Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Просвещение

— На Западе. Посещение евреями общих школ и университетов имело место во все времена как случайное явление, мало связанное с развитием еврейских масс. О евреях-студентах и профессорах средневековых арабских академий, католических университетов, а также в 16—18 веках, имеются отрывочные сведения. И. М. Цунц (קדצה דיע, прилож., стр. 11), ссылаясь на Чацкого, сообщает, что в ХVI в. евр. дети в Польше посещали христианские школы, на что жаловался католический примас в 1542 г. В Голландии, Гамбурге и т. д., куда укрывались мараны, они, продолжали давать своим детям европейское образование, обыкновенно у частных учителей (вспомним Спинозу среди учеников Ван-ден-Энде), но иногда и в общих школах (см. Грец, Gesch., X). И среди немецких евреев встречались уже в 17 в. единичные случаи посещения общих школ. Так, Гюдеманн (Quellenschriften zur Geschichte des Unterrichtswesens, стр. 181) сообщает след. справку из архива во Франкфурте-на-Майне: 27 июля 1640 г. схолархи повелевают, чтобы в гимназию были приняты двое мальчиков, сыновей двух врачей-евреев; чтобы обоих освободили от изучения христ. Закона Божия (катехизиса) и чтобы их не подвергали никаким неприятностям за их вероисповедание. — Известный врач и философ Иосиф-Соломон Дельмедиго из Кандии, живший во Франкфурте-на-М. с 1630 г., старался, чтобы евреи посылали своих детей в гимназию. Мемуары Глюкель из Гамельна, охватывающие период с 1645 по 1715 г., сообщают об обычае состоятельных гамбургских евреев давать детям светское образование. Тобия (Нарол) Кон в предисловии к своей естественно-научной энциклопедии השעמ היבוט (Венеция, 1707) рассказывает, что он со своим другом Гавриилом обучались, с разрешения бранденбургского курфюрста и за счет этого последнего, в университете во Франкфурте-на-Одере; при этом профессора хотя и относились к ним весьма веротерпимо, все же ежедневно дискутировали с ними о вере и часто резко бранили еврейство, указывая, что евреи ничего не знают о светских науках, — явное доказательство, что Бог отвратил свой лик от евреев. Ярый ортодокс Гирш Койдановер (в гл. 82 своего רשיה בק, изд. во Франкфурте-на-М., 1705, напис. ок. 1690 г.) жалуется на "широко распространенное у евреев зло — с раннего возраста обучать детей французскому и другим языкам. Когда мальчик подрастает, отец не заботится о том, чтобы он посещал бет-гамидраш а посылает его в школу, где изучают французский и другие языки, которые, таким образом, сделались теперь главным предметом преподавания, изучение же Торы — на втором плане". Еще до появления Мендельсоновского перевода Библии и просветительных воззваний Вессели мы видим целую плеяду интеллигентных евреев, усвоивших европейскую науку того времени. Таков наставник самого Мендельсона Аарон Гумперц (1723—69), который самоучкой, под влиянием Изр. Леви Замосця, подготовился в университет и достиг доктората; таковы самоучки Ис. Пинто и Родригес (Яков) Перейра во Франции, д-р медицины Падуанского университета Эфраим Луццатто, известный поэт и каббалист Моисей-Хаим Луццатто, отец Генриетты Герц врач Лемос, профессор медицины в Упсале Георг Левисон, философ Соломон Маймон, поэт Эфраим Ку и друг Мендельсона Вессели. Прежде христиане (и евреи) считали невозможной мысль о том, чтобы евреи сидели на общих скамьях с учениками-христианами, и потому евреям приходилось каждый раз добиваться отдельного разрешения на прием в гимназию или университет; еще чудовищнее казалась мысль о том, чтобы еврей мог обучать наукам христианских юношей. Просветительные веяния среди христиан, с одной стороны, и растущее влечение еврейской молодежи к знанию — с другой, постепенно расшатали эти предрассудки. По настоянию Канта и других свободомыслящих профессоров Кенигсбергский университет приоткрыл двери для евреев, и в 70-х и 80-х гг. ΧVIIΙ ст. там обучалось много еврейских юношей, напр. врач Маркус Герц и оба основателя "Ha-Meassef", Эйхель и Бресселау. Однако этот университет открыл евреям лишь доступ на медиц. факультет и не допускал их к докторату. После выступлений Вессели (1782) и указов Иосифа II в 1781 г. светское образование принимает характер массового явления среди еврейской молодежи — и на этом кончается первый, подготовительный период европейского П. среди евреев Запада. — Второй период — до эмансипации — характеризуется растущим стремлением евреев в общие школы и введением европейск. предметов и методов обучения в евр. школах. Это — эпоха общего образования евр. молодежи и общеобразовательной евр. школы. Хотя правительства, разрешая доступ евреям в общие школы (Австрия, 1781, Пруссия, 1797, Франция и завоеванные Наполеоном провинции — Нидерланды, Италия, часть Германии — 1793—96 гг.), и не помышляли о какой бы то ни было "процентной норме", все же училищные и университетские власти сами долгое время ставили евреям всевозможные препятствия. Однако статистические данные за 1808 г. (см. С. Познер, "Очерки по истории зап.-европ. евреев", "Восход", 1904 и 1905 гг.) показывают, что евреи сумели довольно широко использовать предоставленные законом права. Так, из 2908 душ евр. насел. Парижа занимались либеральными профессиями (учителя языков и музыки, врачи, адвокаты и проч.) 41 человек. По докладам префекта полиции и префекта Сенского департамента (1808) "около 200 евр. детей в Париже обучается медицине, юриспруденции, живописи, граверному искусству, часовому делу, а в лицеях Версаля и в Политехнич. школе (École des Ponts et Chaussées) имелось много учеников-евреев". В то же время в департаментах Пьемонта (Сев. Италия) обучалось в общих школах свыше 90 евр.; префект деп. Стуры сообщает, что "многие учителя делают затруднения при приеме детей"; хотя в Риме евреев не желают принимать в школы, все же среди евр. молодежи есть 4 доктора медицины и хирургии; из многих мест Италии сообщают, что евреи обучаются наукам на дому, у приходящих учителей. В Голландии (Амстердам) в 1810 г. уже насчитывается 11 адвокатов, 1 нотариус, 10 врачей, 10 хирургов, 4 аптекаря и несколько правительственных чиновников. Однако еще в 1812 г. школы о-ва "Общественная польза" в Голландии отказывали евреям в приеме. В 1808 г. в департаментах Эльзаса и Лотарингии в общих школах обучалось 754 евр. (около 15% всех евр. школьного возраста). Все же жаловались на упорное нежелание христ. учителей принимать евреев в школы. Ввиду этих условий евреям приходилось прибегать к преобразованию еврейских общинных школ (хедеров, иешиботов, бет-гамидрашей) и учреждению новых, на современных началах. Инициатива исходила от Вессели и его друзей, под влиянием которых община Триеста уже в 1782 г. учреждает "Нормальную школу" по указам Иосифа II; ее примеру последовали Прага и др. Из частных предприятий этого рода назовем: Die jüdische Freischule в Берлине, основ. 1788 г. Д. Фридлендером и Ис.-Д. Итцигом. По-видимому, в этой школе не было распределения по классам; нем. языку отведено 3 отделения, франц. яз. — 4, др.-евр. — 3, коммер. наукам, математике, черчению по 2. — "Wilhelmsschule" в Берлине, основ. в 1791 г., вскоре закрылась. — "Die jüd. Haunt- u. Freischule" в Дессау (иначе "Herzogliche Freischule") для мальчиков, основ. в 1799 г. группой молодых людей. Директор Д. Френкель около 1808 г. основал еще школу для девочек. — "Jacobsonschule" в Зеезене-на-Гарце с пенсионатом, осн. в 1801 г. Изр. Якобсоном для мальчиков без различия вероисповедания. С 1801 г. по 1838 г. оттуда вышло 474 уч., из них 171 христ. С 1838 по 1867 г. вышло 1444 мальч., из них 719 христ. В 1904 г.: учен. приходящих 125 евр. и 163 христ.; интернов 105 евр. и 45 христ. — "Real- u. Volksschule der Israel. Gemeinde in Frankf. a. M.", осн. в 1804 г. Зигм. Гейзенгеймером, который назвал ее "Philanthropin", — для мальч. и девоч. без различия вероисп. В 1904 г. — 318 мальч. и 176 дев. (христ. всего 8). Кроме обычных предметов народных и реальных училищ, еще др.-евр. яз. и евр. религия. — "Samson'sche Freischule" в Вольфенбюттеле, с пансионатом, преобразована в 1807 г. Ис.-Герцем Самсоном из прежде основанных им же двух талмудических школ. — Школа Белинфанте в Гааге, преобраз. Белинфанте около 1780 г. из ранее существовавшей школы местной "португ. общины". Под влиянием Белинфанте в Голландии в нач. 19 ст. возникает ряд евр. школ — главным образом основанных созданными им обществами "Studio e Labore" и "Voor Arbeid en Flijt" ("для труда и прилежания"). В Австрии влиял педагог Петр (Перец) Бер (1758—1838), который вместе с Герцом Гомперцом составлял учебники для евр. детей и насаждал школы (назовем изв. гимназию в Тарнополе, Галиция, осн. Иос. Перлем в 1813 г.). Тот же Бер развивал дело евр. П. в Венгрии, где под влиянием указов Иосифа II стали возникать евр. училища со сравнительно широкой программой общего образования.

Третий период — со времени эмансипации (1848 — до нашего времени) характеризуется упадком евр. школы, сведением ее к функциям религиозного обучения и массовым вступлением евреев в общую школу. Теперь еврейская школа не заменяет общей, а только дополняет ее. По австрийскому закону, в каждой общей школе с числом не меньше 20 учен.-евреев должен быть Religionslehrer для евреев. В Пруссии и Венгрии правительство не берет на себя этой обязанности, муниципалитеты тоже не всегда содержат еврейских учителей религии; поэтому в Западной Австрии отдельные еврейские школы почти совсем исчезли, в Пруссии же и особенно в Венгрии они еще имеют распространение. Всего упорнее держится евр. школа: традиционный хедер, более современная талмуд-тора и школы фонда бар. Гирша (см.) в Галиции, Буковине и наиболее ортодоксальных общинах Венгрии (особ. в комитате Марамарош, как и вообще по левому берегу Тисы). Евр. школу вытесняет ассимиляция. В 50—60 гг. евреи повсюду получают доступ к кафедрам высшей школы. С конца 80 гг. наблюдается поворот в сторону антисемитизма. Евреев еще допускают к профессуре на медицинском факультете, но кафедры правоведения и философии (в широком смысле) для них de facto закрыты. Так, Венский университет, который первый в 1849 г. имел еврея-доцента (Як. Гольденталя) и насчитывал позже целую плеяду блестящих профессоров-евреев, почти ныне не допускает евр. к профессуре, даже к доцентуре доступ крайне затруднен. Аналогичные явления наблюдаются в Германии, отчасти в Венгрии. Франция, Италия, англосаксонские страны еще свободны от этих проявлений антисемитизма. В 1907—1908 гг. сделана первая попытка введения процентной нормы для евреев: резолюция Шмидта, требовавшая этой нормы в Австрии, была принята бюджетной комиссией, но отклонена в рейхсрате большинством нескольких голосов. В 20-м в. намечается слабое начало четвертого периода — возрождения еврейской школы на основе национального воспитания. Этому возрождению больше всего препятствует проникший в Австрию раздор в национально-еврейском лагере между сторонниками древнеевр. яз. и жаргона. Из попыток нац. воспитания отметим: др.-евр. школу во Львове (осн. 1908 г.; св. 150 учен.); тойнби-галле в Кракове, Львове, Koломее, Черновицах, Вене, основанные поале-цион и беспартийными кружками молодежи в 1908—1912 гг. (лекции на нем.-евр. яз.); проведенное в 1912 г. правлением венской евр. общины преобразование религиозных школ и курсов при общих школах в духе частичной национализации (др.-евр. яз., история евр. литературы и культуры).

Ср., кроме указанного в тексте, Güdemann, Geschichte des Erziehungswesens etc., т. III, 1888; W. Reins, Encyklopadisches Handbuch der Pädagogik, 1904: Memoiren der Grlückel von Hameln, изд. Д. Кауфманом, 1896; M. Spanier-Magdeburg, Moses Mendelsohn als Pädagoge, 1898; Mor. Hartmann, Lebensgeschichte des Peter Beer, 1839; Der Antheil der Juden am Unterrichtswesen in Preussen, 1905; Geiger, Gesch. der Juden in Berlin; Horwitz, Gesch. d. herzoglichen Franzschule in Dessau 1799—1849; Arnheim, Die Jacobson-Schule zu Seesen am Harz, Брауншвейг, 1867; H. Baerwald, Zur Gesch. d. Real- u. Volksschule d. isr. Gemeinde in Fr. a. M. (мемуары, 1869 и 1875); Festschrift zur Jahrhundertsfeier der Volks- u. Realschule der isr. Gemeinde in Frankfurt a. M., 1904.

Статистика. Имеющиеся скудные сведения о численном участии евреев в деле народного образования относятся, главным образом, к Германии и Австро-Венгрии.

1. За отсутствием общих данных для Германской империи приводим сведения по отдельным государствам.

а) Пруссия. Из таблиц (элементарное и среднее образование) явствует не только относительный, но и абсолютный упадок численности евр. детей, посещающих низшие, средние и высшие школы.

Элементарное и среднее образование в Пруссии

Это объясняется упадком рождаемости у евреев за последние десятилетия (школы, соответствующие русским "приготовительным училищам", прогимназиям, гимназиям и реальным учил., в Германии называются "высшими школами", а так назыв. "средние" соответствуют нашим городским, уездным и епархиальным училищам). Наиболее заметно уменьшение численности евр. детей в народных школах (т. е. тех, где посещение обязательно — будь то публичные или частные школы); в высших же категориях упадок не абсолютный, а только относительный. Несмотря на этот упадок. евреи дают все еще высший % учащихся в высших категориях школ, где обучение необязательно. Так, в 1906 г. приходилось:

В то время, как из учащихся неевреев только 7,9% приходится на высшие категории школ, а 92,1% посещают лишь обязательные школы для детей младшего возраста, среди еврейских детей большая половина (58,9%) получает более солидное образование — в "средних" и "высших" школах. Образование, соответствующее нашему среднему (гимн. и реальн. уч.), получают среди неевреев только 5,5%, а среди евреев половина всех детей (49,4%). Это явление объясняется, однако, не только более интенсивным стремлением евреев к образованию и социальным их положением, но также и льготами по отбыванию воинской повинности. Так, заметно относительное преобладание среди евреев учащихся мужского пола. К тому же евреи довольно часто оставляют школу по окончании того курса, который обеспечивает им льготу по отбыванию воинской повинности, — именно по окончании unter-secundae (VI класс русской гимназии). Неевреи, поступая в гимназию или реальное уч., гораздо чаще думают об открывающейся по окончании школы служебной карьере, которая почти закрыта для евреев, несмотря на установленное законом равноправие. Численное отношение элементарного и среднего (точнее: обязательного и необязательного) образования колеблется по отдельным провинциям Пруссии от 50 до 90%; наибольший перевес евреев обнаруживается в польских провинциях с некультурным населением (Силезия и Познань). С развитием естествознания и техники в населении все возрастает интерес к реальному образованию. Среди евреев этот процесс совершается медленнее; так, из общего числа учащихся мужских высших школ приходилось в %%:

Среди всех учащихся в необязательных учебных заведениях Пруссии евреи составляют (1906 г.) 6,1%, что почти в 6 раз превосходит % евр. населения Пруссии (1,1% — в 1905 г.). — Замечательно, что % евреек в женских гимназиях падает еще быстрее, чем в мужских учебн. заведениях: в 1901 г. — 12,1%, а в 1906 г. — 9,9%. — Институт экстернов существует и на Западе. В 1904 г. в Пруссии было выдано 6161 аттестатов зрелости, в том числе 400 евреям. Среди кончавших воспитанников евреи составляли 6,3%, их число среди экстернов — 11,5%. О численности евреев-учителей в казенных учебн. заведениях Пруссии — государственных и муниципальных — дают понятие следующие цифры:

Учителя-евреи занимают низшие должности. Антисемитская тенденция властей побуждает и евреев к отказу от педагогической карьеры. Так, в 1900 г. среди экзаменовавшихся на звание учителей высших школ было 2,2% евреев, в 1902 г. — 0,8%, в 1905г. — 0,3%, в 1906 г. — 1,1%. Благосостояние еврейского населения характеризуется цифрой питомцев благотворительных учебных заведений для малолетних: в 1906 г. из 6923 поступивших лишь 21 еврей (0,33%). Народные школы в Пруссии делятся по вероисповеданиям. Имеются и еврейские народные школы. Таковых в 1906 г. насчитывалось 240, распределявшихся следующим образом:

За 20 лет количество посещавших еврейские школы понизилось больше, чем вдвое. Больше всего посещаются евангелические школы. Этот процесс ассимиляции неодинаков в разных провинциях. В Берлине и четырех провинциях (Саксония, Бранденбург, Вост. Пруссия, Померания) еврейских школ уже нет. Что касается высшего образования, сведения отсутствуют о высших технич. и коммерч. институтах, а относящиеся к 11 университетам таковы:

Непрерывный упадок % евреев объясняется происшедшим за последние 20 лет изменением возрастного состава еврейского населения вследствие сильного упадка рождаемости. Участие евреев в высшем образовании значительнее, нежели в среднем. Так, в 1906 г. на 10 тысяч всего населения Пруссии приходилось 8,9 студентов, а у евреев целых 55,7, т. е. в 6 раз больше (у катол. — 7,4, у евангелистов — 8, 3). Из отдельных университетов евреи предпочитают Берлинский, на который приходится в среднем около 66% всех студентов-евреев,затем Бреславльский (16%), Кенигсбергский (5%) и Боннский (4,5%), в то время, как из христианских студентов на Берлин приходится около 33%, Бонн — около 13%, Бреславль и Галле вместе — около 20%. О распределении евр. студентов по факультетам имеются след. сведения:

Заметно перераспределение студентов-евреев по факультетам. Четверть века тому назад большинство предпочитало медицинский факультет, но постепенно первое место стал занимать юридический факультет, а на медицинском остается меньше четверти общего числа студентов-евреев. В то же время за счет медиц. факультета несколько поднялась и посещаемость философского факультета. О количестве студентов-иностранцев имеются след. сведения:

С 1906 г. начались усиленные стеснения при приеме иностранцев и особенно евреев, и их число значительно упало. По факультетам иностранные евреи распределялись:

Относительно университетов (Маннгейм и Фрейбург) и Политехникума (Карлсруэ) сведения имеются лишь за 1869—1893 гг.:

Родители студентов-универс. были среди евреев: 66% — торговцы, 6% — промышленники, 13% — рантье; среди христиан же на все три категории приходилось 25%, остальные же в большинстве чиновники и люди либер. профессий. Родители студ.-техников были среди евреев: 54% — торговцы, 19% — промышленники и 19% — рантье, а у христиан на все 3 категории всего 36%.

с) Эльзас-Лотарингия. В 1907 г. из 3676 народных училищ (элем.) было 2849 катол., 471 еванг., 305 смешанных и 51 еврейское; еще в 1900 г. еврейских было 61, а смешанных 172. "Высшие" школы (гимназии, прогимназии, реальные училища и т. п.) в 1906 г. посещало 840 евреев (7,9%). 51,8% всех евр. учащихся приходилось на обер-реальные и реальные училища. В учительских институтах числилось в 1907 г. 5 евреев (0,6%). В Страсбургском университете было слушателей:

d) Гамбург. В 1906—07 г. народные (элем.) школы посещали 129 евреев (0,1%); большинство евр. детей младшего возраста посещают частные школы, что указывает на благосостояние евр. населения. В полноправных "высших" школах для мальчиков обучалось в 1906—07 г.:

В неполноправных "высших" школах числилось евреев: 1269 девоч. (11,1%) и 121 мальч. (3,5%). — В женской учительской семинарии обучалось 747 слушательниц, из них 31 евр. (4,1%).

2. Австрия. В народных школах обучалось:

В западных провинциях наблюдаются те же явления, что ив Пруссии; исключение — Вена вследствие непрерывного притока иммигрантов из вост. провинций и Венгрии. Восточные провинции (Галиция и Буковина) подлежат взаимодействию сложных причин. Повсюду замечается, что % евр. учащихся несколько ниже % евр. населения; в зап. пров. (искл. Вены); это объясняется упадком рождаемости у евреев. В восточн. же — отчасти усиленной эмиграцией, отчасти нежеланием ортодоксальных евреев посылать детей в общие школы. Замечательно, что это отвращение к общей школе распространяется только на мальчиков, которым еще часто дают религиозное воспитание, девочек же гораздо охотнее посылают в общие школы. Так, училось в народных школах:

Однако это отношение постепенно сглаживается. На 1000 душ евр. Галиции приходилось учен. народных школ: в 1880 г. — 49, в 1890 г. — 66, в 1900 г. — 97. Большинство евр. мальчиков до сих пор посещает частные школы (которые включены в вышепривед. статист.); в число частных школ офиц. статистнка включает и школы, содержимые евр. общинами или фондом барона Гирша.

Размеры участия евр. учителей в "публичных" школах таковы: в 1890 г. — 226 учителей и 119 yчительниц (0,86%), в 1900 г. — 237 учителей и 274 учительницы (0,97%). В западных пров. наблюдается упадок и без того низкого % евр. учителей (и учительниц), в Галиции же и Буковине он немного подымается, в связи с ростом поступления евр. детей в публичные школы.

Еврейские школы. Из их числа выделяют три категории:

В запад. провинциях на 1 хедер приходилось в 1902—3 г. 2,4 учителя; в восточ. провинциях всего 1,4 учителя; на 1 учит. приходилось в запад. пров. 38,8 учеников, в вост. пров. всего 16,1 учеников. Это показывает неблестящее состояние хедеров в Галиции и Буковине.

За все время существования фонда до 1908 г. было записано в его школы 104373 ученика. В средних школах (гимназиях, реальных гимназиях и реальных училищах) евреев:

Если же включить и христ. студентов-богословов, то % евреев понизится прибл. на 2. На 10000 душ населения данного вероиспов. приходилось:

Тяготение евреев к медицине, достигшее кульминационного пункта в серед. 80-х гг., постепенно ослабевает. В трех академиях пластических искусств училось в среднем в год:

3. Венгрия. Посещали народные школы в среднем в год:

В отличие от других стран в Венгрии евреи дают среди школьников высший %, чем среди населения (4,4%). В число народн. школ включены и носящие вероисповедный характер; таких школ в 1903 г. было 13386, в том числе еврейских 498 (2,9% — значительно ниже % евр. населения — опять же результат мадьяризации). Посещали мужские средн.-учебн. заведения (число евреев-учащихся) в собств. Венгрии ( % евр. насел. 4,9):

В женских гимназиях собственно Венгрии в 1902—03 г. училось 1595 евреек, 31,3%. В муж. и жен. средних учебных заведениях Кроации-Славонии обучалось евреев:

a в частности в 1902—03 г. в классических гимназиях — 232 (6,6%), в реальных училищах — 313 (12,4%), в женских гимназиях — 33 (10,3%). В учительск. институтах всего королевства евреи в 1891—95 гг. составляли в муж. инст. 5,4%, в женск. — 10,2%, а в 1902—3 г.: в мужских — 251, т. е. 4,6%, в женск. — 285, т. е. 6,4%. В университетах, академиях права и политехникуме обучались евреи (табл. XIX) в собств. Венгрии:

Как и в других странах, евреи прежде предпочитали медицину, но с течением времени берет перевес правоведение, затем технология. Почти 90% всех студентов унив. приходится на Будапешт. Что касается Кроации-Слав., то в единственном университете в Загребе (Аграм) в 1904 г. из 1020 студ. было 46 евр. (4,5%). В двух институтах для подготовки преподавателей средн. учебн. заведений (Будап. и Колошвар) было в 1903 г. 32 еврея (6,6%), и выданы дипломы 21 еврею (11,6%). В художественных академиях Будапешта было евреев в 1903 г.:

4. Англия. Весьма отрывочные сведения имеются только о Лондоне, где евр. дети посещали:

Из общинных еврейск. школ в 1910 г. назовем: 5 талмуд-тор с 2588 учен., хедера и субботние школы, и — 22 школы, находящиеся под контролем Jewish Religious Education Board (7309 учен.). Многие евр. школы не зарегистрованы. Из школ Jew. Rel. Ed. Board упомянем старейшую — "Вестминстерскую свободную еврейскую школу", осн. в 1811 г. (в 1910 г. — 262 мальч. и 250 дев.).

5. Голландия. Об университете в Амстердаме имеются следующие сведения:

В 1907 г. было студенток 154, из них евреек 29 (19,5%). В университете в Лейдене в 1905 г. училось студентов:

 6. Болгария. В 1903 г. народн. школ 4440, в том числе евр. 31. Учителей было во всех школах 7755, в еврейских 131 (88 муж. и 43 жен.). Училось во всех школах 222409 мальч. и 18415 дев., из них в евр. школах 2707 мальч. и 1778 дев. (1,3%, что почти вдвое выше % еврейского насел. страны).

7. Алжир. Обучалось евреев в народных школах: в 1908 г.: мальч. — 9085, девоч. — 8141, составл. всего 10,4% общего числа. Евреи дают большой % учащихся (в 1901 г. евреи составляли всего 1,2% насел.). Характерны след. цифры: в 1902 г. из 1000 душ данной категории обучались в народн. школах:

8. Египет. В 1907 г. было учащихся во всех обществ. и частных школах 71666 мальч. и 20441 дев., в том числе евреев 5981 (6,5%): 2546 мальч. и 3435 дев. Проц. учащихся евреев в несколько раз превосходит % евр. населения. Почти половина евр. детей (2755) учится во французских школах, т. е. преимущественно All. Isr. Univ. Из 51431 учен. правительственных и частных египетских школ было 680 евр. (1,3%).

Высшие богословские институты иудаизма имеются: в Бреславле "Jud.-Theolog. Seminar Fränkelscher Stiftung", "Институт для науки иудаизма" в Берлине и там же ортодоксальный "Rabbinerseminar"; в Вене "Israel.-Theolog. Lehranstalt", в Будапеште "Раввинский институт", в Амстердаме "Еврейско-богословская семинария" при университете; в Париже, Нью-Йорке, Цинциннати; в Лондоне целых три "Aria-College", осн. в 1873 (или 1855) — с огранич. курсом; "Judith Montefiore Theological College", осн. в 1869, и "Jew's College", осн. в 1852 — главный институт для подготовки духовников всей Брит. империи. См. Семинарии раввинские. — Ср.: Статистические ежегодники разных стран и городов. — Издания бюро для статист. евреев (в Берл.): Jüdische Statistik, т. Ι, 1903; Die Juden in Oesterreich, 1907; Zeitschrift f. Demographie u. Statistik der Juden; Jewish Year Book, Лондон, за несколько лет.

Б. Борохов.

66.

Просвещение евреев в России. До царствования Александра II. По переходе бывших польских евреев в русское подданство система образования не подверглась никаким изменениям; рассадниками религиозных знаний по-прежнему служили примитивные хедеры, талмуд-торы и немногочисленные иешиботы (см.); общее же образование являлось достоянием лишь отдельных личностей (см. Гаскала); кагальные заправилы совместно с раввинами внушали народу страх перед П., ведущим к измене религии; хасидизм также содействовал упрочению отрицательного взгляда на П. При таких условиях призыв более образованных евреев к общему знанию не мог найти отклика. То обстоятельство, что П. имело сильного врага в лице господствовавшего класса, с которым отдельные лица не могли бороться, рано вызвало попытки просветить массу при содействии русской власти. Так, уже в 1783 г. белорусский еврей Яков Гирш представил правительственной комиссии, заведовавшей народным образованием, записку об упорядочении преподавания закона в евр. низших школах и об устройстве в более крупных пунктах средних школ, а в Могилеве — образцового училища, в которых преподавались бы разные "по различию состояния и предопределения нужные и полезные науки и художества" (т. е. ремесла). A когда в 1800 г. в Белоруссию приехал Державин (см.), врач Франк из м. Креславки представил ему записку, в которой указывал, что для освобождения евр. народа от власти фанатичных раввинов надо учредить общественные школы, где преподавались бы русский, немецкий и еврейский языки; правильное изучение еврейского языка, отсутствовавшее в системе образования евр. детей, должно было раскрыть перед юношеством все те искажения, которые внесены фанатиками в вероучение. Державин принял совет Франка, и в своем проекте еврейской реформы он предложил, чтобы дети, первоначально обучаясь в религиозных школах (хедерах), поступали с двенадцатилетнего возраста в нормальные школы. Другой автор проекта еврейской реформы, Фризель (см.), также указал на то, что правительство должно открыть для евреев публичные школы. Известный деятель Ноткин (см.), в это же время выступивший с проектом евр. реформы, предвидя, что евреи не станут посылать детей в общие школы, высказался за учреждение еврейских школ с общеобразовательной программой. В результате Положение о евреях 1804 г., гарантировав евреям неприкосновенность их религиозных убеждений, открыло перед ними доступ во все учебные заведения; при этом было оговорено, что если евреи не воспользуются этим правом, то на их счет будут открыты специальные школы. Однако евреи в силу своей веками сложившейся отчужденности не пошли в общие школы. Этому также препятствовало незнание ими русской речи. Еврейские депутаты (в 1807 г.) объяснили, что до вступления в народные школы дети должны были бы обучаться в еврейских школах, наряду с еврейским языком и правилами веры, также русскому языку, но Еврейский комитет (1809—12 гг.), рассматривавший домогательства депутатов, оставил в силе Положение 1804 г. Между тем правительство стало вскоре проявлять в политике по отношению к евреям миссионерские тенденции и прибегать вообще к репрессивным мерам, что должно было усилить в еврейском населении страх перед общей школой. Когда местные власти (Минской и Витебской губ.) стали побуждать евреев к открытию особых школ для еврейских детей, депутаты евр. народа (см. соотв. статьи) возбудили ходатайство о предоставлении евреям права по-прежнему обучать детей у частных учителей (меламедов) и не заставлять учреждать специальные школы; да и само правительство в лице кн. Голицына, министра духовных дел и народного просвещения, отнеслось (1821 г.) отрицательно к попытке Витебского губернского правления принудить евреев открыть специальные школы. Однако в это время стали возникать евр. школы по инициативе частных лиц, при содействии заграничных евреев. Первою по времени является недолго просуществовавшая школа в Умани (1822 г.; основана Гирш-Бером Гурвичем, известным под именем Германа Бернарда; см. соотв. статью), первою же по своему значению должна быть признана одесская школа, возникшая в 1826 г.; находившийся во главе ее галицийский еврей Базилиус Штерн поставил училище на такую высоту, что оно было признано образцовым. История возникновения этой школы (см. Одесса) ярко рисует, как велико было противодействие со стороны консервативных элементов; просветители силою обстоятельств вынуждались для достижения своей цели обращаться к содействию власти, поддержки которой добивались, в свою очередь, и обскуранты. В 1826 г. в Варшаве при содействии нескольких представителей местного евр. общества было учреждено правительством раввинское училище (см. Равв. училища), в программу которого вошли и общие предметы. В 1830 году частная общеобразовательная школа была открыта в Вильне (недолго существовала). Один из преподавателей Варшавского училища, Герман Иезеановский, возбудил в 1832 г. всеподданнейшее ходатайство об учреждении в губернских городах школ для евр. юношества; он разработал подробную школьную программу, но проект был оставлен без движения. О нем, впрочем, вскоре вспомнили. Возникновение в 1838 г. общеобразовательных школ: в Кишиневе — руководимой иностранным евреем Я. Гольденталем, и в Риге — образцово поставленной мюнхенским евреем, д-ром Лилиенталем (см.) и обратившей на себя внимание, побудило министра народн. просвещения Уварова заняться вопросом о Π. евр. юношества, и тогда проект Иезеановского был широко использован. Распространению в еврейском обществе и в правительственных кругах идеи о необходимости провести просветительную реформу значительно содействовал Исаак-Бер Левинзон (см.). Ведя по поводу школьной реформы переписку и личные беседы с некоторыми образованными русскими и иностранными евреями, Уваров пришел к заключению, что главным препятствием к распространению П. будто являются "корыстолюбие раввинов и ложное предубеждение, будто бы Талмуд должно считать необходимым для евреев учением"; он нашел некоторых "благомыслящих просвещенных евреев, готовых под руководством правительства противодействовать талмудистам", но он не встретил ни одного, который хотел бы "провозгласить себя преждевременным их противником". Ввиду этого, ссылаясь на пример Одесского, Кишиневского и Рижского училищ, где преподавание части Талмуда оставлено было только "для виду", тогда как преподавание в этих школах "вовсе удалено от духа талмудистов", Уваров задумал создать целую сеть школ — низших, средних и высших — с тем чтобы направить действие школ против влияния Талмуда; впрочем, он счел нужным сохранить эту цель в тайне, пока евр. общество не привыкнет к школам. В связи со школьной реформой должно было состояться также преобразование раввината, на который имелось в виду возложить работу о просвещении евр. юношества (см. Раввины). Образованные евреи всецело поддержали намерения Уварова, склоняя его к принудительным мерам с целью скорейшего насаждения просвещения. В это время (1841 г.) в правительств. учебн. заведениях (кроме частных общих школ, в коих было 495 мальч., 170 дев.) воспитывалось очень мало евреев: в Одесском учебном округе — 39 (в том числе в Ришельевском лицее — 1; в гимназии при лицее — 20; в женск. училищах — 10); в Белорусском — 38, в Дерптском — мужч. 112, девушек — 9 (из указанного числа — 12 в Дерптском университете); в Киевском — 38; в Харьковском университете — 4. В это же время в общих школах Царства Польского воспитывалось около 2500 евреев; а еврейских обществ. школ в Царстве Польском было: для мальчиков — 4, для девушек — 1, и одно частное женское училище. — На учительские должности было решено пригласить заграничных евреев, осуществление же школьной реформы возложить на Лилиенталя. Уваров и Лилиенталь вели деятельную переписку с такими лицами, как историк Иост, Людвиг Филиппсон, Авраам Гейгер, проповедник Маннгеймер, итальянский ученый Самуил Давид Луццатто и др.; Иост и Филиппсон согласились занять ответственные должности в управлении школами. Но потом эта мысль была оставлена, быть может, отчасти потому, что русские образованные евреи, поддержкой которых правительство дорожило, были настроены против иностранных евреев, конкурентов на учительские должности. Энергия Лилиенталя привела к тому, что намерения правительства как бы встретили сочувствие среди разных классов евр. населения: 35 еврейских обществ письменно обязались содействовать осуществлению преобразования; даже хасиды наружно примирились с необходимостью школьной реформы. Но фактически недовольство просветительной реформой, крепко державшееся в широких консервативных кругах, должно было захватить и известные группы прогрессистов, когда стало ясным, что наряду со школьным преобразованием правительство не только не облегчает тяжелого правового положения евреев, но еще усугубляет репрессии. Враждебному отношению к школам содействовало и то, что еврейское население было обложено специальным сбором в пользу училищ и что школы угрожали существованию хедеров. Внешнее единение различных еврейских кругов должно было, по мысли Лилиенталя, выразиться в участии их представителей в правительственной "Комиссии для образования евреев в России" (1842 г.). Лилиенталь, неоднократно побуждавший министерство народного просвещения принять репрессивные меры против хасидов, увидел себя вынужденным просить главу белорусских хасидов, цадика р. Менделя Любавичского (Шнеерсона), вступить в состав комиссии; по настоянию же Лилиенталя в комиссию был приглашен ректор Воложинского иешибота р. Ицхак, глава консерваторов; наряду с этими представителями религиозных течений в еврействе, заседали защитник цадикизма, бердичевский банкир Израиль Гальперин (см.), и упомянутый выше директор Одесской школы Штерн. Трудно было объединить этих людей, лишенных даже возможности свободно объясняться друг с другом (р. Менделе и р. Ицхак, говорившие только на жаргоне, плохо понимали Лилиенталя и Штерна, а вовсе не понимали представителей министерства; Лилиенталь и Штерн, в свою очередь, плохо разбирали то, что говорили раввины); вряд ли р. Менделе, Гальперин и р. Ицхак высказали свои интимные размышления — внешние условия заставили их принять участие в комиссии и так или иначе одобрить ее решения, на характер которых они в известной мере повлияли. Комиссия признала все проекты реформы, представленные русскими и заграничными евреями, неисполнимыми, так как они не были применены к существующей системе национального образования, а потому и проект министерства был несколько переработан. Комиссия указала на то, что система национального образования, носящего религиозный характер, требует, чтобы каждый еврей обучал своих детей закону; обучение же прочим наукам не входит в круг учебной системы, оно предоставляется доброй воле родителей, причем "прежде утверждения в главных началах веры не дозволяется обучаться предметам светским". Комиссия высказалась дальше в том смысле, что еврейский закон не препятствует учреждению училищ, в которых после изучения веры дети приобретали бы общеполезные сведения, однако в высших религиозных школах общие предметы должны преподаваться отдельно от религиозных, т. е. в особых комнатах; предметы закона вообще следует изучать по источникам "на библейско-еврейском и талмудическо-халдейском" языках (а не по катехизисам), объяснения же можно делать на общеупотребительном языке, смотря по местности; что касается девушек, то хотя посещение ими училищ и не противно закону, все же это не соответствует установившимся религиозным понятиям большинства, а потому желательно предоставить это времени. В связи с этим министерский проект был изменен в смысле увеличения числа часов, назначенных для преподавания еврейских предметов, причем, в частности, увеличили число часов для изучения Талмуда; было также решено принимать детей не с шести-, а с восьмилетнего возраста. Состоялось также решение учредить семинарии для подготовки кадра учителей и раввинов (см. Раввинские училища). Впрочем, программа школьной реформы несколько раз перерабатывалась, пока наконец не приняла значения закона (см. Казенные еврейские училища). Одновременно (1844 г.) было разработано положение о еврейских частных учебных заведениях и домашних учителях. Частные евр. училища, как мужские, так и женские, должны были давать детям необходимые познания в еврейском законе и облегчать переход в общие училища; правила о домашних учителях, т. е. меламедах, были направлены к установлению над ними контроля; секретная же записка, составленная одновременно с уставом о евр. училищах и высочайше утвержденная, предусматривала меры к уменьшению влияния меламедов: затруднить выдачу им свидетельств на право преподавания, а впоследствии выдавать свидетельства лишь тем, которые окончат казенные евр. училища. Следует отметить, что при учреждении еврейских школ отнюдь не имелось в виду уменьшить число евреев в общеучебных заведениях; напротив, неоднократно указывалось, что общие школы должны быть по-прежнему открыты для евреев. — Неудача, постигшая школьную реформу (см. Казенные еврейские школы), обнаружила перед еврейскими прогрессивными кругами всю бесплодность их борьбы с консерватизмом массы при помощи правительственной власти. Все расширявшееся ограничительное законодательство раскрыло перед ними ту правду, что правительство, ища поддержки со стороны образованных евреев, не преследовало той цели, к которой они стремились, — гражданского сближения еврейского населения с окружающим обществом; односторонне направленная школа должна была, по мысли правительства, "обезвредить" еврея, лишить его "фанатизма", но не дать ему права на общегражданскую жизнь. Результаты, к которым привела школьная реформа, обнаружила причины неуспеха просветительного движения — его развитию препятствовали правовые ограничения, лишавшие еврейскую народную массу возможности приобщиться к общерусской культурной жизни. И вот почему с воцарением Александра II, когда наступила эпоха великих реформ, "друзья просвещения" слили вопрос об образовании народной массы с вопросом о правовом положении.

Ср.: А. И. Георгиевский, "По вопросу о мерах относительно образования евреев" (материалы Высшей комиссии); П. Марек, "Очерки по истории просвещения евреев в России", 1909 г.; М. Моргулис, "Вопросы еврейской жизни" (1 статья), 1889 г.; С. Станиславский, "Из истории и жизни одной евр. школы", "Восход", 1884 г. кн. IV; Л. Брамсон, "К истории начального образования евреев в России", 1896; С. Познер, "Евреи в общих учебных заведениях", "Восход", 1903 г.; Ю. Гессен, "Евреи в России" (гл. "История Положения 1804 г." и приложения), 1906 г.; его же, Смена общественных течений, сборник Пережитое, т. III; его же, Цадик Мендель Любавичский, "Восход", 1905 г., кн. 1; его же, "Первый еврей-юрист в России", "Пережитое", т. II; С. Цинберг, "Исаак-Бер Левинзон и его время", "Еврейская старина", 1910 г., вып. IV; Леванда, "Школобоязнь", "Еврейск. библиотека", V; Белецкий, "Вопрос об образовании русских евреев", 1894 г.; Лернер, "Евреи в Новороссийском крае"; Всеподанн. доклад Еврейского комитета 1809 г., "Русск. архив", 1903 г., кн. II; Письма, относящиеся к просветительной реформе, в сборн. "Пережитое", тт. I и II; Рукописные материалы.

Ю. Гессен.

От воцарения императора Александра II. — Сознание необходимости общего образования успело проникнуть к этому времени в высшие слои еврейского общества. Купечество пяти губерний черты евр. оседлости возбудило ходатайство о признании обязательным для детей евреев-купцов и почетных граждан обучения их в общих училищах. Министр нар. просв. Е. П. Ковалевский формулировал новое направление в вопросе о Π. следующими словами: "Необходимо распространить всеми мерами преподавание предметов общего образования и с тем вместе как можно менее вмешиваться в религиозное обучение детей, а предоставлять его более попечению родителей, не стесняя никакими ограничениями и руководствами со стороны правительства". Соответственно этому закон 4 мая 1859 г. объявил обязательным обучение детей евреев-купцов и почетных граждан в общих казенных учебных заведениях, а где таковых нет, в еврейских казенных училищах, дозволив евреям, если пожелают, учредить на свой счет при гимназиях и других учебных заведениях особые для своих детей пансионы (закон этот составляет в настоящее время 2-ю часть ст. 787 т. IX Св. зак. изд. 1899 г.). По разъяснению мин. нар. просв., этот закон создал для купцов и почетных граждан лишь моральную обязанность давать своим детям соответственное образование. Ввиду отсутствия принудительной санкции закон этот практического значения не имеет. Евреям предоставлено обучать детей своих закону веры по собственной их воле в училищах или у частных учителей (ныне это 2-я часть ст. 789 т. IX Св. зак.). В талмуд-торах предписано ввести преподавание общих предметов. Учителя в талмуд-торах, в иешиботах и частных училищах должны быть определяемы из людей, получивших надлежащее образование. Домашнее обучение производится меламедами в своих домах или на квартирах и ограничивается лишь небольшим числом учеников. Правительство, однако, не отказалось еще от мысли заменить меламедов более образованными учителями, но решило соблюдать в этом постепенность, рассчитывая на содействие времени и успехи П. среди евреев. Поэтому, отказываясь от испытаний меламедов, закон 1859г. разрешил продолжать выдачу меламедам ежегодных свидетельств на право обучения, но по истечении 10 лет свидетельства будут выдаваться только прежним меламедам, а новые — обучавшимся в раввинских училищах или в общих учебных заведениях, средних или высших (см. Хедер). Закон 27 ноября 1861 года предоставил существенные льготы учителям казенных еврейских училищ и раввинских училищ (свободу от податей и повинностей во время службы), предоставил право на личное почетное гражданство почетным блюстителям казенных еврейских училищ и содержателям частных училищ 2-го разряда, а также всем евреям, окончившим курс гимназий с медалью. Наибольшие права даны евреям, окончившим высшее учебное заведение с ученой степенью, а именно право повсеместного жительства в империи и поступления на государственную службу (см. Высшее образование, Медицинские профессии). В 1863 г. назначено из сумм свечного сбора (см.) 24000 рублей ежегодно для выдачи стипендий недостаточным евреям, обучающимся в общих низших и средних учебных заведениях министерства нар. просв. С изданием в 1874 г. нового устава о воинской повинности евреи, как и прочие жители, получили льготы от этой повинности, смотря по степени образования. Все эти меры имели, конечно, вначале немалое влияние, способствуя привлечению евреев в общие учебные заведения. Но, как признало и мин. нар. просв., евреи всех классов стали впоследствии стремиться в общие учебные заведения, вследствие усвоенного ими сознания важности общего образования, независимо от тех выгод, которые оно дает. Число евреев в средних и высших учебных заведениях возрастало с каждым годом. В 1865 году во всех гимназиях и прогимназиях обучалось 990 евр. — 3,3% всего числа учеников; в 1870 г. — 2045 евр. — 5,6%; в 1880 г. — 7004 — 12%; в 1884 г. — 8934. Увеличилось и число учеников реальных училищ — с 943 в 1877 г. до 1577 в 1886 г., ок. 8% всех учащихся в тех заведениях. По отдельным округам % учащихся евреев возрос за эти 20 лет еще значительнее. В Одесском округе во всех средних уч. заведениях обучалось в 1863 г. 286 евреев — 11,73%, а в 1885 г. — 2724 — 29,33%, причем в гимназиях и прогимназиях процент этот достиг в 1886 г. — 32,47. По отдельным учебным заведениям % евреев достигал 75 и более: во 2-й одесской гимн. в 1878 г. — 75,3, в Херсонской прогимназии в 1879 г. — 75,1, в Одесском коммерческом училище в 1881 г, — 76,6. В Виленском уч. округе процент учащихся в гимназиях и прогимназиях возрос с 10% в 1870 г. до 24% в 1884 году (с 391 уч. до 1260), в Киевском с 4% в 1870 г. до 12,4% в 1884 г. Что касается девушек, то число евреек в учебных заведениях возросло с 116 (1,3%) в 1865 г. до 5094 (8,18%) в 1886 г. В городских и уездных училищах число евреев увеличилось с 323 в 1865 г. (1,3%) до 2546 в 1886 г. (4,4%). В приходских, начальных и народных сельских училищах число евреев и евреек увеличилось с 338 до 15619 (1%). Сильно увеличилось, абсолютно и относительно, число евреев в высших учебных заведениях: с 129 (3%) в 1865 г. до 1856 (14,5%) в 1886 г., причем на некоторых факультетах процент этот достигал 40% и более: в Харьковском университете на медицинском факультете 351 из 845 (41,5%), в Новороссийском на юридическом 131 из 318 (41,2%). К 1 января 1886 г. число всех евреев в общих уч. заведениях мин. нар. просв., низших, средних и высших, достигло 35073 (2% всего числа учащихся), а вместе с еврейскими училищами, казенными и частными, 61316 (3,5%). Этому увеличению числа евреев в общих уч. заведениях в значительной степени содействовала евр. интеллигенция. В 1863 г. учреждается в Петербурге Общество для распространения просвещения между евреями в России (см. соотв. статью). Во многих городах черты оседлости возникают по инициативе кружков учащейся молодежи субботние и вечерние курсы для евреев, открываются в большом числе общественные и частные школы для бедных детей и т. д. Стремление евреев в общие учебные заведения уже в начале 70-х годов достигло таких размеров, что министерство народного просвещения нашло возможным в 1875 г. отменить одну из мер поощрения, а именно выдачу стипендий нуждающимся ученикам из сумм свечного сбора. Первые признаки реакции правительства в этом вопросе обнаружились в Северо-Западном крае после подавлении польского восстания. Русификаторы нашли нужным в общей программе своей деятельности теснить и еврейское население. На приемных экзаменах евреи подвергались всевозможным затруднениям, чтобы уменьшить число поступающих. Из Северо-Западного края раздался и первый призыв к ограничению приема евреев в общие учебные заведения. Во второй половине 70-х годов реакция проникает и в центральные правительственные учреждения. Вместе с тем появляются и антисемитские тенденции. В 1875 г. мин. народного просвещения распорядилось, чтобы все начальники учебных заведений показывали в статистических ведомостях число учащихся евреев. В отчетах попечителей появляются указания на трудность подчинить учащуюся еврейскую молодежь педагогическому влиянию. В представлении мин. нар. просв. в комитет министров в октябре 1875 г. указывается на невозможность поместить всех евреев, стремящихся в общие учебные заведения, без стеснения христианского населения. Впервые мысль об ограничении приема евреев в общие учебные заведения высказана была официально попечителем Одесского уч. округа Лавровским в 1881 г. под влиянием беспорядков, происходивших в конце 1880 года в некоторых южных гимназиях. Вскоре за тем поднятый вопрос встречает полное сочувствие в правительственных сферах. На запрос мин. нар. просвещения Делянова о причинах успеха революционной пропаганды в учебных заведениях некоторые попечители указали на влияние евр. учеников. Киевский попечитель предложил ограничить число евреев в школах известным процентом, а виленский попечитель Сергиевский — ограничить доступ в среднюю школу детям всех вообще лиц низших сословий и занимающихся "низменными" профессиями. Под влиянием Лавровского одесский генерал-губернатор Гурко во всеподданнейшем отчете за 1882 г. предложил ограничить число евреев в средних учебных заведениях Одесского округа приблизительно 15%. Комитет министров поручил в 1885 году высшей комиссии гр. Палена (см.) дать отдельное движение предположениям ее о мерах к предупреждению переполнения учебных заведений учениками евр. происхождения. Но еще до того, как вопрос этот разрешен был Паленской комиссией, приняты были меры к ограничению евреев в остальных учебных заведениях. В 1882 г. ограничено число евреев в Военно-медицинской академии 5%; в 1883 г. — прием евреев в Горный институт мин. гос. имуществ ограничен 5% всех поступающих; относительно института путей сообщения состоялось в 1884 г. конфиденциальное распоряжение об ограничении приема евреев; в 1885 г. по инициативе тов. мин. внутр. дел, заведующего полицией, состоялось выс. повеление об ограничении приема евреев во вновь открытый Харьковский технолог. институт 10% (прим. 2 к ст. 1151 Свода Уставов учеб.-зав. Мин. нар. просв., т. XI Св. Зак. изд. 1893 г.), а в 1886 г. — о полном прекращении приема в Харьковский ветеринарный институт, так как "г. Харьков всегда был центром политической агитации, и пребывание в нем евреев в более или менее значительном числе представляется вообще нежелательным и даже опасным". Тогда же постановлено требовать от евреев, поступающих в Казанский и Дерптский ветеринарные институты, аттестаты зрелости ввиду ходатайства совета Дерптского института об ограничении приема евреев. Разработка материалов по вопросу о Π. евреев была поручена Паленской комиссией председателю ученого комитета министерства народного просвещения А. И. Георгиевскому. Последний подверг резкой критике обвинения Лавровского и др. против евреев и вину в распущенности учащихся усматривал в порядках самой школы и в неудовлетворительности учебного персонала. Решительно высказываясь против установления какого-либо процента для евреев, Георгиевский примкнул к мнению виленского попечителя Сергиевского о необходимости устранить из школы детей низших сословий. Большинство членов Паленской комиссии во главе с председателем ее одобрило эту меру, меньшинство же считало необходимым установить для евреев черты оседлости норму в 10% общего числа учащихся в данном заведении. Но еще до разрешения этого вопроса комиссией комитет министров, обсуждая всеподданнейший отчет харьковского губернатора, где указывалось на наплыв евреев в общую школу (с высочайшей отметкой: "совершенно те же жалобы постоянно слышатся из Одессы"), разрешил министру народн. просвещения Делянову принимать по собственному усмотрению частные меры к ограничению приема евреев в высшие и средние учебные заведения. Это положение комитета министров высочайше утверждено 5 декабря 1886 г., но опубликовано не было, как не опубликованы и прежние распоряжения об ограничении приема евреев в ветеринарные институты. С 1887 г. министр нар. просв. стал постепенно приводить в исполнение отдельные предположения, возникавшие в этом направлении. Сначала эти меры имели общий характер, не касаясь исключительно евреев. A затем он предложил "предоставить начальникам учебных заведений принимать только таких детей, которые находятся на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство в правильном над ними домашнем надзоре и в предоставлении им необходимого для учебных занятий удобства, и, наконец, ограничить известным процентом прием в гимназии детей евреев из низших сословий". Государь разрешил внести в комитет министров предположения о повышении платы за слушание лекций и ограничении евреев. Комитет министров, согласившись с первой мерой, относительно второй нашел, что опубликование общих ограничительных для евреев постановлений могло бы быть неправильно истолковано. Поэтому ограждение учебных заведений от излишнего наплыва евреев может быть с большим успехом достигнуто путем частных распоряжений, согласованных с действительными по отдельным местностям потребностями и зависящих от непосредственной власти министра народного просвещения. Это положение комитета министров утверждено 26 июня 1887 г., но опубликована только первая часть положения о повышении платы за слушание лекций, с сохранением первоначального заглавия: "О мерах к упорядочению состава учащихся в средних и высших учебных заведениях". Таким образом, это положение уполномочило министра нар. просв. на принятие отдельных частных мер к ограничению приема евреев в отдельные учебные заведения по мере оказывающейся в том надобности, но не на издание каких-либо общих распоряжений для всех учебных заведений на пространстве всей Империи. Между тем, в июле 1887 г. министр в циркулярах на имя попечителей всех учебных округов установил норму для приема евреев во все подведомственные ему средние и высшие учебные заведения в размере 10% в черте оседлости, 5% вне черты и 3% в обеих столицах ко всему числу вновь поступающих и переходящих из других заведений, с тем чтобы постепенно довести до тех же размеров общее число евреев, обучающихся в заведении. Распоряжения эти мотивированы желанием установить более нормальное отношение числа учеников-евреев к числу учеников христианских исповеданий. В тех же циркулярах указывается, что начальники учебных заведений должны принимать только тех евреев, родители которых представят упомянутое выше ручательство. Указанная норма распространена была впоследствии и на вновь открытый в 1888 г. Томский университет, в 1892 г. — на повивальные институты при медицинских факультетах Казанского, Варшавского и Дерптского университетов, на Петербургские высшие женские курсы, в 1897 г. на Петербургский женский медицинский институт (прим. к ст. 32 Прил. к ст. 2679 (прим. 2) Уст. учеб. зав. Мин. нар. п. по прод. 1906 г.). При издании в 1888 г. нового устава реальных училищ включено правило, разрешающее учредителям училищ, содержимых на счет сословий или частных лиц, вводить в устав с разрешения министра нар. пр. ограничения в приеме учеников известного сословия или вероисповедания (ст. 1709 Уст. уч. зав.). Согласно уставам учебных заведений евреи совершенно не принимаются в Нижегородский дворянский институт имп. Александра III, в коллегию Павла Галагана в Киеве, в костромские промышленные училища Чижова, в учительские семинарии, в Екатерининский учительский институт в г. Тамбове, в Женское училище графа Блудова в Остроге, в кунгурскую Елизаветинскую женскую рукодельную школу, в холмское Мариинское училище, в Путивльское ремесленное училище Маклаковых (Ст. 1596, 1622, 1983, 2352, 2382, 2774, 2950, 3378 и 4041 Уст. учеб. зав. изд. 1892 г.). В содержимую полтавским дворянством Вторую мужскую гимназию в Полтаве не принимаются не только евреи, но и рожденные в иудейской вере, хотя бы принявшие потом христианство (ст. 21 Прил. к ст. 1464 прим. 2 Уст. уч. зав. по прод. 1910 г.). Вслед за министерством народного просвещения и другие ведомства установили процентные нормы для своих учебных заведений, а некоторые из них совсем закрыли их для евреев. К последней категории заведений принадлежат: Институт путей сообщения, Электротехнический институт в Петербурге, Московский сельскохозяйственный институт, Техническое училище инженеров путей сообщения в Москве, Домбровское горное училище, Петербургское и Московское театральные училища. Прекращен был в течение многих лет прием и в Военно-медицинскую академию (см. соотв. статью), но в виде изъятия принято было в 1907—08 гг. несколько евреев по высочайшему повелению; однако Государственная дума 3-го созыва при обсуждении сметы военного министерства в 1910 г. приняла незначительным большинством голосов пожелание о полном прекращении приема евреев в эту Академию. Та же дума вводила процентные нормы для евреев и в уставы вновь разрешаемых учебных заведений. Ввиду ограничения приема евреев в средние учебные заведения классического и реального типа молодежь направилась в коммерческие училища. Последние приняты были в ведение министерства финансов, которое вначале не делало никаких ограничений для евреев. Вследствие этого стали открываться во многих городах черты оседлости коммерческие училища с курсом средних учебных заведений на средства частных лиц, обществ и местного купечества. Но с 1895 г. и министерство финансов вступило на путь ограничений. В Одесском и Киевском комм. училищах, содержимых купеческими обществами, министр финансов определяет ежегодно число допускаемых к приему евреев в зависимости от размера участия купцов-евреев в расходах по содержанию училищ, причем можно замещать евреями оставшиеся свободными христианские вакансии. В частном коммерческом училище Файга в Одессе процент евреев определен в 40, в училище Натансона в Киеве — в 10, в других процент евреев определялся до 50 и выше. В последнее время, однако, министерство торговли и промышленности, куда передано заведование училищами, стало требовать уменьшения процента евреев до размеров, установленных в ведомстве министерства народного просвещ. В 1892 г. министерство внутр. дел ввело путем конфиденциальных циркуляров те же процентные нормы для приема евреев в фельдшерские, повивальные, зубоврачебные и другие подведомственные ему школы. Затем ввиду указания военного министерства на то, что в общем числе 6478 фармацевтов (магистров, провизоров и аптекарских помощников) за 1892 г. евреи составляют 25% и что такое значительное число их может поставить в затруднение военное ведомство, в особенности в случае войны, ввиду недопущения евреев на классные фармацевтические должности, министерство вн. дел решило ограничить известным процентом также и прием евреев в аптекарские ученики, а затем и в ученики к дантистам. Но сенат указом 9 сент. 1896 г. отменил все эти циркуляры, признав, что министр не вправе вводить подобные ограничения без испрошения на то высочайшего соизволения. Указанные нормы применяются на практике след. образом. По окончании приема прошений от всех поступающих и по выяснении результатов испытаний в каждой школе в отдельности определяется число евреев, которое может быть принято по расчету установленного процента; преимущество оказывается тем, кто выдержал экзамен успешнее или имеет лучший аттестат. Вне высших уч. заведений приходилось оставаться и окончившим гимназию с золотыми медалями. В первые годы министр нар. просв. допускал прием некоторого числа евреев по своему усмотрению "сверх нормы" на оставшиеся еще свободные места — часто принимались не более знающие, а заручившиеся более сильной протекцией. В университетах процент евреев вычислялся по факультетам, вследствие чего евреи должны были поступать, чтобы получить хотя какое-либо высшее образование, на факультеты, к которым они не имели склонности. Во многих средних уч. заведениях внутренних губерний евреев в то время было немного, и родители стали посылать туда своих детей. Постепенно норма евреев в уч. заведениях была достигнута повсюду, а приемы сверх нормы стали реже разрешаться. В 90-х годах министерство распорядилось об уменьшении приема евреев до таких пределов, чтобы число всех евреев, учащихся в заведении, вместе с вновь принятыми не превысило нормы. Вследствие этого во многие уч. заведения прием евреев был прекращен. Проц. норма распространена была и на вольнослушателей, что фактически равносильно запрету, так как вольнослушателей-христиан очень мало. Затем стали применять норму, хотя и несколько повышенную, к аптек. помощникам, поступающим на медиц. факультет для приобретения звания провизора. Ограничение евреев не повлекло, однако, за собою, как то предполагалось, соответственного увеличения числа христ. учеников, которые будто не находили себе ранее места. Общее число учащихся в гимназиях, прогимназиях и реальных училищах уменьшилось: в 1885 г. до 91740 чел., а в 1892 г. до 82295 чел. В 1885 г. было 82539 христ. и 9201 евр., а в 1892 г. — 76901 христ. и 5394 евр., т. е. число христиан уменьшилось почти на 6000 чел, а евреев — почти на 4000 чел. Это объясняется тем, что министерство, как указано выше, стремилось затруднить доступ не только евреям, но и вообще детям низших сословий. Уменьшилось вследствие этого и число студентов. Ввиду указанных стеснений более состоятельные евреи стали обучать детей дома, готовя их ежегодно к экзамену в следующий класс, а затем к выпускному. Повсюду открывались частные уч. заведения, как общие для христиан и евреев, так и только для одних евреев. Особенно много учреждено было частных средних школ для девушек. Некоторые из этих школ получили все права правительственных, другим разрешено выдавать своим ученикам и ученицам аттестаты, дающие право на поступление в высшие уч. заведения. Часть детей была крещена родителями. Иные принимали крещение для поступления в высшие уч. заведения. Евреи стали также направляться в заграничные высшие уч. заведения; из них большая часть возвращается в Россию и держит здесь экзамен в государственных комиссиях. Некоторые, однако, остаются за границей, посвящая себя ученой, учебной или практической деятельности. После дарования в 1905 г. автономии высшим уч. заведениям их правления и советы не считались в течение трех лет с проц. нормами. Но с наступлением реакции министр нар. просв. (1908 и 1909 гг.) исходатайствовал высочайшие повеления, которыми узаконены были циркуляры 1887 г. Установлены нормы для высш. уч. заведений — 3% для столичных учебных заведений, 5% для находящихся вне черты оседлости и 10% — в черте (Прим. 2 к ст. 787 т. IX Св. Зак. по прод. 1908 г., прим. 3 к ст. 399 Св. Уст. учеб. зав., т. XI, ч. 1 Св. Зак. по прод. 1908 г.). В средних учебных заведениях норма была несколько повышена, но распространена на ряд заведений, где раньше не применялась. В правительственных средних уч. заведениях всех ведомств: 5% в столицах, 10% — вне черты оседлости и 15% в черте. Действие этого правила распространяется: 1) на училища землемерные, средние сельскохозяйственные и технические ведомства мин. нар. пр., фельдшерские и повивальные; 2) на средние уч. заведения, содержимые на счет обществ. учреждений или частных лиц, если учащие и учащиеся или только последние пользуются правами, предоставленными им в правительств. уч. заведениях. В заведениях второй группы ограничительные правила вводятся с необходимой постепенностью или властью главного начальника ведомства или же по соглашению его с содержателями училища, если для этого необходимо изменение устава. Прием евреев не ограничен лишь в следующих средн. уч. заведениях: художественных, художественно-промышленных, торговых, технических и ремесленных мин. торг. и пром., низших технических Мин. нар. пр., зубоврачебных; не представляющих учащимся никаких прав и не открывающих доступа в высшие уч. заведения. Евреи — аптекарские помощники допускаются к слушанию лекций в университетах для подготовки к получению звания провизора в размере 6% в Московском университете, 10% в прочих университетах вне черты оседлости и 20% — в черте (прим. 3 к ст. 787 т. IX Св. зак. по прод. 1909 г. и Прил. к ст. 1463 (прим. 4) свода Уст. учебн. зав., т. XI ч. I по прод. 1909 г.), Наконец, выс. утв. Пол. сов. министров от 11 марта 1911 г. установленные в 1909 г. нормы для приема евреев в средние школы распространены и на экстернов: они допускаются лишь в определенном проценте по отношению к общему числу экстернов, допущенных к экзамену, между тем христиане в очень редких случаях держат экзамен в качестве экстернов. Здесь следует отметить, что без аттестата зрелости русские евреи не принимаются в заграничные высшие школы. Наряду с средними и высшими школами, евреи устремлялись и в низшие. Так, в 1883 г. во всех городских и уездных училищах обучалось 1133 еврея (2,02% числа учащихся в этих школах), а в 1886 г. — 2546 (4,4%); в приходских, начальных и народных — в 1880 г. — 6025 (0,49%), а в 1886 г. — 15619 (1%). В Виленском округе в 1886 г. обучалось в городских, приходских, начальных и народных училищах всего 1948 детей, а в 1898 г. в этих учебных заведениях обучалось 5806 детей (2817 мальчиков и 2989 девочек), причем % евреев в гор. училищах возрос до 27, в уездных — до 22, а в остальных — до 2.4. Еще больший рост числа евреев в низш. школах зарегистрован в Киевском округе. По данным Евр. колонизационного общества в обследованных им 733 пунктах черты оседлости евреи, учащиеся в общих нач. школах, составляли (1898 г.): мальчики от 8% (в Сев.-Зап. крае) до 17,1% (в Южном крае), а всего 12%, девочки же от 14,1% (в Сев.-Зап. крае) до 25,3% (в Юго-Зап. крае), а всего 17% всех учащихся детей женск. пола. Увеличилось также число евреев в профессиональных учебн. заведениях (ремесленных, технических, торговых, зубоврачебных, фельдшерских, повивальных и т. д.). В связи с указанными стеснениями и под влиянием националистических движений в еврейском обществе стали учреждаться всевозможные училища для евр. детей (начальные, средние, профессиональные, субботние). Появились и частные евр. учебные заведения с курсом гимназий и реальных училищ. Первая такая мужская гимназия учреждена Иглицким в Одессе, позже Эйзенбетом в Петербурге, Каганом в Вильне. Женские евр. частные гимназии имеются теперь во многих городах черты оседлости. Особенное внимание привлекли к себе евр. начальные училища: многие талмуд-торы (см.) были преобразованы, появились образцовые хедеры (см. Хедер). В новых школах как преподавательский персонал, так и методы преподавания и программа соответствуют требованиям современной школы.

Число учащихся евреев в высших, средних, низших и женских еврейских учебных заведениях ведомства Министерства народного просвещения в 1886 и 1911 гг.

Данные за 1886 г. заимствованы из записки Георгиевского, а данные за 1911 г. из Всеподданнейшего отчета министра народного просвещения (% означает отношение к общему числу учащихся).

В 1884—1893 гг. были открыты 232 частные евр. школы, составляющие 7,5% всех открытых в то время в России частных училищ. В 1899 г. во всей Империи с Ц. Польским было 820 специально евр. школ, а в черте 644: 392 (60,9%) частных, 189 (21,6%) общественных и 113 (17,6%) казенных.

Обучалось во всех евр. школах черты, обследованных Колон. евр. обществом, 50773 детей: 34227 мальчиков и 16546 девочек (в казенных 13366 — около 25%, общественных — 19803 — около 40%, частных — 17604 — около 30%); а с необследованными от 60 до 62 тысяч. Около 60% девочек учатся в частных школах, а большинство мальчиков — в общественных школах. Одна евр. школа обслуживала в черте оседлости 5525 душ евр. населения (по данным Общ. распр. просв. — 7418 душ), тогда как во всей России одно низшее учебное заведение приходится на 2833 жителя, т. е. правильное начальное образование среди евреев распространено вдвое менее, чем во всем населении империи. Из числа желающих поступить в школу приходилось отказывать по недостатку мест от 9,9% (в казенных начальных училищах) до 53,1% (в общественных).

Ср.: Сборник постановлений по Мин. нар. просв.; А. Георгиевский, "Записка, представленная Высшей Комиссии"; "Сборник материалов об экономическом положении евреев в России", изд. ЕКО, т. II; Справочная книга по вопросам образования евреев, изд. Общ-ва распр. просв. среди евреев; П. Марек, "Очерки по истории просвещения евреев в России", 1909; Μ. Γ. Моргулис, "Вопросы евр. жизни"; Л. М. Брамсон, "К истории начального образования евреев в России"; Г. Вольтке, "Русские люди по вопросу об образовании евреев" (в "Сборнике в пользу начальных евр. школ"); его же, "К истории мер просвещения и перевоспитания евреев", кн. "Восхода", 1895 г., № 4; его же, "Право евреев учиться вне черты оседлости", Сборник "Будущность", т. III; С. Познер, "Евреи в общих учебных заведениях", "Восход", 1903 г., кн. №№ 1 — 4, 6 и 7.

Гр. Вольтке.

Раздел8.

Общество для распространения П. между евреями в России — основано в окт. 1863 г. в С.-Петербурге. В начале 1860 г. среди группы просвещенных представителей петербургского богатого еврейства возникла мысль о создании центра для развития и пропаганды русско-евр. П., распространения среди еврейской массы знания русского яз. и привлечения евреев к общерусской культуре. Ходатайство об основании О-ва П., возбужденное по инициативе Евзеля Гинцбурга и Α. Μ. Бродского (официальные учредители О-ва) и при ближайшем участии Леона Розенталя, горячего приверженца "гаскалы", было удовлетворено лишь в окт. 1863 г.; в члены-основатели О-ва записался 21 чел. 17 дек. 1863 г. состоялось первое общее собрание; председателем комитета был избран Е. Гинцбург, Л. Розенталь — казначеем; место секретаря занял Э. Д. Левин. Согласно уставу, "Общество споспешествует распространению между евреями знания русского языка, издает само и содействует другим к изданию полезных сочинений, переводов и периодических изданий как на русском, так и на еврейском языках, имеющих целью распространять просвещение между евреями, и поощряет пособиями юношество, посвящающее себя наукам". О-во вызвало со стороны ортодоксов резкое противодействие. — В первое десятилетие О-во не занималось школьной деятельностью, а преимущественно издательской: в 1875 г. появился перевод Пятикнижия на русск. языке, изданный О-вом (ред. И. Г. Герштейна и Л. О. Гордона); О-во занялось также поощрением евр. писателей к изданию научных книг на древнеевр. языке с целью популяризировать между евреями "положительные науки и естественные знания": О-во занималось также доставлением книг и пособий евр. училищам и библиотекам. Общество оказывало филантропическую помощь учащимся в высших учебных заведениях (отчасти — в средних), на которую были ассигнованы 3/8 всех доходов. Большая часть этих пособий и стипендий шла из личных сумм бар. Гинцбургов (с 1865) и Л. Розенталя (с 1872). — В 1867 г. было разрешено внести в устав О-ва изменения: понижение минимального членского взноса вместо прежних 25 р. в год до 10 р., а также — что особенно важно — право О-ва ходатайствовать об открытии отделений. Уже в конце 1867 г. было открыто отделение О-ва в Одессе (занялось поддержкой газ. "День"). В 1872 г. работа этого отделения прекратилась и возобновилась лишь в 1878 г. С 1874 г. О-во приступает к регулярной поддержке школ, образовав для этой цели особый капитал (преимущественно из средств бар. Гинцбурга), ставя обязательным условием субсидии преподавание русской грамоты (в 1874 г. выдана субсидия 11 учил.). Затем О-во стало регулярно посылать стипендиатов в Бреславльскую раввинскую семинарию; в 1879 г. посылка за границу стипендиатов правительством запрещена. В 1880 г. был, по почину бар. Г. О. Гинцбурга, основан фонд в пользу учащихся в высш. уч. завед. евреек, который вскоре достиг суммы около 20 тыс. руб. К концу 70-х гг. заметно значительное ослабление издательской деятельности О-ва; в 1880 г. по инициативе А. Я. Гаркави была образована особая комиссия для возрождения прежней издательской работы. Комиссия эта подготовила изд. V т. "Истории" Греца и материалы по истории евреев в России; в 1882 г. вышли два тома "Русско-еврейск. архива". В 1878 г., после смерти бар. Е. Гинцбурга, председателем О-ва избран принимавший и до этого ближайшее участие в его деятельности — бар. Г. О. Гинцбург, с именем которого тесно связана история О-ва, особенно за первые 30 лет. Из деятельных членов Комитета за этот период следует отметить: А. Я. Гаркави (с 1867 г.), H. И. Бакста, д-ра Л. И. Каценельсона (с 1892 г.; позже товарищ председателя), Я. М. Гальперна (с 1882 г.; позже, с 1910 г., председатель О-ва) и др. С 1872 г. секретарем состоял писатель Л. О. Гордон, затем — У. Розенцвейг. В 1864 г. имелось 175 членов, а в 1873 г. — 287; доходы поднялись в эти годы с 10 тыс. р. до 13 тыс. р.; расходы — с 6500 р. до 13 тыс. руб. Общая сумма дохода за это десятилетие — 120 тыс. р., расхода — 115 тыс. В следующий период число членов поднялось — к 1888 г. было 740. Ежегодные личные суммы бар. Гинцбургов и Л. Розенталя на стипендии учащимся составляли свыше 1/3 всех доходов О-ва за год. Расходы О-ва за первые 25 лет представляются в таком виде: пособие учащимся в общих, преимущественно высших, учебных заведениях — 268 тыс. р., т. е. 66%, пособия частным школам — деньгами 31 тыс. р. и книгами 25 тыс. р.; поощрение литературы — 32 тыс. р.; единовременные пособия разным лицам — 24 тыс. р. и т. д.

С 1893—94 года наступает поворот в деятельности О-ва в сторону начального образования, и вместе с этим вместо прежних отдельных меценатов и жертвователей к О-ву примыкают новые общественные силы. Вновь основанная комиссия по начальному образованию (в ней особенно деятельное участие приняли Л. Брамсон, Г. Вольтке и др.) приступила к собиранию материалов о начальных еврейских школах, к снабжению школ различными сведениями; подготовила издание ценной "Справочной книги по вопросам образования евреев" (в 1900 г.) и "Сборника в пользу нач. евр. школ"; помимо этого в комиссии происходила и теоретическая разработка вопросов народного образования. С этого времени Комитет значительно усиливает и материальную помощь школам: в 1894 г. выдано пособий деньгами и книгами 37 школам на сумму 2600 р., в 1898 г. — уже почти 100 школам — в сумме 10 тыс. р. Субсидия школам еще до этого получила относительно еще большее развитие у одесского отделения, имея, однако, исключительно местный характер. Сумма субсидии комитета учащимся в общ. учебных заведениях все еще значительно превышала субсидии школам: в 1893—94 г., напр., более чем в 8 раз; в 1895 г. Комитетом выдана субсидия 517 учащимся на сумму 27 тыс. О-во стало содействовать открытию новых школ и условием ставило преподавание еврейских предметов. Результаты нового направления О-ва были демонстрированы на Всероссийской нижегородской выставке в 1896 г., на которой О-во имело особый павильон со своими экспонатами. В 1895 г. в ведение О-ва перешло "еврейское училище" в СПб. (обществ. т.-тора). В конце 1891 г. при Комитете основалась историко-этнографическая комиссия, деятельность которой развилась особенно после 1894 г. — Комиссия эта, из которой позже, в 1908 г., образовалось Евр. историко-этнографич. общество (см.), занялась составлением "Регест и надписей", выпущ. в 1899 г.; собиранием архивных материалов и — что особенно способствовало ее популярности — устройством чтения докладов на научные темы. — В начале 1898 г. открылось второе отделение О-ва в Риге, ведущее почти только местную работу. В 1901 г. в устав О-ва было внесено изменение, долженствовавшее привлечь к Обществу более широкие круги населения: минимальный членский взнос понижен с 10 р. до 5, однако, только для провинциальных членов. В конце 1903 г. открылось отделение О-ва в Киеве, работающее в Юго-Западн. крае. В Москве еще с 1894 г. существовала "коллегия уполномоченных" (коллегия преобразована в 1909 г. в отделение О-ва). С 1900 г. О-во стало получать от Совета ЕКО специальные средства на поощрение еврейского начального образования в России. В 1900 г. эти специальные суммы достигли более 26 тыс. р., в 1902 г. — 40 тыс. р. В 1906 г., после погромов, кроме обычной субсидии в такую же приблизительно сумму, ЕКО выдало еще 56 тысяч р. на школы, пострадавшие от погромов. Новый приток средств дал возможность поставить дело помощи школам на широкие начала. Размеры субсидии были значительно повышены, достигнув, напр., в 1902 г. в среднем на школу суммы в 742 р., в то время как в 1897 г. средний размер был равен 75 р., а в 1899 г. — 93 р. О-во стало открывать свои школы; были также выработаны для школ примерные учебные планы и приступлено к изданию учебной литературы. В 1900 г. введен существующий и поныне институт разъездных уполномоченных Общества для осмотра школ. В 1904 г. сделана попытка обследования хедерного дела и разработан большой материал о положении евр. библиотек. Особое внимание уделено подготовке учителей и учительниц для евр. начальных школ. В декабре 1902 г. состоялось при Комитете первое совещание петербургских и иногородних деятелей О-ва по вопросам начального образования. О-во обогатилось к этому времени 4-мя библиотеками: в СПб. (еще с 1880-х гг.), в Одессе, Киеве и Риге (1901—1905 гг.). — В 1903 г., по случаю 75-летнего юбилея барона Г. О. Гинцбурга, при О-ве была открыта подписка на фонд его имени, которая к концу того же года дала свыше 100 тысяч руб.; фонд предназначался на основание учебного заведения для подготовки народных учителей. В 1905 г. О-во получило громадный дар, завещанный Α. Μ. Соловейчиком, — имение в Крыму (1251 дес.). При О-ве издавна существует ряд премий частных жертвователей за научные труды. — Число членов за время от 1894 г. по 1907 г. поднялось с 1230 до 3870. Приходо-расход с 68 т. р. в 1895 г. достиг 300 т. в 1907 г. Сумма, отпускаемая на пособие учащимся в общих учебных заведениях, упала за этот период, особенно относительно: в 1902 г., напр., она была почти вдвое ниже суммы на начальное образование (31 тыс. и 60 тыс.). С 1896 г. почти прекращена выдача этих пособий из общих сумм О-ва; для них установлены были особые сборы. — Секретарями Комитета в этот оживленный период О-ва состояли С. М. Гинзбург (до 1903 г.) и после него поныне (1912) — С. Л. Каменецкий.

С 1909 г. О-во сильно развивается благодаря учреждению новых отделений. Закон об обществах и союзах 4 марта 1907 г. создал возможность значительного расширения рамок О-ва. В сент. 1908 г. был утвержден новый устав, расширивший права О-ва в открытии школ и др., а главное — в открытии отделений; по новому уставу понижен также минимум членского взноса до 3 р. (вместо прежних 10 р. в СПб. и 5 р. в др. городах), что способствовало привлечению более широких кругов населения к О-ву. С 1909 г. открыты новые 25 отделений. Из 4 крупных отделений — Одесское и Рижское являются исключительно местными организациями; Московское, наоборот, почти все свои значительные средства отдает на школы и особенно библиотеки в Могилевск., Витебск. и Черниг. губ.; Киевское же приняло характер районного центра для Юго-Западного края. О-во в деле субсидирования школ по-прежнему питалось преимущественно получаемыми им специальными суммами на начальное образование, достигшими в 1910 г. свыше 100 тыс. р. Школьная деятельность Комитета за последние годы сводилась, главным образом, к созданию хорошо поставленных школ. Придав своей деятельности более национальный характер, Комитет обращает особое внимание на постановку еврейских предметов. Всего выдано Обществом в 1910 году субсидий школам, считая и мелкие, в 98 пунктах на сумму около 85 тыс. руб. Для подготовки кадра евр. учителей О-вом были основаны в 1907 г. Педагогические курсы в Гродно, приобретшие вскоре известность; до 1911 г. курсы выпустили свыше 50 воспитанников, занявших учительские должности; расходы по содержанию курсов были равны в 1910 г. — 28 тыс. р. В 1910 г. О-во, кроме этих курсов, имело 10 собственных школ, 8 образцовых хедеров, 2 детских сада, 2 педагог. музея, 9 библиотек. — Что касается помощи учащимся в общих учебн. завед., то числившиеся при Комитете кассы высших учебн. завед. в 1909 г. совершенно вышли из состава О-ва, образовав самостоятельное общество. — Особенное оживление в деятельность О-ва внесли состоявшиеся в марте 1910 г. и апр. 1911 г. в СПб. съезды представителей отделений, на которых, между прочим, было принято решение издавать педагогич. орган О-ва; с ноября 1910 г. стал выходить этот орган (ежемесячно) — "Вестник О-ва распр. просвещен. между евреями в России". С ноября 1911 г. возрождается библиотечная деятельность Комитета (основана библиот. комиссия). — Число членов О-ва поднялось к 1911 г. до 5800; приходо-расход О-ва колеблется от 355 — 378 тыс. р. Капиталы и недвижимое имущество О-ва, считая все отделения, составили в 1912 г. громадную сумму около 1 млн. р. — Во главе О-ва стоит Комитет из 12-ти чел.

Ср.: Л. Розенталь, לארשיב הלכשה יברמ הרבח תודלות 1885 דע 1863 תנשמ איור ץראב, I и II чч. СПб., 1885 и 1890; П. Марек, "Очерки по истории просвещения евреев в России", 1909; Отчеты О-ва за 1864—1910 гг. (о 25-летии О-ва см. Отчет 1888 г.; о первом совещании см. Отчет 1902); "Вестник О-ва", 1910—1912 (о совещаниях см. №№ 5 и 6); "Систематич. указатель литературы о евреях".

И. Чериковер.

Раздел8.



   





Rambler's Top100