Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Податное обложение

Содержание: В библейскую эпоху; — В побиблейское время; — В Западной Европе и Польше; — В России.

Подати в библейскую эпоху, םיסמ, אשמ, המורת: 1) Сакральные. Самое общее название этого рода податей есть המורת ("возношение"), т. е. часть, отчисляемая от целого посредством отделения ("поднятия"). Это слово применяется, прежде всего, к подати "возношения" в собственном смысле, т. е. к частям мучных жертв, жертвоприношений за грех и повинной жертвы, которые отдавались священникам, особенно же — к так называемому "бедру возношения" (המורתה קוש; Исх., 29, 27 и сл.; Лев., 7, 34, и др.) и к "подати возношения", отчислявшейся в пользу священников от урожая и от десятины, получаемой левитами (см. Маасер). Затем этим же словом обозначались и общие добровольные приношения в пользу святилища, как, например, для постройки скинии во время Моисея (Исх., 25, 2, и др.), и вообще всякое приношение в пользу священнослужителей и храма (Лев., 22, 12). Сюда же относятся перваки от скота, первинки, десятина, которые надо было отчислять в пользу культа и его служителей (см. соответствующие статьи). Согласно II Цар., 12, 5, денежные доходы храма состояли из выкупа людей, посвященных Богу, и из добровольных пожертвований. На основании предписания Моисея, что перепись народа должна производиться не путем счета людей, а посредством сбора полусиклей (см. Перепись), сбор превратился по возвращении из Вавилонии в ежегодный денежный налог в пользу храма. О взимании этого налога в эпоху первого храма нет никаких сообщений. Во время Нехемии евреи в торжественном акте "поставили себе в закон давать по 1/3 сикля в год в пользу храмовой службы" (Hex., 10, 33). По-видимому, вскоре перешли к П. в размере 1/2 сикля. 2) Гражданские П. Определяя права царя, Самуил упоминает между прочими П. "десятины", которую царь может взимать с полей, виноградников и мелкого скота граждан (I Сам., 8, 15). Из обещания объявить род того героя, который победит великана Голиафа, "свободным" во Израиле, вытекает, что во время царей народ действительно платил в пользу двора разные повинности, причем эти повинности налагались на роды. Упоминаются в Библии еще торговые пошлины, которые во время Соломона платили, по-видимому, купцы за ввоз товаров (I Цар., 10, 15). О налогах в собственном смысле слова рассказывает Библия определенно опять-таки из времени Соломона. Так как Соломон, любивший роскошь и сооружение грандиозных построек, нуждался в огромных денежных средствах и в рабочих руках, он разделил Палестину на 12 округов, поставив во главе каждого из них по наместнику, которые по очереди должны были каждый доставлять один месяц в году продовольствие к царскому двору (I Цар., 4, 7 и сл.). По этому же разделению страны на области производилось также привлечение подданных (также евреев; ср., однако, I Цар., 9, 22) к работам по сооружению царских построек (ib., 5, 27, 28). Эта натуральная повинность обозначается в Библии преимущественно словом סמ (ср. Иcx., 1, 11; полнее: דבע סמ). Все эти повинности ложились тяжелым бременем на народ и были главной причиной отпадения десяти колен от Давидовой династии. О других царях мы не слышим, чтобы они обременяли народ повинностями, — это бывало только в исключительных случаях для удовлетворения требований победителей (II Цар., 15, 20; 23, 35). Под властью персов евреи не всегда одинаково чувствовали тяжесть налогов. Артаксеркс освободил служителей при храме от П. (Эзра, 7, 24). Самаряне запугивали персидских царей тем, что, если Иерусалим будет укреплен, евреи не будут платить П. (Эзр., 4, 13; поименованные там роды П. — следующие: הדנמ — подать; ולב — сбор с продуктов; ךּלה — сбор с проезжающих). Евреи платили и денежные налоги (Hex., 5, 4). — Ср.: Riehm, HBA, I, 6 и сл., PRE, I, 89 и сл.; археологии Nowack'a и Benzinger'a.

A. C. К.

Раздел1.

Податное обложение в побиблейское время. Некоторые данные о податях, взимавшихся с евреев при Птолемеях и Селевкидах, встречаем у Флавия. Первосвященник Оний II, — рассказывает он, — был человек корыстолюбивый, и поэтому не внес подати, которую предки его обыкновенно платили из собственных средств в размере 20 талантов серебра. Некий Иосиф, сын Тобия, получил за высокую цену право на откуп подати с областей Самарии, Келесирии, Финикии и Иудеи; эту подать царь ежегодно предоставлял наиболее влиятельным лицам в городе (Иуд. древн., XII, 4, § 1). Селевкид Антиох III Великий, завладев Иудеей, постановил "пусть совет старейшин, священнослужители, ученые при храме и певчие будут освобождены от подушной, коронной и всякой другой подати. A для того чтобы город (Иерусалим) скорее успел отстроиться, я освобождаю постоянных жителей от всех повинностей в течение трех лет. Равным образом, и впредь мы освобождаем от третьей части всех налогов, пока жители не оправятся от понесенных ими убытков" (Иуд. древн., XII, 3, § 3). Дмитрий, сын Селевка, желая снискать дружбу Ионатана Хасмонея, обещал ему за верность следующие льготы: "Я освобожу вас от большинства налогов и сборов, которые вы платили прежним царям и мне, и слагаю с вас теперь все налоги, которые вы обыкновенно платили. Кроме того, я с вас слагаю сборы за соль и государственный налог в пользу короны, также освобождаю вас с сего дня от платежа третьей части злаков и половинной части древесных плодов. Равным образом, я отныне и навеки слагаю с вас подушную П., которую каждый из жителей Иудеи, равно и жители трех топархий, Самарии, Галилеи и Переи, обязаны были платить мне. Город Иерусалим я объявляю... свободным... от десятины и от всех прочих поборов" (Иуд. древн., XIII, 2, § 2). Параллельно с Флавием, то же самое сообщает нам более древний источник, I кн. Маккавеев (10, 29; ср. 11, 34—35; 13, 37—39), но некоторые ученые считают это место в кн. Маккавеев вставкой позднейшего автора, для которого образцом служила организация податей в Римской империи (подробно об этом см. у Schürer'a, Gesch., I, 229, прим. 14). Во время римского владычества евреи наравне с прочими подданными империи должны были носить бремя различных податей: подушной подоходной, поземельной, так назыв. census, а равно сборов с домов, плодов, привозимых на рынок, и прочих платежей. Это было особенно тяжело для евреев, которые, кроме того, должны были давать на содержание храма и священнослужителей в Иерусалиме. К этому следует еще прибавить косвенные налоги в виде пошлины, неправильно и жестоко взимавшиеся с населения. Но евреи часто освобождались от подати, в целом или в части ее; сложение подати обыкновенно служило орудием в руках властителя для политических целей. Помпей — рассказывает Флавий — наложил дань на Иудею и Иерусалим (Иуд. война, I, 7, § 6; Древн., ХIV, 4, § 4). Но Гай Цезарь, с согласия римского сената, предоставил разные льготы евреям в податном отношении. Заключив союз с Гирканом, он издал следующий эдикт: "Пусть будут иудеи освобождены в каждый второй податной год от взноса одного кора (пшеницы) и освобождены от других повинностей" (Иуд. древн., ΧΙV, 10, §§ 5, 6). Император Антоний, при назначении Ирода царем, наложил на него дань (Appian, Civ., V, 75). Не установлено, однако, продолжал ли Ирод платить дань и при преемниках Антония (Schürer, Gesch., I, 529, прим. 89). Во всяком случае, подати, взимавшиеся в Иудее при Ироде, не были общеимперскими, так как Ирод мог увеличить их или уменьшить по своему усмотрению. С целью вернуть себе утраченное расположение граждан Ирод однажды освободил своих подданных от третьей части подати под предлогом, чтобы люди оправились от неурожая (Иудейские древности, ХV, 10, § 4). Вообще же Ирод облагал народ обременительными налогами. Агриппа Великий и его сын, Агриппа II, истощили сборами население области Батанеи, раньше освобожденной Иродом от подати. Но все они уступали в жестокости римлянам, которые чрезвычайно обременяли народ налогами (Иудейские древности, ХVII, 2, § 2). Подати, взыскивавшиеся в Иудее римской властью, были общего характера, а не специально-еврейские. Иудея лишь выделялась как особая административная единица. С разрушением Иерусалима римским императором был введен первый специально-еврейский налог, известный под названием "fiscus judaicus". На евреев во всех местах их жительства была наложена поголовная подать в размере двух драхм в год в пользу храма Юпитера Капитолийского — это тот налог, который прежде взимался на нужды иерусалимского храма (Иуд. война, VII, 6, § 6; Дион Каcсий, LXVI, 7). Налог строго взыскивался Домицианом (Светоний, Domit., 12). Преемник его, Нерва, хотя и не уничтожил этого налога, но не принимал никаких заявлений, доносов и жалоб на евреев по поводу fisci judaici (Дион Кассий, LXVIII, 1; Schürer, l. с., II, 260). Этот налог существовал еще долгое время (Ориген, Epist. ad African., § 14). В эпоху первых веков христианства евреи подлежали, наравне с прочими подданными, общим государственным законам о подати как в Палестине, так и в Вавилонии. — Способ взимания подати в разные периоды был различный. При Птолемеях в Палестине существовала система отдачи подати в откуп, в римском императорском периоде подушная и поземельная подать взимались имперскими чиновниками: в сенатских провинциях квестором, а в императорских — прокуратором (Marquardt, Staatsverwalt., II, 303). Иудея, входившая в состав последних, платила подать прокуратору, и только пошлины отдавались в откуп (см. Мытари). По предположении Шюрера, иерусалимский синедрион был ответствен за поступление подати. Так, при Агриппе II представители народа и члены совета разделили между собой деревни и начали собирать дань; вскоре были собраны недостававшие еще к уплате 40 талантов (Иуд. война, II, 17, § 1).

Ср.: Schürer, Gesch., Index, s. v. Steuerwesen, там указана обширная литература; Goldschmid, Les impôts et droits de douane en Judée sous les Romains, Rev. Et. Juiv., ХХХIV, 192—217.

А. К.

Раздел3.

Податное обложение евреев в Западной Европе и Польше. Евреи вступают в средние века как cives Romani; после ассимиляции романских и германских племен они становятся чужими, выброшенными за пределы племенных законов, дающих защиту жизни и имущества. Они — "vogelfrei" и должны искать специальной "защиты" (Frieden), чтобы избегнуть роковых последствий своего публично-правового положения. Они уходят тогда под покровительство территориального властителя, признают его патронат над собой и приобретают таким образом право на жизнь. Еврей обязан платить своему патрону за предоставленную ему охрану известные годовые пошлины. По размерам своим они имеют только символическое значение подданства (они сравнительно незначительны); однако это имеет и принципиальное значение, что делается заметным при обращении еврея в христианство, когда в пользу прежнего патрона переходит, как вознаграждение за потерянные пошлины, все имущество или наследство, которое должно было бы принадлежать вновь обращенному. Такова была теория П. О. евреев в Европе вообще; другой характер оно имело в Испании во время арабского владычества. Податная система исходила здесь из религиозной точки зрения. Евреи — иноверцы и не пользуются, следовательно, покровительством ни Аллаха, ни его земного наместника. Но они могут приобрести это покровительство, купив его ценой личной подати. И уже Магомет устанавливает, что каждый взрослый еврей (или христианин) без различия пола и состояния (и свободный, и раб) обязан платить за упомянутое покровительство полный динарий с головы. Податное обложение еврейского имущества (преимущественно земельного), так называемый charabsch, точно так же основано на взгляде, что всякая земельная собственность принадлежит, по Корану, Аллаху и его земному наместнику, халифу; "харач" должен быть знаком признания этого верховного права собственности. — С развитием феодальной системы в христианской Европе публично-правовое положение евреев становится более сложным. Вследствие усиливающихся религиозных притеснений, защита, в форме так называемого "права гостеприимства", недостаточна, и, вместе с тем, становятся недостаточными те пошлины, которые до сих пор имели только символическое значение. Истощаемые постоянными войнами из-за верховной власти, короли и князья нуждаются в средствах. Еврей становится servus camerae, подданным сокровищницы своего патрона, он — королевская или княжеская регалия, эксплуатируемая наравне с другими регалиями (монополия казны). Вот как это обосновывает теория Фомы Аквината: "Евреи являются предметом свободного распоряжения со стороны патрона, который может поступать с ними как с рабами, будучи ограничен только обязанностью оставить им средства к жизни. Евреи не имеют никаких прав на свое имущество, так как оно возникло из ростовщичества и должно быть возвращено должникам. Князь или король, позволяя евреям жить ростовщичеством, принимает на себя обязанность вернуть потерпевшим должникам их имущество (restitutio in integrum), и для выполнения этого он вправе извлекать от евреев чрезвычайные доходы" (De regimine Judaeorum). Но фактически не было случая, чтобы патроны думали об обязанности вернуть своим христианским подданным взятые у евреев деньги. Вернее соответствуют действительности те взгляды, лежащие в основе податного обложения евреев, которые высказали, ничем их не прикрывая, Людовик Баварский в 1343 г. и бранденбургский маркграф Альбрехт III Ахилл в 1462 г. Согласно их заявлениям, еврейские подати являются как бы вознаграждением за то, что патрон не пользуется своим правом убивать и грабить евреев. Так рассуждали светские владетели. Церковные магнаты, с одной стороны, желали специальными еврейскими податями подчеркнуть блеск христианства, с другой же стороны, они заботились о том, чтобы евреи платили десятину в том случае, если приобретают от христиан владения, на которых лежала эта церковная подать (67-й канон Латеранского собора 1215 г.). Как евреи сами смотрели на эти подати, видно из слов Исаака Царфати в его окружном послании 1454 г. "К чему еврею все его сокровища? — Он их хранит разве только на случай несчастия. Придет день — и они будут разграблены".

Подати английских евреев до 1290 г. Почти все моменты жизни еврея, от колыбели и до гроба, обложены податями. Как только новорожденный увидит Божий свет, финансовый чиновник требует от отца подати за потомство (устан. 1253 г.). Когда еврей вступает в брак — его ждет брачная пошлина в пользу короля; когда он расходится с женой — пошлина за развод; если он не вступает в брак — пошлина за холостое состояние; если у него есть должники — таксы за помощь в истребовании долгов; если он состоятелен — он должен платить в пользу короля, а именно на tallagia de bonis catallis et debitis (имущественная подать) dona, oblata и т. д.; если тягость податей его вынудит эмигрировать — его ждет эмиграционная подать, называемая licences; если, несмотря на все подати, у него осталось кое-какое имущество, то разве только для того, чтобы король наследовал ему или отказался от наследства за высокие наследственные пошлины, так называемые fines. К этим сборам следует прибавить подать pro chevagio (поголовное, три денария с головы, без различия пола), коронационную подать, взимаемую с евреев по случаю коронации короля, чрезвычайные поборы за предоставление какой-либо привилегии, взносы на крестовый поход (1188 г.), т. е. на устройство еврейского погрома, наконец, разнообразные малоизвестные подати compositions, ransons, amerciaments и т. п. Подати и пошлины английских евреев составляли в XII в. 1/13 часть королевских доходов, в общем — около десяти тысяч фунтов, что является, однако, мелочью в сравнении с доходами в 1255—1273 годах в качестве эмиграционной подати (de exitibus Judaeorum), составлявшей около 420 тысяч фунтов. Чрезвычайные пошлины, налагаемые на всех английских евреев, в 66000, 60000, 20000 марок и т. п., не были редкостью в XIII в. Король ведет контроль над еврейским имуществом и организует с этой целью специальные должности, так называемые scaccaria Judaismi. За сбором еврейских податей наблюдают особые justices of the Jews, а в 1241 г. был учрежден для этой цели еврейский парламент в Ворчестере. Не платящих подать ждут самые утонченные мучения, тюрьма, погром, изгнание из страны.

Подати французских евреев до 1394 г. — В то время как в Англии до самого изгнания евреев (1290) власть над ними оставалась централизованной в руках короля, на континенте мы видим иное. После падения каролингской монархии появляется частноправовое понимание суверенной власти: regalia, королевский суд и т. д. могут быть предметом такой же частноправовой сделки, как движимость или недвижимость. Таким образом, еврейская регалия становится предметом, переходящим из рук в руки, от короля к князьям, городам и т. д. Еврей, можно сказать, приобретает вследствие этого меновую ценность: его можно продать, заложить. Еврей обладает известной рыночной ценой в зависимости от своих финансовых средств. Эта цена составляет во Франции около 1296 г. 300 ливров. На этой почве образуется многообразие податей и платежей. Так, король, уступив еврейскую регалию какому-либо князю или городу, не отказывается от уступленных таким образом евреев-плательщиков податей, но под различными предлогами включает их в число обложенных податями в пользу королевской казны (государственная казна, как отдельное от королевской казны учреждение, тогда еще не существовала). Следовательно, отношения складываются так, что еврей скован двумя, а то и более, податными цепями, одной — королевской, другой — княжеской или иного покупателя еврейской регалии, городской, церковной и т. д. Такую картину мы видим во Франции, в Германии, а в XVI в. в Польше. Рассматривая категории податей и пошлин, платимых французскими евреями, мы входим, как в Англии, в круг различных, взимаемых с евреев: tailles, subsides, aides, servitudes, prets, contributions, compositions, taxes, redevances. "Taille" представляет собой прямую подать, взимаемую с евреев в зависимости от их числа и состоятельности (сочетание поголовной и имущественной податей). Она составляет в 1202 г. — 1200 фунтов, а в 1217 г. — 7550 фунтов. Вследствие частых изгнаний taille распадается на два вида: а) подать за "droit d'entrée" — за право въезда во Францию, — в сумме 14 флоринов с взрослого еврея (без различия пола) и 1 флорина с ребенка или слуги; b) подать за "droit de séjour" (за право пребывания во Франции); она составляла ежегодно 7 флоринов с еврейской головы и 1 флорин с ребенка или прислуги. Эти подати взимает специально назначенный еврейский сборщик, называемый procureur или receveur general. Кроме этих постоянных податей — бесконечный ряд пошлин и чрезвычайных податей, значительно превышающих своей суммой доходы от "tailles". Вспомним только, что в XIII веке платежи "joyeuse avenue" составили в Шампани 25 тысяч ливров, а в землях Филиппов IV и V — 122 тыс. и 10 тыс. ливров; что стоимость крестового похода 1254 г. была покрыта евреями; что за право пребывания во Франции в течение нескольких лет евреи должны были уплатить Карлу V 3000 флоринов. Вообще центр тяжести еврейских податей лежал не в постоянных, а в чрезвычайных податях и платежах.

Подати испанских евреев. На Пиренейском полуострове еврейская податная система опиралась — быть может, это было делом евреев-министров финансов — главным образом на прямых податях, называвшихся juderia. Их было два вида: 1) en cabeza, или еврейское поголовное и 2) servicio, имущественная подать. En cabeza составляла 30 динариев или 3 мараведи с еврейской головы и взималась на основании переписи евреев, результаты которой служили для определения общей суммы en cabez'ы; затем сумма раскладывалась на отдельных евреев старше 20 лет так, что эти последние должны были покрыть также и сумму, соответствующую числу освобожденных от en cabez'ы евреев моложе 20 лет, женщин и бедных. В 1290—91 гг. en cabeza составила в 72-х кастильских общинах 1786 тыс. мараведи с 595 тыс. еврейских голов. Имущественная подать, servicio, уплачивалась евреями с земель, домов, пашни и т. п. Подобно en cabez'е, и эта подать определялась общей суммой. Определением ее высоты и распределением занимаются оценщики, называемые empardronadores и repartidores. В XV в. обе эти подати сливаются в одну, являющуюся под названием: servicio y medio servicio. Она представляет сочетание поголовной подати с имущественной. В 1474 г. из этого источника поступило от 200 еврейских общин около 450 тыс. мараведи, в то время как в 1291 г. то же sevicio дало около 2800 тыс. мараведи.

Подати немецких евреев в средние века. Император, князья, города и церковь — все вместе обирают евреев. Несмотря на распределение еврейской регалии между территориальными владетелями, римский император, вместе с тем германский король, взимает с евреев государства прямую подать, так называемый золотой жертвенный пфенниг (goldener Opferpfennig; с 1342 г.) — поголовная подать, платимая ежегодно в сумме одного гульдена каждым евреем и еврейкой старше 12 лет, если они обладали не менее 20 гульденами. Кроме того, евреи вносили ряд чрезвычайных податей, как коронационную подать, платимую на покрытие издержек коронования императоров и королей, затем чрезвычайные платежи на покрытие расходов Констанцского собора, гуситских войн, постойное, различные повинности натурой в пользу канцелярии и дворян короля, и т. п. Техника взимания этих податей в точности не известна. Рупрехт пфальцский вводит особое учреждение еврейского сеньората, так наз. Reichshochmeisteramt der Jüdischayt, целью которого было взимание податей с евреев. Его впоследствии восстановляет император Сигизмунд; однако ввиду оппозиции со стороны евреев, оно быстро исчезло. — Князья и другие покупатели еврейской регалии эксплуатируют ее, взимая с евреев обыкновенные и чрезвычайные подати. Габсбурги взимали в своих доменах прямую подать, так что евреи были подразделены на податные группы (Steuergesellschaft-Jüdischheit), которые совместно должны были уплатить общую ежегодную податную сумму. Сперва распределение и взимание производило придворное учреждение (Hofmeisteramt), впоследствии группа назначенных для этого евреев-сборщиков ("Absamer"). Чрезвычайные подати взимались при разных случаях (война, свадьба при дворе, приданое для княжон и т. п.) почти ежегодно огромными суммами; что касается принципа этих податей, то они были, главным образом, имущественными, и взимали их оценочные комиссии из евреев. — Эмансипационная борьба, которую немецкие города вели повсюду с владельцами городов, должна была отразиться и на евреях. Города, успешно поборов сопротивление владельцев еврейской регалии, заставляют евреев нести различные городские повинности: шос, платимый от домов; торговые сборы (в Нюрнберге евреи платят патрициату 12% покупной цены товаров); сбор с заработков (взимаемый с еврейских ремесленников в пользу цехов); за внесение евреев в списки городских жителей и т. д. — Церковь удовлетворяется десятинами с владений, перешедших от христиан к евреям. — В 1169 г. впервые вводится так называемая еврейская личная пошлина (Judenleibzoll, также Würfelzoll), наиболее позорящая евреев. Вначале существовавшая как вознаграждение за обещание или оказание еврею вооруженной помощи (Geleit), она вскоре выродилась в обыкновенную таможенную пошлину, которую евреи должен был платить в каждой таможне, как с товара. В западноевропейских странах находим еще, в отличие от восточно-европейских и, главным образом, Польши, доходы с евреев путем конфискации их имуществ, уменьшения или уничтожения еврейских долгов, предоставления населению (за известное вознаграждение) права грабить евреев (например, договоры немецких королей с городами); см. Германия.

П. О. евреев в средневековой Польше. И в Польше евреи являются servi camerae. Но польские короли ставят евреев с фискальной точки зрения почти наравне с остальными податными сословиями. Повинностями евреев в пользу королевской казны являются постоянные, обычные подати. Принадлежащий к ним так называемый census animus — род имущественной подати, определяется в общей сумме и составляет во второй половине XV в. около 900—1000 злотых; разложить налог на отдельные общины и собрать его — дело еврейских сеньоров или специальных сборщиков; освобождение от ежегодного чинша предоставлено бедным, погорельцам и специально привилегированным. Далее, имеются повинности натурой и работой, как, например, обязанность давать подводы, сторожить замки и т. п. "utilia servicia"; чрезвычайные подати, взимаемые с евреев в случае войны (например, наложенная на евреев в 1496 г. поголовная подать в 1 злотый с еврея и 12 грошей с женщин, детей и прислуги); пошлины за привилегии и "glejty", и доходы выморочного права, принадлежавшего королю в случае смерти еврея, не оставившего потомства. — Королевские чиновники взимают так называемые "даны" или "поплатки" и судебные пени; церковь взимает десятину с имуществ, приобретенных от христиан, столичные города — поземельную подать с домов и земельных участков, и то в западных провинциях Польши лишь с XIV в., в восточных — с конца XV в. (ср. Schipper. Studya nad stosunkami gospodarczymi Żydów w Polsce podczas średniowiecza, 1911, гл. ХVIII).

Новое время. — Шестнадцатый век приносит сильное гуманистическое движение, а вместе с ним обманчивые надежды для западных евреев. Громкий голос Рейхлина, что евреи, как сограждане Римской империи, должны пользоваться теми же правами, как я остальные, — не нашел отзвука в окружающем обществе. Принципы еврейского П. О., да и формы еврейских повинностей, выработанные средневековьем, просуществовали с малыми изменениями до 1790 г. (см. ниже). Это явление стоит в тесной связи с общим состоянием западноевропейского фискализма нового времени.

В Англии евреи платили с тех пор, как осели здесь в большем количестве при Кромвеле, кроме общих податей, специальную подать для чужеземцев, так назыв. allen duty, до половины XVIII в. (1753). Даже в Голландии, где положение евреев было лучше, чем где-либо, они еще в XVIII в. должны были платить некоторые унизительные подати в пользу церкви и христианских школ, которыми им было воспрещено пользоваться. Во Франции евреи платят до 1790 г. за королевскую охрану (незначительная община в Меце платила 20000 ливров), торговую подать, чрезвычайные подати на военные цели и, кроме всего этого, еще такие подати, как пошлины в пользу духовенства и церквей и характерную "подать за право входа", которая была предназначена первоначально для евреев-иммигрантов при их прибытии, но взималась постоянно с давно осевших во Франции евреев (Halphen, Recueil des lois concernants les Israélites de France, стр. 172 и сл.).

В Германии почти все доходы, которые немецкий король получал с евреев, перешли к территориальным владетелям и даже к частным лицам. Только один "золотой жертвенный пфенниг" в Вормсе и Майнце остался у короля. Евреи были вполне предоставлены неограниченной эксплуатации светских и духовных магнатов. Например, в рубрике чрезвычайных доходов находится еженедельный сбор с евреев в 1 динарий с головы для покрытия издержек турецкой войны при Фердинанде I (1522—1564), чрезвычайная подать с чешских евреев для покрытия издержек 30-летней войны. Но и рубрика постоянных приходов показывает огромные суммы. Так, доход Габсбургов с немногочисленных еврейских общин в Австрии составил в десятилетие 1660—1670 гг. значительную сумму 600 тыс. гульденов (Wertheimer, Die Juden in Oesterreich, стр. 131). Это кажется незначительной суммой в сравнении с 200 тыс. гульденов, которые императорская касса взимала ежегодно с ограниченного в Чехии количества 20 тыс. еврейских семейств. Какой необыкновенный рост сбора означала эта сумма в 200 тыс. гульденов, вытекает хотя бы из того, что еще в XVI в. (до 1542 г.) постоянные доходы с чешских евреев (так назыв. Schutzgelder) составляли не более 300 коп грошей, несмотря на то что численность еврейского населения была тогда немногим меньше, чем в XVIII в. С какой последовательностью проводили еще во второй половине XVIII века результаты средневековой точки зрения, свидетельствуют еврейские патенты и ордонансы Марии-Терезии и Иосифа II. Известный ордонанс 1776 г. заменяет еврейское поголовное, так назыв. "Schutzgeld", податью за веротерпимость (Toleranzsteuer), составляющей 4 гульдена с еврейской семьи. Кроме того, евреев обложили промысловой и имущественной податью в 4 гульдена с семейства. Наконец, ввели особые брачные таксы. Иосиф II повысил веротерпимую подать на 1 гульден, промысловую и имущественную подать он заменяет налогом на кошерное мясо, наконец, свадебные пошлины он определяет в таком размере, что делает невозможными браки среди бедных и ранние браки среди богатых.

В Турции еврейские подати соединены, начиная с XVI в., в две группы: поголовный сбор, взимаемый с евреев старше 12 лет, и имущественный, взимаемый по трем классам: принадлежавшие к первому классу платили с имущества в 200 аспров (4 дуката) — 4 аспра, второй класс 2 аспра со 100 аспров, третий — 2/5 аспра с 20 (Ср. Zinkeisen, Geschichte des osmanischen Reiches, III, стр. 309, 368 и др.).

Польша и Литва. В первой половине XVI в. в польско-литовских землях вырабатываются основные принципы П. О. евреев, которые сохранились почти до падения Речи Посполитой. Финансовые реформы Сигизмунда Старого, которые были развиты Стефаном Баторием, стремились к включению доходов еврейской регалии в известные постоянные нормы, к созданию такой системы, в которой чрезвычайные подати были бы действительно исключением, а не правилом, как на Западе. Правительство также стремилось к возможному упрощению системы податей, хотя бы это и было сопряжено с уменьшением доходности (определение общей суммы и отдача в откуп еврейского поголовного). Сигизмунд стремился к централизации податной системы, чем и руководился при создании в XVI в. учреждения еврейских генеральных скарбников для главных провинций Польши и особого сеньората для Литвы. На такой почве выросло могущество столь влиятельных личностей, как генеральные скарбники Польши: Авраам из Богемии, Франциск из Кракова и литовский сеньор Михель Езофович. Им помогают еврейские доктора или раввины, которые грозят наказаниями и проклятиями их противникам. Но оппозиция не затихает. Дипломатически ее ободряет великий Иссерлес (ср. Responsum, № 123). Евреи считают вмешательство генерального скарбника в податные функции кагала нарушением общинной автономии, гарантированной привилегиями. И они ведут успешную борьбу. Они покупают у короля одну уступку за другой, и между ними такие важные для еврейской автономии финансово-технические распоряжения, как создание в 1519 г. провинциального еврейского сеймика, собирающегося ежегодно для распределения общей податной суммы, наложенной на великопольских евреев, на отдельных плательщиков, — и предоставление этому вновь созданному учреждению права вводить исполнительный орган из 5 евреев. Вскоре еврейский сеньорат и генеральные скарбники утратили прежнее значение. На арену выступают уже в 1540—1550 гг. — наряду с провинциальными сеймиками — генеральные сеймы польско-литовского еврейства. Сеньорат обратился в коллегиальное и авторитетное представительство евреев, которое служило для правительства лучшей гарантией сбора полной податной суммы. Таким образом, между верховной польской властью и "простым еврейским человеком" становятся еврейские сеймы и сеймики. Провинциальные еврейские сеймики сносятся с генеральными еврейскими сеймами, а эти последние непосредственно с королевским подскарбием, который является представителем правительства во время работы еврейского парламента. В первой половине XVI в. король признает фискальные права магнатов по отношению к евреям, живущим на частных землях. Статутом 1539 г. король уступает шляхте право взимать с евреев на частных землях все те чинши, какие до сих пор взимал исключительно он сам. Таким образом, живущие на частных землях должны были нести не только те государственные повинности, которые евреи несли на королевщизнах, но и, сверх того, особые подати в пользу владельцев. — В П. О. польских евреев надо различать государственные повинности, повинности в пользу частных владельцев, повинности в пользу городов, в пользу церкви и христианских школ. К государственным повинностям (государственная казна, королевская казна, государственные чиновники) относятся следующие "прямые" подати. Поголовная подать (censas capitum). Самые ранние ее следы восходят к 1496 г. Она была сперва общей податью как для евреев, так и для христиан. С 1549 г. появляется поголовная, как подать за веротерпимость, платимая евреями вместе с шотландцами и цыганами, группами, зачисленными официальной терминологией к "plebs ultimae classis". Еврейская поголовная подать рассматривается как эквивалент за "богатства, которыми евреи обязаны государству". Вначале она ложится исключительно на евреев в королевских землях, но уже в 1552 г. привлекают к этой повинности и евреев, живущих на частных землях. В принципе это — подать, не налагаемая в общей сумме; ее размер зависит от численности еврейского населения согласно переписям. Первые следы таких переписей для взимания поголовной подати сохранились от 1564, 1569, 1577 и 1578 гг. По переписи 1569 г., считая по 1 злотому от "еврейской головы", под которой понимали главу семьи, — собрали всего с евреев Польши 6186 злотых 15 грошей. Освобождались бедные, погорельцы и привилегированные ad hoc. В 1579 г. эту подать в Польше определили общей суммой в 10 тыс. злотых и сдали на откуп представительству евреев Польши (Вааду), чтобы в следующем году повысить ее до 15 тыс. злотых и таким образом получить половину всех доходов Речи Посполитой. Но уже к концу XVI в. все чаще раздавались голоса, указывавшие на отсутствие пропорциональности между суммой поголовной подати и численностью евреев. Вследствие затруднений в устройстве переписи начались переговоры с Ваадом, и в результате общая сумма подати была повышаема в первой половине XVII в. в три раза, а иногда и в четыре раза для Польши и Литвы, в 1650—1662 гг. около 5½ раз для Польши и 10—13 для Литвы. В 1662—1676 гг. вернулись к первоначальному принципу обложения a capite и произвели четыре переписи евреев (1662, 1673, 1674 и 1676 гг.). Таблицы, составленные на основании переписи 1676 г., послужили основанием для определения общей суммы поголовной подати, сдаваемой на откуп Ваадам. Этим путем собрали с евреев Польши в 1662—1702 гг. — 105 тыс. злотых, с литовских евреев — 20—25 тыс. злотых. В период 1703—1764 гг. вышеуказанная общая сумма возросла в Польше в два раза, в Литве приблизительно в2½ раза, причем, вероятно, руководились мыслью о предполагаемом удвоении еврейского населения. В 1764 г. совершается коренное изменение в технике поголовной подати в связи с поворотом в истории автономий польско-литовских евреев. Конституция 7 мая 1764 г. распустила навсегда еврейские сеймы и сеймики. Переписью евреев 1765/6 гг. воспользовались для сбора податей — считая по 2 злотых с головы, исключая детей моложе года — с евреев Польши — 859 тыс. злотых поголовного, а с литовских евреев — 315 тыс. злотых. Несмотря на значительную стоимость переписи, было решено производить ее каждые 5 лет, но сеймовая конституция 1775 г., налагая на евреев поголовное по 3 злотых с головы, предписала производство переписи каждые 3 года, что и выполнялось до 1790 г. — Королевский шос. — После введения поголовной подати в среде евреев появилась оппозиция против иных податей, которые они до сих пор платили. И в 1563 г. их освобождают от подати с товаров, а в 1593 г. эдикт Сигизмунда III освобождает их "от всех податей, а именно от ремесел, от лавок, от шоса, от службы, от торговли солью". Такое положение вещей продолжается до 1628 г., когда снова было постановлено, что евреи должны платить, кроме поголовного, нижеперечисленные подати. Королевский шос взимали как с королевских евреев, так и с частных, "только с самих домов и собственности" по шкалам для столичных, второй т. д. степенных городов, в зависимости от величины домов (отличали каменный дом от дома и домика). Корни взимаемого с евреев шоса мы находим в "годовом чинше" Польши и литовской "сребрщизне", взимаемых с еврейских домов и земель еще в средневековье и выступающих под тем же названием еще в течение всего XVI в. — Городской шос (подымное). Независимо от королевского шоса, платимого специально евреями, у магистратов появляется стремление принудить евреев к платежу вместе с мещанами шоса в пользу короля. Итак, евреи должны были тогда платить тройную подать с домов и земель: два сбора (королевский шос и подымное) в пользу короля и подать (городскую, см. ниже) в пользу магистратов. Для взимания этого подымного правительство обыкновенно назначало общую сумму на основе тарифа, составленного по известной шкале воеводскими учреждениями совместно с еврейскими старшинами. Распределение еврейского подымного принадлежало до 1764 г. еврейским сеймам и сеймикам, а оба Ваада, польский и литовский, ручались за сбор общей суммы. Подобно поголовному, и общая сумма подымного неоднократно была повышаема с предполагаемым возрастанием числа еврейских домов, хотя основой должны были быть в принципе люстрации дымов и оценочные тарифы. Из отрывочных и случайных упоминаний отметим несколько цифр для Литвы: общая сумма еврейского подымного составляла в 1650 г. — 16000 злотых, в 1651 г. — 5270 злотых, в 1652 г. — 20000 злотых, в 1653 г. — 24000 злотых, в 1658 г. — 15000 злотых. Правительство не раз требовало на экстренные нужды увеличенной в несколько раз суммы как поголовного, так и подымного. — Комбинированные имущественные подати. — До 1563 г. евреи платили имущественную подать. Впоследствии ее уничтожили вследствие введения поголовного, но не надолго, так как в XVII в. был нарушен принцип, что поголовное является эквивалентом других податей. К самым интересным из взимаемых в XVII и XVIII вв. с евреев комбинированных податей принадлежат — "гиберна" и так называемое "поворотное". Гиберну взимали частью с имущества, частью с голов, частью с домов. "Поворотное" встречается исключительно в Литве, и постановление литовского Ваада в Пружанах в 1628 г. объясняет, что "при взыскании "поворотного" (сбора), "каморник", хотя бы он и был особенно богат, обязан дать только половину того, что дает человек среднего достатка, у которого есть дом". — Встречается также подать с христианской прислуги у евреев, по 4 тынфа с головы (постановление Витебского сеймика от 1714 г.). Подати "постойное", "подводное" и т. п., сначала доставляемые в натуре в пользу короля и королевского двора, заменены в XVI в. денежным эквивалентом, который взимается с евреев в ранее назначенной сумме в зависимости от численности отдельных общин. Литовские евреи освобождаются от обязанности давать "подводное" в 1677 г., что было вместе с освобождением от "почтового" лишь небольшим облегчением. — Косвенные обыкновенные подати евреи несут с остальным податным населением Речи Посполитой. Сюда относятся таможенные пошлины, мостовые, подорожные, а с другой стороны, целый ряд податей на потребление, как чоповое и шеляжное (с пива и водки), так называемая капщизна (с меда), воскобойное (с воска), соляное (с соли) и т. д. Чоповое, платимое еврейскими шинкарями и пивоварами, берут на откуп главным образом еврейские областные ваады или сеймики, почему и распределение этой подати неоднократно происходит на этих сеймиках. В последние десятилетия XVII в. в городах составляют особые тарифы чопового. Евреи-шинкари дают их под присягой перед воеводским урядом, который их сохраняет в особой книге, называемой "Protocollon juramentorum judaicorum".

К чрезвычайным косвенным повинностям принадлежат подати в случае войны. Хотя генеральные еврейские привилегии гарантировали евреям освобождение их от обязанности принимать участие в военном походе, однако правящие сферы стремились, по понятным соображениям, ввести эти повинности и поднять их до возможно высоких размеров. Это делали в различных формах: назначали специальные подати с заработков, поголовные или имущественные подати на покрытие издержек похода или взимали с евреев общую сумму для их защиты. Не раз повышали вследствие "неожиданной нужды" обыкновенные еврейские подати. Иногда устанавливали особую еврейскую подать "за освобождение от обязанности участвовать в посполитом рушении". К этому надо прибавить обязанность евреев давать квартиры войскам, за которую евреи обыкновенно платили общей суммой, распределяемой по количеству и величине еврейских домов и участию евреев в реализации военной контрибуции. — О коронационной подати упоминается впервые в 1512 г. по случаю коронации королевы Варвары. Евреи участвовали еще в несении государственных повинностей натурой и работой, например, различные работы королевских замков и мельниц и т. п. "servicia utilia" в пользу короля, в уплате государственных долгов; они платили билетное, т. е. пошлину на право временного пребывания в городах, которые были "judenfrei", на основании так назыв. privilegium de non tolerandis Judaeis. Податями являются, наконец, пени в пользу короля и воеводских или подвоеводских судов, платимые осужденными евреями. — Специальные доходы короля с евреев состояли из пошлин за привилегии и gleity, предоставляемые всему еврейству или отдельным евреям; из доходов выморочного права, которые, вероятно, были немалыми, особенно в 1650 г., когда король принял в свою собственность все имения евреев, убитых и разграбленных казаками, не оставивших после себя наследников; в пользу короля шли также наследственные пошлины с наследников умершего еврея. — Жалованье воеводам и воеводским чинам (подвоевода, писарь) состояло сперва из натуральных продуктов (рыба, перец и т. п.), и его платили воеводским и подвоеводским урядам за судопроизводство и за "аренду" у них еврейских судов. Со временем эта повинность была заменена регулярными денежными взносами воеводам. Во Львове воевода брал с евреев 4000 злотых ежегодно, подвоевода 1000 злотых (декрет 1692 г.). — Повинности евреев в пользу частных владельцев состояли из шосов с домов по шкале, как в королевщизнах, податей на предметы потребления, как роговщина (со скота и лошадей), десятина (с коз и овец), пчелиная десятина, платежи с напитков и т. п., подвод, работ при господском дворе, шарварка (работы на дорогах) и т. п., или денежного эквивалента, взимаемого по числу еврейских домов, платежей и судебных пеней, вознаграждения за привилегии и уступки. — Повинности евреев в пользу городов состояли, главным образом, из годовых чиншей (census annuus, census terragii, emphiteusis), платимых евреями в различном количестве, иногда очень значительном, с домов, находящихся на городской земле; из податей на городскую полицию, на починку валов, стен и т. п.; из косвенных городских податей, как весовое, поштучное, мостовое, подорожное и т. д.; из годовых сумм в пользу магистратов за право (ограниченной) торговли, из годовых платежей еврейских ремесленников в пользу христианских цехов, первые следы которых относятся к 1539 г. Иногда евреи договаривались с городом, что вместо отдельных городских податей они будут платить известную общую сумму, в зависимости от общей суммы городских платежей. Главным образом это делалось по инициативе еврейских сеймов. В некоторых городах (преимущественно литовских) евреи, взамен платежа городских податей, участвовали в городских расходах, уплачивая определенный процент, устанавливаемый особыми договорами. — Повинности в пользу церкви и христианских школ состояли: из годовых чиншей с принадлежавших некогда христианам домов, которые церковь взимала согласно каноническим определениям соборов и провинциальных синодов; из "подарков и вознаграждений" за согласие на постройку молитвенных домов; из платежа натурой в пользу церкви; основной являлась подать, называемая юдаикой, позднее — козубальцем, которую платили в пользу высших и низших христианских школ как бы в вознаграждение ректорам (заведующим) школами за удержание школьных буянов от так называемых "Schülergeläuf" — еврейских погромов. — Все повинности, кроме косвенных податей, судебных пошлин и т. п., взимались не прямо с еврейских плательщиков, но с кагалов как самых мелких еврейских административных единиц, которые раскладывали их на своих отдельных членов при помощи комиссий цензоров (םיאמש) в форме кагальной подати (simpla, Simpelsteuer), состоящей из собственно кагальной подати, предназначенной для внутренних нужд кагала, и из публичных податей, платимых целым кагалом. Делом кагала было также составление плана амортизации кагальных долгов, растущих с половины XVII в. Это положение вещей меняется только с 1764 г., когда польское правительство, вследствие роспуска главных автономных учреждений еврейства, берет дело П. О. в собственные руки. Число государственных повинностей увеличивается новой податью для амортизации долгов, сделанных Ваадами.

Последнее десятилетие XVIII века. — Первые опыты уравнения на фискальной почве евреев с остальным населением были сделаны в Австрии в правление Иосифа II, но радикальный разрыв со средневековьем является лишь заслугой французской революции. Национальное собрание единогласно уничтожает законом 20 июля 1790 г., по предложению докладчика Vismes'a, все специальные еврейские подати, и без всякого вознаграждения за это со стороны евреев. В Польше анонимный автор брошюры об устройстве быта евреев (1785) требует уничтожения правительством поголовного, так как оно падает только на евреев и служит поэтому признаком вероисповедной нетерпимости. Но почти одновременно Коллонтай предлагал удвоить поголовное. Четырехлетний сейм (1788—1792) не успел высказаться по этому вопросу. Аналогично было и в немецких землях. Кроме Австрии, где, впрочем, дело Иосифа II было извращено Леопольдом II и Францем I, которые ввели такие тяжелые специально еврейские подати, как подать на мясо, вино, свечи и т. п., — везде в немецких землях просуществовала до XIX в. позорящая евреев личная пошлина, и только благодаря энергичной деятельности Вольфа Брейденбаха и Израиля Якобсона первые годы нового столетия принесли освобождение евреев от этого остатка средневековья.

Ср.: кроме указанных в тексте сочинений, Областной архив в Кракове (Archiwum Kraj. Krakowskie), Varia 23a и 21; Castrensia Leopol. 1593 (т. 348, стр. 1392); Volumina legum, passim; Русско-еврейский Арх. Ι, II и III; Регесты, I, II и III (печатается); Областной пинкос Ваада главных еврейских общин Литвы; Zródła dziejowe, VIII и IX; Bersohn, Dyplomataryusz Żydów w Polsce; Balaban, Żydzi lwowscy na przełomie XVI и XVII w., 1906; Lewin, Gesch. d. Jud. in Lissa, 98—117 (о разных податях; особый интерес представляет так назыв. Pardonsteuer — подать с товаров, взимавшаяся особым сборщиком); A. Harkavy, Chadaschim gam Jeschanim, приложение к VII т. евр. перевода Греца (между прочим здесь приводится постановление Ваада четырех стран 1606 г. о денежном подношении королю под названием Szpilkowe); Nusbaum, Hystorya Żydów, V, 68—69; Smoleński, Stan i sprawa Zydów w Polsce w XVIII wieku; J. Buzek, Wpływ polityki źydowskiej rządu austryackiego w latach 1772—1788 etc., в Czasopismo prawniczne i ekonomiczne, 1903, 91—13; см. еще литературу в ст. Англия, Германия, Франция, Богемия.

И. Шиппер.

Раздел5.

В России. В первое время по переходе Белоруссии от Польши к России (1772 г.) евреи составляли группу подданных, не входивших в состав других сословий. Поэтому для них была установлена подать в особом размере. Когда же евреи были включены в купечество и мещанство, они стали платить подать в том же размере, что и прочие, о чем и последовал указ 3 мая 1783 г.: мещане платили подушную подать, а купцы известный процент с объявленного капитала. Русское купечество вместо натуральной воинской повинности уплачивало за каждого причитавшегося рекрута по 500 руб.; такая же сумма была наложена на еврейское купечество, а равным образом и на евреев-мещан, не отбывавших натуральной воинской повинности. Правда, в 1794 г. для евреев была введена подать в двойном сравнительно с христианами размере, по-видимому, с той целью, чтобы неимущие евреи направились в пустынную Новороссию, где существовали льготы, но около 15 лет спустя двойной размер был отменен. Подать с евреев взимали кагалы (правила 1781 г. о приходно-расходных книгах, § 7), которые были ответственны за правильное поступление денег. Когда же евреи, в качестве мещан и купцов, превратились (1783) в равноправных членов городского торгово-промышленного сословия, подать с евреев стала поступать в общие учреждения, минуя кагалы, и тогда еврейское население освободилось от круговой поруки. То было смутное время: религиозная борьба между хасидами и миснагдами отражалась на различных сторонах еврейской жизни. Утрата кагалом права раскладки подати, права, которым он подчас злоупотреблял и пользовался для преследования противников, грозила его могуществу; между прочим, кагал лишался средств, необходимых для борьбы. И потому представители белорусского господствовавшего еврейского класса стали хлопотать о предоставлении кагалу права раскладки подати. Просьба была удовлетворена (Полн. собр. зак., № 16391). Возвращенное кагалам право раскладки подати, несомненно, сыграло роль в религиозной борьбе, с особой силой разгоревшейся в конце XVIII в.; иллюстрацией в этом отношении могут служить неурядицы в виленском кагале, где был сосредоточен главный штаб миснагдим; кагал, истратив много средств на религиозную борьбу, не доплатил казне тринадцать тысяч злотых; этот недобор был сначала наложен на кагальных старшин, но потом, по просьбе последних, перенесен на все население; тогда хасиды пообещали, по-видимому, что если в кагал будут избраны хасиды, они добьются того, что недостающие деньги будут взысканы с прежних старшин; хасидам удалось ввести в виленский кагал нескольких из своих сторонников, а дело о 13000 злотых завершилось тем, что сенат постановил взыскать их с виновных старшин. Кагалы взимали подать в виде прямого налога; но порой прибегали и к косвенным налогам, пользуясь коробочным сбором (см.). Так, в 1797 г. минский кагал обратил коробочный сбор на уплату государственных повинностей; вскоре коробочный сбор был увеличен, так как не хватало средств, чтобы платить подати за неимущих. В Шклове часть коробочного сбора также обращалась на уплату податей. Хотя коробочный сбор, тяжким бременем ложившийся на народную массу, достигал значительных сумм, все же за еврейским населением числились недоимки, все более возраставшие; это объясняется тем, что, помимо злоупотреблений, внутренние нужды общин (культ, благотворительность) были велики. Следует отметить, что евреи, жившие во владельческих имениях, сильно страдали от поборов помещиков; дошло до того, что император Павел I приказал (1800) принять меры, чтобы евреи "не были отягощаемы излишними поборами и налогами от владельцев". Непомерные сборы привели массу в бедственное состояние — кагалы и состоятельные классы должны были поэтому стремиться к тому, чтобы неимущие не попадали в ревизские сказки. Правительство это знало, и после 7-й ревизии, "приняв в уважение бедное состояние евреев, не показанных в ревизских сказках", государь, возложив на кагалы обязанность привести в известность численность еврейского населения, повелел освободить евреев от взысканий, установленных за утайку, а также выпустить евреев, взятых под стражу за прописку (1817). Тогда обнаружилось новое явление — чтобы не нести излишнего податного бремени, кагалы стали отказывать дряхлым и убогим в приписке, вследствие чего сенат потребовал (1819), чтобы дряхлые и убогие причислялись к тем обществам, "к коим они по родству принадлежат". Это еще больше обременяло еврейские общества, к которым теперь было вновь приписано свыше 130 тысяч лиц, неспособных к заработку. Подольский губернатор свидетельствовал в это время (1825), что "еврейские общества находятся вообще в весьма бедном положении, а особливо живущие во владельческих местечках". Несмотря, однако, на то что бедность еврейского населения была очевидна, принимались меры для обеспечения правильного поступления подати. В 1827 г., при введении для евреев натуральной воинской повинности, еврейским обществам было предоставлено сдавать в рекруты всякого неисправного в уплате подати (что открыло простор для злоупотреблений). — Так как купцы-евреи были свободны от подушных податей, то за правильное поступление таковых они официально не несли ответственности; но фактически, хотя бы путем коробочного сбора, они уплачивали подать за неимущих, а правительство, ссылаясь на то, что "еврейские купцы и мещане по учению их веры составляют одно общество", обязало (1831) евреев-купцов участвовать в платеже податей и повинностей за мещан того города, к которому приписаны, если уплачиваемые ими гильдейские повинности меньше той суммы, которую приходится платить мещанам, ответственным за неимущих (позже отменено). — В 20-х годах в правительственных кругах возникла мысль воспользоваться коробочным сбором в целях взимания подати с евреев; был даже издан закон (1826), сейчас же, однако, отмененный, чтобы коробочные сборы шли на уплату подати не только за неимущих и дряхлых, но, если окажется остаток, то и за состоятельных. Подати, впрочем, не всюду уплачивались из коробочного сбора; так, из 135 общин Подольской губернии в 130 кагалах для указанной цели прибегали к подушной раскладке; то же было и в Волынской губернии, где позже, наоборот, сбор был обращен преимущественно на уплату подати. По подсчету, произведенному в начале 30-х годов, земские повинности и другие казенные сборы с евреев составляли около 3500000 руб.; частью коробочного сбора, достигавшего суммы в 3200000 руб., погашались казенные подати, но и при этом внешние и внутренние сборы достигали около шести миллионов рублей; некоторые данные позволяют думать, что работоспособный глава семьи в среднем уплачивал около 65 руб. в год. — В начале 30-х годов министр финансов Канкрин приступил к разработке Положения о коробочном сборе в целях "вящего обеспечения следующих казне с евреев податей, столько и для самого облегчения их в уплате оных"; в связи с этим было предположено обратить суммы коробочного сбора, главным образом, на уплату подати; с другой стороны, министр внутренних дел Блудов находил, что евреи должны уплачивать подать на тех же основаниях, как и прочее население, не прибегая к коробочному сбору. В это время известный общественный деятель Штерн (Одесса) представил правительству записку, в которой указывал, что евреи издавна выплачивают подати и выполняют повинности только путем косвенных (коробочный сбор), а отнюдь не прямых налогов, благодаря чему евреи не подвергаются суровым принудительным мерам, сопровождающим обычно взимание подати. В результате было постановлено (Положение о коробочном сборе 1844 г.), что подать и повинности выплачиваются в известной мере суммами коробочного сбора. Указанное правило привело к тому, что хотя евреи, в своей значительной части принадлежавшие к мещанству, облагались личной податью, наравне с мещанами-христианами, еврейское население, благодаря коробочному сбору, оказалось как бы в льготных условиях в отношении способа уплаты П. Пользуясь правом обращать суммы коробочного сбора на пополнение податных недоимок за неимущих и убылых, а в случае образования остатков (закон 27 декабря 1847 г.) — оплачивать ими подать за целые общества, евреи, не исключая зажиточных кругов, часто погашали путем раскладки, т. е. личными взносами, лишь незначительную часть казенных сборов, остальную же часть подати обращали в недоимку, надеясь покрыть ее суммами коробочного сбора, упадавшего своей тяжестью преимущественно на народную массу. Таким путем на еврейских обществах накоплялись недоимки (в середине 50-х годов недоимки достигли восьми с половиной млн. руб.). Ввиду этого последовало Высочайшее повеление (27 декабря 1850 г.) с тех обществ, которые в течение года не покроют недоимок, брать за каждые две тысячи рублей новых недоимок по одному взрослому рекруту, не делая никаких вычетов из суммы недоимок, а взимая ее полностью; если же в течение ближайшего года недоимка не будет погашена, брать нового рекрута (сенатский указ 16 апреля 1852 г.; отменено в 1856 г.). — В 1863 г. подушная подать с городских обывателей была отменена; остались лишь подушные земские повинности, которые покрывались, главным образом, суммами коробочного сбора (в 1868 г. по Киевской губернии земский сбор с евреев был исчислен в сумме ста тысяч рублей; в это время из коробочного сбора было ассигновано на покрытие земского сбора около 80 тысяч руб., часть 10%-ных отчислений на губернские надобности и часть остатков коробочного сбора); в конце 80-х годов последовала отмена взимания подушной П. со всех разрядов населения Империи. См. Гелейт-цолль, Коробочный сбор, Кошерный сбор.

Ср.: Ю. Гессен, Евреи в России, стр. 167, 205, 212, 362 и сл.; его же, К истории коробочного сбора в России, СПб., 1912; Леванда, хронологический сборник законов etc.

Ю. Г.

Раздел8.




   





Rambler's Top100