Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Рига

— губернский город Лифляндской губ. Судя по сохранившимся документам, Р. впервые связывается с именем еврея в 1536 г., когда один рижский купец продал некоему еврею Якову товар. Когда в 1561 г. Лифляндия вошла в состав польского королевства, было оговорено, что евреи не могут заниматься в Лифляндии торговлей и взиманием пошлин и вообще не должны пользоваться какими-либо правами. Однако именно в эти годы евреи из Польши и Литвы стали развивать торговую деятельность в Лифляндии — это видно уже из того, что сохранился ряд современных актов, направленных против водворения евреев. Эти акты говорили, впрочем, не об одних евреях, но также о шотландцах, голландцах, англичанах и др. Об удалении евреев и вообще иностранцев хлопотали города, особливо P., видевшие в пришельцах опасных конкурентов. Привилегия, данная Р. Сигизмундом 31 мая 1593 г., требовала, чтобы евреи не проживали в городе. Но евреи все же не покидали страны; они приезжали также и в P., уплачивая, как заявил рижский совет в 1611 г., с незапамятных лет по венгерскому гульдену, дабы спокойно торговать в течение определенного времени. Евреям разрешался розничный торг различными товарами лишь во время ярмарки, причем привозимые товары они могли продавать исключительно местным бюргерам. Евреи могли покупать у последних местные товары (соль, железо, вино, пряности), но только для вывоза, a отнюдь не для торговли ими в самой Р. Попытки преградить евреям доступ в Р. продолжались и тогда, когда Лифляндия перешла под господство шведов (1621—1710). В своде привилегий, дарованных Густавом-Адольфом Р. в 1621 г., имелось постановление, "чтобы никакие евреи и иностранцы, в ущерб гражданам, в Лифляндии терпимы не были". Несмотря на это, евреи по-прежнему приезжали в Р. на барках и, продав привезенные товары, покидали город. Но некоторые евреи оставались и на более длительное время. Так, в 1645 г., в январе, когда ο продаже с барок не могло быть речи, 20 евреев были задержаны за то, что они купили y московских купцов меха и другие товары, между тем как закон запрещал торговые сделки между иногородними; евреи, впрочем, были вскоре освобождены, так как некоторые горожане заявили, что это они купили товары y москвичей и потом продали евреям. Торговые сношения рижских купцов с Польшей побуждали их всячески пользоваться услугами приезжих евреев. Так, напр., в 1648 г. рижский городской совет обратился за содействием к старшинам полоцких евреев для взыскания долга. Временное пребывание евреев в Р. стало обычным явлением, и для того чтобы следить, как долго они остаются в городе и не заключают ли они торговых сделок, не соответствующих интересам местных торговцев, было постановлено, чтобы все евреи жили в одном определенном подворье; в другом доме евреи не могли иметь пристанища. Первое известие ο гетто относится к 1638 г., когда право содержать подворье было передано Генриху Розену на все время, пока он и его жена будут выплачивать ежегодно известную сумму. Когда Розен умер, право содержать подворье было передано его дочери, которая попросила городской совет снабдить ее письменной инструкцией, и в 1666 г. появляется "Juden Hauses Ordinantze" — в шести параграфах устанавливались правила ο пребывании евреев в этом подворье и ο контроле за их торговой деятельностью. В 1667 г. трое евреев обратились в городской совет с просьбой разрешить им поселиться в другом помещении, где они имели бы удобства; они жаловались, что в подворье они подвергаются оскорблениям из-за религии. Жалобы евреев на стеснения в подворье неоднократно возобновлялись, и в 1689 г. были введены лучшие порядки (в подворье останавливались и жены приезжих евреев). Исключение в отношении жительства в подворье было сделано лишь для тех евреев, которые прибывали на барках или плотах, — они могли оставаться на ночь при своих товарах, что было санкционировано королем в 1690 г. Случалось, что и другие евреи проводили ночь в городе, тогда хозяин подворья (Judenwirth) возбуждал жалобу. Когда во время военных действий 1700—01 гг. предместье вместе с подворьем было опустошено, евреи получили свободу в выборе жилища; этот период продолжался около 20 лет. Впрочем, евреям препятствовали селиться в центре города. A во время военных действий 1709 года евреям совершенно запретили появляться в городе; право проживания вместе с семьей в Р. было предоставлено только еврею Гиршу Израилю, который в 1715 г., будучи фактором Петра I, получил и от русских властей разрешение на пребывание в Риге. По переходе Р. в 1710 г. к России прежние постановления ο евреях должны были остаться в силе — разрешалось лишь временное пребывание. В 1722 г. бюргеры возбудили вопрос ο восстановлении подворья. С притязаниями на гетто, наследство семьи Розен, выступило двое лиц, и судебный процесс завершился тем, что за одним из них было признано право на подворье. Однако он не оказался в состоянии выстроить дом, и тогда городской совет выдал в 1724 г. новую привилегию на подворье, сроком на 50 лет, некоему Шредеру, который должен был уплачивать городу известные суммы; евреи по требованию полицейской власти вынуждены были вскоре сюда переселиться. Было постановлено, что даже евреи, ночующие на барках, должны уплачивать владельцу подворья известную сумму. Один лишь гамбургский еврей Исаак Маркус Саломон, по профессии ювелир, пользовавшийся протекцией русского государственного деятеля Остермана, получил в 1725 г. разрешение жить вне гетто, в предместье города. Ему было предоставлено право свободной торговли ювелирными изделиями, и эта привилегия привела к тому, что в 1731 г. цех золотых дел мастеров поднял вопрос об изгнании всех евреев из города. — В 1725 г. евреям было разрешено хоронить покойников в Р., до этого времени приходилось увозить их в Курляндию. Когда в 1727 г. последовал указ об удалении евреев из пределов России (Малороссии), лифляндский губернатор потребовал, чтобы проживавшие в Р. евреи покинули город; городской совет также нашел, что торговля с Польшей и другими местностями может обойтись без евреев. Лишь немногие из евреев, пользовавшиеся особым покровительством властей, остались в Р. С воцарением Елизаветы для евреев в Риге (как и для евреев в России вообще) наступили тяжелые дни. Появление указа 1742 г. об изгнании евреев из России (подтверждение указа 1727) вызвало в Р. недовольство. Забыв заявление гор. совета, сделанное в 1727 г., предвидя, что запрещение евреям иметь временное пребывание в Р. подорвет торговлю с Польшей, что евреи направятся в другие местности, которые разовьются за счет P., городской совет просил генерал-губернатора дозволить евреям временно проживать в Р. Но это ходатайство не было удовлетворено, и в марте 1743 г. евреи покинули P.; остались четверо евреев, которым соответствующее разрешение дал генерал-губернатор. В апреле, по обычаю, на Двине появились барки евреев. Местные власти приказали их не пропускать, тогда городской совет послал эстафеты в Петербург и поручил двум лицам, находившимся в столице, ходатайствовать ο разрешении евреям прибывать с товарами в Ригу. В Фридрихштадт был послан гонец, чтобы попросить евреев, когда они туда прибудут, дождаться там разрешения дела, a товары послать в Ригу. Генерал-губернатор Ласи, находившийся в Петербурге, вскоре дал знать, что Сенат готов удовлетворить ходатайство рижан, но все же вице-губернатор не рискнул на основании этого сообщения пропустить евреев; к ним был вторично послан гонец, дабы их успокоить. Чтобы обнадежить этих евреев, совет упросил вице-губернатора не высылать из Р. оставшихся там четырех евреев. Рижане с нетерпением ожидали известий из Петербурга, которые вначале были благоприятны, но в декабре стало известно, что государыня не утвердила постановления Сената ο допущении евреев в P., положив свою знаменитую резолюцию "от врагов христовых не желаю интересной прибыли". Не осведомленный, по-видимому, об истинном положении дела, городской совет дважды повторил в 1744 г. свое ходатайство, указывая, что евреи вместо P. стали направляться в Данциг, Кенигсберг, Мемель, a это должно подорвать торговое значение города. Но на просьбы не последовало ответа, и вскоре из Р. были удалены и привилегированные евреи (в это время евреи были высланы и из других городов Лифляндии). — Прошло 22 года; рижане не могли забыть ο евреях, хотя бы уже потому, что среди последних было немало должников. Вот почему неожиданное известие, что государыня Екатерина II приглашает евреев водвориться во вновь приобретенных землях на юге России, чрезвычайно обрадовало рижан (1764). Доверенный города представил Сенату ходатайство ο допущении евреев в Ригу; он указывал на убытки для города и для государства, которые повлек за собою указ 1742 г. В это время P. по желанию Екатерины II должна была стать центром для упомянутого предприятия — поселить евреев в Новороссийском крае (см.). Давид Леви Бамбергер (см.), Мозес Аарон и Веньямин Бер (см.), имевшие задачей выписать иностранцев (фактически — евреев) для водворения их в Южной России, были посланы со своими слугами в Р. Этим трем лицам в качестве новороссийских купцов было предоставлено право торговли, как прочим русским подданным. Они никаким транспортированием не занялись, a отдались торговой деятельности. Вскоре появились и другие евреи. Высочайше утвержденным 8 февраля 1766 г. положением ο евреях в Р. им было дозволено приезжать для торговли и проживать в предместье, в "жидовском постоялом дворе" в течение не более шести недель. В 1765 г. Иоганн Веньямин Бенкен получил на 50 лет право содержать гостиницу для евреев. Была опубликована такса, установленная в подворье, выработаны правила касательно пребывания евреев в Р. и инструкция для хозяина подворья. Подворье, состоявшее из нескольких домов, находилось хотя и на окраине города, но внутри форштадта, недалеко от Иоанновых ворот, y южной стороны города, близ Двины (нынешнее еврейское кладбище расположено вблизи места, где находилось подворье). Только привилегированные три еврея, на которых было возложено упомянутое поручение, — Леви Вульф, Давид Бамбергер и Мозес Аарон, a также состоящие при них слуги получили право жить вне гетто, но все же в пределах форштадта; был составлен список соответствующих 36 лиц, утвержденный генерал-губернатором. От необходимости жить в подворье были освобождены также евреи, прибывавшие на барках. Старое запрещение продавать товары нерижанину осталось в силе. Евреи не должны были также заниматься здесь ремеслами (во время чумы 1770 г. все евреи, за исключением привилегированных, были удалены из города). Постепенно число привилегированных евреев увеличилось. Взимая с приезжающих евреев определенные сборы, они предоставляли последним пользоваться молельней, миквой, кладбищем и проч. Большие разногласия вызвала молельня, устроенная Бенкеном по желанию приезжих евреев. Привилегированные евреи не отличались братским чувством к своим менее счастливым единоверцам. В 1771 г. Бамбергер донес генерал-губернатору, что многие евреи ведут недозволенную им торговлю во вред оседлым евреям, и просил водворить в подворье всех тех евреев, которые, вопреки правилам, живут вне гетто. Бесконечные дрязги между евреями доходили до суда, который с редким терпением старался внести умиротворение. В 1783 г. по требованию властей евреи избрали старшину из числа оседлых евреев — он должен был следить за религиозными отправлениями общины, разбирать споры, опубликовывать распоряжения, касающиеся евреев. Для него была выработана гор. советом инструкция; но раздоры продолжались. Между тем число евреев в Р. увеличивалось, и многие из них стали водворяться в городе. В это время (1785) евреи получили право иметь оседлость в посаде Шлок, расположенном y Риги. В 1788 г. правление предписало, чтобы все водворившиеся евреи покинули в течение шести недель пределы Лифляндской губ., исключение было сделано для привилегированных евреев и для тех, которым власти разрешили пребывание ввиду занятия такими профессиями, коих среди рижан нет, всего 11 семейств; были оставлены в городе также служащие в синагоге и надзирающие за кладбищем — 4 семейства. Кроме того, общине было предоставлено иметь одного общего учителя. Иногородние евреи, приезжающие в P., согласно закону, на срок не более шести недель, не должны брать с собой семей. Если прибудет одновременно столько евреев, что подворье их не вместит, то отводятся другие дома, особливо для купцов первой и второй гильдии. Для контроля за этими временно пребывающими евреями один из привилегированных выбирается в старшины — все евреи должны к нему являться для регистрации. Эту должность занял Бамбергер (Мозес Леви). В 1797 г. в рижскую цензуру были определены двое из местных евреев для рассматривания ввозимых в Россию еврейских книг (см. Цензура). В 1792 г. евреям было разрешено устроить молельню в частном доме, так как находившуюся вблизи подворья заливало при наводнениях. Несмотря на вышеуказанные стеснительные меры, еврейское население в Р. возрастало. В 1810 г., столетнюю годовщину присоединения Р. к России, привилегированные евреи обратились в совет с просьбой ο расширении их прав, предоставлении их сыновьям возможности заниматься ремеслами; они даже выпустили по этому поводу стихотворение, в котором, между прочим, было сказано:

Lasst uns, die Alle Einen Himmel hoffen

Auch Einer Erde gleiche Bürger sein.

Ho совет отказал, опираясь на привилегии города. В 1811 г. лифл. губернатор и рижский военный губернатор обратили внимание городского совета на то, что число евреев в Риге чрезвычайно возросло. Совет объяснил это тем, что пос. Шлок, состоя всего из нескольких домов, не дает пропитания евреям; последние только потому и приписались к Шлоку, что имели в виду близость Р., где они постепенно и водворились; внося здесь подать, они настолько укрепились. что в 1803 г. был возбужден вопрос ο том, чтобы старшина евр. общины избирался из числа приписанных к Шлоку. К тому же увеличилось число членов привилегированных семейств; хотя дочери, выходя замуж за иногородних, должны были, согласно постановлениям, покидать P., они фактически оставались здесь вместе со своими новыми семьями. Численность и состав евр. населения в 1811 году видны из следующей таблицы (все привилегир. евреи, за исключением одного, приписались к Шлоку).

Группы еврейского населения

Город

Петерб. форштадт

Моск. форштадт

По ту сторону Двины

Всего

М.

Ж.

Μ.

Ж.

Μ.

Ж.

Μ.

Ж.

Привилегированные

1

1

Шлокские купцы

1

2

1

4

14

13

35

Шлокские мещане

25

27

165

165

6

6

394

Из Курляндии

4

2

2

1

44

55

10

4

122

Из Литвы и др.

5

1

70

50

11

8

145

Иностранцы

4

3

3

3

13

Разные

3

1

14

7

1

26


42

35

7

8

308

290

27

19

736

В 1813 г. положение евреев в P. было упрочено (быть может, благодаря хлопотам "депутатов еврейского народа" — см.) — за шлокскими евреями было признано право проживания в P. впредь до ожидавшегося соответствующего указа Сената. Одновременно последовало распоряжение построить для евреев два подворья — одно по ту сторону Двины, другое — в Московском форштадте; хозяевами их могли быть только евреи из числа привилегированных. Впрочем, в отдельных случаях с дозволения полиции разрешалось нанимать для себя и частные квартиры. В это время от здешних евреев стали требовать, чтобы они, согласно закону, носили европейскую одежду (см. Одежда). Рижские немцы, утрачивая постепенно свои привилегии, враждебно относились к здешним евреям, которые на основании закона получили возможность (1822 г.) заниматься в Р. ремеслами (без подмастерьев, без права иметь вывески). С другой стороны, кагал, впервые упоминаемый в 1813 г., притеснял приезжих евреев. Вследствие роста евр. населения пришлось в 1822 г. увеличить число подворий до пяти: одно — в городе для купцов, два — в Московском форштадте и два за Двиною. Правила ο пребывании евреев в P., изданные в 1822 г., требовавшие проживания евреев (за известными исключениями) в подворье, действовали до образования общины. — Согласно Положению 1835 г., право постоянного проживания в Р. (и Шлоке) предоставлялось только тем евреям, которые были записаны там по ревизии. Что касается временного проживания, то по ходатайству властей общие стеснительные правила, установленные вне черты оседлости, не были применены к P., как нарушающие ее торговые интересы; были сохранены в силе прежние местные правила, являвшиеся менее обременительными (1837 г.). В 1839 г. рижские евреи ("кагал шлокского еврейского общества в P.") добились разрешения устроить в Шлоке школу. Городской совет, узнав об этом лишь тогда, когда уже состоялось высочайшее повеление, выступил было с протестом, указывая, что пребывание евреев в Р. должно почитаться, согласно привилегиям города, лишь временным. Но школа была открыта (январь, 1840 г.). Во главе ее стал М. Лилиенталь (см.); после его отъезда в Петербург школой заведовал некоторое время Вундербар (см.), a затем А. Нейман. Когда в 1841 г. было учреждено в Р. городское общество, евреи были приписаны к нему, хотя им не были предоставлены права граждан и право владения недвижимой собственностью. В силу этого указа 517 евреев, до того времени известных под именем "шлокских", стали официально именоваться членами рижской общины. В 1850 г. было позволено устроить синагогу в собственном здании (Московский форштадт). В 1858 г. евреи в Р. получили нетолько право владения недвижимостью, но также право вступления в гильдейское купечество и в цех (или образовать свои цехи); за ними было также признано право на мелочную торговлю и на мещанские промыслы. При упразднении института кагала было сделано исключение для P., где кагал существовал до 1893 г. По офиц. данным в Р. в 1864 г. проживало евр.: 1747 м., 894 ж. В 1907 г., по офиц. сведениям, имелось 12 молитв. домов. — Ср.: A. Buchholtz, Geschichte der Juden in Riga, 1899; J. Joffe, Regesten und Urkunden zur Geschichte der Juden in Riga und Kurland, вып. I (1910), вып. II (1911); И. Иоффе, "Из жизни первой еврейской общины в Риге", сборник "Пережитое", т. II; Р. (Ильиш), "Очерк истории рижских евреев", "Восход", 1885, кн. №№ 2, 3, 7, 8; Wunderbar, Geschichte der Juden in Prov. Liv- und Kurland, 1853.

Ю. Гессен.

Современное положение. По переписи 1897 г. в Р. насчитывалось 278 тыс. жит., в том числе евреев 21.962, т. е. 7,9%; к 1 янв. 1911 г. 373 тыс. жит., причем % отношение евреев осталось почти без изменения. Население делится на местных ("курляндских") и пришлых евреев. Число последних растет быстрее, так как крупное торгово-промышленное значение P., играющей весьма важную роль в экономической жизни прилегающих губерний черты, делает ее притягательным центром для обширного района. С другой стороны, особую группу еврейского населения составляют так назыв. "восьмидесятники" ("achtziger"), т. е. лица, которым положением Комитета министров 1893 г. разрешено проживать в городе, если они проживали в нем до 1880 г.; к ним следует присоединить значительную категорию живущих на основании "Столыпинского" циркуляра 1907 г. Живут евреи, главным образом, на Московском форштадте, но постепенно расселяются и по другим районам. По занятиям население распадается на три группы: 1) купцов и торговцев, 2) ремесленников и 3) лиц либеральных профессий. Роль еврейских купцов в торговле Р. далеко превосходит их численное соотношение. Из 265 млн. р. торгового оборота P., дающей 1/10 вывоза империи, едва ли не 1/8 приходится на долю евреев. В руках евреев по преимуществу сосредоточена вывозная торговля P., дающая 156 млн. р. оборота в год и оперирующая продуктами, доставляемыми либо непосредственно из Западного края, либо через посредство купцов этого края. Эти продукты: хлеб, лес, лен, льняное семя, жмыхи, яйца. В ввозной торговле роль евреев скромнее. По большей части, предметы экспорта запродаются тут же в Р. представителям иностранных фирм, имеющим здесь пребывание, но иногда бывают и непосредственные сношения. С другой стороны, указанные фирмы обыкновенно не обходятся без посредничества евреев. На экспортных операциях нажиты крупные состояния. Вокруг купцов-экспортеров, из которых многие являются и владельцами имений, приобретенных до 1882 г., группируются многочисленные приказчики, бухгалтеры, кассиры, по большей части выходцы из Западного края. Наиболее значительны обороты по лесной торговле. В последние годы еврейские экспортеры леса учредили лесопромышленный союз (в нем имеется и несколько христиан), занятый урегулированием вопросов лесной торговли, как то: сплава, отношений с "якорщиками" и пр. Ko времени открытия навигации в Р. съезжается много евреев из сев.-зап. провинций и живут здесь временно впредь до ликвидации сезона. В целях большей доступности кредита и в силу господствующей в городе национальной обособленности евреи несколько отмежевались в области кредита, создав свои особые специальные кредитные организации, каковы Общество взаимного кредита, ссудосберегательное товарищество, и поддерживая преимущественные сношения с определенными банками, каков Северный. Евреям же принадлежит большинство банкирских контор (около десяти). В промышленности роль евреев значительно слабее. Среди десятков тысяч фабрично-заводских рабочих P., занимающих целые предместья, евреев почти нет; если и есть фабрично-заводские рабочие среди евреев, то они группируются, главным образом, в менее значительных предприятиях, каковы гильзовые, табачные, конфектные, конвертные и др. С этими отчасти совпадает и распределение еврейского капитала. Из всех крупных механических заводов евреи, как видно, принимают участие только в вагоностроительном заводе "Феникс", возн. в 1895 г., с основ. капит. в 5.000.000, производством в 4½ млн. р. и 2000 рабоч. Наибольшей же сферой приложения евр. капиталов являются лесопильное и кожевенное дело. В первой отрасли евреям принадлежит не менее 10 заводов с производством около 4 млн. р. и с 1000 рабочих. Во второй — 6 фабрик с производством около 3—4 млн. р. Отметим еще пробочные, жестяную фабр., паровую мельницу, около 10 типолитографий и т. д. В ремесле участие евреев весьма значительно. Оно наиболее заметно в производстве одежды (евреям принадлежит большинство магазинов готового платья) и в обувной промышленности. В последние годы особенно развилось заготовочное ремесло, насчитывающее больше полусотни мастерских с 500 раб. Что касается участия в либеральных профессиях, то среди адвокатуры евреи насчитываются единицами; значительно больше среди врачей, которых не меньше 20% общего числа (свыше 50 чел.), и особенно велико среди зубных врачей, подавляющее большинство которых (свыше 100) евреи. — Во главе еврейских обществ стоит местное отделение Общества распространения просвещения среди евреев, насчитывавшее к 1 янв. 1912 г. 497 членов. Баланс составлял сумму в 242 тыс., при обороте в 282 тыс. (бюджет в 1912 г. 44.500 p., Отделение содержит: 1) ремесленное училище (мужское, 4 класса); 2) послеобеденное училище для мальч. (4 класса); 3) вечерние курсы общеобразовательные для ремесленников обоего пола (3 кл.); 4) вечерние профессиональн. курсы для жестяников; 5) библиотеку и публичную читальню (около 7000 том.); 6) комиссию для собирания архивн. материалов по истории евреев в Прибалтийском крае; 7) летнюю колонию для учащихся; оказывает: 8) помощь учащимся в средн., низших и профессион. училищах платою за право учения; 9) помощь учащимся платьем и обувью. Кроме того, имеются: I. Общество "Иврия": 1) историко-литературная комиссия; 2) комиссия "довре-иврис"; 3) библиотека. II. Общество распространения грамотности среди евреев г. Риги: 1) вечерние курсы общеобразовательные с 3-год. курсом; 2) 1-кл. послеобеденное училище с 2-год. курсом. 3) 2-кл. начальное училище с 3-год. курсом (для мальчиков и девочек). III. Общество "Хедер Мсукон" — шесть образцовых хедеров. IV. Общество "Ягдиль-Тора" — хедер для изучения Талмуда. V. Общество "Хедер Клоли" — три образцовых хедера. VI. Литературно-педагогический кружок рижских еврейских женщин. Субботняя школа для взрослых обоего пола. VII. Еврейское общественное собрание г. Риги: 1) дискуссионная комиссия; 2) библиотека. VIII. Еврейское литературно-драматическое общество "Кармел" — библиотека. IX. Мужское 2-классное нач. евр. училище. X. Мужское 1-кл. нач. евр. училище. XI. Женское евр. 1-кл. нач. училище. XII. Второе женское евр. 2-кл. нач. училище. XIII. Мужская еврейская гимназия (с правами правительственных гимназий). Издаются детский художественный еженед. журнал на др.-евр. яз. "Геховер" ("Товарищ") и жаргонная ежедневная газета "Ди юдише Штиме" под ред. д-ра Эльяшева (Баал-Махшовот). В политехникуме евр. 200, или 11,1%. В Рижском округе евреи составляют 6,4% всех учащ. в муж. гимн., 9% в прогимн., 16,5% в реальных уч., 22,1% в женских гимназиях (число дев. в гимн. в 4 раза больше числа мальч.), 4,9% в жен. прогимн., 0,6% в начальных училищах. Общество попечения ο бедных. Приют для взрослых и детей, открытый для первых в 1882 г., для малолетних в 1888 г. при Общ. противодействия нищенству (бесплатное призрение престарелых, воспитание малолетних и проч.), получает пособие из сумм коробочного сбора. Общество "Друг детей" отпускает горячую пищу детям бедных родителей, обучающимся в хедерах и общественных школах. Общество устроило также рукодельные курсы во время каникул (27 уч.).

А. Гинзбург.

Ограничения по действующему законодательству. Права евреев по жительству и торговле в г. Р. изложены в разных местах Свода законов и в редакции не всегда ясной. Закон 17 дек. 1841 г. предоставил право приписки к г. Р. и постоянное там пребывание всем евреям, поселившимся там до 17. дек. 1841 г., независимо от их происхождения. Это признано и Сенатом в определении первого Общего собрания 19 ноября 1899 г. Таким образом в г. P., кроме тех категорий евреев, которые пользуются правом жительства вне черты оседлости, могут жить евреи, приписанные к этому городу по закону 17 дек. 1841 г. и их потомки, a также и не приписанные к этому городу, но имевшие там постоянное пребывание до 17 дек. 1841 г., и их потомки. По разъяснениям Сената, лица эти могут жить лишь в самом г. Р. и его предместьях, но за этими пределами правом жительства ни в самой Лифляндской губернии, ни в других местах вне черты оседлости не пользуются, если не удовлетворяют специальным условиям. Правом жительства в г. Р. впредь до пересмотра общего вопроса ο евреях пользуются также все евреи, поселившиеся там, хотя бы и незаконно, до 3 апреля 1880 г., не находящиеся в необходимости обращаться к благотворительности и не опороченные судом, а также члены их семейств и вдовы этих лиц, в силу выс. повел. 21 июля 1893 г. (см. жительство на льготном основании). По разъяснению Сената, судимость, возникшая после оставления евреем г. P., по закону 21 июля 1893 г. не может служить основанием к лишению его дальнейшего права жительства в этом городе; не лишается этого права и еврейка выходом замуж за еврея, не располагающего правом жительства в г. Р. Евреи, приписанные к г. P., могут приобретать как в самом городе, так и в его предместьях недвижимую собственность, записываться в гильдейское купечество, вступать в существующие в этом городе малые цехи или образовать особый цех, заниматься мелочной торговлей, ремеслами и другими промыслами, вступать в должность купеческих приказчиков на основании общих правил ο евреях (ст. 9 Прил. к ст. 791, прим. 1, т. IX, Св. Зак., изд. 1899 г.). Евреи эти, по разъяснению Сената, не могут, однако, производить торговлю вне пределов г. Р. и его предместий, даже в Рижском уезде. Правом выбирать промысловые свидетельства пользуются, по выс. повелению 10 июля 1894 г., также и оставленные в г. Р. по выс. пов. 21 июля 1893 г. Для евреев, жительствующих в г. Риге, издано особое Положение ο коробочном сборе, несколько отличное от правил, действующих в черте еврейской оседлости (ст. 72—98, Прил. к ст. 816, т. IX, Св. Зак.).

Гр. В.

Раздел8.




   





Rambler's Top100