Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Раввинская литература

— Термин Р. Л., вошедший в общее употребление уже в конце эпохи позднего средневековья для обозначения всей еврейской письменности, начиная от эпохи заключения библейского канона, не имеет за собой реального содержания. Своим происхождением этот термин обязан неправильному представлению христианских богословов, впервые употребивших этот термин, о евр. письменности как о литературе, имеющей исключительно богословский характер, представителями которой являются "раввины". Между тем в действительности звание "раввина", как почетный титул духовных представителей евр. общин, имел во все времена мало общего с литературными заслугами. Л. Цунц в своем сочинении "Etwas ueber die rabbinische Literatur" (Берлин, 1818) первый указал на ошибочность этого термина и, начиная с М. Штейншнейдера (Jüdische Literatur, в Allgemeine Encyklopädie Эрша и Грубера, II, 27; евр. издание, Варшава, 1897, I, стр. 14), большинство евр. ученых не употребляет термина Р. Л. Тем не менее в христианской литературе этот термин продолжает применяться как обозначение всей побиблейской письменности, представители которой признают раввинизм, как господствующее у евреев течение традиционного иудаизма, в противоположность тем течениям, которые, подобно саддукеизму (см. Саддукеи), сектантству и караимству (см. Караимы) были побеждены господствующим течением, основанным на начале преемственности и непрерывности устной традиции. В этом смысле термин Р. Л. проведен в "Jewish Encyklopaedia". Этого термина придерживается и Бахер в "Encyclopedia Britannica" (s. v. Rabbi). Другие понимают под термином Р. Л. исключительно богословскую письменность, начиная с падения гаоната (Густав Карпелес). В настоящей статье под термином Р. Л. подразумевается галахическая литература, вся письменность устной традиции, начиная с эпохи заключения Талмуда по настоящее время, посвященная разработке еврейского законодательства и ритуала. Р. Л. в этом смысле подразделяется на: I. экзегетическую литературу и II. кодификационную литературу. Что касается отраслей, входящих в Р. Л., понимаемую в широком смысле как обозначение всей богословской евр. письменности (религиозно-философская, этическая, дидактическая и гомилетическая), то о них см. Гомилетика, Дидактическая литература, Религиозная философия, Этика.

I. Экзегетическая литература. А. Перушим или Биурим (םירואב, םישורפ — комментарии). — Галахическая экзегеза, первые зачатки которой относятся к 9 в. (толкования галахических мест в респонсах Палтои-гаона, жившего в конце первой половины 9 в., толкования Цемаха-гаона, ок. 872 г., комментарии Саадии-гаона к Мишне и Талмуду, комм. р. Шериры, Гаи-гаона, комментарий к Иерушалми р. Эфраима б.-Якова, комм. р. Самуила б.-Хофни), с падением умственной гегемонии Востока достигает пышного расцвета в северно-африканских талмудических школах, в арабской Испании, Франции и Германии. Наиболее выдающееся явление в литературе этого рода представляют комментарии р. Ниссима б.-Яков из Кайруана (Kitab Miftach Maghalik al-Talmud, דומלתה ילוענמ תתפמ רפם) и р. Хананеля б.-Хушиэль (לאננח ׳ר שורפ). Наиболее ранним представителям талмудической науки в Испании, р. Ханоху б.-Моисей, р. Иосифу ибн-Абитур, р. Исааку ибн-Гиату, р. Исааку Албарджелони и р. Самуилу га-Нагид, Маймониду, р. Ионатану принадлежат комментарии к отдельным частям Талмуда. Первым представителем галахической экзегезы в Германии и Франции является р. Гершом б.-Иуда Меор га-Гола, комментарии которого использованы Раши (1040—1105). Комментарии последнего к Талмуду представляют наиболее замечательное явление во всей Р. Л. Трактаты, а также части трактатов, на которые не имелись комментарии Раши, продолжали комментироваться его преемниками и учеными других стран: р. Иуда б.-Натан (Маккот, Песахим), р. Самуил б.-Меир (Баба Батра, Песахим), р. Элиезер б.-Натан Назир), р. Иуда б.-Вениамин га-Рофе (Шекалим), р. Иуда б.-Элиезер (Иебамот). Начиная с этого времени, Талмуд вообще считается разъясненным, не нуждающимся, собственно, в новом комментарии. Место комментария занимают глоссы (Тосафот, см. ниже) во Франции и Германии, новеллы (םישודח) в Испании, заметки, гомилии и примечания в др. странах. Мишна продолжала комментироваться до посл. времени. Наиболее известными комментаторами Мишны являются: р. Моисей Маймонид (см.) р. Самсон из Сана (отдел Зераим), PABaD, Исаак ибн-Гиат, р. Самсон Малкицедек из Симпонта (отделы Зераим и Тогорот), р. Моисей из Понтуаза (Тогорот), р. Моисей из Ротенбурга (Зераим и Тогорот), Ашери (Зераим и Тогорот), р. Обадия из Бертиноро (ROB), р. Иосиф Каро, р. Самуил Гармизан и др. Усиленно комментировался в особенности трактат Абот (р. Самуил б.-Меир, р. Элиезер из Майнца, р. Эфраим из Регенсбурга, р. Бахья ибн-Пакуда, р. Иосиф б.-Хаим Иаабец, р. Липманн Мюльгаузен и др.). Иерусалимский Талмуд комментировался р. Соломоном Серильо (см.) р. Иошуей Бенвенисте (см.), р. Илией Фульдой (Зераим и часть Незикин в 1710 г.), р. Давидом Френкелем, р. Моисеем Маргалиотом и Ридбазом (см.). Но главным образом комментировались Библия (см. Экзегеза библейская), молитвенники (см.) и махзоры (см.), кодексы (в особенности Маймонида, р. Якова б.-Ашера, р. Иосифа Kapo) и произведения мидрашитской и псевдомидрашитской письменности.

В. Тосафот (תופםות — буквально прибавления) — критические и объяснительные глоссы к Талмуду, вышедшие из школ, непосредственно примыкавших к Раши и его ученикам и процветавших во Франции и Германии в 12 и 13 вв. [Исходной точкой для Тосафот служат комментарии Раши, называемые у тосафистов просто комментарием (םרטנוק), к которому прилагаются прибавления]. Не давая, собственно, нового комментария к талмудическим текстам, авторы Тосафот (тосафисты, Baale ha-Tosafot, ילעב תופםותה) подвергают тексты аналитическому и критическому разбору, приводя параллельные и аналогичные места, давая новое освещение, и т. д. В первое время тосафот по духу и образцу примыкали к комментариям Раши (буквальное толкование, Peschat), но с течением времени они все больше удаляются по своему характеру от творений знаменитого комментатора. Типичные черты этой школы составляют свободное мышление, независимость от авторитетов, тонкий анализ и глубокомыслие, с которым она критически разбирает самые запутанные логические операции Талмуда, подвергая их проверке, разъяснению. Первыми тосафистами являются р. Меир б.-Самуил из Рамерю (RaM), р. Иуда б.-Натан (RIBaN) и некий р. Иосиф (ср. Jacob Tarn, Sefer ha-Jaschar, № 252; Haggahot Mordechai, Sanhedrin, № 696). Настоящими основателями школы тосафистов являются р. Яков б.-Меир Там, прозванный Раббену Там, и его племянник р. Исаак б.-Самуил (RJ) из Дампиерра. Основателем германской школы тосафистов является современник первого р. Исаак бен-Ашер га-Леви (RJBA). Наиболее известные тосафисты после р. Якова Тама и р. Исаака б.-Самуил га-Закен (RJ) из Dampierre указаны ниже. Тосафистская школа насчитывала свыше 200 представителей, из которых многие известны нам лишь по цитатам. Преемником RJ является р. Самсон б.-Авраам из Сана (RaSCHBA), автор Tosafot Sens (ץנאש תופםות). Ученик последнего, р. Иуда б.-Исаак Сир Леон из Парижа, считается одним из наиболее плодовитых тосафистов. Тосафот распадаются на следующие школы: а) французскую, b) германскую, с) испанскую и d) итальянскую.

а) Французская школа. Французские тосафот (תויתפרצ תופםות) — упоминаются в новеллах к трактату Тамиду, приписываемых р. Аврааму б.-Давид, и принадлежат, по-видимому, первым французским тосафистам. Тосафот Эвре (ארױא תופםות, תופםות ארוביא) — принадлежат одному из наиболее деятельных тосафистов, рабби Моисею из Эвре. Тосафот Сан (ץנאש תופםות) — тосафот р. Самсона б.-Авраам, содержащие также произведения других тосафистов, редактированных р. Самсоном. Тосафот Тук (ךוט תופםות) — компендиум "Тосафот Сан" и "Тосафот Эвре", составленный рабби Элиезером из Тука и легший в основу "Наших Тосафот" (см. ниже). Тосафот р. Переца — тосафот одного из последних представителей французской школы, р. Переца из Корбейля, подвергшиеся обработке его учеников. Тосафот Хицонииот — включены в "Schittah Mekubezet" р. Бецалеля Ашкенази. Тосафот Шитта — тосафот р. Иехиеля из Парижа и др. — Тосафот Иешаним. Сборник этих тосафот опубликован Иосиф-Иесселем б.-Вольф га-Леви в Sugijot ha-Schas (Берлин, 1736: к Киддушин, Шаббат, Рош-га-Шана, Мегилла, Гиттин, Баба Мец., Менахот, Иома, Бехорот, Эрубин, Беца, Кетубот, Назир, Баба Батра, Керитот и Нидда). Наши Тосафот (ונלש תופםות) — тосафот, издаваемые совместно с текстом Талмуда во всех изданиях. В основу их легли "Тосафот Тук", отчасти "Тосафот р. Переца". Тосафот Горниш — тосафот, упоминаемые в "Nobelot Chochmah" р. Иосиф-Соломона Дельмедиго и в "Gufe Halachot" р. Соломона Алгази. В библиотеке бар. Гинцбурга (MS. № 7) хранится тосафот Горниш к трактату Иебамот.

b) Германская школа: тосафот р. Исаака б.-Ашер га-Леви (см.); тосафот р. Баруха б.-Исаак из Регенсбурга (см.), тосафот р. Меира из Ротенбурга (см.) и Тосафот Ашери (см.).

c) Испанская школа — Испанские тосафот упоминаются у р. Иосифа Колона (респонсы, № 72) и у р. Якова-Баруха Ландау (Agur., № 327).

д) Итальянская школа. Тосафот Трани (см. р. Исаия ди Трани). Список всех тосафистов приведен у Цунца (Zur Geschichte, 29—60) и в J. Е., XII, стр. 202—207.

Новеллы (מישׁודח, םיקומנ). Родиной этого обширного вида Р. Л. является Испания. Прототипом новелл является известный комментарий р. Хананеля (см.) на Талмуд, излагающий сначала краткую схему дебатов в талмудическом тексте (איגום), давая затем краткие объяснения, добавления, выдвигая наиболее существенные пункты этих дебатов. Первое сочинение, содержащее новеллы к Талмуду, является "Chidduschim" р. Иосифа ибн-Мигаша (12 в.; см. соотв. статью) к трактату Баба-Батра (Амстердам, 1702) и к трактату Шебуот (Салоники, 1759). К тому же веку принадлежат новеллы р. Зерахии га-Леви (ум. в 1186 г.) "Kinjan" (Константинополь, 1751) и р. Авраама б.-Давида (ум. в 1198 г.) "Kinjan" (ib.). Расцвет литературы новелл относится к 13 и 14 вв. Главными представителями ее являются р. Меир б.-Тодрос га-Леви Абулафия (новеллы к Баба Батра, Салоники, 1790; новеллы к трактату Сангедрин, Салоники, 1798); р. Иона Геронди (новеллы к трактату Сангедрин, Ливорно, 1801); р. Моисей б.-Нахман (Нахманид, Рамбан; новеллы к Иебамот, Гамбург, 1740; новеллы к Кетубот, Мец, 1765; новеллы к трактату Киддушин, Салоники, 1759; к Гиттин, Зульцбах, 1762; к Баба-Батра, Венеция, 1523; к Абода-Зара, Ливорно, 1790; к Шебуот, Салоники, 1791; к Маккот, Ливорно, 1745; к Нидда, Зульцбах, 1762); р. Исаия ди Трани (ум. ок. 1270; новеллы к Таанит, Ливорно, 1742); р. Аарон га-Леви (ум. 1300; новеллы к Кетубот, Прага, 1822); р. Соломон б.-Адрет (Рашба, RaSchBA; ум. 1310; новеллы к Берахот, Венеция, 1523; к Шаббат, Константинополь, 1720; к Беца, Львов, 1847; к Рош га-Шана, Константинополь, 1720; к Киддушин, ib., 1717; к Гиттин, Венеция,1723; к Недарим, Константинополь, 1720; к Баба Кама, ib., 1720; к Шебуот, Салоники, 1729; к Менахот, Константинополь, 1720; к Нидда, Альтона, 1727); р. Менахем Меири (ум. в 1320; новеллы к Беца, Берлин, 1859; к Мегилла, Амстердам, 1769; к Недарим, Ливорно, 1795; к Сота, ib. 1795); р. Иом-Тоб б.-Авраам Ишбили (из Севильи, Ритба, ум. в 1350; новеллы к Шаббат, Салоники, 1806; к Эрубин, Амстердам, 1729; к Моэд Катан, Амстердам, 1729; к Иома, Константинополь, 1754; к Сукка, ib., 1720; к Таанит, Амстердам, 1729; к Мегилла, Ливорно, 1787; к Кетубот, Амстердам, 1729; к Киддушин, Берлин, 1715; к Гиттин, Салоники, 1758; к Недарим, Ливорно, 1790; к Маккот, Зульцбах, 1762; к Хуллин, Прага, 1735; к Нидда, Вена, 1866); р. Ниссим Геронди (RaN., ум. ок. 1374 г.; новеллы к Шаббат, Варшава, 1762; к Гиттин, Константинополь, 1711; к Сангедрин, Зульцбах, 1762; к Шебуот, Венеция, 1608; к Хуллин, Зульцбах, 1762; к Нидда, Венеция, 1741; к Абода-Зара, Иерусалим, 1903); р. Иосиф Хабиба (Nimuke Joseph; ум. в 1400; новеллы к Шебуот, Ливорно, 1795). Последними представителями классической школы новеллистов являются р. Симон б.-Цемах Дуран (ум. в 1444 г.; новеллы к Рош-га-Шана, Ливорно, 1745; к Кетубот, Ливорно, 1779; к Гиттин, Фюрт, 1779); р. Исаак Абоаб (ум. в 1492 г.; новеллы к Беца, 1608); р. Давид б.-Аби-Зимра (ум. в 1573 г.; новеллы к Сангедрин, Прага. 1725). С перенесением центра раввинской науки в Польшу эта литература выродилась постепенно в собрание остроумных пилпулистических комбинаций, в большинстве случаев не имеющих прямого, непосредственного отношения к текстам, трактуемым в новеллах. Наиболее известны: новеллы р. Соломона Лурии (см.), р. Самуила Эдельса (см.), р. Меира Люблина (см.), р. Меира Шиффа (см.), р. Авраама Броды (см.), р. Давида Оппенгейма (см.), р. Иошуа Гешеля из Кракова, р. Меира Айзенштадта (см.), р. Пинехаса га-Леви, р. Акибы Эйгера (см.), р. Самуила Модены (см.), р. Моисея Софера Шрейбера (см.), р. Якова Этлингера (см.), р. Арье-Лейба Цунца (см.), р. Соломона Клугера, р. Меира Барби, р. Арье-Лейба б.-Ашер (הירא תגאש), р. Рафаила Когена (см.), р. Яков-Иошуи Фалька (עשוהי ינפ), р. Ионатана Эйбеншютца (см.), р. Элеазара Калира (см.), р. Иезекиила Ландау (ח״לצ).

II. Кодификационная литература. А. Решения — см. Песак.

В. Респонсы (תובושתו תולאש, תובושת, сокращенно ת״וש, буквально — "вопросы и ответы") — законодательные разъяснения и судебные решения, посылавшиеся выдающимися законоведами и раввинами в ответ на запросы со стороны отдельных лиц и общин. Респонсы составляют обширную область Р. Л. В большинстве случаев предлагались вопросы практического свойства, на которые интерпелляторы не находили прямого ответа в Талмуде и кодексах. Иногда на разрешение выдающихся авторитетов ставились вопросы, не имевшие непосредственного отношения к религиозно-правовому обиходу и ритуалу, а носившие характер чисто научных проблем. К последней категории относятся респонсы с толкованиями библейских и талмудических текстов, не имеющих практического значения, и респонсы, последовавшие на запросы религиозно-философского содержания или в ответ на научные вопросы по математике, астрономии, географии и т. д. В общем большинство респонсов являлись талмудическими исследованиями и сводились, главным образом, к объяснению и критике талмудического текста, напоминая этим комментарии (см. выше). Респонсы содержат вместе с тем хотя и случайные, но уже поэтому объективные и ценные сведения по истории евреев соответствующей эпохи; благодаря этому, ввиду скудости историч. сочинений респонсы представляют собою важный материал для ознакомления с духовно-культурным бытом, с политическими и экономическими условиями существования евреев в разные периоды. В них мы черпаем сведения о состоянии евреев в Средние века, о преобладавших среди них занятиях и профессиях, о культурном их уровне, домашнем обиходе, обычаях, нравах, развлечениях и проч.

Литература респонсов насчитывает за собою период в 1700 лет, однако до нас не дошло отдельных сборников респонсов, датированных первыми пятью веками христианской эры. Лишь в поталмудическую эпоху появляются такие сборники; респонсы талмудической эпохи попадаются иногда в талмудическом тексте. Много респонсов утеряно; сохранилось, однако, свыше 1000 сборников. — История литературы респонсов распадается на шесть отдельных периодов. Стремление к верному пониманию закона, искренняя религиозность, строгое беспристрастие, проникновение правовым чувством и всестороннее изучение предмета — вот общие черты, характеризующие респонсы всех шести периодов. Но внешние обстоятельства, изменявшийся дух времени, вечно обновлявшаяся жизнь народа с ее многообразными требованиями, различие в самих методах исследования накладывают на респонсы отдельных периодов характерную печать. Не сохранилось следов респонсов эпохи до заключения Мишны, вряд ли и составлялись письменные респонсы в эту эпоху. Тогда еще существовало запрещение письменно формулировать религиозные и правовые нормы. В первой половине 4 в. р. Дими прибыл в Палестину, где он как-то услышал новое толкование одной Мишны. Желая ознакомить с этим толкованием тогдашнего главу Пумбедитской академии р. Иосифа, р. Дими заметил: "Если бы нашелся кто-либо, через кого можно было бы послать письмо в Вавилонию, я бы сообщил об этом толковании". Заявление р. Дими послужило предметом дебатов в Академии; при этом был поднят вопрос о способе, посредством которого можно было бы сообщать в письме различные толкования. После оживленных прений Академия постановила, что к данному случаю запрещение письменной формулировки галах не относится, так как тут речь идет о совершенно новом, дотоле неизвестном толковании, в каковом случае разрешается письменно фиксировать даже законодательную норму (Teмура, 14). Таким образом, сфера письменных галах и респонсов была весьма ограниченной. Вопросы предлагались устно, ставились на рассмотрение Академии кем-либо из законоучителей, передававшим устно ответ и решение Академии интерпелляторам. Р. Гамлиил (Toc. Тер., II, 13) отправил секретно гонца с ответом на запрос, хотя для сохранения респонса в тайне ему, несомненно, удобнее было сообщить его письменно, если бы, конечно, такой обычай тогда практиковался. В таннаитскую эпоху письменно излагались лишь официальные документы: публикации, извещения, календарные определения и т. д. Письменные галахи представляли в то время редкое явление (ср. Гораиот, 13б) и до нас не дошли. Но вслед за заключением Мишны, когда запрещение письменной формулировки галах постепенно перестало соблюдаться, на сцену выступает прототип современных респонсов, следы чего мы находим в Талмуде. Начиная с 3 в. из Вавилонии в Палестину и обратно нередко обращаются с запросами. Так, Абба Арика (Рав) написал р. Иуде га-Наси послание по поводу одной законодательной нормы (Кет., 69а; Иер. Гит., V, 46д) и получил ответ, также, вероятно, изложенный в письме. Р. Иоханан бар-Наппаха вел корреспонденцию с Равом и Самуилом, обращаясь к первому со словами "к нашему учителю и господину в Вавилонии", а ко второму просто "нашему коллеге". Самуил послал р. Иоханану тридцать свитков с вопросами и ответами на тему о сомнительных случаях терефот (Хуллин, 75б; ср. Тосафот, ad locum). Такой письменный обмен мнений между палестинскими и вавилонскими учеными продолжался беспрерывно; многие решения палестинцев образовали барайты (см.) и стали предметом толкований (Иер. Нед., V, 5). Ответы долгое время как в Палестине, так и в Вавилонии состояли из библейских стихов, имеющих отношение к случаю (ср. Гит., 7а, ответ р. Элеазара Мар Укбану стихами Псалм., 39, 1 и 37, 7 на вопрос, не находит ли он нужным наказать противников; ср. также Иер. Мегилла, III, 74а). Этим путем хотели избегнуть письменного изложения галахи. Но к концу 3 в. корреспонденция между палестинскими и вавилонскими учеными становится интенсивнее, и письменные респонсы увеличиваются в числе. Решения и респонсы, исходившие из Палестины, пользовались авторитетностью. Иуде б.-Иезекиил как-то пригрозили, что с целью аннулирования его решения будет прислано письмо из Палестины (Б. Батра, 41б; Шеб., 48б), тоже Мар Укбе (Сангедрин, 29а). Часто встречающееся в Талмуде выражение םתמ וחלש (послали оттуда, т. е. из Палестины) указывает на письма, содержащие респонсы, а также на признание за ними обязательной силы, так как талмудические цитаты с вводным выражением םתמ וחלש нередко употреблялись при возражениях и дебатах. Абин (см.) часто переезжал из Вавилонии в Палестину и передавал в обеих странах галахические постановления и экзегетические объяснения своих предшественников и современников. Иногда он сообщал в Вавилонию письмами палестинские постановления (Кетуб., 49б; Б. Б., 139а; Б. М. 114а; Нидда, 68а); письма он начинал так: "Я спрашивал моих учителей по поводу этих вопросов, и они ответили мне от имени своих учителей". В Талмуде встречаются много постановлений с отметкой, что они присланы, по-видимому, Абином, хотя в письме прямых доказательств этому и нет. — Танхум б.-Папа отправил к р. Иосе запрос о происхождении двух семей в Александрии от кровосмесительной связи. Р. Иосе вместе с учеником своим р. Мана подписали респонс, а р. Берехия, несмотря на просьбу р. Иосе, не дал своей подписи, а когда спустя некоторое время пожелал дать свою подпись, респонс уже оказался отправленным по назначению (Иер. Кид., III, 12). Из этого рассказа явствует, что вопросы и ответы уже в талмудическую эпоху излагались письменно, как это имело место в позднейшие периоды, и что галахические решения подписывались обыкновенно, кроме лица, к которому обращались с запросом, также его коллегами и учениками и, таким образом, исходили от целой коллегии. — В Талмуде встречаются выражения, которые могут до известной степени служить доказательством, что некоторые галахи являются ответами на респонсы. К этим выражениям относятся ןיעדוי װה, "примите к сведению" (Рош га-Шана, 20а; Иер. Кид., II, 62д), "приветствие тебе, дорогой коллега" (Кид., 69а), "я не достоин того, чтобы вы представили мне ваши сомнения.., но мнение вашего ученика склоняется к..." (Б. Б., 165б). Выражения эти, вероятно, употреблялись и при даче устных решений. Вопросы вводились фразою "да наставит нас учитель наш относительно этого" (Гиттин, 66б). Респонсы талмудической эпохи своим лаконизмом и лапидарным стилем и тем, что не уклоняются от сущности затронутого вопроса, напоминают респонсы римских юристов.

Первый период. Гаонейские респонсы (תובושת םינואגה). Нет возможности проследить постепенный путь развития талмудической формы респонсов в респонсы гаонейского типа, отличающихся литературностью изложения и вместе с тем разросшихся в объеме; до нас не дошло ни одного респонса эпохи амораев и сабораев ранее четвертого в. Но несовершенство стиля и эпистолярная форма респонсов первых гаонов (до середины 8 в.) оправдывает предположение о существовании между талмудической и гаонейской эпохами переходного периода и о непрекращении научной корреспонденции и в этот промежуток времени. Указанные особенности респонсов гаонейской эпохи объясняются следующими причинами. Талмуд уже был заключен и окончательно признан единственным авторитетным законодательным сборником; облечение его в письменную форму способствовало ознакомлению с ним всех евреев диаспоры. Зная в совершенстве Талмуд и умея правильно его интерпретировать, ученые свободно могли решать на основании этого кодекса все спорные казусы, возникавшие на практике. Но даже в тех случаях, когда интерпеллятор, не способный лично разобраться в вопросе, просил дать ему краткий ответ на оный, гаоны не ограничивались в респонсе словами "да" или "нет", "дозволено" или "запрещено", "правильно" или "неверно", а подкрепляли свой ответ талмудическими цитатами, выступали с критикой возможных возражений на их решение и даже включали в респонс толкование целых глав из Талмуда, из которых заимствовали цитаты, подкрепляющие их доводы. В некоторых случаях интерпеллятор, знавший, на основании какого талмудического закона разрешается вопрос, просил только указать ему на правильное применение нормы к данному случаю. В респонсах такого рода гаоны лишь объясняли талмудический закон и на основании его разрешали спорный вопрос, прибегая иногда к аналогии с другим законом и иногда отступая от темы, сообщая свою точку зрения на не совсем аналогичные казусы, а лишь до некоторой степени приближающиеся к рассматриваемому. Респонсы заключались не только в разъяснении талмудических законов применительно к религиозной и судебной практике, но и просто в интерпретации талмудических текстов. Такого рода респонсы представляют собою иногда целые научные трактаты. Древнейшим гаонам пришлось исключительно отвечать на запросы из Вавилонии и соседних стран, жители которых иногда лично являлись в академии в месяцы калла для получения надлежащего объяснения затруднительных для них мест в Талмуде. Письменные запросы имели, главным образом, в виду разрешение какого-либо одного или нескольких специальных казусов; ответы на них заключались в кратком изложении решения и доводов в пользу его с подкреплением вывода цитатою из Талмуда (Иуда-гаон в сборнике респонсов Schaare Zedek, IV, 4, 69, стр. 71) и опровержением возможных возражений (ib., IV, 5, 27, стр. 76б). Но когда, начиная со второй половины 9 в., стали поступать запросы из других стран, где талмудическая образованность была не столь распространена и жители которых не могли лично являться в вавилонские академии, единственные в то время крупные рассадники еврейского знания, для получения необходимых разъяснений, респонсы гаонов естественно разрослись в объеме. Хотя один гаон (Сар Шалом-гаон в сборнике "Teschubot Geonim Kadmonim, № 46, страница 9) затруднялся дать в одном респонсе объяснение на многие отдельные трудные талмудические места, он, тем не менее, нашел возможным интерпретировать целые главы и сообщать пояснения отдельных вопросов. Мало-помалу ширились и респонсы, адресованные в соседние местности; уже не ограничивались непосредственным ответом на запрос, а распространялись по поводу всего талмудического текста, легшего в основу респонса, затрагивались при этом и другие темы, имевшие отдаленное отношение к предмету (Chemdah Genuzah, № 70, стр. 14б; Schaare Zedek, 22б), нередко даже приводилось решение, которое имело бы место в том случае, если бы интерпеллятор предложил вопрос, несколько отличный от данного (ib., стр. 46а). Позднейшие гаоны при составлении респонсов основывали свои суждения не только на Талмуде, но и на решениях и респонсах предшествовавших им по времени гаонов, за которыми признавалось авторитетное значение, за некоторыми лишь исключениями: так, Гаи-гаон признал неправильным одно решение р. Натронаи [ср. сборник респонсов םינושאר לש ןתרות, изд. Горовица, II, 51, № 3). Респонсы позднейших гаонов поэтому иногда разрастались до размеров целой книги, в одном письме заключался иногда ответ на несколько вопросов. — Респонсы облекались в известную форму, которая мало-помалу приобрела характер официальный. Начинались респонсы с подтверждения получения запроса и сообщения о том, что его читали, обсуждали, а самый ответ составлен в присутствии гаона и с его одобрения. Для иллюстрации формы гаонейских респонсов приведем вводную цитату из одного послания р. Амрама б.-Шешны, автора "Сиддура р. Амрама" (856 г.). Она гласит: "Амрам б.-Шешна, глава Академии в Мата-Мехасии (Сура), ко всем ученым и их ученикам и к нашим братьям в Барселоне, нам дорогим, любимым и почитаемым, да растет и увеличивается их благополучие! Примите приветствие от нас и от р. Цемаха, президента суда, от председателей академических собраний ("реше калла"), от признанного учителя и от всех прочих ученых и учеников Академии, которые все постоянно молятся о вашем здоровье, дабы Бог в Его великом милосердии сжалился над вами. Предложенные вами нам вопросы были прочитаны в нашем присутствии и присутствии верховного судьи, аллуфим и других ученых и учеников. Мы изучили их, взвесили все в них изложенное и с Божией помощью даем вам следующие на них ответы" (Teschubot ha-Geonim, изд. Якова Муссафии, Лык, 1864, № 56, стр. 21). Из других введений к респонсам явствует, что респонсы записывались секретарями, формулировались судебной коллегией и ее президентом, а затем уже представлялись вместе с вопросами, на которые служили ответом, к утверждению и подписи гаона (Гаркави, Teschubot ha-Geonim, стр. 32, 76; № 198, стр. 88). После такого введения излагались вопросы и данные на них ответы по порядку. Каждому вопросу предшествовало слово םתלאשש — "по поводу того, что вы спрашивали", а каждому ответу — в большинстве случаев фразы наподобие: "вот он (ответ)", "ответ на этот вопрос следующий", "если дело действительно обстоит так, как оно изложено в запросе, то оно нам представляется так и так", "так говорят мудрецы", "от прежних мудрецов мы узнали следующее", "Господь открыл нам следующее". После изложения самого ответа часто прибавляли: "вот окончательное решение" (галаха), "вот правильный способ действия", "таков обычай в академиях", "такие казусы часто бывают на нашем рассмотрении, и всегда мы решаем так". Письмо заканчивалось опять приветственной формулой: "Да сподобит вас Господь, дорогой друг и коллега, и всех ученых и учащихся в вашем городе, уразуметь мудрость Торы, и да покроет Он вас славой" (Гаркави, l. c., № 264, стр. 135; ср. также № 369, стр. 185 и № 344, стр. 172); иногда оно заключалось следующим образом: "да поможет нам Господь выносить решения согласно закону и наставлять согласно правильному решению" (l. c., № 350, стр. 179). В древнейшую эпоху гаоны писали свои респонсы на арамейском яз., языке Гемары; с конца 9 в. появляются респонсы и на еврейском языке, что следует, без сомнения, объяснить, во-первых, тем, что к тому времени в раввинских кругах стали усердно изучать евр. язык, побудительным мотивом к чему было то, что с запросами к гаонам стали обращаться из дальних стран, жители которых не владели арамейским языком, и поэтому респонсы пришлось писать по-еврейски, на языке Мишны. На арабском языке написаны респонсы, адресованные к евреям халифата. Незначительное количество респонсов гаонов сохранилось целиком и не в искаженном виде. Сами гаоны не собирали своих респонсов, они, вероятно, сохранились у интерпелляторов. Поэтому-то до нас не дошло ни одного сборника респонсов, принадлежащих одному какому-либо гаону, и существующие коллекции заключают респонсы разных авторов, причем нередко замечается путаница в именах и искажение текста (ср. по этому поводу респонсы р. Иосифа ибн-Мигаша, § 114). Некоторые респонсы, особенно заключающие каббалистические объяснения, должны быть признаны поддельными. Гаоны не собирали своих респонсов, может быть, и потому, что опасались, чтобы они не стали служить единственным руководством при решении вопросов религиозной практики и не вытеснили бы таким путем Талмуда. Древнейшими сборниками гаонейских респонсов являются изданные в Константинополе в 1516 г. "Halachot Pesukot min-ha-Geonim" и в 1575 г. — "Scheelot u-Teschubot me-ha-Geonim". В 1792 г. р. Ниссим б.-Хаим издал (приготовленный его отцом р. Хаимом Модаи) в Салониках под заглавием "Schaare Zedek" — сборник гаонейских респонсов (количеством 533), расположив их по предметной системе и снабдив указателем. Многие респонсы приведены в оригинале, и при большинстве из них отмечено имя автора. Следующими по времени сборниками являются: "Teschubot Geonim Kadmonim" изд. Давида Касселя (1848), составл. по рукописи сборника Иосифа б.-Самуил Бонфиса (Тоб-Элем); "Schaare Teschubah" (Лейпциг, 1858), "Chemdah Genuzah" (Иерусалим, 1863), "Teschubot ha-Geonim", изд. Якова Муссафии (Лык, 1864), "Teschubot ha-Geonim we-Hilchot Schechittah" изд. Нахмана Натана Коронеля (Вена, 1871), םינושאר לשׁ ןתרות, изд. Горовица (Франкфурт-на-М., 1882). Крупным вкладом в литературу респонсов является изданный А. Я. Гаркави по рукописи Императорской публичной библиотеки в С.-Петербурге в 1885—1887 г. сборник "Zichron la-Rischonim, Teschubot ha-Geonim" (Берлин), содержащий много респонсов на арабском языке, часто с указанием имени составителя и даты составления. Иоель Мюллер издал "Teschubot Geone Mizrach u-Maarab" (1888) и חתפמ — указатель к различным изданиям респонсов гаонов (Берлин, 1886). "Genizah studies" (1905—1908, I—II т.) Л. Гинцберга — новейший значительный труд в этой области. — Респонсы гаонов помещены в сборниках "Taam Zekenim" р. Элиезера Ашкенази (Франкф.-на-М., 1854) и "Kebuzat Chachamim" Вертгейма (Вена, 1867), а также в сочинениях р. Ашера б.-Иехиеля, р. Соломона б.-Адрет, р. Меира из Ротенбурга и др. — Респонсы гаонов были весьма разнообразны: они относились к области религиозных обрядов, гражданского права, общинного самоуправления и т. д.; многие запросы были чисто научного характера, и ответы на них затрагивали философские темы, заключали лексикографические объяснения и обсуждали археологические проблемы. — Для характеристики тогдашних взглядов и обычаев приведем следующие два примера из респонсов гаонов с сохранением их стиля. "По поводу того, что вы спрашиваете, — говорится в респонсе, — каков закон относительно кражи у нееврея, в том случае, когда она не приравнивается к осквернению имени Божия дурными поступками, לולח םשה, решение должно быть такое: Запрещение красть ничего общего не имеет с осквернением имени Божия, так как кража запрещена законом безотносительно к тому, у кого она совершается. Об осквернении имени Божия упоминается лишь в связи с утерянными предметами и, согласно р. Пинехасу б.-Яир, нельзя присвоить себе предмета, утерянного неевреем, если это может повести к осквернению имени Божия. Что касается виноградной лозы, вырванной р. Аши из сада язычника, то здесь, очевидно, это было компенсацией", и т. д. (Schaare Zedek, IV, 1, 6). "A по поводу того, что вы спрашиваете, что после погребения умерших многие утирают руки о землю, то такой обычай у нас не соблюдается. A по поводу того, что вы слышали, что многие по возвращении с кладбища прежде чем входить в жилище, умывают руки и семь раз останавливаются на пути, чтобы сесть — вот наше мнение: Омовение рук не обязательно, но если таков обычай в данном месте, то можно ему следовать. Повеление мудрецов семь раз садиться по возвращении с похорон относится только к похоронам родственников и должно соблюдаться исключительно в тех местностях, где существует обычай, основанный на поверье, что злые духи следуют по пятам лиц, возвращающихся с кладбища после погребения, и что, как только они садятся, демон исчезает" (ib. III, 4, 19—20). Достойно внимания, что и знаменитое "Послание" Шериры-гаона, служащее главным до сих пор источником сведений о талмудической и гаонейской эпохах, носило характер респонса, так как было вызвано запросом р. Якова б.-Ниссим из Кайруана.

Второй период. Деятельность гаонов имела влияние и за пределами Вавилонии. Евреи христианской Европы подчинялись авторитету вавилонских академий. К гаонам, как общепризнанным толкователям Талмуда и закона, обращались отовсюду за разрешением спорных вопросов. В течение, однако, 9 и 10 веков с постепенным распространением талмудической образованности в европейских странах значение вавилонских академий и их глав, гаонов, стало понемногу падать; на Западе возникли другие центры, из которых исходили поучения и решения, вполне заменившие прежние — гаонейские. Из видных авторов этих так называемых "местных" респонсов назовем Калонимоса II (б.-Моисей) из Лукки (ок. 950 г.), двенадцать респонсов которого включены в изданный Д. Касселем сборник "Teschubot Geonim Kadmonim" (№№ 106—118), сына его р. Мешуллама (Великого, или Римского; ib., №№ 119—151) и Гершома б.-Иуда (Меор га-Гола), респонсы которого помещены в сборниках позднейших авторитетов, главным образом р. Меира из Ротенбурга (№№ 5, 572, 847, 850, 862, 865, 928 и 929) и в "Sefer ha-Jaschar" Раббену Тама (№№ 366, 399). — Из респонсов р. Моисея б.-Ханох сохранилось лишь два в сборнике "Schaare Zedek" (III, 2, 21; IV, 1, 21), третий цитирует сын его р. Ханох (ib. IV, 5, 9), современник и оппонент его Иосиф ибн-Абитур, респонсы которого также помещены в названном сборнике (II, 28; III, 1, 27; IV, 4, 5, 6, 8, 21, 23, 42). Единственный респонс р. Самуила га-Нагида помещен в конце сборника "רודה ראפ"; сохранились также некоторые респонсы кайруанского ректора академии р. Хананеля б.-Хушиель. Эти респонсы местных раввинов, относящиеся к концу гаонейской эпохи, образуют переходную ступень от гаонейского к первому раввинскому периоду респонсов и по внешней своей форме вполне сходны с респонсами гаонов, изобилуя вводными фразами вроде םתלאשש, "мы размышляли по этому вопросу, и вот ответ на вопрос, если дело представляется именно таким, как оно изложено в вашем вопросе", и заключительными, с пожеланиями здоровья интерпеллянту: но написаны далеко не в таком официальном и самоуверенном тоне, как гаонейские. Язык этих респонсов — еврейский. Предметом их является разрешение вопросов практического свойства и толкование талмудических текстов. Образцом респонсов этой переходной эпохи может служить следующий респонс р. Хананеля б.-Хушиель, цитируемый Берлинером в "Migdal Chananel" (Лейпциг, 1876, стр. XIX). Р. Хананелю был предложен вопрос по поводу известного талмудического изречения — ןידיומ ויהי לאו ןיגגוש ויהיש בטומ, т. е. что не следует указывать народу на его противозаконные поступки, так как лучше, чтобы люди нарушали закон бессознательно, чем сознательно — не противоречит ли это изречение библейским изречениям: "ты должен обличать ближнего твоего" (Лев., 19, 17), "ты должен предостеречь нечестивца от пути его" (Иезек., 33, 9), и на это р. Хананель отвечает: "Правда, израильтяне обязаны изобличать друг друга в случае, если кто-либо из них или даже целая община повинны в грехе. Сознательный нарушитель предписаний Торы должен быть предостережен или даже наказан; следует употребить все усилия для возвращения его на путь истины, и если это окажется безуспешным, то долг исполнен (Иезек., 33, 9). Но если отдельные лица расходятся только в частностях, то их не следует предостерегать, дабы не быть виновниками сознательного нарушения ими закона, если они не пожелают подчиниться предостережению".

Третий период обнимает респонсы испанских и французских раввинов 11 и 12 вв. С упразднением гаоната, служившего долгое время духовным центром для всех евреев, его место в этом отношении заняли крупные раввинские авторитеты в странах европейской диаспоры. Респонсы этого периода распадаются на две группы: французскую и испанскую, отличавшиеся одна от другой системой изучения Талмуда, — французская школа отличалась глубиною и диалектическими методами исследования в отличие от испанской, характерной чертой которой является логичность, ясность, большая систематичность в изложении, чем во французской школе. Респонсы давались не только по вопросам чисто практического свойства, но иногда разъяснялись также неясные и затруднительные места в Талмуде по вопросам теоретического характера. Респонсы всегда основывались и опирались на талмудическом тексте. Р. Соломон Иицхаки (Раши) был величайшим представителем французской школы в 11 в. Респонсы его сохранились в "Sefer ha-Pardes" и в Махзоре Витри. Они написаны на евр. языке и не имеют ни вступительной, ни заключительной формул; лишь один раз встречается фраза, характерная для Раши: "я, нижеподписавшийся, был спрошен о... так я слышал от моих учителей и таково мое мнение..."; подписывался он "Соломон б.-Исаак" (Махзор Витри, 434—435). — В Испании в это время жил знаменитый кодификатор р. Исаак Альфаси, автор сборника респонсов, написанных на евр. и арабском яз., переведенных на еврейский и изданных в Ливорно в 1780 г. под заглавием תולאש ף״ירה תובושתו и в вышеупомянутом издании Гаркави. Вводные формулы у него те же, что у гаонов: "вы знаете", "я думал по этому вопросу, и ответ, мне кажется, должен быть следующим" или "вот мнение, к которому мы склоняемся". Перед подписью он обращался к интерпеллятору с пожеланием здоровья и прибавлял: "я подписываюсь Исаак б.-Яков". По-видимому, респонсы писал секретарь, а автор лишь подписывался. Респонсы Альфаси, отличаясь логичностью и ясностью, являются типичным образцом респонсов испанской школы. Он старается устранить из талмудической агады фантастический элемент. Так, сказание о р. Банае (см. соотв. статью) он считает его сновидением, а рассказ Раббы бар бар Ханы (ib. 74а) о том, будто он видел место в пустыне, где небо соприкасается с землей, Альфаси объясняет так: по преданию, александрийский царь выстроил в пустыне обсерваторию и поместил там земной и небесный глобусы один возле другого; вот что послужило канвой для сказания Раббы (Респонсы, №№ 13 и 314). [Впрочем, этот респонс принадлежит не р. Исааку Альфаси, а Гаи-гаону, как видно из сборника Гаркави №№ 12, 374; ср. примеч. Гаркави на стр. 374.]. Наиболее выдающимися представителями французской школы в 12 в. были р. Яков Там (Раббену Там), р. Авраам б.-Давид из Поскьера (ד״באר) и р. Элиезер б.-Натан из Майнца. Респонсы р. Якова Тама собраны в его "Sefer ha-Jaschar" (I, Вена, 1811; II, Берлин, 1898) и встречаются, кроме того, в сборниках других ученых, как, напр., р. Меира из Ротенбурга и р. Мордехая. Стиль его отличается изяществом. Респонсы р. Элиезера б.-Натан главным образом посвящены библейской экзегезе, но многие имеют в виду разрешение вопросов практического характера. Следует отметить № 119 в его "Eben ha-Ezer", где он слово אשמה в Притчах 30, 1 считает указанием на происхождение Агура от Масы, сына Исмаила (Быт., 25, 14). Респонсы РАВаДа из Поскьера включены в сборник "Tummat Jescharim" р. Вениамина Мотала (Венеция, 1622) под заглавием "Temim Deim" (отдельное издание, Львов, 1812). Отметим его указание на беспрекословное повиновение законам страны в соответствии с талмудическим принципом אניד אנוכלמד אניד ("государственные законы суть законы [обязательные"]; респонс № 50). — Крупнейшими представителями испанской школы в 12 в. следует назвать р. Иосифа б.-Меир ибн-Мигаша и Маймонида. Респонсы первого делятся на две группы: а) написанные на арабском яз. (впоследствии переведенные на еврейский) и посвященные разъяснению разных практических вопросов и б) написанные на еврейском (талмудическом) яз. и содержащие толкования талмудического текста и рассуждения теоретического характера. Респонсы ибн-Мигаша в числе 214 были впервые изданы в Салониках в 1791 г. под заглавием ףםוי ר״המ תובושתו תולאש שגימ ןב (второе издание, Варшава, 1870). Из респонсов Ибн-Мигаша мы узнаем (№ 120), что андалузские евреи хоронили трупы умерших в своих домах (вероятно, садах). — Написанные в большинстве на арабском яз., респонсы Маймонида были переведены на еврейский р. Мордехаем Тамма и изданы частью в Амстердаме в 1765 г. под заглавием רודה ראפ (второе издание, Львов, 1859), частью в Лейпциге, под заглавием םבמר תובושת םבוק (1859). Содержанием респонсов Маймонида служат: вопросы, возникающие на практике, объяснение непонятных мест в его "Яд га-Хазака", ответы на вопросы по астрономии и хронологии (רודה דא, №№ 43—44; במר תובושת ץבוק, № 172). Из респонсов в сборнике םבמר תובושת ץבוק отметим № 160, где, касаясь вопроса о прозелитах из магометан, Маймонид не считает возможным приравнять последних, как верующих в единого Бога, к язычникам, несмотря даже на то, что они соблюдают некоторые языческие обряды. В респонсе, адресованном марсельским ученым (ib., 24—26), Маймонид указывает на праздность занятий астрологией. В его ןמית תרגא (издано в Вене, 1857) помещен респонс к р. Якову аль-Файюми по поводу одного фанатика, провозгласившего себя Мессией. Маймонид избегает многословия и старается быть кратким.

— К четвертому периоду (второй раввинский) должны быть отнесены респонсы испанских и французских ученых 13 и 14 веков. В респонсах этого периода заметно сглаживается различие между обеими школами; научный дух постепенно проникает во французские талмудические школы; с другой стороны, и диалектическая тонкость, и глубина, которыми отличались респонсы французских раввинов, оказали заметное влияние и на их испанских коллег. Испанская школа выдвинула в этот период таких корифеев раввинской литературы, как Нахманид ן״במר, р. Соломон б.-Адрет (א״בשר) и р. Ниссим б.-Реубен-Геронди (ן״ר). До нас дошло весьма немного респонсов Нахманида (Венеция, 1523; Жолкиев, 1798); они обнаруживают в их авторе громадную эрудицию и поразительную ясность изложения. Содержание их: толкование многих затруднительных мест Библии, Мишны и Талмуда, сообщение руководящих правил в практическом применении закона, решение спорных вопросов ритуала, гражданского права, урегулирование общинных дел и т. д. Ученик Нахманида р. Соломон б.-Адрет оставил 7 томов респонсов, изданных разновременно (1539—1805; второй том носит название "Sefer Toledot Adam"). В своих респонсах он обнаруживает способность к логическому мышлению и к критическому толкованию текста. Запрошенный по поводу несоответствия текста Хроник с параллельными текстами других библейских книг(№ 12), он ответил: замена одного слова другим и вообще различие в отдельных выражениях, если от этого не изменяется самый смысл места, не имеет значения; такую кажущуюся несогласованность мы иногда встречаем даже в Пятикнижии: ср. Быт., 46, 10 и Исх., 6, 15, где сын Симеона называется "Цохар", и Числа, 26, 13, где имя его значится "Зерах"; оба эти слова являются синонимами. Борясь с суевериями массы, Адрет добился упразднения обычая вывешивать на дверях жилища при рождении в семье мальчика голову зарезанного петуха (№ 395). Ему пришлось высказаться (№ 548) по поводу лжепророка из Авилы, по временам впадавшего в транс и вещавшего в эти моменты истины, будто бы сообщенные ему ангелами. — Виднейшим представителем немецкой школы в 13 в. был р. Меир б.-Барух из Ротенбурга, к которому отовсюду обращались за разъяснением спорных вопросов еврейского религиозно-правового быта. Респонсы его, отличающиеся ясным и точным ответом на предложенные вопросы, сохранились в нескольких сборниках, изданных в Кремоне в 1557 г. (315 респонсов), в Праге в 1608 г. (1022), во Львове в 1860 г. и в Берлине в 1891 г. (םרהמ תובושת יראש רפם, изд. Моисея Блоха). Респонсы эти живо рисуют печальные условия существования нем. евреев 13 в., их полную зависимость от своеволия феодальных князей и крайнее изнеможение от налогового бремени. В респонсах р. Меира из Ротенбурга приводятся решения древних и современных ему раввинов франко-германской школы. В 14 в. выделяются р. Ашер б.-Иехиель (Ашери, Рош) и р. Исаак б.-Шешет Барфат (Рибаш). Респонсы Ашери впервые были изданы в Константинополе в 1517 г. (ש״ארה תובושתו תולאש), затем переизданы с дополнениями в Венеции в 1607 г. и в Жолкиеве в 1803 г. Весь сборник разделен на 108 глав (םיללכ), соответственно 108 вопросам раввинского законодательства, составляющим содержание респонсов; каждой главе предшествует резюме ее содержания с числовым указателем респонсов по каждому отдельному вопросу. Такая систематизация обширного материала респонсов была, вероятно, произведена одним из учеников Ашери или его сыном, р. Иудою, сделавшим к ним также дополнения. Респонсы Ашери содержат массу любопытных сведений об обычаях и порядках, господствовавших в испанско-еврейских общинах. На обращенный к нему из Бургоса запрос он ответил (№ 68, 10), что по талмудическому законодательству должник не может быть арестован за неуплату долга, если бы даже он предварительно согласился поступить заложником к кредитору, но в испанских общинах существовал обычай ареста неисправного плательщика податей до погашения недоимки. Ашери отличался особым умением ясно и изящно резюмировать пространные талмудические рассуждения. — Р. Исаак б.-Шешет автор 518 респонсов (ש״בירה תובושתו תולאש, Константинополь, 1546—47). Кроме того, Давид Френкель из Мункача издал новый сборник его респонсов под заглавием תושדחה ש״בירה תובושתו תולאש. Респонсы р. Исаака б.-Шешет заключают массу исторических сведений, отражая условия существования евреев и их быта в 14 в.; многие респонсы специально посвящены рассмотрению вопросов, возникавших вследствие насильственного перехода одного из супругов в христианство (№№ 1, 4, 6, 11, 12, 43). № 158 его респонсов содержит интересные сообщения о ритуале испанских евреев после смерти родственника).

Пятый период (третий раввинский) обнимает респонсы с 15 по 18 столетие; вместо испанских на сцену выступают итальянские, турецкие, германские и польские раввины. Респонсы этого периода разнятся от прежних во всех отношениях: характер запросов изменяется, в соответствии с чем изменяется и способ разъяснения спорных вопросов, и даже самый порядок изложения респонсов. В то время как респонсы предшествующих периодов посвящены вопросам не только духовного характера, но и светского быта средневековых евреев и наряду с галахическим и экзегетическим материалом содержат целые диссертации на философские темы и этические проблемы, словом, охватывают всю широкую область человеческой деятельности и мысли, респонсы рассматриваемого периода ограничиваются лишь одной областью и посвящены исключительно разрешению спорных вопросов религиозного и гражданского законодательства. Раввин занял положение судьи и к своим судейским функциям относился с чрезвычайной строгостью, тем более что евреи неохотно обращались со своими тяжбами в правительственные суды. Такое преобладание юридического материала в респонсах повлекло за собою и изменение в самом способе аргументации и изложения решений, не отличающихся уже более логичностью доказательств, ясностью и точностью выводов. Пилпул проложил себе дорогу и в респонсы. Запутанная диалектика приводит к тому, что респонсы становятся малопонятными. В отношении оригинальности респонсы этого периода значительно уступают респонсам предшествующих периодов; впрочем, объяснение этому следует искать в тех тяжелых условиях, в которых находились евреи в ту эпоху в Западной Европе, когда не было настроения, чтобы возбуждать вопросы принципиального характера. — В респонсах прежних периодов отчасти уже находились ответы на волновавшие евреев в это время вопросы: переход в магометанство и христианство, распределение тяжести поборов между отдельными лицами, вымогательство денег во избежание якобы грозящей опасности и др. При всем том респонсы настоящего периода поражают своей эрудицией. Раввинская литература в 15 в. колоссально разрослась, ряд древнейших ученых ("ришоним") в это время сменился "позднейшими" ("ахароним"), и для того чтобы дать надлежащий ответ на предложенный вопрос, необходимо было в совершенстве знать не только Талмуд, но и всю уже обширную к тому времени раввинскую письменность. Таким образом, указанные выше недостатки респонсов этого периода возмещаются их обширною эрудицией и исчерпывающим содержанием. Кроме того, в многих из них замечается систематичность изложения, отсутствием которой страдали респонсы прежних периодов. В эту эпоху авторы респонсов имели перед собою образцы систематического изложения законодательства, как "Турим" и "Шулхан-Арух", и старались следовать системе этих кодексов. Рассматриваемый период должен быть по справедливости назван периодом расцвета литературы респонсов, когда появилось неимоверное количество сборников респонсов, перечислить которые подробно нет возможности. Из многочисленных авторов респонсов в 15 в. следует на первое место поставить р. Израиля Иссерлейна (см.) и р. Израиля из Брюнна (см.) в Германии, р. Иосифа Колона (ק״ירהמ) и р. Иуду Минца (см.) в Италии, р. Якова Бераба, р. Леви ибн-Хабиба, р. Илию Мизрахи (ם״אר) и р. Моисея Алашкара в Турции. В респонсах р. Израиля Иссерлейна (ןשדה תמורת, Венеция, 1519) заключается масса интересных сведений по общественной жизни евреев в Германии в 15 в. Первый затрагивает вопрос о равномерном распределении общинных налогов и повинностей (№№ 341—346), говорит об отношении к кающемуся отступнику (№ 198) и, что особенно характерно для эпохи, дебатирует по вопросу о том, может ли еврей перерядиться настолько, чтоб не быть узнанным в странах, где пребывание их воспрещено (№ 198). — Р. Израиль из Брюнна в своих респонсах (Scheelot u-Teschubot, Салоники, 1798, и Штеттин, 1680), между прочим, обсуждает вопрос о том, могут ли евреи посещать ипподромы, где происходят бега и скачки (№ 71). — Из отдельных респонсов турецких раввинов этого века должны быть отмечены: №№ 8 и 144 в сборнике р. Леви ибн-Хабиба (ביבח׳ן יול תובושתו תולאש. Венеция, 1560), где идет речь о переселении душ ("гилгул") и о хронологическом вычислении субботнего и юбилейного годов; респонсы №№ 13—15 и 53 у р. Илии Мизрахи по вопросу о надлежащем устройстве общинных учреждений и признании силы за их постановлениями, у него же, №№ 57—58, об отношении раввинистов к караимам, и, наконец, у р. Моисея Алашкара (רקשלא השמ ׳רה תובושתו תולאשׁ, Саббионетта, 1554) № 75, где обсуждается вопрос о праве обращения к суду с целью принудить крещенного еврея дать своей оставшейся еврейкой жене развод по еврейскому обряду и др. — В 16 в. духовная гегемония из Германии переходит в Турцию и Польшу. В последней в эту эпоху выдвигаются такие столпы раввинизма, как р. Моисей Иссерлес (א״מר), р. Соломон Луриа (ל״שרהמ) и р. Меир б.-Гедалия из Люблина (ןילבולמ ם״רהמ). Из респонсов последнего (ם״רהמ תובושתו תולאש ןילבולמ, Венеция 1619) мы узнаем, что польские евреи уже в то время служили в армии в качестве солдат (№ 43). — Современниками названных авторитетов в Турции были р. Иосиф Каро, р. Иосиф Ибн-Леб, р. Самуил ди Медина и Давид Аби-Зимра. В респонсах последнего ו״כדרה תובושתו תולאש, Судилков, 1836), вообще отличающихся ясностью и логичностью рассуждения, затрагивается жгучий для эпохи вопрос, в каких случаях еврей, которому угрожают смертью за непереход в магометанство, может предпочесть жизнь упорному желанию остаться верным религии предков и в каких случаях он, наоборот, должен решиться на смерть. — В Италии в это время жил всего один видный раввинский авторитет, а именно р. Менахем Азария ди Фано, респонсы которого изданы в Дигернфурте в 1788 г. — В 17 в. духовная гегемония продолжает признаваться за польскими учеными, из которых особо выдаются р. Аарон-Самуил Кайдановер, респонсы которого (Emunat Sehemuel, Франкфурт-на-Майне, 1683) бросают свет на бедственное положение немецких евреев в ту эпоху и на те ужасные гонения, которым они тогда подвергались, и р. Менахем-Мендель Крохмаль, требовавший избрания должностных лиц общины всеобщим голосованием (респонсы "Zemach Zedek", Амстердам, 1775). — В Германии видным представителем литературы респонсов в 17 в. является р. Иаир-Хаим Бахарах, автор сборника респонсов ריאי תװח (Франкфурт-на-М., 1699); в Италии — р. Самуил Абоаб, автор "Debar Schmuel" (Венеция, 1702); в Турции — р. Иосиф б.-Моисей ди Трани (טּ״ירהמ) и р. Яков Алфандари, автор שאמ לצומ (Константинополь, 1718). — В 18 в. в Турции жил р. Иона Набон, автор ףםכב הפחנ (Константинополь, 1748); в Италии — р. Самсон Морпурго, респонсы которого были изданы сыном его, р. Моисеем-Хаим Саббатаем, под заглавием "Schemesch Zedakah" (Венеция, 1743); в Германии — р. Яков Эмден (ץ״כעי), затронувший в своих респонсах (Scheelot Jaabez, 2 тт., Львов, 1884) интересный вопрос о том, может ли итальянец (римлянин), перешедший в еврейство, жениться на еврейке, хотя во Второз., 23, 8—9, запрещено было родниться с эдомитянами вплоть до третьего поколения их прозелитов, а римляне считались происходящими от эдомитян. — В Польше в 18 в. жили р. Меир Эйзенштадт (ש״א), в одном из своих респонсов (в "Panim Meirot", II, № 152) клеймивший распространившееся в некоторых классах показное благочестие, выразившееся, между прочим, в ношении белых одежд, наподобие каббалистов, вместо обычных черных, и р. Иезекиил Ландау (см.), обнаруживший в своих респонсах (Noda bi-Jehudah) независимость взглядов и отдававший предпочтение, вопреки обычаю, древнейшим авторитетам (םינושאר) перед позднейшими (סינורחא). Величайший представитель литовского раввинизма р. Илия из Вильны не оставил после себя респонсов. По внешней форме все респонсы, начиная с 12 в., мало разнятся друг от друга. Начинаются они обычно с приветствия интерпеллятору, причем авторы респонсов не скупятся в придумывании эпитетов, прославляющих корреспондента, и заканчиваются указанием на "посильное, по мере скудоумия своего, разрешение вопроса", и вторичным приветствием. Р. Яков Там иногда писал эти приветствия в стихах и заканчивал следующей фразой: "Любовь моя к тебе крепка и ненарушима; мир и здоровье тебе и всем твоим", Маймонид иногда вовсе не писал приветствий, а перед подписью своей прибавлял слово בתכו ("и написал"). Дата составления респонса отмечалась либо в начале, либо в конце.

Шестой период (четвертый раввинский) включает респонсы с начала 19 в. по настоящее время. На характере респонсов этого периода лежит отпечаток времени. Пытливый ум человека 19 в. не может ограничиться только вопросами, возникающими в ежедневном обиходе, и отсюда ряд вопросов, не имеющих непосредственного практического значения, а лишь проблематическое, условное. Новые факторы в культурной жизни народов, новые движения в лоне еврейства вызвали массу вопросов. Целый ряд респонсов посвящен реформистскому движению. Так, оживленный обмен мнений вызвал вопрос о месте, где должен находится в синагоге "алмемар" (см.): в середине ли или ближе к кивоту (р. Моисей Софер, Chatam Sofer, Орах Хаим, № 28); горячие дебаты происходили между учеными по поводу допущения в синагоге игры на органе, по вопросу о непокрытии головы при богослужении, о молитвах на отечественном яз. и т. д. ("Eleh Dibre ha-Berit", Амстердам, 1819; респонсы р. Акибы Эгера; "Zeror ha-Chajim" (ib., 1820) эмденского раввина р. Авраама б.-Арье-Леб Левенштама; "Torat ha-Kenaot", ib., 1845; сборники респонсов по поводу раввинского синода в Брауншвейге; "Mecholat ha-Machanajim", Пресбург, 1859, р. Израиля-Давида Марголиес-Шлезингер-Яффе). Моисей Софер (Chatam Sofer, Jore Deah, № 128) останавливается подробно на вопросе о том, может ли скульптор-еврей лепить фигуры людей. Иосиф-Саул Натанзон (בישמו לאוש, I, № 231) решает вопрос о разрешении перенести гробницы с одного места кладбища на другое и соглашается на перестройку протестантской церкви в Нью-Йорке в синагогу (ib., III, № 373). Установление в Западной Европе гражданской формы брака и разрешение смешанных браков дали повод к целому ряду респонсов (Bet Jizchak, р. Исаака Шмелькеса, I, № 29, Пшемысл, 1901), тоже введение электрического освещения (ibid., II, Пшемысл, 1895, № 31, по вопросу о зажигании электрических хануккальных свечей) и изобретение телефона и фонографа (ibid., № 58, о том, можно ли ими пользоваться в субботу). — Колонизация в Палестине вызвала ряд респ. о применении древних аграрных законов к обработке земли в Св. Земле, о соблюдении субботнего года и т. д. Наиболее видными представителями этого рода литературы в этом периоде являются: р. Акиба Эгер, р. Хаим Коген Рапопорт (1861), р. Моисей Софер Шрейбер (см.), р. Эфраим Залман Маргалиот (Львов, 1818), р. Яков Эттлингер (Альтона, 1868 и Вильна, 1878), р. Иосиф Саул Натанзон (см.), р. Соломон Клугер (см.), р. Мордехай Бенет (см.), р. Моисей Тейтельбаум (Львов, 1806), р. Элеазар Калир (Вена, 1838), р. Арье Лейб Цунц (см.), р. Авраам Самуил Вениамин Софер (Пресбург, 1873 и 1879), р. Авраам Паладжи, р. Хаим Паладжи (см.), р. Иосиф Ханина Липа Майзельс (Пшемысл, 1869), р. Давид Тевеле Робин (דוד תיב, דוד תלחנ), р. Иосиф Доб Бер Соловейчик (יולה תיכ), р. Ицхак Элханон Спектор (קחצי ראב), р. Менахем Мендель Любавичский (קדצ חמצ), р. Авраам Симха Мстиславский (Вильна, 1869), р. Барух Мордехай Липшиц (כקעי תירב, Варшава, 1876), р. Нехемия Гинцбург (הימחנ ירבד), р. Соломон Залман из Познани (המלש תדמח, 1836), р. Иошуа Айзик Шапиро (תלחנ עשוהי); р. Илия Раголер (см.). Об упоминаемых в настоящей статье авторах респонсов см. соответствующие статьи. — Обширная литература респонсов еще ждет своего историка; существуют лишь исследования по отдельным эпохам. — Ср.: Joel Müller, Briefe und Responsen der vorgaonäischen jüdischen Literatur, Берлин, 1886; idem, Einleitung in die Responsen der babylonischen Gaonen, ib., 1891; Zacharia Frankel, Entwurf einer Geschichte der Literatur der nachtalmudischen Responsen, Бреславль, 1865; I. D. Eisenstein, The development of Jewish casuistic literature in America, Балтимора, 1905 [J. E., XI, 240—250].

C. Кодексы и компендиумы — см. Кодификация.

Раздел9.




   





Rambler's Top100