Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Пилпул

(לופלפ) — под этим названием известен своеобразный логический метод исследования и анализа законов, позднее метод изучения Талмуда и раввинской литературы. Слово П. происходит от имени сущ. "пилпел", לפלפ — перец, отсюда и глагол "пилпел", означающий "приправлять пряностями", в переносном же смысле под ним понимают"горячо спорить" или "ловко спорить". Но уже весьма рано П. стал употребляться для обозначения особого метода изучения закона (Шаб., 31а; Б. М., 85б; Аб., VI, 5; Барайта, Б. Б., 145б; Тем., 16а; Кет., 103б). Иначе объясняет происхождение этого слова (от ללפּ) И. Б. Левинзон (Bet Jehudah, 1878, II, 47). Существенный признак П. состоит в том, что каждое положение разбирается с точки зрения его отношений к другим положениям, и если два положения на первый взгляд противоречат одно другому, П. стремится выяснить, не может ли это противоречие быть устранено более точным определением понятий, входящих в то и другое положение. — Если два соприкасающихся положения видимо заключают одно и то же понятие, П. стремится выяснить, не есть ли второе положение повторение первого, или же различные оттенки мысли присущи обоим положениям. Этот метод применялся в большинстве талмудических школ как в древности, так и в средние века и новое время. Рядом с этим методом и в противоположность ему существовал уже в талмудический период другой метод изучения закона, состоявший в собирании, хранении и приведении в порядок галахических норм и традиций. Представитель последнего метода назывался "Baal Schemuot", т. е. хранитель предания; представитель же первого метода — "Baal Pilpul", т. е. искусный диспутант. В Иерус., Гораиот, III, 48с, первый назван "Sadran" (приводящий в порядок), второй "Раlpelan" (диспутант). Оба метода были необходимыми элементами в процессе развития талмудической науки. Первый метод совершенствовал технику усвоения устной традиции, другой давал средства для созидания (путем остроумных дедукций) чего-либо нового из того, что существовало, и это передавалось из поколения в поколение. Метод собирания и классификации пользовался большим почитанием, чем метод дискуссий и дедукций (Иер. Гор., III, 48с), и ученый, называвшийся "синай" (יניס), хранитель традиций, предпочитался хитроумному диспутанту, о котором говорили, что он "срывает горы" (םירה רקוע, Бер., 64а; Гор., 14а). "Мудрствующий человек часто бывает легкомыслен" (Эруб., 90а), и чем остроумнее его аргументы, тем легче они могут привести к ложным дедукциям (Б. М., 96а; Нидда, 33б). Большинство амораим были противниками метода П., рассадником которого явилась Пумбедита со времени р. Иуды бен-Иезекиил. Некоторые дошли до такого презрительного отношения к этому методу, что назвали его "темным невежеством" (Санг., 24а; ср. Самуил Эдельс, Хиддуше Аггадот, ad loc.). В поталмудическуио эпоху гаоны и древнейшие комментаторы Талмуда ограничивались классификацией и толкованием текста, причем некоторые с презрением относились к П. (ср. Раши, Хуллин, 81а, s. v. תארתה, и Санг., 42а, s. v. התמחלמ). Тосафисты (см.) снова ввели этот метод, который с тех пор стал господствующим. В продолжение XIV в. и первых десятилетий XV в. талмудическая наука была лишена всякой независимости мысли. Место серьезного анализа заняли память и начитанность (Bekiut). Но около половины XV в. новая жизнь проникла в талмудические школы благодаря восстановлению метода П., причем большее внимание обращалось на остроумное объяснение текста, чем на извлечение галахических норм. Этот метод, со своей своеобразной диалектикой, тонким анализом, поразительными дедукциями, ушедший гораздо дальше осторожного тосафистского способа изучения Талмуда, возник в Польше и Германии и оттуда распространился по другим странам. Наиболее выдающиеся раввины придерживались его; авторитет раввина стал в зависимость от умения остроумно анализировать данную тему (р. Израиль из Брюнна, в респонсах р. Иосифа Колона, № 170). Р. Иосиф Колон, не отрицая (ib.), что П. — прекрасный метод, высказывается, однако, что знание Талмуда и законов важнее для раввина. Пилпул вскоре выродился в софистику. На него перестали смотреть как на средство для правильного уразумения данного положения Талмуда. Он стал самоцелью; привлекала к себе умственная эквилибристика, а не стремление к истине. Это новое направление П. дано было р. Яковом Поллаком (Поляком), жившим в конце XV и начале XVI в. П. стал развиваться преимущественно в следующих двух формах. Первая состояла в том, что две, по-видимому, различные галахические темы ставились рядом, и путем хитроумных и искусственных объяснений и толкований отыскивалась логическая связь между ними; эта форма рассуждения называлась "дераша" (השרד). Вторая форма отличалась тем, что однородная, по-видимому, тема расчленялась на множество частей, которые потом снова связывались в одно стройное целое; эта форма называлась "хиллук", קולח, анализ, расчленение. Сочинения, следовавшие этим двум формам П., назывались "Chidduschim", "новеллы" (оригинальные произведения), потому что при составлении таких сочинений имелось в виду, главным образом, пролить свет на предмет. Появились новые диалектические методы, каждая школа имела свои правила при составлении "Хиддушим"; упомянем методы нюренбергский и регенсбургский (см. Jellinek, Bikkurim, стр. 3). Приверженцы таких методов не стремились вовсе к нахождению, посредством своих остроумных рассуждений, новых практических норм: они сами не хотели, чтобы их хитросплетения находили приложение на практике. Их цель заключалась только в изощрении ума учеников и в приучении их к независимому мышлению; оправдание этой цели они нашли в Талмуде (Бер., 336; Эруб., 13а). Ученикам часто задавались загадки и вопросы, явно абсурдные, на которые остроумный ученик должен был найти ответ. Наиболее древняя коллекция таких загадок содержится в книге р. Якова бен-Иуды Ландау, жившего в конце XV века, т. е. во время процветания софистики П.; эта коллекция находится в прибавлении к его сочинению "Agur" (Петроков, 1884, стр. 72а). Возьмем для примера одну: "Каким образом может случиться, что из двух мальчиков, родившихся в два следующих один за другим дня того же года, тот, кто родился днем позже, достиг 13-летнего возраста, "бар-мицва" (см.), ранее чем другой мальчик?" Ответ: "Мальчики родились в високосном году, имеющем два месяца Адара. Один мальчик родился 29 числа Адара I, второй 1-го числа Адара II. Год, когда эти мальчики стали бар-мицва, был простой, с одним месяцем Адара. Второй мальчик, родившийся 1-го числа Адара II, становится бар-мицва 1-го числа Адара этого года, между тем как старший мальчик, родившийся 29-го числа Адара I, становится бар-мицва 29-го числа, т. е. 28 дней спустя после младшего мальчика".

Многие выдающиеся раввины, польские и германские, протестовали против такого вырождения П. Укажем на р. Ливу бен-Бецалель (Магарал из Праги, MaHaRaL), Исаию Горовица (автора Шене Лухот га-Берит), Иаира-Хаиима Бахараха в его респонсах "Chavvot Jair" (№ 123; см. Jellinek, Bikkurim Keller'a, I, 4; II, 5). Однако их протесты были безуспешны; Π. оставался преобладающим методом вплоть до XIX века; он применялся наиболее даровитыми раввинами во всех странах, хотя в более или менее измененной форме, сообразно с индивидуальностью раввина и с местными условиями. П. одинаково применялся как к Талмуду, так и к кодексам и комментариям; взгляд, выраженный в одном комментарии, П. стремится укрепить или опровергнуть посредством остроумных казуистических дедукций, составленных на основании более раннего комментария. Метод П. применялся не только к Талмуду и законодательным памятникам, но им пользовались также в области гомилетики и агады. Краткое галахическое положение из Талмуда или Мидраша искусно истолковывалось так, что получался материал для целого трактата на галахическую тему. Какая-нибудь парадоксальная мысль из псевдоэпиграфического сочинения "Мидраш пелиа" (האילפ שרדמ) служила исходным пунктом для искусного гомилетического построения. В толкованиях этой школы выразителями принципов Маймонида или Альфаси были библейские персонажи. Абимелех руководствовался будто бы каким-то талмудическим принципом в своем поведении по отношению к Аврааму и Саре. Антагонизм между Иосифом и его братьями вытекает из их разногласий в понимании некоторых галахических правил. Фараон отказался освободить евреев, исходя из некоторых талмудо-раввинских соображений. Жена Гамана, Зереш, на основании известных талмудических теорий сообразила, что ее муж не устоит в борьбе с евреем Мордехаем. Этого же метода держались и многие гомилетические произведения и комментарии Библии с XVI в. вплоть до XIX в. Замечательны по своему остроумию и искусным комбинациям сочинения р. Иуды Розанеса, "Раrаschat Derachim", и р. Ионатана Эйбеншютца "Jaarot Debasch", а также комментарий горностайпольского цадика р. Мордехай-Бера к Пятикнижию.

Ср.: Weiss, Dor; Güdemann, Die Neugestaltung des Rabbinerwesens im Mittelalter, в Monatsschrift, 1864, стр. 425—433; idem, Geschichte, III, 79—83; Jellinek, Le-Korot seder ha-Limmud, в Keller's Bikkurim, I, 1—26, II, 1—19. См.: Иешиботы; Поллак, Яков; Шифф, Меир; Эдельс, Самуил.

Раздел9.



   





Rambler's Top100