Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Россия

 
Россия
Россия с 1772 г.: Общий исторический очерк
Правовое положение в настоящее время
Религиозная обрядовая жизнь
Культурный быт
Русско-еврейская литература
Политические движения
Экономическая деятельность
Профессиональное образование

— Средневековая история евреев в областях, входящих в нынешний состав Российской империи, рассмотрена в статьях Кавказ, Киев, Крым, Литва, Белоруссия, Жмудь, Курляндия, Вильна, Подолия, Мазовия, Польша (о евр. царстве хазаров — см. Хазары).

В Московской Руси, ядре будущего Моск. государства, a впоследствии Российской империи, евреи упоминаются впервые в 1471 г. в связи с появлением ереси жидовствующих (см.). Великий князь Иван III из политических соображений не выступал против ереси. С помощью Захарии он надеялся усилить свое влияние в Литве. Точно так же Иван заискивал в политических целях y крымских евреев: y князя и владетеля Таманского полуострова Захарии де Гвизольфи (см.) и y Хози Кокоса. Последний хлопотал перед ханом Менгли-Гиреем ο выдаче великому князю ярлыка. Для ускорения ходатайства Иван Васильевич отправил (в 1474 г.) в Крым посла Беклемишева, который должен был просить Кокоса по-прежнему помогать его людям; в случае успеха Кокосу обещано "жалование". Послу поручено было "молвить Кокосу: коли будет ему к великому князю грамота послати ο каких делах, и он бы жидовским письмом грамот бы не писал, a писал бы грамоты русским письмом или бесерменским". Кокос должен употребить свое влияние, "чтобы грабежа над великого князя гостьми не было в Кафе". В 1486 г. мы находим в инструкции великого князя боярину Семену Борисовичу, отправленному с посольством к царю Менгли-Гирею: "Да молвит Кокосю жидовину от великого князя... как еси наперед того нам служил и добра нашего смотрел, и ты бы и ныне нам служил; a мы аж даст Бог хотим тебя жаловати". Гвизольфи был приглашен (1484) вел. князем в Москву поступить к нему на службу, что указывает на то, что приезду влиятельных евреев в Москву не чинили тогда препятствий. В конце 15 веке жил в Москве евр.-врач Леон ("лекарь жидовин Мистро Леон из Венцыи"), который был казнен по приказанию вел. князя (1490). При Василии Ивановиче IV (1505—33) отношение московских властей к евреям стало более враждебным в связи с походом против ереси жидовствующих. Димитрий Герасимов, отправленный в Рим по делу о заключении унии между православной и римско-католической церковью, заявил историку Павлу Иовию, "что евреям не разрешено приезжать в Россию". Иван Грозный и слышать не хотел о приезде евр.-купцов в Московское государство. На обращение к нему польского короля Сигизмунда с просьбой разрешить евреям въезд Иван ответил королю отказом. Московское правительство придерживалось и впредь этого правила о недозволении евреям приезжать в Российское государство — правило, включенное впоследствии в договор с Польшей от 1610 г. Иностранцы, посетившие Р., напр. Б.-Таннер (1678), утверждают, что евреи не смеют вступать в пределы Московского государства. Несмотря на эти слова и на текст торговых договоров, евреи встречаются часто в Московском государстве в течение 17 в. Летописцы сообщают, что во дни Лжедимитрия страна была наводнена иностранными еретиками, литовцами, поляками и евреями. При Михаиле Федоровиче Романове правительство относилось более терпимо к евреям. Царь приказал (в грамоте в Пермь Великую от 1634 г.) отпустить литовских пленников, литовцев, немцев, евреев, татар и черкас на родину, если они того пожелают; если же захотят остаться, то не тревожить их. В 1638 г. посольству велено было предложить в Варшаве польскому королю запретить польским купцам ввозить заповедные товары, "а жидам отнюдь в Россию не въезжать". В Варшаве, однако, польские вельможи настояли на том, "чтоб жидов велеть пропускать с товарами, хотя не во все города, но только до Вязь и до Свинска". Эти противоречивые распоряжения указывают на то, что правительство Михаила Федоровича не преследовало принципиальной политики по отношению к евреям. В годы правления Алексея Михайловича встречаются многие данные о пребывании евреев в Р. — в Уложении не содержится каких-либо ограничений относительно евреев. Что они имели тогда доступ во все русские города, включая Москву, видно, напр., из указа 30 июля 1654 г., которым повелевалось опрашивать на заставах всех пленников, "и которые скажутся Мстиславского и иных зарубежных городов Литовские люди, Католицкие, Смяцкие веры, и Жиды, и Мурзы, и всякие некрещеные люди, и тех пропущать к Москве". Многие литовские евреи очутились вследствие войны 1654—55 гг. пленниками московских войск, которые отводили их в глубь Р. Об одной партии, находившейся в Калуге, известно, что приказано было отправить ее, равно как и другую группу евр. пленников, в Нижний Новгород. "А государева жалованья тем литовским людям и жидам в дорогу на корм велено дать на месяц, семьянистым по шти денег, одиноким по 4 деньги человеку на день, из таможенных доходов". Но, по-видимому, не всем пленникам-евреям жилось хорошо, о чем сохранились некоторые свидетельства. Так, польские дворяне Витебского воеводства удостоверили, что евреи витебских замков и города Витебска, заключенные в тюрьму в этом городе вместе с женами и детьми московским боярином Василием Петровичем Шереметевым и сосланные затем в Р., содержались прежде в новгородской тюрьме, пробыли 6 недель под сильною стражею в большой нужде; пищи им не отпускалось, так же как и шляхте; в Новгороде и по пути многие от нужды умерли, многие перемерзли. Затем развезли их, так же как и шляхту, по разным городам и мучили по тюрьмам. Наконец привезли в Казань, где (согласно акту об этих событиях) они содержались еще в 1655 г. Невзирая на насилия со стороны русских, которые угрозами принуждали их креститься, они остались верными польскому королю и Речи Посполитой. Имеются сведения о том, что в тогдашних московских монастырях, особенно в Воскресенском, находились многие евреи, относительно которых патриарх Никон писал царю Алексею Михайловичу, что они опять стали исполнять обряды прежней своей религии и деморализуют молодых монахов. Мытарствам евр. пленников, оставшихся верными религии отцов, был положен конец в 1667 г., когда было заключено Андрусовское перемирие. Из договора о перемирии мы узнаем, что не все евреи, бывшие в плену, крестились. Пункт 11 гласит: "Также и жидов тех, которые в веру Русскую не крестилися, всех с женами и детьми, и с животами их, никого не тая, и к зоставанию не принуждаючи, доброю верою в сторону Его Королевского Величества и Речи Посполитой вызволить и выпустить Его Царское Величество укажет, и которые б из них похотели в сторону Его Царского Величества добровольно остаться, то им вольно имеет быть. А которые Польского и Литовского народу женской пол и Жидовки вышли замуж за Русских людей и тем оставаться в сторону Его Царского Величества при мужех своих...". Надо полагать, что евреи воспользовались этой льготой и что иные из них остались в Р. Сама московская казна поддерживала торговые сношения с евреями, как, напр., с "Быховским Евреянином" Июдой Исаевым (1674) и с "Шкловским Евреянином" Самойлом Яковлевым. Исаев многократно приезжал в Москву с братом и другими евреями, между прочим, с матерью, умершей здесь. Исаев в челобитьи просил отпустить его с телом матери "за Литовский рубеж". — Сын и преемник Алексея Михайловича, Феодор Алексеевич, включил в договор с Польшей от 1678 г. пункт, согласно которому евреям запрещено "Ездить на обе стороны со всякими товарами". В том же году приказом Большого Прихода предписывалось, чтобы "Евреян" не пускать в Москву потому, "что по указу Великого Государя Евреян с товары и без товаров из Смоленска пропускать не велено". Практика не соответствовала, однако, этому теоретическому правилу. Любопытные данные мы узнаем из допроса, сделанного 20 февраля 1680 г. еврею Левеку Абрамову, приехавшему с товарами в Москву с шурином своим Обрамком Моисеевым. — Кроме купцов, в Р. встречались тогда и евреи других профессий, как, напр., врачи. Трагической была судьба врача Даниила Гадена (см.). Об отношениях Петра Великого к евреям известны одни анекдоты. На просьбу о допущении евреев в Р. амстердамского бургомистра Витсена он будто бы ответил, что для этого не наступило еще время и что ему пришлось бы пожалеть евреев, если бы они поселились в Р., потому что русские хитрее их. В одной области Р., Украйне, евреи продолжали обретаться во времена царствования Алексея Михайловича, Федора Алексеевича и Петра Великого, пока в 1721 г. не начали издаваться указы об их выселении (см. Украйна). Указ Верховного Тайного Совета от 1727 г. ο высылке евреев из Р. касался, главным образом, Украйны. Анна Иоанновна и в большей еще степени Елизавета Петровна преследовали по отношению к евреям нетерпимую политику своих предшественников (см. Анна Иоанновна, Елизавета Петровна). — Ср.: Регесты, I и II; Мулюкин, "Приезд иностранцев в Московское государство", СПб., 1909; Кулишер, "Польша с евреями и Русь без евреев", "Евр. стар.", 1910, 227 и сл.; Jew. Enc. X, s. v. Russia.

M. B.

Раздел5.


 Как играть в блэкджек еще по теме.

   





Rambler's Top100