Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Рассвет. Орган русских евреев

— первый по времени русско-еврейский орган; выходил в Одессе еженедельно, с 27 мая 1860 г. по 19 мая 1861 г.

Несмотря на недолгое существование, Р. сыграл заметную роль в истории общественного движения русского еврейства, формулировав и предав гласности стремления современных передовых кругов. — В начале 1857 г. попечитель Одесского учебного округа, известный Пирогов (см.) обратился в министерство нар. просвещения с запиской, в которой сообщал, что одесские евреи О. А. Рабинович (см.) и И. Тарнополь (см.), идя навстречу Пирогову, готовы принять на себя издание журнала с целью распространения в евр. населении идеи о необходимости просвещения и искоренения фанатических предрассудков. Эта же задача была развита Рабиновичем и Тарнополем в особой записке, представленной ими через посредство Пирогова в министерство. Хотя имя Рабиновича и говорило за то, что Р. не ограничится борьбой с отрицательными явлениями во внутр. жизни, а будет также защищать евреев от нападок извне, в записке не только ничего не говорилось о последней задаче, но даже подчеркивалось, что политические вопросы не будут затрагиваться. Однако и при этих условиях издание Р. не было разрешено. Несмотря на то, что министр нар. просв. и новороссийский ген.-губернатор высказались в пользу русско-еврейского органа, председатель Еврейского комитета Блудов, поставив вопрос, "можно ли и полезно ли допустить у нас издание для евреев особого журнала, притом на русском языке", добился того, что было дозволено издавать журнал не на русском, а "на еврейском или употребляемом евреями в России жидовско-немецком языке". В июне 1858 г. Рабинович и Тарнополь через посредство Пирогова представили в министерство новую записку, в которой настаивали на необходимости издавать журнал на русском языке; при этом они увидели себя вынужденными несколько раскрыть свою затаенную цель — воздействовать на отношение русского общества к евреям; они мотивировали издание Р. на русском языке тем, что таким путем "отечество увидит поближе полтора миллиона сынов своих". Ho и эта записка не помогла. Тогда, воспользовавшись пребыванием министра нар. просв. в Одессе, Рабинович и Тарнополь сделали ему в 1859 г. личное представление, а затем в министерство поступила обширная "Записка о важности, направлении и пользе евр. периодического издания в России на русском языке", принадлежавшая перу Тарнополя (хотя на ней имелась подпись: "за купца Рабиновича и за себя купец Тарнополь"). Она прозрачнее предыдущих говорила о двусторонней деятельности Р. — внутренней и внешней; последняя заключается в том, чтобы "побороть все неосновательные обвинения, тяготеющие над нашей нацией", "доказать чистоту и безгрешность первобытного характера Израиля". Этой запиской Тарнополь установил перед глазами правительства новое отношение передовых евреев к вопросу о подъеме духовного уровня народной массы: нельзя ограничиться самокритикой и внутренней борьбой, нужно создать для евреев также благоприятные внешние условия. Быть может, ввиду этого министр приказал оставить записку без движения. Однако уже вскоре, как кажется, благодаря связям Тарнополя, последовало разрешение издавать Р. на русском языке. — Ближайшим сотрудником Р. явился бытописатель Л. Леванда (см.): Рабинович взял на себя задачу действовать "оборонительно" против нападок извне (в Р. напечатан "Наследственный подсвечник" Рабиновича), а Леванда "наступательно", против "мракобесия, рутины, общинных неурядиц, племенных пороков, слабостей и т. д.". Эту задачу Леванда осуществил как в публицистических статьях, так и в беллетристическом произведении "Депо бакалейных товаров". В деле защиты гражданских прав евреев ближайшим сотрудником выступил профессор Ришельевского лицея А. И. Георгиевский (см.), автор "Обозрений иностранной еврейской журналистики"; он принимал участие и в общей редакции журнала. Писали в Р. также д-р Соловейчик (см.), Γ. Барац, И. Гальберштадт и др. Следует отметить сотрудничество известного историка Иоста. Фактическим редактором Р. был единолично Рабинович, хотя до № 19 он подписывался на журнале наряду с Тарнополем (по выходе последнего из состава редакции Рабинович на страницах же P., в № 21, пытался дискредитировать своего бывшего товарища). Уже первые номера раскрыли перед читателями и перед администрацией, что в вопросе о преобразовании евр. религиозно-общественного быта Р. не будет придерживаться тенденции, которую обнаруживали деятели предшествующей эпохи, — а именно прибегать к содействию правительственной власти; Р. указывал, что реформы еврейск. быта должны быть производимы без всякого насилия. Несмотря на это, консервативные круги были недовольны тем, что Р. перед лицом христианского мира разоблачает отрицательные стороны евр. жизни. Что касается защиты гражданских прав евреев, то эта тема затрагивалась Р. многократно, правда, в очень осторожной форме. Требование эмансипации вызывало столкновения с цензурой. Приходилось недоговаривать, маскировать мысли. Возможно, что это отражалось на количестве подписчиков — не всем были известны тяжелые условия, в которых Р. приходилось действовать, и эта сторона деятельности могла многих не удовлетворять. Однако в более сознательных кругах евр. общества Р. пользовался большим уважением и симпатиями; номера журнала ожидались в провинции с особым нетерпением. — Слова о равноправии, появлявшиеся на страницах P., обратили на себя внимание центрального правительства. Под давлением из Петербурга ген.-губернатор Строганов, содействовавший появлению Р. и позже хлопотавший об эмансипации евреев, вызвал к себе Рабиновича для объяснений и пригрозил ему закрытием журнала. После этого Рабинович сообщил Леванде, что закрывает P., так как произвол местной администрации препятствует вести в дальнейшем защиту прав евреев. Однако недавно опубликованные письма Рабиновича к общественному деятелю Леону Розенталю указывают на то, что закрытие Р. было вызвано и материальными соображениями; еще за полгода до прекращения Р. Рабинович сообщил Розенталю, что, если общественные деятели не окажут денежной поддержки, Р. будет закрыт; призыв же Рабиновича помочь журналу остался без ответа.

Ср.: Л. Леванда, "К истории возникновения первого органа русских евреев", "Восход", 1881 г., кн. VI; С. Гинзбург, "Забытая эпоха", "Восход", 1896; Ю. Гессен, "Смена общественных течений", сборн. "Пережитое", т. III (стр. 37—59); его же, "Письма О. А. Рабиновича", "Еврейская старина", 1911, вып. I; Лернер, "Евреи в Новороссийском крае", стр. 191—198.

Ю. Г.

Раздел8.




   





Rambler's Top100