Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Университеты

— 1) Австрия. В У. Австрии евреи стали поступать лишь в 30-х гг. 19 в., причем в первое время число обучавшихся было крайне невелико. Лишь после революции 1848 г. число евр. студентов стало расти, и в 1851 г. их было 641. Насколько быстро возрастало количество евреев-студентов, видно из следующего:

Последние цифры свидетельствуют, что в Австрии наступило замедление в росте учащихся в У., вызванное тем, что достигнут уже предел насыщенности и что все состоятельное евр. население посещает У. По отношению же к высшим техническим училищам все еще продолжается беспрерывный рост учащихся. В них число евреев не столь значительно, как в У., но зато заметно ежегодное увеличение.

В общем евреи почти в 5 раз (относительно) интенсивнее посещают У. и другие высшие школы, чем христиане. Из всего числа студентов евреи составляют около 16—17%. Из 3210 студентов-евреев в 1903—1904 гг. посещало: юридический факультет — 1729, или 53,9%, медицинский — 681, или 21,2%, и философский — 800, или 24,9%. Из христиан 48,8% посещали юридический факультет, 11,6% медицинский и 39,6% философский. Евреи, таким образом, больше христиан обучаются на медицинском и и меньше на философском, что объясняется большей возможностью для евреев применять в жизни свои медицинские познания, чем всякие иные. Сравнительно больше всего евреев в Черновицком университете, менее всего в Сельскохозяйственном и Агрономическом институте в Вене. В университетах Австрии, в особенности на медицинском факультете, много евреев-профессоров; однако заметна тенденция к их ограничению, и, за редкими исключениями, евреи не получают звания ординарных профессоров. Ограничения вызывают среди приват-доцентов и экстраординариев частый переход в христианство. Из евреев-профессоров наиболее известны: Цукеркандль на медицинском факультете в Вене, ориенталист Дав.-Генрих Мюллер (ум. в 1912), барон Шей на юридическом факультете в Вене, Герцберг-Френкель и Л. Кельнер в Черновцах; последний, известный шекспирианец, является выдающимся сионистским деятелем в Буковине.

2) Англия. В У. в качестве студентов и профессоров евреи были допущены лишь в 1869 г. Здесь нет особой статистики евр. учащихся, и потому нет возможности говорить о числе евр. студентов. Из профессоров-евреев наибольшей славой пользовался знаменитый математик Дж. Сильвестер; назовем также профессора философии Александера, манчестерского физика Шустера, кембриджского профессора истории искусства Вальдштейна, директора Лондонского технологического института сэра Филиппа Магнуса, представляющего университет в палате общин. Уроженец Пинска, сионист Хаиим Вейцман, состоит профессором химии в Манчестере, другим профессором химии в Финсбюри является Р. Мелдола.

3) Венгрия. Здесь евреи стали посещать Будапештский и Клаузенбургский У. лишь во второй половине 19 в.; в 1886 г. было 1170 евр.-студентов, в 1901 г. — 2308, в 1907 г. — 2768. В технических высш. уч. заведениях в те же годы было 205, 646 и 506. В общем евреи в Венгрии в 6 раз (относительно) интенсивнее христиан посещают У. и дают почти половину всех будущих врачей и инженеров. Среди профессоров евреи не составляют, однако, такого %; почти никогда еврею не удается получить ординатуры, и лучшие научные силы остаются на всго жизнь экстраординарными профессорами. На медицинских факультетах в 1911 г. (и раньше в течение ряда лет) не было ни одного еврея-ординария; на философском ныне (1912) три: Игн. Гольдциэр, известный ориенталист, Генр. Марцали, выдающийся историк, и Берн. Александер, талантливый историк философии. В Будапештском технологическом институте два ординарных профессора: Франц Витман и Мориц Рети. В Клаузенбургском У. несколько крещеных евреев занимают кафедры в качестве ординариев, а в Аграмском У. нет ни одного профессора даже евр. происхождения.

4) Германия. В силу 8-й статьи декрета 11 марта 1812 г. евреи были допущены в У. в качестве учащих и учащихся; однако с наступлением реакции право быть профессором оставалось лишь на бумаге и 4 декабря 1822 г., согласно королевскому указу, оно было даже отнято у евреев, от которых требовался предварительный переход в христианство. Впервые восстал против этого требования физиолог Роберт Ремак, который в 1843 г. подал прошение о допущении его к чтению лекций, доказывая моральный вред "несвободного перехода в другую религию". Благодаря заступничеству Ал. Гумбольдта и известного физиолога Иоганна Мюллера Ремак в 1847 г. был допущен в У., причем ему было объявлено, чтобы он "не претендовал на звание экстраординарного или ординарного профессора". Агитация Ремака не осталась без влияния на преобразовательные меры того времени, и в 1847 г. в соединенный ландтаг был внесен проект, гласивший, что, помимо тех университетов, где статутами требуется от профессорского персонала исповедание христианской религии, евреи могут быть допущены в качестве приват-доцентов и экстраординарных профессоров на медицинский, математический и естественный факультеты. Это предложение вызвало горячие прения в ландтаге: одни доказывали, что евреи могут также быть и филологами, другие требовали допущения их к ординатуре, третьи настаивали на резких ограничениях против евреев, четвертые, наконец, предложили опросить У., насколько статуты их совместимы с допущением евреев к профессуре (большинство этих ответов помещено у Kalisch, Die Judenfrage, 1860). В разгаре этого опроса произошла Мартовская революция, и 14 июля 1848 г. министр культов Ладенберг в особом циркуляре писал, что евреи допускаются ко всем кафедрам во всех У., "если только самый предмет преподавания не требует необходимо христианского вероисповедания со стороны учащего". Последнее ограничение, при наступлении реакции, толковалось в крайне распространительном смысле, и евреи не допускались фактически к университетскому преподаванию, в особенности, когда восторжествовал взгляд, что всякое культурное государство должно носить христианский характер. Лишь в 1869 г. конституция формально отменила всякого рода ограничения и уравняла евреев во всем с христианами. Однако поныне (1912) фактически евреи все еще чувствуют ограничения, как это видно из следующих цифр. Так, ординарными профессорами были в 1874 г. христиане — 58% (всех христ. преподавателей), крещеные 47% (всех крещеных преподавателей У.), евреи — 14,5%; в 1909 г. христиане — 39,5%, крещеные — 25%, евреи — 12%. Из всех приват-доцентов было евреев в 1909 г. 12%, экстраординарных профессоров — 9%, ординарных — 2,5%. В Мюнстере, Вюрцбурге, Тюбингене и Ростоке никогда не было евр. ординарных профессоров; с 1874 г. поныне (1912) в Эрлангене, Киле, Марбурге и Гиссене число евр. ордин. было постоянно одним и тем же, в Берлине, где всегда было несколько ордин., в 1909 г. не было ни одного; во Фрейбурге крещеные профессора, которых совсем не было здесь в 1874 г., в 1909 г. составляли группу в 12 чел. В Бреславле ординарн. профессоров было в 1874 г. — 5%, в 1889 г. — 9%, в 1909 г. — 2%, крещеных ординариев в те же годы; 5%, 9%, 15,5%; экстраординарные профессора дают следующие цифры за те же годы; евреи — 23%, 22%, 9%, крещеные — 0%, 6%, 27%. Особенно мало ординарных профессоров на юридических факультетах, и такие выдающиеся ученые, как Гарбургер, Левенфельд, Моссеи Риссер, имеют лишь титул заслуженных профессоров (Honorarprofessor), а Евг. Фукс, Гагенбург, Маковер и Штауб, обогатившие немецкую юриспруденцию ценными вкладами, не удостоились звания профессоров. Во всей Германии имеется лишь четыре еврея ординарных профессора на юридических факультетах. Не лучше обстоит дело с медиками. Гиршберг, Мендель, Сенатор, Вейгерт, Гуго Оппенгейм, Израэль, Багинский, Лассар-Кон, несмотря на свою известность, остались и остаются лишь экстраординарными профессорами. Знаменитый физиолог Герм. Мунк (ум. в 1912 г.) был ординарным профессором ветеринарного института, но не был утвержден ординарием Берлинского У., хотя неоднократно избирался медицинским факультетом. На философских факультетах число ординарных профессоров среди евреев возросло лишь на математическом отделении, на других евреи либо остались в том же числе, что и в 1874 г., либо даже уменьшились. Среди 152 христиан ординариев-филологов в 1909 г. был лишь 1 еврей, из 170 естествоиспытателей — 2 еврея; математиков-ординариев — 5. Штейнталь, Лацарус, Проскауэр, Р. М. Мейер, Барт, Ястров, Либерман не могли получить ординатуры. Лишь два еврея получили в Германии с 1874 г. по 1910 г. звание ординарных профессоров, не достигши 40 лет; остальные получают ординатуру обыкновенно в те годы, когда профессору пора идти на покой (слова знаменитого Л. Траубе, избранного ординарием также в преклонном возрасте). Первым студентом в Пруссии был Тобия Коген, который в 1675 г. получил от великого курфюрста разрешение посещать медицинский факультет во Франкфурте-на-Од. В 18 в. отдельные студенты евреи бывали на медицинском факультете в Галле, Геттингене и Франкфурте, но лишь с середины 19 в. заметен большой наплыв евреев в германские У. В 1906 г. евреи студенты составляли 6,97% всех студентов Пруссии. Рост евреев-студентов выражается следуюшим образом:

За последние годы число студентов-медиков быстро уменьшается, однако евреи все еще составляют на медицинских факультетах 16,14% всех студентов, на юридическом — 9,35%, а на философском — 4,88%. Больше всего евреев-студентов в Берлине и Бреславле, затем идут Кенигсберг и Бонн.

5) Нидерланды: Голландия. Во всех пяти голландских У. имеются евреи; однако лишь в Амстердаме число их более или менее значительно. В 1902 г. в Амстердамском У. было 124 еврея или 13% всех студентов. По факультетам евреи были распределены:

Из профессоров следует назвать: на юридическом факультете К. Ассера и Т.-М.-К. Ассера, на медицинском Стоквиса, Г. Фанденберга, С.-З. Розенштейна и др. — В Бельгии мало евреев, а потому незначительно и число евр. студентов. Из профессоров назовем: Мартина Филиппсона, Лео и Поля Эррера.

6) Дания. Евреи-студенты составляют в Копенгагенском У. около 9%, в то время как число евреев вообще 1,49%. Из профессоров известны: клиницист Трит, анатом Якобсон, физиолог Ганновер, бактериолог К.-Ю. Саломонсен, филолог Сиесби, историк Фредераци, статистик Рубин и др.

7) Италия. Уже в средние века евреи обучались медицине в У. Италии, и к евр. врачам за помощью обращались нередко герцоги, короли и даже папы. В 14 в. в Падуе и Пизе было много евр. врачей: в Падуанском У. с 1517 г. до 1619 г. получили докторский диплом 80 евреев, а с 1619 г. по 1721 г. — 149 евреев. Разумеется, не одни только итальянские евреи обучались в Падуе и Пизе; сюда стремились из Германии, Австрии и других стран. Так, в 1695 г. докторского диплома был удостоен в Падуе Копилиус Пиктор (Коппель Малер) из Бингена-на-Рейне; имеется сообщение (תושדח תואלפנ), что современник виленского раввина Р. М. Кремера, известный Аарон га-рофе, отправился в Падую, чтобы там изучать chochmat ha-refua. Евреи должны были платить особый налог в пользу У. Падуи; в 1633 г. налог этот был отменен, но перед получением диплома евреи должны были давать 170 лир своим товарищам-христианам для покупки конфетти. 18 век внес ряд ограничений в университетскую жизнь, и евреи перестали посещать У.; однако в 19 в. пали ограничения, и лишь в церковной области они остались: евреи не имели права посещать здесь высшие технические школы. В 60-х гг. исчезли последние ограничения. В 1867 г. было 17 евр. профессоров, в 1880 г. — 22, в 1903—25. Наиболее известны: медик Пио Фоа, финансист Луиджи Луццатти, бывший премьером, Чезаре Ломброзо, создавший особую школу криминалистов, Ах. Лориа, известный социолог, работы которого переведены на многие языки, Феличе Момильяно в Удино, Полакко в Падуе и др. Большинство евр. студентов обучается в Турине (в 1907 г. — 104 чел.); затем идут: Падуя, Генуя, Болонья и Флоренция. Незначительное число евреев-студентов не дает им возможности организоваться в кружки, но преданность интересам еврейства видна из факта частых диссертаций на евр. темы. Так, Умберто Кассуто защищал тему: Storia degli Ebrei а Firenze, Arm. Sorani — по истории современной евр. литературы, Кастельбологнези — о Pirké di R. Eliezer, Сачердоти о М. Х. Луццатто и т. д.

8) Франция. Евреи уже в 12 в. обучались медицине в Монпелье, где ими собственно и был основан первоначально ставший столь известным медицинский факультет; были также евреи и в Парижском У.; однако с начала 15 в. на евреев начались гонения, и они совершенно были удалены из французских У. В середине 17 в. в Тулузе читал лекции по медицине Оробио де Кастро, скрывавший свое евр. происхождение и называвший себя португальцем. Когда он заявил, что он еврей, то должен был оставить Тулузу. До революции 1789 года не было в У. ни профессоров, ни студентов евреев. Эмансипация открыла перед евреями двери У.; в 1830 г. во Франции уже было 27 евреев-врачей и почти столько же юристов. Статистических данных о числе студентов евреев нет; но можно утверждать, что относительно оно велико; большинство евреев обучается в Париже. В 1911 г. во французских У. были следующие профессора-евреи: Ж. Блох, Дюркгейм, Леви-Брюль, Мильо-Глотц, Бруневич, Баш, Конт, Г. Липпман, Лион-Каэн, Мей, Валь, Видаль, Хайем, Бергсон, Сильвиан Леви, Хадамар, Мишель Леви, Сол. Рейнак, Абрагам (все в Париже). В Алжире — Каррюс, в Безансоне — Андрад, в Бордо — Вальтц, Бенцакар, в Каэне — Вейль, в Дижоне — Озер (Hauser), книги которого по истории рабочего движения и организации труда переведены и на русский язык, Луи Эйзенман, написавший известную работу по истории Австро-Венгрии; в Лилле — Леви-Ульман, Афталион, известный нервопатолог Вертгеймер и Валь, в Лионе — Эм. Леви, выдающийся юрист, и врач Вейль; в Монпелье — Годшо и Лалтес, в Нанси — Валь и Альберт Леви, в Ренне — А. Сэ, в Тулузе — медик Моссе. Членами Академии состояли: Г. Липпман, Мишель Леви, Бергсон, Лион-Каэн, Бреаль, Сол. и Теод. Рейнаки.

9) В Швейцарии много евреев-студентов из России, швейцарцев же очень незначительное количество, так как евреев вообще мало в стране. Лишь с конца 70-х гг. появились прοфессора-евреи, из них назовем физиологов Шиффа и Валентина, философов М. Лацаруса и Карла Иоэля, филолога Гехта (Ганса). — Евреи занимали также посты ректоров в различных университетах. Отметим некоторых ректоров: М. Филиппсона, К. Иоэля, Юл. Бернштейна, М. Лацаруса, Т. Гомперца, Леона Кельнера, Д. Супино.

Ср.: Ruppin, Die Juden der Gegenwart, 1911, 2-е изд., Zeitschr. Demogr. und Statistik der Juden (разные годы); Oesterr. Statist., t. 73; Servi, Statistica degli israeliti; Jacobs. Jew. Statistic; Jew. Enc. XII, s. v. Universities; Settimana Israelitica, 1911, № 11; R. Landau, Geschichte der jüd. Aerzte, 1895; Bernh. Breslauer, Die Zurücksetzung der Juden an den Universitäten Deutschlands, 1911; М. Kalisch, Die Judenfrage, Лейпц., 1860; Zlocisti, Die Juden und die deutschen Universitäten, Ost und West, 1912, № 5; Archiv für jüdische Familienforschung, Вена, 2—3; Niflaotћ Chadaschoth, Тарн., 1903; J. Thon, Die Juden in Oesterreich, 1907; Annuaire des Archives Israélites, 5672; Jüdische Hochschule, 1901.

C. Л. и Л. Б.

Раздел6.

Университеты в России. Об учащихся — см. Просвещение. К чтению лекций в высших учебных заведениях допускались и допускаются отдельные лица лишь в виде редкого исключения, как, например, Ник. Бернштейн, Н. Бакст, X. Гохман, Л. Минор, В. Каган, М. Мандельштам, И. Кулишер, — ни один из них не достиг звания профессора.




   





Rambler's Top100