Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Мегиллот

(пять; תולגמ שמח) — пять свитков: Песнь Песней, Руфь, Плач Иеремии, Когелет, (Экклезиаст) и Эсфирь. Во время составления канона агиографов они еще не составляли одного целого, и слово "Мегилла", под которым можно было бы понимать эти пять свитков, как собрание пяти свитков не упоминается в Мидраше и Талмуде. Ни в масоретском, ни в талмудическом порядке расположения агиографов они не следуют друг за другом в порядке, в котором они находились в первых пяти изданиях Библии (ср. J. E., III, 144). В талмудическую эпоху под словом "Мегилла" понимали один свиток Эсфири, что доказывается трактатом того же названия, и лишь впоследствии название это стали прилагать и к остальным свиткам, вошедшим в талмудическую эпоху в литургию. (Blau, Algebräisches Bachwesen, pp. 66 и сл.). Все древнейшие источники по литургии говорят за то, что Когелет не входил в нее (Soferim, XIV, 3; Soferim, ХIV, 8), но в "Махзор Витри" (р. 440, внизу) мы уже встречаем следующее примечание: "Вся община читает, сидя на местах, книгу (דפם, а не הלגמ) Когелет [в праздник Кущей]". О более позднем происхождении этого обычая говорит и тот факт, что книгу читает весь народ, а не кантор, в то время как уже в эпоху Мишны свиток Эсфири читали публично вслух. Плач Иеремии в талмудическую эпоху читался каждым про себя. Все остальные три свитка вошли в богослужение лишь по заключении Талмуда, последним вошел Когелет. Благодаря тому, что малые свитки приобрели литургическое значение, появились списки, где, кроме Торы и гафтарот к ней, уже заключались и пять мегиллот. В Soferim, XIV, 18 мы находим указание, что соответствующий свиток читали два раза в течение двух вечеров данного праздника, т. е. Песнь Песней на Пасху и Руфь в Пятидесятницу. Впрочем, по народному обычаю чтение этих свитков происходило по субботам полупраздников. В Иерусалиме и теперь еще в обычае писать все пять свитков наподобие свитков Торы и произносить при чтении их те же благословения, которые произносятся при чтении свитка Эсфири, конечно, с соответствующими изменениями в тексте (см. Махзор Витри, изд. Гурвица, стр. 304, 344). Несмотря на то, что Пурим рано стал праздником (II Маккав., XV, 36; Флав., Дрв., XI, 6, § 13; ср. Иоанн, V, I.), очень трудно проследить, когда установился обычай всенародного чтения свитка Эсфири, во всяком случае, это произошло до разрушения храма (Тосеф., Мег. I, 6, где цитируется Зехария бен-га-Каццаб). Правда, ни один из законов, относящихся к чтению книги Эсфири, не связан с именем более древних таннаев, но детально разработанные правила и существование отдельного трактата, посвященного им, доказывает, что обычай этот возник задолго до хр. эры. С другой стороны, споры ученых относительно ее чтения (Мег., II, 3; Тосеф. Мег., II, 5) и уступки, сделанные жителям деревень народным обычаям и малолетним (Мег., I, 1; Toc., I, 2), доказывают сравнительно неглубокое прошлое "мингага". Обычай читать свиток Эсфири в месяце Адаре был окончательно установлен в III веке христ. эры (Иер. Мег., 70а), но чтение его вслух для тех, кто сам читать не умел, стало применяться одним столетием раньше. Читали свиток обыкновенно днем (Мег., II, 4, 5), во время же гонений Адриана это стали делать ночью (Тосеф., Мег., II, 2). В некоторых городах Палестины его читали два раза (Иер. Шек., 46а). Утреннее и вечернее чтение, принятое теперь почти повсеместно, установлено в поталмудическую эпоху (Soferim, XXI, 8; Махзор Витри, стр. 207 и сл.). Караимы читают свиток Эсфири в две субботы, предшествующие празднику Пурим, что, по-видимому, является откликом тех времен, когда его читали в течение первых двух недель месяца Адара. Свиток свертывается на одном валике; впрочем, "Махзор Витри" упоминает два валика; в Средние века его украшали миниатюрами. Что касается Плача Иеремии, то во времена Талмуда он не входил в состав литургии; впрочем, строго говоря, он никогда и не входил в нее. В Таан., 30а барайта запрещает изучение Торы и традиции 9-го Аба, разрешая чтение Иова и Плача Иеремии. В поталмудическую эпоху это чтение приняло силу общераспространенного обычая (Soferim, XIV, 3), причем во многих синагогах зажигалась только одна свеча, в знак печали (Ашери, Таан., 9, конец). Сильно повлияли на мрачный характер литургии 9-го Аба гонения во время крестовых походов (см. Махзор Витри, стр. 227; Orach Chajim, § 554); см. также Когелет, Эсфирь, Плач Иеремии, Руфь и Песнь Песней [J. E., VIII, 429—431].

Раздел4.




   





Rambler's Top100