Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Невахович, Лев Николаевич

(Иегуда Лейб бен-Ноах) — автор первого русского произведения в защиту евреев в России. Род. в 1776 г. в Летичеве, умер христианином в 1831 г. в Петербурге (похоронен на лютеранском кладбище). Н. поселился в Петербурге в конце XVIII века вместе со своим другом и бывшим учеником, известным откупщиком Абрамом Перетцем (см.). Быть может, Н. занимал официальное положение в качестве переводчика; Н. перевел на русский язык некоторые важные еврейские документы из дела по обвинению, тяготевшему над руководителем белорусских хасидов Залманом Шнеерсоном (см.), причем переводы снабжены примечанием: "перевел с еврейского переводчик Лейба Н.". Среди подписчиков "Меасефа" за 1809 г. Н. фигурировал в качестве "секретаря сената". Н. посвящал свое время в Петербурге литературным занятиям. Владея несколькими языками, Н. был знаком с немецкой литературой, он цитировал Лессинга, любимым же его писателем был, по-видимому, Мендельсон. Но исключительным для того времени явлением представляется то обстоятельство, что ему не была чужда и русская литература. В противоположность даже более поздним поборникам общего образования, Н., воспитанный на немецкой литературе, любил русскую литературу, был привязан ко всему русскому; далекие от русской культурной жизни, маскилим были космополитами, а H. почитал себя русским гражданином. Н. был склонен к мечтательному философствованию; но вместе с тем он обладал боевым темпераментом; тихое созерцательное настроение чередовалось в нем с бурными порывами возмущения. Свои размышления и душевные переживания Н. любил поверять бумаге — "тайная некая сила призывает меня к перу". И характерно, что Н. преднамеренно писал преимущественно на русском языке, "более известном и употребительном в моем отечестве". В 1803 г. Еврейский комитет (см.) вырабатывал законодательство о евреях; в комитете приняли участие и некоторые евреи, по личному приглашению его членов, — весьма вероятно, что Н. был одним из приглашенных. Находясь в тесном общении с Перетцем и видным общественным деятелем Нотой Ноткиным (см.), Н. выпустил в 1803 г. книжку "Вопль дщери Иудейской". Она была посвящена министру внутренних дел и члену комитета графу Кочубею, а появившуюся в 1804 г. переделку произведения на еврейском языке "Кол Шават бат Иегуда" Н. посвятил Перетцу и Ноткину. Сочинение Н. заключает в себе три небольших произведения, тесно между собой связанных: "Вопль дщери Иудейской"; "Собеседование между Синат-Гадатом (Нетерпимость), Эметом (Истина) и Шалумом (Миролюбие)" и "Чувствование верноподданного на случай учреждения по Высочайшему Его Величества Государя Императора Александра I повелению Комитета о устроении евреев на пользу государственную и их собственную". Целью книжки Н. было вызвать в русском обществе гуманные чувства к евреям, напомнить читателю о том, что евреи лишены гражданских прав. Но более всего Н. стремился к тому, чтобы внушить русским людям взгляд на евреев, как на "соотчичей". Быть может, потому, что еврейские деятели успели уже ознакомить правительство с условиями правовой и экономической жизни еврейского народа, Н. описывает в своей книге не физические, а нравственные страдания, которые переживает еврейский народ, будучи отвержен окружающим населением; душа самого автора "унижается прискорбием единоплеменников, отвергаемых от сердец соотчичей", и он в сильных выражениях изображает вопль униженного народа: "Быть презренным — сего не довольно! О, мучение, превосходящее всякую горесть на свете! О, мучение, меры которого ни один смертный изъяснить не может! Если бы громы, ветры, бури и шумное треволнение океана, смешиваясь с воплем человека презренного, составили единый глас, то разве бы тогда уже такой ужасный вопль мог выразить великость страдания оного!". Самого Н. угнетало, главным образом, общественное унижение: "Я чувствую, — писал он, — всю тяжесть этого мучения и прошу облегчения". Зло заключается в том, что предрассудки и нетерпимость, внушаемые людям в раннем возрасте, с трудом искореняются, и Н. в страстных выражениях пытается опровергнуть ложные обвинения, взводимые на евреев: "Ах, христиане! — восклицает он, — вы ищите в человеке Иудея, нет, ищите в Иудее человека, и вы, без сомнения, его найдете... Клянусь, что Иудей, сохраняющий чистым образом свою религию, не может быть злым человеком, ниже, худым гражданином!!!". Н., несомненно, добивался уравнения евреев в правах, но в своем сочинении он лишь слегка касается этого вопроса, останавливаясь, главным образом, на выражении своих пожеланий, чтобы русское общество приняло в свою среду евреев, как таковых; Н. высказывается против измены религии: "Если бы мы и отвергли свой закон, чтобы уравняться в правах, то сделались ли бы чрез то достойными?". Это было единственное произведение, которое Н. посвятил евреям. Вероятно, Положение о евреях 1804 г. отняло у него надежду на лучшее будущее евреев в России. В 1804 г. Н. выпустил "Человек в природе. Переписка двух просвещенных друзей" — размышления философского характера; здесь, в первом письме, автор торжественно клянется в любви к родине, несмотря на то что народы, населяющие родину, различны по вероисповеданию и что найдутся такие, которые не признают в нем брата. В 1804—05 гг. Н. сотрудничал в "Северном Вестнике" Мартынова, как это можно понять из предисловия Н. к последующему сочинению, напечатанному в 1806 г. в журнале "Лицей" того же Мартынова, — "Примечания на рецензию, касательно опыта российской истории Елагина" (в 1806 г. выпущено отдельным изданием); в этой статье Н., между прочим, возмущается тем, что русские допускают, чтобы иностранцы превратно судили о России, и что русские люди предпочитают иноземное своему родному. В 1809 г. на сцене Императорского театра в Петербурге была поставлена драма Н. "Сулиоты или спартанцы XVIII в.", посвященная Марье Алексеевне Нарышкиной, подруге Императора Александра I; на втором спектакле присутствовал государь и тогдашний правитель Сули. Говорили, что Н. написал также часть трагедии "Дебора" князя Шаховского, у которого Н. жил (1810). По мере появления этих сочинений менялся, так сказать, внешний облик Н.: На "Вопле дщери Иудейской" красовалась подпись "Лейба Н."; на книжке "Рецензия и проч." — "Л. Н.", а на драме "Сулиоты" — "Лев Н.". Переход в христианство состоялся, вероятно, около 1809 г. Из дальнейшей жизни Н. известно, что с 1817 г. он служил в Варшаве при министре финансов Царства Польского в чине титулярного советника, а потом занимался коммерческими делами; он брал в аренду табачную монополию в Ц. Польском. В 1817 г. Н. напечатал в "Сыне Отечества" (№№ 30—31) перевод "Речи, говоренной покойным генерал-суперинтендантом Рейнботом". В 1829 г. Н. перевел "Мысли об истории человечества" Гердера. В 1832 г. в Петербурге была поставлена его драма "Меч правосудия". В "Энциклопедическом Словаре" Брокгауза и Ефрона ошибочно отмечено, будто Н. был начальником репертуарной части Императорского театра; Зотов, в своих воспоминаниях (Исторический Вестник, 1890, апрель, 103—105) писал, что сын Н., Александр, драматург, бывший начальником репертуарной части Императорского театра, занял в театре "место моего отца", т. е. отца Зотова, а не "своего" отца. Другой сын Н., Михаил (1817—1850) был известным карикатуристом; в 1846—49 гг. издавал в Петербурге "Ералаш", первый русский карикатурно-юмористический сборник. Известный ученый Мечников приходится внуком Н. (по матери).

Ср.: Сборник "Будущность", т. III (перепеч. "Вопль дщери Иудейской"); Юлий Гессен, Евреи в России, 79, 81, 85—97, 136—139.

Раздел8.




   





Rambler's Top100