Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Лондон, город

— столица Англии. По словам William'a из Malmesbury, Вильгельм Завоеватель около 1070 г. привез из Руана некоторое число евреев в Л.; это наиболее раннее сведение. Л. посещался еще рейнскими евреями, причем около 1107 г. один еврей из Майнца имел дружественный диспут с вестминстерским аббатом Gilbert'ом Crispin. Около 1115 г. упоминается впервые уже о целой евр. группе, обитающей в "Jew street"; в 1130 г. лондонские евреи должны были заплатить неимоверный для того времени штраф в две тысячи фунтов стерл.; среди лиц, внесших эту сумму, был Rubi Gotsce (rabbi Josce или Joseph), сыновья которого — Исаак и Авраам — находились к концу 12-го века во главе евр. общины Л. и дом которых в Руане принадлежал еще в 1203 г. этой семье (Rot. Cart., 105в). В 1158 г. Авраам ибн-Эзра посетил Л. и написал в нем свой "Jesod Mora", а также свое "Послание" о субботе. Евреи, умершие в какой-либо части страны, хоронились в Л., по всей вероятности, на кладбище, известном под именем "Jewin Garden", а ныне под "Jewin street". Изгнание евреев в 1182 г. из Иль-де-Франс способствовало увеличению евр. общины Л. пришельцами с континента Европы. Избиение евреев во время коронации Ричарда 13 сентября 1189 г. (см. Англия) было первым по времени проявлением враждебного настроения населения к евреям; сам Ричард не принял никаких мер к наказанию виновников, хотя он в особой грамоте на имя главного представителя лондонской общины обещал защиту ему и "его людям". Эта грамота Ричарда является первой грамотой английских евреев. В 1194 г., когда король Англии был взят в плен, евреи Л. внесли для его выкупа несколько больше 486 фунт. стерл.; среди них названы три еврейских "епископа": Deulesalt, Vives и Abraham. В том же 1194 г. появился знаменитый еврейский ордонанс (Ordinance of the Jewry), коим Л. до известной степени сделался центром всех финансовых операций англ. евреев, так как Вестминстер был предназначен для евр. "Exchequer'a", получившего в 13 в. свою полную организацию. Между тем, вражда к евр. росла в городском населении и приняла такие размеры, что в 1204 г. король Иоанн Безземельный счел нужным сделать выговор мэру. Судя по некоторым документам, лондонские евреи после сентябрьского избиения 1189 г. стали оставлять свой "Old Jewry" и селиться в других частях города, преимущественно возле базарной площади и "Guildhall'a". Отчасти евреи были вынуждены оставит "Old Jewry" вследствие того, что здесь церковь стала строить ряд монастырей, причем задняя часть одной церкви выходила на Ironmonger lane, где находился "Jews College", или высшая школа английских евреев. Тот факт, что евр. дома покупались наиболее знатными лицами, показывает, что они были хорошо и богато построены и что евреи Л. в то время в материальном отношении занимали благоприятное положение. Нахождение в Л. еврейского Exchequer'a побуждало английских евреев либо временно, либо даже навсегда переезжать в Л., так как это облегчало совершение ими всяких финансовых операций. С другой стороны, благодаря тому, что лондонский евр. пресвитер, или главный раввин, занял положение, аналогичное архиепископу, Л. стал и религиозным центром английских евреев. Главная синагога в начале 13 в. находилась у Bakewell Hall; имелись еще две другие. Лондонские евреи много страдали от того, что служили как бы буфером между королем и баронами. В 1215 г. бароны воспротивились тому, чтобы король Иоанн грабил евр. квартал и пользовался надгробными камнями евр. кладбища для ремонтирования "Ludgate". Во время беспорядков 1263 г., связанных с именем Симона Монфорского, бароны разграбили евр. квартал ввиду своей оппозиции королю, в руки которого перешли долги лондонских и других английских евреев. Страшное горе постигло евреев во время беспорядков в 1262 г., когда было убито не менее 700 человек. Из рассказа "Select Pleas" (стр. 73—76) о смерти одного еврея явствует, что многие из них во время беспорядков скрывались в лондонской цитадели. Большинство процессов между евреями и христианами, преимущественно на почве обвинения первых в употреблении крови с ритуальными целями, происходили в этой цитадели. Последняя часто служила местом защиты евреев от нападения толпы. Около 1260 года лорд-мэр отдал распоряжение, чтобы мясо, объявленное евр. резниками трефным, не могло быть продаваемо христианам (Riley, Chron., 177). Часто происходили юридические споры между евр. казначейством (Excheguer of the Jews) и лорд-мэром. В 1250 г. дела об отнятии арендных имений были изъяты из компетенции евр. судей (justice of the Jews) и переданы в ведение суда лорд-мэра, и лишь в 1271 году они снова были переданы во власть евр. казначейства и евр. судей. В том же году евреи были ограничены в праве приобретения земельной собственности в Л. на том основании, что эти покупки могли уменьшить доходы церкви от димы (De antiquis legibus liber, стр. 234 и след.). Церковь старалась по мере возможности уменьшать права синагоги, и в 1283 г. епископ Peckham заставил закрыть все синагоги в лондонском диоцезе; этим и объясняется, почему они и не занесены в реестр тех синагог, которые во время изгнания евр. из Англии (1290 г.) перешли в собственность казны. Во время изгнания евреев все их дома перешли в руки короля, раздавшего их, за небольшими исключениями, своим фаворитам. Большинство домов находилось у базарной площади. Следы евр. поселений были найдены и в окружавших Л. поместьях, где ныне находятся West Ham, Southwark и т. д. От конца 13-го века до 17-го евреи не имели права селиться в Л., и лишь случайно и временно некоторые евреи, преимущественно из Испании, проживали здесь, торгуя главн. образом старыми вещами, как это видно из комедии "Every Woman in her humour" (1609), где одна женщина советует взять у еврея платье прежде, чем явиться перед королем.

Возвращение. — Около середины царствования Карла I группа испанских евреев, во главе которых находился Антонио Фернандес Карвахал, поселились в Л. в видах принятия участия в торговле между Голландией и испанскими колониями. Эта группа евреев слыла за испанцев и вынуждена была даже молиться в капелле при испанском посольстве. Когда индепенденты во главе с Оливером Кромвелем стали играть преобладающую роль в судьбах Англии, несколько евреев помогали ему в деле доставления сведений о положении Испании и ее колоний. К этому времени относится и выступление Манассе (Менаше) бен-Израиль в защиту возвращения евреев в Англию. В 1656 году Кромвель дал евреям участок земли под кладбище на 999 лет на "Mile End'е". К этому именно времени относится и приобретение евреями двух молитвенных домов, и хотя богослужение совершалось втайне, с соблюдением всяких осторожностей, христианское население Л. знало, где евреи молятся. К началу царствования Карла II число евреев доходило до 280 челов. В первой адресной книге Л. за 1677 г. встречается свыше 50 евр. имен, и евр. население Л. должно считаться по меньшей мере равным 500. К этому времени начинаются сильные жалобы на евреев со стороны их конкурентов: купцы-христиане, ведшие иностранную торговлю, особенно энергично выступали против них. В 1660, 1664, 1673 и 1685 гг. повторились попытки нанести евреям ущерб: то предлагалось ограничить их в праве торговли, то приостановить право пребывания их в Л. и т. д.; старались также доказать, что данная евреям Л. натурализация королем Карлом II должна считаться недействительной после смерти короля и все еврейское имущество должно быть употреблено на погашение иностранного государственного долга (Tovey, Anglia Judaica, 287—295). Однако наиболее крупные купцы понимали, что евреи, имевшие торговые связи с Левантом, испанскими и португальскими колониями, приносят большую пользу, и не были склонны следовать советам преимущественно среднего класса. Насколько евреи обогащали Л., видно из того, что Родрикес Маркес в год своей смерти (1668 г.) отправил из Португалии в Л. товара на миллион мильрейсов; торговое значение евреев Л. повело к тому, что некоторые из них были избраны, вопреки формальным постановлениям закона, в маклеры королевской биржи. Так, Соломон Дормидо, племянник Менассе бен-Израиль, был допущен на биржу уже в 1657 г., а затем туда вошло еще несколько евреев, для которых даже было отведено особое место в юго-восточной части биржи. Когда число маклеров на бирже было точно установлено, количество евр. маклеров было определено цифрой 12, столько же могли иметь и иностранцы, англичане же 100. Из этих 12 человек, кроме Вениамина Леви, который, вероятно, был ашкеназ, все принадлежали к сефардам. В 1715 г. была предоставлена Л. петиция запретить евреям доступ на биржу; олдермены, однако, не удовлетворили этого ходатайства.

Организация евр. жизни в Л. — Как только евреи стали селиться в Л., они начали устраивать свою коммунальную жизнь по образцу амстердамской — города, из которого преимущественно и составилось ядро сефардской общины в Л. Первое училище было построено в 1664 г., следующее в 1730 г.; сефардский сиротский приют в 1703 г., а через год образовалось общество помощи бедным родильницам и доставление приданого девушкам-сиротам, "Chonen Dalim". В 1736 г. возникло общество вспомоществования евр. невестам, в 1747 г. организовался "Bet Cholim", а в 1749 г. благотворит. учреждение "Maassim Tobim". Все эти организации объединялись так называемой большой сефардской синагогой на Bevis Marks (1701), откуда и название Бевис-Маркс-Синагога. Л. был центром и духовной жизни, и основанное до 1664 г. общество "Ez Chaim" специально занималось изучением иудаизма. В дальнейшем это общество слилось с иешиботом в институт, названный "Medrasch", существующий поныне (1911). Особенно видную роль играли евреи в ввозе золота и в торговле с Вест-Индией и Ост-Индией. Торговля с островом Ямайкой была почти исключительно в одних лишь евр. руках. Наиболее богатым лицом в евр. общине был Самсон Гидеон, оказывавший правительству нередко очень значительные услуги. Беспорядки, вызванные недовольством лондонского населения, когда был принят закон 1753 г., даровавший евреям право натурализации, очень вредно отразились на общем положении сефардской общины Л. Разочаровавшись в своих надеждах на скорую эмансипацию, виднейшие деятели общины стали либо сами переходить в христианство, либо крестить своих детей. Последствием отмены закона 1753 г. было также возникновение Board of Deputies (см. Лондонский комитет депутаций). Голландские или ашкеназские евреи стали в 18 в. численно быстро возрастать. В 1692 г. у них уже была собственная синагога на Mitre square. В 1722 г. Моисей Гарт из Бреславля дал ашкеназим возможность обзавестись хорошей синагогой на Duke's place, известной теперь под именем "Grreat Shool. В 1745 г. у немецких евреев организовалось общество "Hachenosat Berit", а в 1780 г. возникло и "Meshivat Nephesh". — Социальное положение ашкеназской общины к концу 18 века было далеко не блестящим. За исключением очень немногих крупных купцов, все остальные ашкеназы представляли собой в лучшем случае мелких торговцев и разносчиков. Этим бедным евреям приписывали немалую долю в преступлениях и пороках того времени. Низшие слои сефардской общины также страдали от этой деморализации. Это побудило наиболее серьезных людей общины принять меры к улучшению положения евреев; Иошуа Ван Овен выработал целый план вспомоществования бедным, который лишь через 50 лет в виде Board of Guardians осуществился на практике. Особое внимание было обращено на дело образования бедных юношей; в 1811 г. была построена вестминстерская евр. свободная школа; через шесть лет такая же школа была построена в сквере Ebenezer, заменившая основанную в 1770 г. талмуд-тору. Первым руководителем этой школы был H. N. Solomon, который впоследствии устроил частную школу в Edmonton, давшую вместе со школой Неймегена в Highgate (позднее в Kew) образование почти всем учителям, воспитателям и общественным деятелям ашкеназской общины в течение первых двух третей 19 в. Еще раньше был построен приют для детей-сирот. Благодаря стараниям Авраама и Вениамина Гольдсмидов в 1806 г. была построена евр. больница, а вскоре и богадельня, и училище для бедных сирот. Начиная с 30-х гг. 19 в., в Л. среди ашкеназим образовался целый ряд благотворительных, образовательных и общественных учреждений.

Влияние мендельсоновских идей. — Обширные сношения сефардской общины Л. с внешним миром, равно как и общее их культурное развитие не замедлили перенести на почву Л. те идеи, которые в конце 18 в. нашли в лице Мендельсона в Берлине наиболее полное выражение. Сефардим стали всячески приближаться к английской научной и общественной жизни. Но правление общины Bevis Marks налагало штрафы на членов, уклонявшихся от традиционного иудаизма, и исключало из своей среды приверженцев новых течений. Многие порвали тогда связь с синагогой, и центр тяжести евр. жизни из сефардской общины был перенесен тогда к ашкеназим, тем более что в 1805 г. из Манчестера в Л. переселился такой выдающийся общественный деятель, каким был Натан Меир Ротшильд. Рядом с ним находился раввин Соломон Гершель. В то время, как к концу 18 в. ашкеназим имели лишь одного выдающегося в научном отношении представителя в лице Давида Леви, они в первой четверти 19 в. дали целый ряд научных сил в различных отраслях еврейского знания; отметим имена Михаила Джозефса, Моисея Самюэльса, Геймана Гурвица; в искусстве они дали Джона Брагама, а в духовной музыке двух Ашеров. Против этой плеяды научных деятелей и представителей искусства сефардим могли лишь выдвинуть Элиаса Хаиима Линдо, Гр. Агиляра в литературе и Карло Дельпини в драме. Эпоха эмансипации. Движение в пользу уравнения английских евреев в правах с прочим населением, как касающееся участи всех евреев Англии, подробно изложено в статье Англия (см.); однако средоточием этого движения был постоянно Л., и, в сущности, эмансипация входит преимущественно в его историю. Одновременно с борьбой евреев за эмансипацию росло их влияние во всей стране, а в особенности в Л. Давид Саломонс был одним из учредителей London and Westminster Bank; лондонские доки получили свое развитие, главным образом, благодаря влиянию Голдсмидов; сэр Мозес Монтефиоре и Натан Ротшильд были одними из главнейших организаторов Alliance Insurance Company. Все эти и аналогичные им учреждения вызвали в жизни постоянные и тесные сношения между крупными евр. и христианскими деятелями на почве торговли и промышленности. Торговый класс, в частности City, сочувствовал евр. эмансипации. Этим и объясняется то, что во время рассмотрения в палате общин евр. билля 14 тыс. граждан Л. поддержали его в 1830 г. в особой петиции, а в 1833 г., во время вторичного его рассмотрения, тысяча влиятельных членов Вестминстера подали петицию о принятии этого билля. Шерифский декларационный билль 1835 г. имел, собственно, в виду Л., население которого избрало популярного Давида Саломонса в шерифы, а через два года — Моисея (Мозеса) Монтефиоре, которому королева Виктория впоследствии дала звание баронета. В 1835 г. Давид Саломонс был избран в олдермены, но вследствие своей принадлежности к еврейству не мог занять этого поста. В течение 10 лет велась евреями Л. борьба за право быть избранными в олдермены, и наконец борьба эта окончилась торжеством для евреев, когда через парламент в 1847 г. прошел закон, в силу которого евреи могли быть олдерменами, следовательно, и лорд-мэрами. В 1835 г. Саломонс был первым еврейским шерифом, в 1817 г. он же был первым евреем-олдерменом, а в 1855 г. и первым евреем лорд-мэром Л. Первым еврейским членом палаты общин от Л. явился барон Лионель Ротшильд. Особенно ясно обнаружилось хорошее отношение лондонского населения к евреям во время Дамасского дела (см.), когда в Mansion House происходил огромный митинг протеста против преследователей евреев в Дамаске. В 1833 г. был допущен в адвокатское сословие Фрэнсис Гольдсмит, в 1842 г. Джон Симон (впоследствии сэр).

Реформистское движение. Как в сефардской, так и в ашкеназской общине росло недовольство Bevis Marks'oм и Great Shool; однако дело не доходило до открытого разрыва; в 1836 г. несколько членов Jechidim подали заявление mahamad'y с предложением о реформах, но оно было отвергнуто; аналогичная участь постигла предложение Jechidim в 1839 и 1840 гг. Тогда 24 члена обеих общин (18 сефардим и 6 ашкеназим) решили образовать особую общину, согласно своим собственным взглядам на декорум при отправлении литургии. В январе 1842 г. новая община освятила синагогу на Burton street, несмотря на херем, провозглашенный против тех, кто примкнет к ней (херем был снят в марте 1849 г.). Раскол этот вызвал весьма печальные последствия. Старые общины не разрешали даже хоронить на их кладбище членов новой общины, и последняя должна была устроить в 1843 году особое кладбище. Board of Deputies отказал новой общине в праве совершать евр. свадьбы, и понадобился особый пункт в акте 1856 г. для того, чтобы West London Synagogue of British Jews могла также совершать евр. браки. — Ko времени возникновения реформистского движения относится также и зарождение евр. периодической печати в Л.; в 1841 г. стал выходить под редакцией Якова Франклина "The Voice of Jacob"; в том же году начал появляться и "The Jewish Chronicle", основанной Д. Мелдолой и Моисеем Анджелом, — последний в 1840 г. стал во главе евр. свободной синагоги и руководил ею в течение почти 50 лет. Около того же времени группа немецко-еврейских учителей, поселившись в Англии, стала особенно усердно работать над развитием евр. знаний в Л. Из этих деятелей на почве науки отметим хранителя евр. книг в Британском музее Иосифа Цеднера, Леопольда Дукеса, Филипповского, Э. Леве (Loewe), Б. Ашера, Теодореса, Альберта Леви и Авраама Бениша, руководителя "Jewish Chronicle" в критич. момент для этого органа. Родившиеся в Л. евреи, наоборот, не выдвинули в это время громких имен на евр. ниве, но зато дали ряд деятелей в области науки и искусства. В юриспруденции — Джемса Грагама Льюиса, Френсиса Гольдсмида и Джона Симона; в драме — Бенджемена Лемлея; в синагогальном пении — Момбаха; в светском пении — Генри Ресселя; в музыке Чарльза Сломана, Чарльза Саламана и сэра Юлия Бенедикта; в живописи — Соломона-Александра Гарта и Авраама Соломона; в области торговли, кроме Ротшильдов и Гольдсмидов, Вормсов, Сассунов, Штернов и сэра Бенджемина Филиппса. С середины 50-х гг. наступает эпоха консолидации еврейства Л. Главный раввин Н. М. Адлер много способствовал этому учреждением в Л. Jews' College с целью дать Англии стоящих на высоте своей задачи раввинов; ему помогал в этом даян Барнет Эбрагемс созданием особой ассоциации, поставившей себе задачей распространение религиозных знаний в еврействе. В 1859 г. Эфраим Алекс вместе с Лионелем Л. Когеном устроили Board of Guardians, который имел в виду реорганизовать систему помощи бедным, введенную в 1805 г. согласно условию, заключенному между тремя синагогами. Board of Guardians создал целый ряд благотворительных комитетов. Главная деятельность благотвор. учреждений сосредоточивалась в Уайтчепеле, представлявшем своего рода евр. гетто, центр которого находился на Petticoat lane. В 1855 г. под руководством раввина А. Л. Грина в более богатой части города была построена филиальная Great Shool, синагога на Great Portland street; за этой филиальной синагогой по мере распространения ашкеназских евреев по всему Л. возникли в разных частях города синагоги-отделения Great Shool (в 1863, 1867, 1868 гг.). В 1868 г. по инициативе Адлера отделения Большой синагоги выработали общую для себя схему, которая была одобрена особым парламентским актом. Сначала объединились лишь 5 синагог, но потом к ним примкнули и другие. Одним из последствий этого объединения явился рост значения главного раввина, без согласия которого не могли быть произведены синагогами никакие перемены в религиозной жизни. И еще раньше одну из особенностей лондонской общины составляло необыкновенное значение в ней главного раввина важнейшей общины (хахама, как его называют сефардим), вокруг которого, как вокруг центра, группировалась вся религиозная жизнь города. На первых порах сефардим давали из своей среды главн. раввинов. Много способствовал этому Давид Нието, сделавшийся главным раввином в 1702 г. Однако, с конца 18 в. и ашкеназский главный раввин, или "Ravs", стал пользоватся таким же значением, как и хахамы. Первым таким авторитетным раввином был Аарон Гарт (Uri Phoebus), брат Моисея Гарта, основателя Great synagogue. Из других авторит. раввинов ашкеназ. общины отметим: Гиршеля Левина (часто называемого Гиршель Лебел и Гарт Лион), Давида Тебеле Шиффа (1765—1792), который был родоначальником целого поколения раввинов. В конце 60-х годов возникла организация для защиты евреев британских колоний в такой форме, в какой Alliance Israél. Univers. защищала интересы евреев континентальной Европы. Во время франко-прусской войны и последовавшей за ней эпохи Alliance Israél. Univ. не могла рассчитывать на действительную помощь немецких евреев, и более реальная помощь Англии стала необходимой; таковую взяла на себя Anglo-Jewish Association, основанная в 1871 г. при деятельном участии Алберта Леви (Löwy), ставшего ее секретарем и много также сделавшего для основания в 1873 г. Общества евр. литературы.

Социальное положение евреев Л. в 80-х годах. — В последнюю четверть 19 века лондонские евреи снова столкнулись с необходимостью устройства ряда благотворительных учреждений. Из лиц, посвятивших себя этой деятельности, назовем Ашера в объединенной синагоге, А. Бениша в Jewish Chronicle, Мозеса Анджела в Jews' Free School, Альберта Леви в Anglo-Jewish Association, С. Ландесгута в Board of Guardians, C. Альмоснино в Bevis Marks Synagogue и т. д. Пришлось употребить много энергии и на дело улажения внутренних споров в общине, переживавшей в конце 70-х и начале 80-х гг. тяжелый духовный кризис. Вышеназванные лица и в этом отношении оказались очень полезны; к их именам следует еще прибавить и сэра Юлиана Гольдсмида, барона Генри Вормса (позднее лорда Pirbright), Лионеля Л. и Альфреда Когенов, Чарльза Самюэля, Давида Бенджемина и многих других. В это время Л. дал также ряд очень видных деятелей-евреев в различных областях науки, литературы и искусства. Самым выдающимся судьей того времени был Джордж Джессель; наиболее популярными и опытными адвокатами были Иуда-Филипп Бенджемин (см.) и Джордж Люис.

К 1883 г. в Л. насчитывалось 47.000 евреев, из коих 3.500 были сефардами (включая 500 "реформистов"); 15.000 могли указать, что происходят от ашкеназим 18-го века; 7.500 поселились в Англии в начале 19 в.; 8.000 немецкого или голландского происхождения, остальные 13 тыс. — русские и польские евреи. В начале 80 гг. общий заработок евреев составлял в год 3.900.000 фунт. стерл., причем в среднем на каждое лицо 82 фунта; богатейших семейств, с доходом в 10 тыс. фунтов, было 100, богатых купеческих семейств (доход 1.000 фунт. стерл.) 1.400, средних купеческих семейств (доход 500 фунт.) 800; мелких представителей либеральных профессий, рантье — 200 (доход 250 фунт.); лавочников — 3.000 (доход 200 фунт.), мелких торговцев и ремесленников — 2 тыс. (доход 100 фунт.), прислуги 500 человек (доход 30 фунт.); остальные жили на счет благотворительности (русских иммигрантов 1.947). Эта картина приняла совершенно другой вид, когда в Л. хлынула волна русских евреев после погромов 1881 г. В январе 1882 г. Джозеф Джекобс поместил в Times'е две статьи с подробным описанием положения евреев в России, и 1-го февраля в Mansion House состоялся митинг, постановивший собрать капитал, достигший впоследствии суммы свыше 180 тыс. фунт. стерл., для оказания помощи русско-евр. эмигрантам. Этот капитал в 1890 г. был пополнен еще суммой в 100 тыс. фунтов, когда по случаю издания в России "Временн. правил" состоялся вторичный митинг протеста в "Guildhall'е". Огромное большинство иммигрантов не оставалось никогда подолгу жить в Л., служившем этапным пунктом на их пути в Америку; однако нужно считать, что в среднем около 2½ тыс. человек, лишенных почти всегда всяких средств к существованию, оставалось в Л., что на бюджете общины в 50 тыс. человек не могло не отразиться. Помимо простой помощи бедным, община позаботилась об устройстве учреждений для эмигрантов, как то: Poor Jews' Temporary Shelter, Jewish Association for the Protection of girls and women в 1885 г. Новые поселенцы стали относиться в религиозных вопросах с недоверием к главным раввинам, ввиду чего Самуил Монтегю в 1887 г. учредил так называемую федерацию East End Synagogues. Недостаток в технических знаниях, а также незнакомство с условиями лонд. жизни и английского языка способствовали тому, что вновь поселившиеся (или, как их называют, greeners) сделались предметом жестокой эксплуатации со стороны преимущественно мелких работодателей; создалась потогонная система — sweating system, — которая стоила иммигрантам много жертв. На эксплуатацию иммигрантов было обращено внимание парламента, который снарядил для ее изучения особое следствие. Для борьбы с sweating system создалось несколько учреждений, имевших в виду поднять физическое развитие евр. юношества и способствовать улучшению его нравственного состояния. Из этих организаций наиболее известны Jewish Lads' Brigade и Brady Street Club for working boys. Несмотря на это, в 1901 г. потребовалось устройство особой ремесленной школы для мальчиков с преступными наклонностями. Огромное большинство иммигрантов селилось в одной лишь части города, в участке Stepney в East London; некоторые отрасли производства почти целиком в этом участке монополизированы русско-польскими иммигрантами — портняжное, сапожное и плотничье дела. — К концу 19 в. в обществе стало намечаться недовольство иммиграцией евреев. Под руководством майора Эванса Гордона образовалась особая лига, The British Brothers' League, с целью ограничить иммиграцию; под влиянием агитации этой лиги была назначена королевская комиссия для изучения вопроса о влиянии на страну неограниченной иммиграции. Хотя усилия как лиги, так и других противников иммиграции, направлены против иностранных поселенцев вообще, но фактически разумеют одних лишь русско-польских евреев, составляющих огромную массу иностранных иммигрантов (см. Англия).

Интеллектуальный прогресс. В последней четверти 19 в. среди родившихся в Л. евреев стало замечаться некоторое увлечение еврейской литературой и историей, преимущественно Англии. В начале 70-х годов небольшая группа, имевшая во главе раввина А. Л. Грина, стала заниматься иудаизмом; серия публичных лекций, прочитанная в Jews' College, дала возможность молодым людям развернуть свои силы — самим приобрести сведения о еврействе и поделиться ими с другими; рассеянные по всему Л. отдельные литературные общества стали объединяться, и в 1900 г. возникло Jewish Study Society по образцу, главным образом, американского Совета евр. женщин. Основанный Клод Монтефиоре и издававшийся им в сотрудничестве с И. Эбрагамсом (Абрагамсом) журнал "Jewish Quarterly Review" стал одним из наиболее серьезных евр. органов. Оба руководителя этого журнала время от времени знакомили своих читателей с теми движениями внутри еврейства, которые стремились к некоторым переменам в молитвах и к уклонению от традиционных форм, причем журнал стоял на стороне этого оживления евр. традиций. Последним из реформистских движений было Jewish Religions Union в 1902 г. Год этот был годом всевозможных объединений: в течение 1902 г. образовались Jewish Literary Societies Union, Union of Jewish Women и Jewish Congregational Union. В 1885 г. группа интеллигентных деятелей сплотилась вокруг издателя The Jewish Chronicle, не сорганизовавшись в нечто законченное; сами они себя охотно называли The Wandering Jews ("Вечные жиды"); виднейшими деятелями этого кружка были Израиль Зангвилль, С. Шехтер, ИзраильЭбрагамс (Абрагамс), Джозеф Джекобс, Люсьен Вольф и др. В течение нескольких лет лица эти собирались частным образом для научных бесед и рефератов на темы из евр. жизни и науки; из этих собраний и возник Maccahaeans — учреждение, имеющее целью сблизить евр. интеллигенцию с широкими слоями населения.

Современное положение общины. Благодаря Board of Deputies и United Synagogue, ведущим в последние 30 лет правильный счет умерших евреев, а также браков, можно с точностью установить рост евр. населения Л. К этим двум статистическим источникам можно еще прибавить отчеты о числе евр. детей, посещающих евр. училища, и публикуемые Джекобсом и Гаррисом в Jewish Year Book с увеличивающейся ежегодно точностью и обстоятельностью.

Эти цифры дают возможность определить и число евр. населения Л. В 1902 г. общая смертность в Л. равнялась 17, 6 на тысячу; так как евр. население заключает большой процент молодых людей и людей, весьма жизнеспособных (от 15 до 60 лет), то смертность среди них не превышает 15 на тысячу, и, следовательно, евр. население Л. в 1902 г. было бы равно 148.866, что подтверждается также количеством браков — 1.478, т. е. почти 10 на тысячу; правда, по числу учащихся можно допустить, что евр. население равно 187.427, но, во-первых, статистика посещения школы в вышеприведенной таблице идет на год позади статистики смертей и браков, а во-вторых, возможно, что евр. дети больше и дольше посещают училища, так что делать на основании этих цифр точные выводы не совсем правильно. Все это, однако, устанавливает, что количество евреев в Л. в 1902 г. было около 150 тыс., причем 100 тыс. жили в East End, а остальные в административной части Stepney (Alien Immigration Commission, III, 90). Приведенная выше таблица показывает, что число евреев в Л. за период 1883—1902 гг. утроилось. Отчасти это зависело, без сомнения, от превышения числа рождений над числом смертей, а также вследствие переселения в Л. евреев из провинциальных английских городов; но главная причина лежит в иммиграции — за это время иммигрировало не менее 50 тыс. человек, что составляло 2.500 в год. Соответственно росту населения увеличивалось и число занимаемых мест в синагогах: в 1873 г. было 2.289 мест; в 1883 — 3.397; в 1893 — 5.594; в 1902 — 9.556. Синагог в 1902 г. было 65, из них 15 входило в объединенную синагогу; наибольшая синагога — как по доходности, так и по количеству мест в ней — была Hampstead. 38 меньших синагог составляли Federation of Synagogues; испано-португальская община имеет Bevis Marks Synagogue и West London Synagogue of British Jews на Berkeley street. Из остальных 10 синагог самая известная находится на St. Alban place; она была основана в 1797 г. Кроме этих синагог, по евр. кварталам разбросано большое число chebrot. Многие евреи не причислены ни к одной из синагог, и в большие евр. праздники (осенью) нанимается на East End громадный зал, где молятся не менее 5.000 человек. — В 1883 г., по вычислению Джекобса (см. Jewish Statistics, стр. 14), 1/4 населения прибегала к общественной помощи. С 1895 года по 1901 года в среднем ежегодно иностранные евреи обращались в 851 случае за помощью к Board of Gaurdians или Russo-Jewish Committee (Alien Immigration Commission, см.). Так как в среднем каждый такой случай представлял из себя трех человек, то в общем в течение этого периода ежегодно обращались, по той или иной причине, к Board of Deputies 2.500 чел. Все это относится к временным и случайным вспомоществованиям; хронически же живут на счет благотворительности не более 5% всего евр. населения Л. В отношении устройства благотворительных учреждений Л. занимает одно из первых мест; учреждения содержатся в образцовом порядке и имеют богатый бюджет. В 1902 г. на благотворительные учреждения было израсходовано свыше 111 тыс. фунт. стерл. — Процент преступников среди евреев невелик, и большинство арестованных содержится за незначительные преступления. В 1902 г. в тюрьмах находилось 796 человек — в одно время сидело максимум 233 человека, что свидетельствует о краткосрочности. В течение 3-х лет (до 31 марта 1903 года) среди иностранных евреев Л. было всего 93 банкротства. 9/10 всех лондонских евреев отправляют своих детей в обыкновенные общественные школы, причем 1/3 из них посещает, так называемые, добровольные школы (Voluntary schools), а остальные — школы, устроенные Board'oм. В школах первой категории в 1903 г. обучалось 8.100 человек, причем больше всего в Jews free School.

Наибольшая евр. школа — это Jews Free School (на Bell lane); она представляет собой грандиознейший в мире институт в этом роде. Ежегодный расход этой школы 52 тыс. фунт. стерл. В 1903 г. посещали школы Board: 6.189 мальчиков, 6.416 девоч. и 8.741 детей самого младшего возраста, т. е. в общем 21.346 детей; в voluntary школах было: 3.486 мальчиков, 2.371 девоч. и 2.243 детей самого младшего возраста, т. е. 8.100 школьников; в нееврейских школах 2.069 школьников. Russo-Jewish Committee устроил вечерние курсы для взрослых русских евреев. В Л. существует много клубов, имеющих образовательный и общественно-социальный характер, как среди мужчин-рабочих, так и среди женщин. Для специально евр. обучения в Л. не много учреждений. Каждый участок общины имеет свой Bet ha-Midrash; сефардские учреждения организованы под этим именем еще в 1664 году. Центральное ашкеназское учреждение этого рода находится в ведении United Synagogue. Подобные же более мелкие учреждения существуют и в других частях Л. Однако Jews College по-прежнему остается центральным очагом распространения еврейских знаний, хотя его отделения, объединенные в 1902 г. в Union of Jewish Literary Societies, в последние годы также многое делают для распространения еврейских знаний, к тому же в более доступной форме, нежели Jews' College. — Пользуясь данными 1901 года о занятиях польских и русских евреев, можно в известной мере установить наиболее распространенные занятия среди необеспеченного еврейства Л. (см. таблицу).

Что касается тех, которые уже давно поселились в стране, то процентное отношение их участия в различных отраслях труда, по-видимому, мало отличается от вышеприведенных. — Имеется около 140 обществ взаимопомощи, кроме отдельных учреждений вроде Grand Order of Israel, Ancient Order of Mount Sinai, еврейский орден "друидов", орден Ахей Эмет, Ахей Берит и орден Ancient Maccabaeans. Существует много еврейских рабочих союзов (Trade unions) (см.) Halpern, Die judischen Arbeiter in London, стр. 66—68). Наиболее выдающимся следует считать "Союз объединенных портных", основ. в 1891 г. и Independent Cabinet Makers' Association, основ. в 1895 г. Стремление евреев-мастеров сделаться самостоятельными, по-видимому, мало способствует тред-юнионизму. Л. является также одним из центров сионистского движения. Здесь находится Еврейский колониальный банк и заседал IV сионистский конгресс (см. Лондонский сионистский конгресс). Кроме Английской сионистской федерации, во главе которой стоит сэр Монтефиоре, в Л. имеются более 20 сион. кружков и около 50 сионистских Share-клубов, способствующих продаже акций Евр. кол. банка путем мелких взносов. — Ср.: Jakobs, Jews οf Angevin England, 1894; Margoliouth, History of the Jews in Great Britain, т. III, Лонд., 1851; Halpern, Die jüdischen Arbeiter in London, 1902; C. Bussel and H. S. Lewis, The Jew in London, 1900; Jacobs and Harris, Jewish Year Book, разн. годов; Transactions Jew. Hist. Soc. Eng.; Jakobs, Studies in Jewish Statistics, Лонд., 1891; Report of the Alien Immigration Commission, 1903; Report from Committee of the House of Lords on the Sweating System, Лонд., 1889; Report from the Select Committee on Immigration and Emigration (Foreigners), Лонд., 1904; Picciotto, Sketches of Anglo-Jewish history, 1902; Jacobs and Wolf, Bibl. Anglo-Jud-Ewans Gordon, The Alien Immigrant, Лонд., 1904.

Типографии. — На первых порах еврейское типографское дело находилось в руках христиан. Первая еврейская книга, появившаяся в Л., — издание Псалмов на четырех языках 1643 года. Штейншнейдер предполагает, что еврейские книги печатались на деревянных досках в типографии Томаса Гартера. В 1651 г. был издан "Абот" с пунктированным текстом, напечатанный Томасом Boycroft'ом, которым, по-видимому, была напечатана Вальтонская Полиглотта в 1653—57. Первой еврейской книгой, напечатанной евреем для евреев, была, вероятно "Урим ве-Тумим", в типографии Ури Фебуса (1707). Thomas Hive — христианин — напечатал между проч. "ןד הטמ" (1715) Давида Нието. Около 1770 г. три еврея, Исаак б.-Иедидия, Моисей б.-Гершон и Яков Коген, издали несколько трудов у Вильяма Тука. Давида Мордехая Леви следует считать первым профессиональным издателем и типографом (1794—99). — Ср.: Steinschneider в "Энциклопедии" Ersch u. Gruber, II отд., ч. 28, стр. 91, Cat. of the Anglo-Jewish Historical Exhibition, стр. 43). [J. E., VIII, 155—178, статья Джекобса].

Раздел6.



   





Rambler's Top100