Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Товарищество

(תופתוש)— договор, в силу которого несколько лиц взаимно обязываются участвовать своими личными или имущественными средствами в совместном ведении дела, направленного к извлечению прибыли. Договор этот по самому существу своему предполагает довольно высокую стадию экономического и торгового развития нации, и поэтому в библейском законодательстве не встречается никаких указаний на этот договор. Даже Талмуд дает по данному вопросу сравнительно немногочисленные и довольно разрозненные нормы. Лишь средневековая раввинская юриспруденция обстоятельно разрабатывает институт Т.

Типы Т. В Талмуде рассматриваются три типа Т. Первый, так наз. אקםיע, "iska", представляет собой более или менее замаскированную форму ростовщичества или же сделку, дающую, хотя и в меньшей степени, тот же экономический эффект, что и отдача денег под проценты. В приносящем доход предприятии, где одно лицо принимает участие капиталом, другое — личным трудом, прибыль и убытки распределяются в тех или иных пропорциях между товарищами. При определении этой пропорции необходимо соблюдать определенные правила, дабы не нарушить религиозного предписания ο невзимании роста (Б. Мец., 68б — 70а; см. Рост). — Второй тип T. — это самый обычный, когда все контрагенты принимают участие как имущественными, так и личными средствами. Его Талмуд обычно описывает выражением: םיכל וליטהש םינש — "двое, складывающие в один кошелек". — Шире по содержанию третий тип товарищества — Т. сонаследников (ןיפתוש ןיחא — "братья-товарищи"). Этот тип Т. представлял собой продолжение семейной связи на почве имущественных отношений после смерти главы семьи. Как при жизни отца все члены семьи вносили все свои доходы в состав общесемейного имущества и из него удовлетворяли свои нужды, так дети могли продолжать подобную хозяйственную общность и после смерти родителя (патриархальная семья). Однако такое Т. все же не поглощало всецело хозяйственной личности участников, как это бывало в римских Societas omnium bonorum и даже Societas questus или древнегерманских gaverbschaften. В состав общесемейного имущества поступали лишь такие доходы, которые получались от этого имущества, и такие заработки, которые отдельные члены семьи получали именно в качестве таковых в силу их связи с семьей. Также и расходы по содержанию членов семьи Т. несло лишь в обычных, нормальных размерах. Так, лечение от болезни, возникшей случайно, относилось на счет T.; если же кто заболевал по собственной вине (Талмуд усматривал небрежность лишь в случае простуды), то он должен был лечить себя на собственный счет. Пищу и содержание каждый получал лишь вместе с другими. Если кто из участников Т. уезжал, то ему выдавалась на содержание не такая сумма, которая в действительности требуется для этой цели, a лишь столько, сколько семья сберегает в расходах по случаю отъезда одного члена. Этот тип Т. возможен лишь при патриархальном строе жизни. Талмудические нормы имеют уже в виду ослабление семейных устоев и переход к индивидуальным началам. Позднейшие юристы, и главным образом Маймонид, считают даже возможным признать T., состоящее из членов семьи, по существу вполне сходным с другими типами Т. (Maimonid, Hilchot Schutfin, VIII, 7). Позже этот тип Т. вымер. Важнейшую роль все время играл второй тип товарищества.

Заключение договора. Вопрос ο формальных способах, посредством которых договор Т. может получить юридическую силу, оставлен Талмудом без особого рассмотрения. Для средневековой же практики разрешение этого вопроса представило большие трудности. Исходя из общих принципов ο заключении юридических сделок (см. Мена, Приобретение), пришли к заключению, что для совершения договора Т. необходимо, чтобы в основание договора были положены имущественные права и чтобы эти права приобретены были товарищами в качестве общей собственности одним из установленных для того способов. Таким образом, если товарищи дают для общего дела наличные деньги, необходимо деньги всех товарищей сложить в один кошелек и затем каждый товарищ должен посредством поднятия приобрести право на весь кошелек (право, конечно, лишь долевое, как члена Т.). В других случаях, соответственно характеру имущества, достаточно "киньяна" (см.). Таким образом приобретается право на имущество; право же на личный труд товарищей, который в нашем договоре играет немаловажную роль, по мнению Маймонида, не может приобретаться особым юридическим актом, потому что невозможно ни отчуждать, ни приобретать вещи, еще не существующей (םלועל אנ אלש רנד); право на то, чтобы товарищ совершал те или иные действия в будущем, признается именно вещью, еще не существующей. Но если договор Т. включает в себе, наряду с правами на личный труд, и права по имуществу, то с законным приобретением последних договор считается совершенным и личные обязанности создаются как нечто побочное, дополнительное к имущественной сделке. Для составления же такого T., в котором нет никаких имущественных прав, a члены обязываются лишь работать сообща, предоставлять свои заработки в распоряжение T. как целого, не существует никаких юридических способов. Так разрешает этот вопрос Маймонид; другие средневековые юристы допускают отступления и признают возможным Т. безымущественное (чисто трудовое), удовлетворяясь для его составления лишь словесным соглашением (Хошен га-Мишпат, 176, §§ 1—4).

Распределение прибылей и убытков устанавливается, прежде всего, добровольным соглашением товарищей. Если по этому вопросу не состоялось соглашения и если при этом товарищи вложили в дело неравные доли общего капитала, то возможно распределение прибылей пропорционально вкладам или же распределение между всеми товарищами поровну, независимо от величины вкладов. Этот спорный в современной науке вопрос был контроверзным и в Талмуде. Преобладание получило, однако, решение вопроса во втором смысле; одни думают, что в успехе предприятия мелкая доля так же важна, как и крупная; другие считают, что товарищ, имеющий меньший капитал, может порой успеть больше, так как он может делать большие обороты или же, вследствие лишней затраты труда, получить более высокий процент прибыли. Отсюда видно, что Талмуд приписывал труду более важную роль в торговле, чем капиталу. Римские источники недостаточно ясно излагают этот вопрос, но большинство романистов толкует места из источников также в смысле распределения прибылей поровну, a не пропорционально. Так же решает вопрос и новейшее германское законодательство.

Обязанности товарищей. Товарищи должны исполнять те действия, которые нужны для успеха общего предприятия. Убытки, причиненные нарушением соглашения или обычая, должны быть возмещены; но если нарушение дало прибыль, то она распределяется между товарищами на общем основании. В отношении ответственности за убытки, причиненные нерадением, применяются общие талмудические принципы: 1) кто получает за свой труд плату, отвечает даже и за легкую небрежность, и 2) если двое лиц взаимно обязаны друг другу (םילעננ הרימש), то ответственность отпадает (см. об этих принципах Поклажа, Ссуда).

Прекращение договора. Т. прекращается: 1) с истечением срока, 2) с издержанием общего имущества, 3) со смертью хотя бы одного из товарищей, 4) с осуществлением цели предприятия. Бессрочное Т. прекращается по требованию одного из товарищей. Если определенный товар продается лишь в известный сезон, то T., хотя и бессрочное, прекращается не ранее наступления этого сезона. Во всех других случаях для прекращения Т. требуется общее согласие всех товарищей. Если существует законное основание для прекращения T., то раздел имущества может быть произведен вопреки воле части товарищей и даже в их отсутствие, но для подтверждения правильности раздела приглашаются трое посторонних лиц, имеющих сведения в ценах на имущество, подлежащее разделу.

Присяга товарищей (ןיפתושה תעונש). Если один из товарищей заявляет перед судом, что он не уверен в полной честности и добросовестности какого-либо другого товарища и в правильности представленного им отчета, то на основании такого предположительного требования суд возлагает на заподозренного товарища подтвердить присягой правильность своих деловых расчетов. Такая своеобразная присяга без мало-мальски определенного иска объясняется тем, что в Т. обыкновенно невозможно установить наличность недобросовестности, a тем более размер неправильно присвоенного товарищем. — Ср.: Maimonides, Jad, Hilchot Scheluchin we-Schutfin, гл. IV — X; Шулхан га-Арух, Хошен га-Мишпат, 176—181; Fassel, Das mosaisch-rabbinische Civilrecht; J. E., s. v.; Kohler, Darstellung des talmudischen Rechts, в Zs. f. vergleich. Rechtswiss., т. XX.

Φ. Дикштейн.

Раздел3.




   





Rambler's Top100