Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Нюрнберг

— важный торговый город в Баварии, прежде вольный имперский город. Еврейская община Н. была в средние века одной из самых значительных в Германии.

История общины до катастрофы 1349 г. Первые упоминания о евреях относятся к XII в. В 1146 г. в Н. бежали, по рассказу Оттона Фрейзингенского, многие евреи прирейнских городов, искавшие у короля защиты от преследований. Сообщение хроники Мейстерлина о взятии Генрихом V в 1105 г. города Н., благодаря измене евреев, относится к области легенды; не заслуживает никакого доверия, как и все то, что он тенденциозно говорит о вредном влиянии евреев в XII веке. Первый документ, в котором упоминается еврей из Н., относится к 1182 г. (существование надгробного камня от 1129 г. не вполне достоверно). К концу XIII века евреи составляли уже более или менее значительную и прочную группу населения. Впервые это засвидетельствовано документом 1288 г. Шультгейсс и совет города Н. в ответ на запрос города Вейссенбурга сообщают действующие у них правила относительно кредитных операций евреев. К этому же году нюренбергская хроника времени короля Сигизмунда ошибочно относит избиение евреев в Н. Очевидно, имеется в виду известный погром 1298 г., во время которого в Н., по показанию местной памятной книги (так называемого Memorbuch'а), погибло 628 человек, среди них известный р. Мордехай бен-Гиллель. Книга эта была преподнесена Р. Исааком нюренбергской общине по случаю освящения новой синагоги в 1296 г. Memorbuch содержит также некролог умерших с 1280—90 по 1346 г. и список сделанных ими пожертвований. Несмотря на страшную резню, евреи не исчезли из Н. и снова упоминаются уже в 1303 году. В 1310 г. король Генрих VII сделал ряд постановлений относительно евреев Н.: они не должны продавать мясо за теми же прилавками, где христиане; им запрещается покупать рыбу в постные дни ранее 12 часов дня; взимаемые ими проценты не должны превышать в неделю 1 геллера с нюренбергского гражданина и 2 геллера с иногородних. Защиту евреев король поручил шультгейссу (1313 г.), которому также разрешил принимать вновь прибывающих евреев, не считаясь с недовольством местных. В 1315 г. городской совет обратился к королю Людовику Баварскому с жалобой на евреев, которые загромоздили улицы перед своими домами различными постройками, и получил от него разрешение таковые снести. Еврейские дома были в то время, главным образом, сосредоточены на месте теперешней площади рынка, за церковью св. Марии, на месте которой находилась синагога, и у Цоттенберга (теперь Dötschmannplatz). Кладбище было расположено за пределами городской стены.

Синагога в Нюрнберге (гравюра из сочинения А. Вюрфеля "Histor. Nachrichten von der Judengemeinde zu Nürnberg").

Город боролся с дальнейшим ростом городских недвижимостей евреев и Людовик Баварский, разрешивший им купить один дом, должен был обещать (1344 г.) впредь не содействовать приобретению ими христианских домов. Численность евреев-граждан (мужчин и женщин) равнялась по списку 1338 года — 212; но так как здесь имеются в виду лишь главы семейств или отдельные самостоятельные лица, то общее число евреев должно было во много раз превышать эту цифру. Вюрфель, написавший историю еврейской общины в Н., приводит число 2006, но без указания на источник. Евреи считались гражданами, хотя не пользовались никакими соответственными правами. При вступлении в гражданство они должны были сделать взнос, размер которого определялся в зависимости от их имущества (в списках этого времени взносы колеблются между 6 и 22 геллерами), представить поручителей и принести присягу. Для выхода из гражданства требовалось соответственное заявление совету; клятвенное обещание не привлекать нюренбергских граждан к другому суду, кроме городского суда Н., передать все залоги одному из нюренбергских евреев и продать свои земли гражданину Н. Налоги должны были уплачиваться еще в течение года. Дети нюренбергских граждан-евреев по вступлении в брак лишались права пребывания в городе дольше 4-х недель или должны были войти в особое соглашение с советом. Держать у себя иногороднего еврея запрещалось, за исключением учеников. Что касается положения евреев по отношению к королю, то из грамоты, данной Людовиком Баварским городу в 1322 г., обнаруживается, что они заложены были королем бургграфу. В 1331 г. Людовик в чрезвычайно характерных выражениях, ясно обнаруживающих беззастенчивую политику вымогательства, объявил евреям Нюрнберга, что в награду за "оказанные услуги" он обещает не притеснять и не лишать их более свободы и в течение трех лет требует взамен всех остальных поборов лишь ежегодного взноса в 400 гульденов. На усмотрение городского совета предоставляется, впрочем, увеличение этой суммы в зависимости от повышения платежеспособности евреев. Однако притеснения, видимо, продолжались, обратив многих евреев в бегство. По крайней мере, в грамоте, выданной городу 2 года спустя, король заявил, что намерен к чести и пользе государства вернуть обратившихся в бегство евреев, причем охрану их поручил городу. О бургграфе не упоминается, но в 1336 г. защита нюренбергских (а также роттенбургских) евреев была передана ему. В 40-х годах, с введением золотого жертвенного пфеннига (см. Германия), поборы значительно повысились. В 1347 г. король приказал, чтобы евреи Н. из общей суммы, вносимой ими государству, выплачивали ежегодно 1000 ф. геллеров бургграфу и 200 ф. геллеров городу для закупки топлива для крепости. Постановления XIII и XIV вв. запрещают евреям торговлю, кроме торга лошадьми и мясом, притом последнюю разрешалось производить только особо от христианских торговцев; скот должен был закупаться на рынке; бить его разрешалось только в еврейской бойне. Христиане не имели права покупать битое евреями мясо. Специально оговорено запрещение продавать христианам вино и пиво и (по одной редакции) пряности на вес. С постановлениями относительно еврейского кредита знакомит вышеуказанное сообщение городу Вейссенбургу от 1288 г. Ссуды давались под залог и под поручительство. Клятва еврея-кредитора в спорных случаях является решающей и может быть опорочена только клятвенными показаниями двух свидетелей противной стороны, из которых один должен быть евреем. Если заложенной окажется краденая вещь, то еврей-кредитор, клятвенно заявляющий, что, принимая ее, не знал этого, не должен понести убытка, но обязан все же выдать ее по уплате должником лишь основной суммы долга, без процентов. За прием в качестве залога мокрых или окровавленных одежд, а также церковной утвари, еврей не только лишается этих предметов, но подлежит суду. Ссуды могут быть выдаваемы только деньгами. Запрещено подвергать поручителей личному аресту в доме еврея; кроме того, кредитор обязан взять на себя издержки по содержанию арестованного. Гражданин Н. не должен брать на себя поручительства за иногородних, за исключением купцов, и притом на сумму не свыше 10 ф. геллеров. Евреи-кредиторы зависели, конечно, как и повсеместно в средние века, всецело от произвола правителей. Так, в 1343 г. Людовик Баварский освободил бургграфа от всех долговых обязательств по отношению к 81 еврею. Годы 1348 и 1349 ознаменовались и для нюренбергских евреев страшными гонениями. Уже во время недолгого господства цехов, изгнавших в 1348 г. патрицианский совет, евреи были совершенно ограблены в пользу городской казны. Положение их еще ухудшилось по восстановлении патрицианского режима. В ожидании народной вспышки Карл IV заранее свободно распоряжался их имуществом на тот случай, если владельцы его погибнут. Так, например, большинство домов евреев обещано было в случае погрома Арнольду Секкендорфу, а бургграфу в обеспечение предоставленного ему налога предлагалось вознаградить себя из движимого и недвижимого имущества евреев. Городской совет был освобожден от всякой ответственности за могущий произойти погром. 6 декабря 1349 г. все евреи, не успевшие спастись бегством, были сожжены. Список погибших приводится в Меmоrbuсh'е. Уже в ноябре 1349 г. король дал городскому уполномоченному, явившемуся к нему в Прагу, разрешение снести большую часть еврейских домов, чтобы очистить площадь для рынка, в котором сильно нуждался город, а на месте синагоги выстроить церковь св. Марии.

Второй период в истории нюренбергской общины (1349—1499). — Несмотря на эту катастрофу, евреи тотчас же снова появляются в Н. Уже под 18 декабря 1349 г. в списках вступающих в гражданство фигурируют два еврея. Община быстро восстанавливается (для суждения о ее богатстве и численности в XIV—XV вв. богатый цифровой материал дают городские еврейские податные книги). Власти, ввиду ощущаемой потребности в деньгах, всячески идут навстречу возвращению евреев. В 1351 г. Карл IV выдал бургграфу разрешение принимать евреев, ищущих у него покровительства, и приказал всем рыцарям и чиновникам оказывать им всяческое содействие. В следующем году город Н. заключил с еврейской общиной, в лице трех ее представителей, формальный договор; горожане освобождаются от всех прежних долговых обязательств; если прежние дома евреев снова попадут в их владение, они обязаны продать их в течение года; всякие грамоты, выдаваемые евреям в ущерб интересам города, будут лишены силы; евреи должны поселиться в той части города, где им будет указано (главным образом по теперешней Judenstrasse). В то же время городской совет добыл от Карла IV привилегию, предоставляющую ему право принимать и защищать евреев и обещающую никому не закладывать и не отчуждать платежей и доходов с них. Через несколько лет (1360 г.), однако, Карл IV принял евреев Н. в качестве своих камер-кнехтов, причем охрану их передал городскому совету, уступив ему впервые 1/3 своих доходов. Но в 1382 году защита евреев и доходы с них были переданы королем Венцелем городу на 19-летний срок под ежегодную выплату 400 гульденов. Особенно тяжело ложились на евреев чрезвычайные платежи. Так, например, в 1384 г., ознаменовавшемся тяжелыми гонениями во франкских городах, Нюренбергская община сделала добровольный взнос в 4000 гульденов с целью откупиться от грозящей опасности. В следующем году между королем Венцелем и Швабским союзом городов состоялось известное Ульмское соглашение (см. Германия). 16-го июля (1385) евреи во всех швабских городах были арестованы. В Н., по рассказу Ульмана Штромера, богатые евреи были заключены в крепость, а бедные в подвал городской ратуши. Все долговые расписки и залоги были конфискованы, так как взыскание долгов, причитавшихся евреям (за исключением долгов последнего года), в уменьшенном на 1/4 размере, перешло, согласно договору, к городу. Совет вступил в переговоры с отдельными арестованными, выпуская их лишь под обещание уплаты огромных сумм. В общем заключено было 29 таких договоров, по которым город получил в общей сложности 80000 гульденов. Для взыскания денег в пользу евреев городом учреждена была особая комиссия. Отчеты комиссии велись под специальной рубрикой "Der Juden Gelt"; они дают очень ценный материал для суждения о значении еврейского кредита. Решительно весь патрициат фигурирует среди должников; общая сумма его долга достигала цифры в 22500 гульденов и средний размер отдельных долгов равнялся 280 гульденам. Огромна была также задолженность сельского дворянства, средний размер займов которого достигал 1500 гульденов. Число ремесленников среди должников было, напротив, очень незначительно. Несмотря на крупные расходы (одному только королю пришлось уплатить 15000 гульденов), город извлек из этой операции огромную выгоду (по подсчету Гегеля — 60000 гульденов). Согласно Ульмскому соглашению, начиная с 1388 г., налоги евреев должны были делиться поровну между королем и городами. В 1390 г. в Н., наряду с другими городами, было опять объявлено полное уничтожение всех долговых обязательств по отношению к евреям (см. Германия), лишившее их 23000 гульденов. Ликвидацию принял на себя город, потребовав с должников 30% долговой суммы. Некоторые из пострадавших покинули город, захватив свои долговые расписки, как, например, богатая вдова Якова Paппa, которая переселилась в Анкону и оттуда предъявила городу иск. Дело по приговору имперского суда было решено в пользу города. Так же неудачно закончилась аналогичная попытка сыновей богатого Иекеля из Ульма. В этом же году город заключил с евреями договор, установив для их кредитных операций максимум в 10% при ссудах более 100 гульденов и в 15% для меньших сумм. При Сигизмунде положение евреев не улучшилось. В 1412 г. он предоставил свою половину доходов бургграфу и обещал не прибегать ни к каким чрезвычайным поборам и вымогательствам по отношению к евреям, что не помешало ему уже через год потребовать с них 12000 гульденов на покрытие расходов по созыву Констанцского собора. Грамота, выданная евреям тем же королем 2 года спустя (в 1416 г.), гарантируя неприкосновенность их имущества и обещая не повышать обычных налогов, в то же время облагала на срок ее действия (3 года) всех экономически самостоятельных евреев ежегодным взносом в размере 10-й части их движимого имущества. Воцарение Фридриха III стоило евреям Н. новых материальных жертв. При въезде в Н. в 1442 г. король намеревался прибегнуть к крупному вымогательству обычным насильственным путем; однако город воспротивился этому, и королю пришлось понизить свои требования, хотя все же он получил изрядную сумму в 7000 гульденов. В 1451 г. Бамбергский собор воспретил во всей диоцезе заниматься евреям ростовщичеством, но H. удалось добиться отмены этого постановления для своих евреев. Вскоре, однако, в городе стало брать перевес враждебное евреям течение: к этому времени относятся попытки обращения евреев в христианство. В 1467 г. 18 евреев были сожжены по возведенному на них ложному обвинению в убийстве четырех христианских детей. Незадолго до этого евреи подверглись аресту и вымогательству со стороны города. Недовольство населения против кредиторов-евреев все росло. В 1470 г. евреям Н. удалось еще добиться от Фридриха III права (на 6-летний срок) заниматься кредитными операциями, причем король мотивировал свое разрешение абсолютной необходимостью кредита для торговли и нежелательностью, чтобы этим делом занялись христиане. Но уже с 1473 г. начинаются усиленные хлопоты городского совета о совершенном изгнании евреев из города. Выработанное в 1479 г. нюренбергское городское право обнаружило по отношению к евреям ярко враждебную позицию. Евреи отказались повиноваться ему ввиду запрета взимать проценты и установления особой изощренной формулы присяги. В 1498 г. император Максимилиан дал наконец мотивированное разрешение на их изгнание и приказал шультгейссу конфисковать синагогу и их дома, которые он затем уступил городу за выкуп в 8000 рейнских гульденов. По просьбе евреев, городской совет несколько раз отсрочивал приведение в исполнение указа, чтобы дать им время ликвидировать свои дела. В марте 1499 г. они покинули город. В заключение следует еще указать на некоторые меры обособительного характера, которым подлежали евреи Н. Так нюренбергские евреи носили, согласно постановлению Венского собора в 1267 г., остроконечную шляпу красного цвета, которая позднее была заменена плоской. С 1451 г. мужчинам было предписано носить желтые кружки на одежде, а женщинам — голубую кайму на вуалях. Перед самым изгнанием (1494) городской совет постановил, чтобы иногородние евреи являлись в Н. в той же одежде, какая предписана была нюренбергским. Евреям запрещено было торговать в праздники и приказано было смиренно держать себя в Страстную неделю. Закупку провизии разрешалось делать только после 10 часов утра. Запрещалось давать у себя ночлег христианам и мыться в христианских банях. Христианам запрещено было танцевать на еврейских празднествах. Держать, однако, христианскую прислугу евреям Н. дозволялось, в противоположность обычному каноническому запрещению.

Общинная организация и духовно-культурная жизнь. Евреи Н. подлежали в общем компетенции городского суда и лишь в делах, касающихся их веры и еврейского права, подведомственны были юденмейстеру и еврейскому совету (юденрату),члены которого так же, как специальные счетоводы (Rechner), ежегодно назначались шеффенами и городским советом. Они обязывались хранить тайну совещания до оглашения решения, которое постановлялось большинством голосов. Попытки самовольного выбора юденрата подавлялись городскими властями. Юденрат распределял налоги и распоряжался общественными суммами, не превышающими 10 ф. геллеров. Религиозными делами и преподаванием в талмудической школе заведовал городской раввин. Преподавание разрешалось и приезжим учителям, так, например, р. Якову Вейлю и р. Якову Леви. В 1406 г. городской совет разрешил вести преподавание в школе раввинам р. Коппельману и р. Израилю по очереди через день. Это повело к разделению общины на два лагеря и для примирения сторон городской совет назначил третейский суд в составе председателя Готшалка Ганза и двух представителей сторон. Вероятно, это событие послужило поводом к закрытию школы декретом города в 1406 году. Детей приказано было учить дома, а р. Израиль должен был покинуть город. В следующем году он был назначен гохмейстером над всеми общинами Германии (см.), и тогда он отмстил своему сопернику. Частые споры происходили также с раввинами других городов. Так, например, в начале XV в. ульмский раввин р. Зимелин, который не пожелал ввести в ульмской синагоге признанный двумя другими раввинами ритуал Нюрнберга, был предан суду нюренбергской школы, приговорившей его к публичному покаянию. В 1383 г. недоразумения, возникшие между общиной и р. Менделем из Ротенбурга, дали повод к вмешательству городского совета, который запретил евреям посылать к Менделю детей учиться и объявил, что те, которые из-за этой распри покинут город, навсегда лишатся права гражданства. Нюренбергская талмудическая школа насчитывает нескольких известных ученых; упоминания заслуживают р. Яков Маргалиот, выдающийся талмудист (см.), и р. Яков Поллак, который выработал особый метод изучения Талмуда — так называемый пилпул.

Образование новой общины в XIX веке и нынешнее ее состояние. После изгнания город издал еще целый ряд постановлений с целью затруднить евреям возможность утвердиться по соседству Нюрнберга. С начала XVIII в. евреям было разрешено вступать в город для закупок товара, но под конвоем (lebendiges Geleite). При выходе же с товара взималась пошлина. С начала XIX в. в Н. начинают селиться отдельные евреи. Первый еврей, ставший гражданином Н., был Иосиф Кон, принятый городским советом в 1850 г. Община возникла в 1857 г. Через 15 лет был избран первый раввин. Новая синагога, выстроенная архитектором Вольфом по образцу штутгартской, была освящена в 1874 г. По переписи 1905 г. 7000 евреев-членов (общее число жителей 294426). Община, являющаяся центром 3-го раввинатского округа в области Средней Франконии, обнимает 2254 плательщиков общинной подати, дающих свыше 100000 марок; бюджет общины — 127000 марок. Имеются 18 учреждений и фондов просветительно-воспитательного характера и до 40 различных благотворительных и общественных организаций, кружков и фондов (перечень в Handbuch d. jüd. Gemeindeverw., 1911, 128—129). Община консервативных евреев "Adass Isroel Vereinigung" насчитывает 700 членов.

Ср.: Aronius, Regesten; Wiener, Regesten; M. Stern, Die israelitische Bevölkerung der deutschen Städte, III (Nürnberg), 1896, где опубликован архивный материал; Hegel, Chroniken d. deutschen Städte, I, III; Naphtali Herz Treves, в Dikduke Tefillah; Würfel, Histor. Nachrichten von d. Judengemeinde zu Nürnberg, 1754; H. Barbeck, Geschichte d. Juden in Nürnberg und Fürth, 1878; Ziemlich, Die israelitische Gemeinde in Nürnberg, 1900; Salfeld, Martyrologium; Süssmann, D. Judenschuldentilgungen unter König Wenzel, 1907, Grätz, VII, VIII и IX; Stobbe, Die Juden in Deutschland etc., 1866; Zeitschrift f. Gesch. d. Jud. in Deutschland, III; Taussig, Gesch. der Jud. in Bayern, 358—362; Handb. jüd. Gemeindeverw., 1911; Jew. Enc., IX.

C. Гершберг.

Раздел5.




   





Rambler's Top100