Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Роды

(הדל). — По представлениям Талмуда, ребенок находится первые три месяца в нижней части матки, следующие три — в средней ее части и последующие в верхней. Когда наступают роды, ребенок обращается вниз и выходит, чем и обусловливает боли рожениц. Пророки часто пользуются в своих речах изображением страданий рожениц, особенно перворожениц. При наступлении родов женщина Библии опускалась на колени (ערכ); это описывается и в Талмуде; по словам Аббаии (Иеб., 103а), пятки роженицы упираются в nates. По-видимому, это довольно естественное положение для начала родов. Интересно отметить, что в греческой мифологии имеется богиня родов Eileithya ένγόνασι. Талмуд полагает, что с того момента, как uterus открылся, женщина не в состоянии более ходить (Огол., VII, 4). Ее окружали повивальная бабка (см.) и подруги. Подруги ободряли ее словами: "Господь, внявший твоей матери в ее тяжкие минуты, услышит и тебя в тяжелую минуту" (Midr. Teh., 20, 4). Окружавшие женщины помещали роженицу на так называемый "Maschber", который и Таргум и Раши понимают, как кресло, приспособленное к родам. Мишна и Талмуд упоминают этот Maschber в числе утвари, которою пользуются для сидения, и упоминают женщин, умерших на нем (Келлим, ХХIII, 4 и Ар., 7а). По-видимому, употребление его было настолько распространено, что "сидение на maschber'е" стало синонимом слова рожать, даже по отношению к животным. Зато неясно значение другого библейского слова, имеющего отношение к родам, — это слово "abnaim" (םינבא; Исх., 1, 16), которое уже и талмудисты затруднялись объяснить. Большинство их подразумевает под ним родильное кресло, другие понимали его в смысле genitalia (от корня הנכ — место, где ребенок творится) и т. д. Вероятно, способу рожать на кресле предшествовал и y евреев, как y многих народов древней Азии и Европы, обычай рожать на коленях мужа или какой-нибудь женщины. Так, Рахиль говорит Якову, отдавая ему в жены Билгу: "Чтобы она родила на моих коленях и я стала при ее посредстве матерью" (Быт., 30, 3), a правнуки Иосифа родились "на его коленях" (ib., 50, 23). Возможно, что обычай этот имел вместе с тем и символическое значение, отдавая данному лицу право на ребенка. Талмудисты говорят, что страдания при рождении девочки сильнее, чем при рождении мальчика. В Нид., 31б указаны еще некоторые своеобразные взгляды того времени на положение младенца, смотря по тому, мальчик ли это или девочка. В зависимости от обыкновенно сопровождающего роды кровотечения вследствие разрывов влагалища, шейки, промежности и т. д. талмудисты отмечали "сухие роды" (אתשׂיבי הדיל), partus siccus древних. Необходимой принадлежностью при родах было масло, которое разрешалось изготовлять даже в субботу. По-видимому, им подготовляли родовые пути. Детское место (אילש) р. Симон б.-Гамлиил сравнивал с куриным желудком, a пуповину — с тонкой кишкой, отходящей от него; в редких случаях детское место отделяется, по словам Талмуда (Нид., 27а), через 23 дня после P.; он же отмечает и частичное отделение его в несколько приемов (Б. К., 11). Вообще, Талмуд не признает существования детского места без плода. В случае появления такового р. Симон полагает, что ребенок распался и рассосался (Нид., III, 4); другое объяснение говорило, что женщина могла потерять плод, сама того не замечая, при кровотечении, дефекации и т. д. Детское место сохранялось известное время, "чтобы ребенку было тепло", смотря по состоянию: принцессы хранили его в чашах с оливковым маслом, богатые женщины в шерстяных лоскутах, a бедные — в вате (Шаб., 129б). Согласно иерус. Талмуду, хранили его указанным способом только по субботам (и вовсе не для согревания ребенка, a для того, чтобы на второй день детское место предавать земле в виде "залога", что и человек ей будет возвращен, Шаб., ХVIII, 16, 76). Ввиду того употребления, которое имело детское место y многих язычников, Талмуд сделал некоторые указания, как с ним поступать. Так, он запретил погребать его на распутье, вешать на дереве (Хул., 77а). Детским местом черной кошки пользовались для того, чтобы убедиться в существовании невидимых духов (Бер., 6а). Во время послеродового периода женщине полагалось лежать — и лежать в тепле, и поэтому разрешалось разводить для нее огонь в субботу (Шаб., 129а). [По J. Preuss, Biblisch-talmudische Medizin].

Момент рождения в агадической литературе обыкновенно определяется термином ע הכישי רבשמה (ср. Koh. r., III, 4 и др.). Этот момент, сопряженный с сильными болями, a также с великой опасностью, которой родильница в это время подвержена, представляет одну из любимых тем агады, "Ключ от рождения", היח לש חתפמ, находится в руках самого Бога и не передается посредникам (Таан., 2а). Бедра женщины в момент Р. делаются твердыми как камень, и только благодаря этому она в силах выдержать роды; поэтому во время Р. бедра женщины метафорически носят название "камни", םינבא (Hex., 1, 16; Midr. Tanchuma, עירות, изд. Бубера, 34). Сильные боли, испытываемые родильницей, являются следствием проклятия, произнесенного Богом над Евой (Ber. r., XX, 15). Эти боли порою способны производить изменения в самом организме женщины — обстоятельство, которое принималось во внимание и в галахическом отношении (Иеб., 13а). В минуту таких мучительных болей роженица мысленно отрекается на будущее время от супружеской жизни, иногда дает даже соответствующую клятву или обет. Это, по мнению р. Симона б.-Иохаи, было учтено Библией, предписавшей всем роженицам без исключения приносить жертву искупления за грех произнесения неисполнимого обета (Шеб., 8а; Нидда, 31б и др.). Среди наград, заслуженных невинной женщиной, которую муж ревновал и заставил выпить горькую воду "ревности", агада считает легкие Р. (Сота, 26а). Роженица называется אתײח "ожившая", говорит агада, потому, что она умирает и вновь воскресает; она называется אתלבחמ — "залог", так как она находится во власти смерти (Kohel. r., III, 4). Сто вздохов и криков испускает роженица, из них девяносто девять вздохов смерти, a один только (последний) крик жизни (Midr. Tanch., עירות, изд. Бубера, 34). Во время родов, когда опасность близка и требуется особая милость Божия для благополучного исхода, женщине ставятся в счет ее проступки, в особенности нарушение трех предписаний, специально установленных для женщин, именно законов ο менструации, халле (см.) и зажигании свечей накануне субботы (Шаб., 31б; см. Благословение свечей). Ввиду опасности, сопряженной с актом P., малолетние не переживают его (Нед., 36б). Рабыня после Р. ценилась гораздо дороже, чем до Р. (Баба Кама, 49а). С окончанием Р. опасность не проходит еще окончательно, и роженица в течение известного периода после этого подвержена всяким случайностям. Согласно галахе, в этот период можно нарушить субботу, если это необходимо для здоровья роженицы. Физиологически этот период ограничен временем רבקה תחיתפ (букв. = открытием могилы, т. е. матки), по выражению Талмуда, т. е. до восстановления родовых органов в нормальное состояние, но точное определение продолжительности этого периода составляет предмет разногласия. По одним, три дня, по другим, семь дней; иные же считают его продолжительность в тридцать дней (Шаб., 128б и 129а; ср. Эруб., 68а). В это время роженица должна особенно остерегаться простуды (Шаб., l. c.), поэтому принято к руководству мнение, разрешающее ей носить обувь в день Иом-Киппура (Иома, VIII, 1). Талмуд отмечает большую мнительность, присущую роженице; одно только воображение, что уход за ней неудовлетворительный, может иметь вредные последствия для ее здоровья (Шаб., 128б). Кроме того, в одной барайте рекомендуется бдение, רומיש, y постели роженицы для ограждения ее от козней злых демонов (Бер., 54б). И в настоящее время вывешиваются в комнате роженицы амулеты с Псалмом 121 и разными другими надписями (см. Амулеты). В Германии был обычай описывать мелом или углем круг на стене комнаты, где помещалась роженица, и делать особые надписи (см. Псевдо-Сирах). Как предупредительная мера против несчастного случая был также введен обычай чтения мальчиками ежевечерне в комнате роженицы известных псалмов, a также обычай "вахнахт" (см.). При трудных родах приносили свиток Торы к дверям дома, но не в комнату роженицы (респ. הדוהי תיב ךונח § 71). В эсхатологической картине будущего женщина представляется способной рожать каждый день (Шаб., 30б), подобно тому как это было, согласно агаде, y современников потопа, לובמ רוד (Ber. r. XXXVI, 1).

А. К.

Раздел3.




   





Rambler's Top100