купцов увеличилось значительно, а сумма оборота даже уменьшилась. В отношении польского еврейства это явление объясняется исторической эволюцией купеческого капитала в России и Царстве Польском. Развитие внешних торговых сношений евреев стало одним из факторов создания местной капиталистической промышленности, что в свою очередь обусловило постепенное уменьшение числа евр. крупных торговцев на ярмарках г. Лейпцига. О значении же евреев для Л.-Я. высказывается один из ее лучших знатоков, Маркграф, следующим образом: "Они (евреи) создали рынок сбыта для саксонской индустрии. Разнообразием своих покупок они содействовали и разнообразию в производстве. Они оживляли как спрос, так и предложение. Развивая конкуренцию, они тем самым способствовали прогрессивному росту саксонской индустрии". — Ср.: Ernst Hasse, Geschichte d. Leipziger Messen, 1885; Richard Markgraf, Zur Geschichte der Juden auf den Messen in Leipzig von 1664—1839, 1894; его же, D. Einfluss der Jud. auf die Leipziger Messen in früherer Zeit, в Archiv für Kulturgeschichte, 1907, V, стр. 216—248 и 363—376; Max Freudenthal, D. jüdischen Besucher d. Leipziger Messen; D-r A. I. Brawer, Galizien wie es an Osterreich kam, 1910; Х. Коробков, "Участие евреев во внешней торговле Польши" ("Еврейская старина", 1911, вып. I и II).

Х. Коробков.

Раздел5.




   





Rambler's Top100