Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Преступность

(западноевропейские евреи). — Уже давно замечено, что евреи совершают своеобразные преступления, т. е. что П. евреев отличается от П. других народов. Пока не было научной статистики, нельзя было уяснить причины этого своеобразного явления. И теперь, когда последняя обследована в различных странах, существуют в науке различные объяснения: одни утверждают, что еврейская П. является следствием врожденных особенностей еврейской расы; а другие объясняют особые виды П. у евреев тем, что евреи заняты в специфических социальных функциях. В сущности мы здесь имеем дело с частной формой спора, существующего в криминальной антропологии: является ли преступление функцией врожденных наклонностей расы, народа и индивидуума, или же П. создается общественными условиями жизни народа, класса и индивидуума. Для выяснения спора необходимо сопоставить все статистические данные о еврейской П. Сравнивая П. среди христиан и евреев в различных странах, можно констатировать, что христиане чаще всего совершают преступления против личности, а евреи — против имущества. В следующей таблице приведены данные об относительной Π. евреев и христиан по отдельным категориям.

Евреи совершают следующего рода преступления чаще, чем христиане.

Из этой таблицы видно, что П. среди евреев вызывается социальным своеобразием еврейской жизни. Евреи Западной Европы занимаются, главным образом, торговлей и посредничеством в общей экономической жизни; вот почему они совершают больше преступлений против имущества, чем христиане. Чтобы составить верное представление о Π. у евреев, необходимо было бы одно из двух: или сравнивать П. евреев данного социального класса с христианами того же социального положения (П. среди еврейских и христианских торговцев или ремесленников и т. д.), или же сравнивать процент еврейской П. данного класса с процентом его участия в данной социальной функции. Нельзя сравнивать 1000 евреев городских жителей с 1000 христианами, из которых 800 крестьян, ибо каждая социальная группа имеет свою специфическую П. По настоящее время имеется мало данных, полученных первым методом. Но для Германии собраны данные о Π. евреев в сравнении с процентом их участия в определенных социальных группах.

Крайне поучительны в этом отношении исследования de Roos'a о Π. евреев Голландии вообще и Амстердама в частности. Что касается общих цифр осужденных во всей Голландии за различные преступления, то их было на каждые 100000:

П. вообще с ростом культуры уменьшается; еврейская П. меньше П. протестантов, которая, со своей стороны, меньше П. католиков. Особенно интересна таблица отдельных преступлений. Были осуждены на каждые 100000:

Следует сравнить с этим статистику еврейской П. в Амстердаме, где громадная часть евреев занимается не торговлей, а шлифованием драгоценных камней, где имеется еврейский пролетариат. Тот же de Roos, начальник отдела криминальной статистики в Голландии, констатирует, что в Амстердаме за 1901—1905 гг. в среднем были осуждены на 100000:

Таким образом, с уравнением социальной структуры евреев и христиан, характер их П. тоже выравнивается, но всегда к выгоде евреев: в Амстердаме еврейский пролетариат дает в сравнении с еврейскими торговцами больший процент П. в группе "за телесные повреждения", но меньший, чем христианский пролетариат; а амстердамский еврей дает ровно в два раза меньше преступников 2-й группы, чем амстердамский христианин. Крайне интересны официальные данные о криминальной статистике евреев в Венгрии за 1906—1909 гг. Оказывается, что еврейское население составляет 5,02% общего населения, а еврейская П, составляет лишь 3,36% общей П. За четыре года были осуждены на 100000 евреев — 1106,8; на 100000 христиан — 1679,0. И в Венгрии евреи грешат чаще против имущества, чем против личности. Но за эти четыре года евреи совершали даже против имущества меньше преступлений, чем христиане, как это видно из следующих данных: на 100000 евреев — 634,8; на 100000 христиан — 792,3. Статистика осужденных евреев в Лондоне показывает, прежде всего, что П. среди евреев уменьшается из года в год, как это видно из следующей таблицы:

Если даже считать еврейское население Лондона в140000 человек, то и тогда мы получим всего 338,72 осужденных на 100000 евреев, что составляет и для Англии очень низкий процент П. Но крайне важно отметить то обстоятельство, что П. лондонских евреев уже потеряла свой специфический характер: в Лондоне евреи грешат не только против имущества, но и против личности. Между еврейскими преступниками встречаются осужденные за убийство (2), грабеж (1), тяжкие поранения (4), изнасилование женщин (11), преступления против половой нравственности (19), за проституцию (32), за драки (23), за воровство (36), за взлом (Einbruch, 18), за пьянство (18). В то же время специфические "коммерческие" преступления встречаются гораздо реже: банкротство (1), обман всякого рода (24), продажа беспошлинных товаров (4). Если сравнить эти данные с тем, что дает статистика еврейской П. в Амстердаме, то выяснится характер П. евреев вообще. Итак: является ли П. евреев результатом их расовых особенностей или их социальных функций? Следует иметь в виду, что эта дилемма применима к П. вообще. Было время, когда с легкой руки Ломброзо была основана криминальная антропология, объяснявшая все преступления расовыми особенностями. Но доказано, что П. различна в одном и том же народе и обществе по социальным группам и классам: П. городского населения другая, чем П. сельского населения; буржуазии иная, чем пролетариата. П. даже одного и того же класса видоизменяется не только количественно, но и качественно, в зависимости от его культурного развития. Так, известно, какую роль играет пьянство в П., но известно также, как сильно влияет культура на уменьшение пьянства. В применении к евреям приведенные данные доказывают: 1) П. у евреев вообще меньшая, чем П. у других народов, что объясняется культурностью и трезвостью евреев; 2) характер П. евреев определяется прежде всего их социальными функциями; чем больше они заняты в торговле, тем менее они грешат против личности и тем более против имущества. Но как только евреи переходят от торговли к другим экономическим функциям, как в Лондоне и Амстердаме, сразу характер их П. меняется: он приближается к общему типу. Еврейская П. является, как и всякая другая П., главным образом, функцией социально-экономических занятий, а не расовых особенностей. Еврейский торговец совершает одни П., а еврейский фабричный или бездомный пролетарий — другие. Некоторые исследователи указывают на то, что видоизменение еврейской П. вызывается также разрушением религиозных и семейных устоев в образованных и пролетарских классах еврейства. Точных цифр для этого утверждения нет. Но несомненен факт, что среди евреев появились новые категории П., отсутствовавшие раньше почти всецело, как, например, П. против семейной чести и нравственности. Указывают на то, что еврейский пролетариат в Лондоне выделяет из своей среды часто уголовных преступников (убийство, грабеж, тяжкие увечья и т. д.) не только в зависимости от своего социального положения, но и под влиянием полной оторванности от традиционных устоев еврейской жизни. Насколько, однако, последний фактор является решающим, теперь еще трудно выяснить. Следует иметь в виду, что всякие общественные группы, находящиеся в переходном состоянии неустойчивости, отличаются увеличенной П. своеобразного характера. Таким образом, надо придти к заключению, что П. среди евреев определяется условиями их социальной жизни, зависит и от их общего правового положения: чем более евреи освобождены от исключительных законов, тем менее специфична их П. в сравнении с П. аналогичных классов нееврейского населения. Многие склонны были видеть в обманах и обходах закона, совершаемых евреями, какую-то мистическую расовую особенность. Данные о Π. евреев в Амстердаме и Лондоне окончательно разрушают эту легенду. Но не только еврейская П. выравнивается. Ту же тенденцию показывает и христианская П. Чем больше государство индустриализируется, тем чаще становятся преступления против имущества и тем реже совершаются Π. против личности. Чем культурнее народы, тем более уменьшается П. вообще. Что касается евреев, то надо еще заметить, что чем более их экономическое положение улучшается, тем более уменьшается их П. Это доказывается данными еврейской П. в различных странах. П. евреев в Германии, Голландии и Северной Америке гораздо меньшая, чем в странах, где экономическое положение евреев плохое. Справедливо поэтому заключение Вассермана: "Каждая страна имеет П. евреев, соответствующую ее политическим и экономическим условиям".

Ср. Rudolf Wassermann, Begriff und Grenzen der Kriminalstatistik, Leipzig, 1900; idem, Beruf, Konfession u. Verbrechen; J. E. de Roos, Ueber die Kriminalität der Juden, Monatsschrift für Krimmalpsychologie, VI год; разные статьи по этому же вопросу в Zeitschrift für Demographie u. Statistik der Juden за различные годы; Ungarisches statistisches Jahrbuch за различные годы; Bruno Blau, Die Juden als Sexualverbrecher, Im deutschen Reich, 1911, № 2; A. Ruppin, Die Juden der Gegenwart, II издание, 1911; v. Liszt, Das Problem der Kriminalität der Juden, Гиссен, 1907.

Д. Пасманик.

Раздел6.

Преступность у евреев в России. В числе обвинений, которые выдвигаются против евреев, имеется также обвинение в повышенной П. сравнительно с другими народностями России. Высшая (Паленская) комиссия обработала статистические сведения по этому вопросу за 4-летие 1880—83 гг. (заимствованные из Свода Статистических данных по делам уголовным, издаваемого министерством юстиции). Комиссия устанавливает, что в указанный период среднее ежегодное число осужденных евреев составляло для всей России, где были введены в то время Судебные Уставы императора Александра II в полном объеме или частью, 3172 человека, а для черты еврейской оседлости — 2897 человек, что составит более 4% всего числа осужденных на всей указанной территории и 13,2% — в черте оседлости; притом было отмечено, что этот процент несколько выше того, какой должен был падать на евреев сравнительно с их численностью. Хотя этот перевес комиссия считает незначительным, но она объясняет это обстоятельство искусством евреев скрываться от следствия и суда, быстро покидать место жительства и укрываться у своих единоверцев. Отсюда как бы следует, что, не будь этих особых свойств у евреев, число осужденных было бы больше. Комиссия применила неправильный статистический метод. Для сравнения П. у евреев и у других народов надо принимать в расчет людей, живущих в одинаковой обстановке, в сходных условиях и принадлежащих к той же социальной группе. Евреи по преимуществу городские жители — мещане, торговцы и ремесленники. Поэтому надо сравнивать между собой П. этих именно классов разных народностей. Но и в одном и том же социальном классе П. может быть крайне различна в зависимости от общих условий культуры и быта народа в данной местности. Поэтому для сравнения П. людей одного класса, но разных народностей надо принять во внимание сходство или различие этих условий; надо сравнивать П. городского населения разных народностей, живущих в одной и той же местности при одинаковых условиях культуры, быта и гражданских прав. Если с этой точки зрения сопоставить данные о Π. у евреев с данными о Π. у других народов России, то выводы получатся совсем иные. Прежде всего устанавливается, что П. городских сословий, вообще и повсюду, значительно выше П. сельского населения. Так, по данным за 1885 г., городские сословия (купцы и мещане) в 41 губернии Европейской России, где действовали судебные уставы, составляли 12,4% (9161469:73697005) общего числа жителей этих губерний, а осужденных эти сословия дали 18,4% всего числа осужденных (15121:82277). Этот процент должен быть еще выше, если принять во внимание все городское население этих губерний, а не только купцов и мещан. По данным за 1885 г., число евреев, осужденных судами пятнадцати губерний черты оседлости, составляло 14,2% общего числа осужденных в этой черте (4200:29718), т. е. меньше вычисленного для городских сословий этой черты — 27,7% (8239:29718). Следовательно, в одном и том же социальном классе торгово-промышленных сословий евреи дают меньший % преступности, чем купцы и промышленники других народностей. Различие в пользу евреев окажется еще значительнее, если сравнить данные о Π. городского населения еврейского и нееврейского в одной и той же губернии черты оседлости, т. е. населения, живущего в сходных бытовых и экономических условиях. Так, в Виленской губернии, по данным памятной книжки за 1885 г., изданной местным губернским статистическим комитетом, евреи составляли 66,2% всего городского населения (192171:290102), а осужденных евреев было всего 52,1% всего числа осужденных (272:522); 10000 евреев выделили из своей среды 14 преступников, а 10000 неевреев — 26,9 преступника, т. е. почти вдвое больше. В Ковенской губернии, по данным памятной книжки, евреи составляли в 1885 г. 80,4% (294950:366731) всех городских сословий, а осуждено было их 50,1% (264:526); из среды евреев вышло 8,9 преступника на 10000 человек, а из среды неевреев — 36,5 преступника, в 4 раза больше. В Гродненской губернии — 66,6% осужденных на 80,5% населения: 10,6 осужденного на 10000 евреев против 22,5 преступника на 10000 неевреев. Данные за последние годы указывают, что сравнительная П. евреев падает из года в год. Так, в 1885 г. осужденных евреев было 5,3% общего числа осужденных в 41 губернии Европейской России (4200:79226), а в 1902 г. всего 5,1% всего числа осужденных; в следующие же затем годы еще меньше: 5,1; 5,0; 4,6; 3,5; в 1907 г. — 3,4%. В 1902 г. на 10000 евреев приходилось 10,2 осужденного, а в 1907 г. всего 6,7. В трехлетие 1884—1886 гг. было осуждено евреев всеми судами в черте оседлости 4143 человека, а в 1906 г. во всей России — 3485 человек, что составит 3,5% всего числа осужденных, тогда как в общем составе населения евреи составляли 4,1%. По данным Высшей комиссии, было осуждено евреев 4,2% при населении в 3,9%. Обращаясь к участию евреев в отдельных родах преступных действий, комиссия пришла к заключению, что евреи дают наибольший сравнительно с другими народностями % осужденных по делам о нарушении устава о воинской повинности (75,3% всего числа осужденных за эти проступки общими судами), затем по делам о нарушении правил благоустройства, уставов казенных управлений, безопасности (36,8%; 21,5%; 20,5%), за преступления против нравственности осуждено 18,6%, за лжесвидетельство и ложный донос — 12,5%, за мошенничество и другие корыстные преступления — 11,6%, за подделку монеты — 9%, за подлоги — 7,3%, за преступления против порядка управления — 3,7%, за преступления религиозные — 3%, за кражи — 3%, за общеопасное истребление имуществ — 2,2%, за преступления против свободы — 2,1%. Участие евреев в преступлениях против жизни, чести и др. самое ничтожное. Среди проступков, подсудных мировым учреждениям, более значительно участие евреев в торговых обманах и мошенничествах (11%), в покупке заведомо краденого (10,8%), в присвоении и растрате чужого имущества (5,2 %). Если взять данные за 1906 г., то окажется, что среди евреев преобладают по-прежнему преступления против порядка управления — 16,8% всего числа осужденных евреев. Затем следуют нарушения уставов казенных управлений, торговых, кредитных и др. — 14,5% всего числа осужденных евреев. Далее идут преступления против общественной безопасности и спокойствия, куда входят, главным образом, нарушения паспортного устава — 4,7% (существуют многие исключительные законоположения о евреях). Следующую группу в порядке постепенности представляют государственные преступления — 4,5%, кражи и святотатство — 3,8%, мошенничества и подлоги — 2,8%, насильственное похищение имуществ — 2,1%, убийства — 1,7%. Остальные группы преступлений составляют менее 1% в общей массе осужденных евреев. Приведенные данные свидетельствуют о том, что как 30 лет тому назад, так и теперь наибольшее число преступлений, совершаемых евреями, вызывается тяжелым экономическим и политическим положением их в государстве. Крайняя нищета и поиски за заработками заставляют их нарушать исключительные правила паспортного устава, лишающие их свободы передвижения, и уклоняться от непосильного бремени воинской повинности, падающего на единственных кормильцев семьи. Значительное участие евреев в преступлениях против порядка управления может быть объяснено гнетом ограничительного законодательства и административного произвола.

См. "Свод статистических данных по делам уголовным", издаваемый министерством юстиции.

Гр. Вольтке.

Раздел8.

Данные о сравнительной П. у евреев и всех вообще лиц городских сословий в пятнадцати губерниях черты оседлости (данные о городском населении заимствованы из сборника сведений по России за 1884—85 гг., изданного Центральным Статистическим Комитетом в 1887 г., а данные о еврейском населении за этот год из книги Аленицына).



   





Rambler's Top100