Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Хизкия, царь иудейский

היקזח, והיקזח ("моя крепость — Бог"; в Септ. Εζεκίας; по-ассир. Chazakijau; встречается также форма היקזחי, והיקזחי) — 14-й царь иудейский (из Давидовой династии), сын и преемник Ахаза от Аби. Вступив на престол незадолго до падения Израильского (Десятиколенного) царства, 25 лет от роду, X. ознаменовал свое 29-летнее царствование целым рядом важнейших актов, как в области внутренней жизни иудейского народа, так и в области внешней политики его. Библия характеризует X., как благочестивого царя, "делавшего праведное в глазах Бога, как его предок Давид". Его отец Ахаз, суеверный приверженец идолопоклонства, ввел в храм иерусалимский языческий культ дамасских арамейцев, и даже могучему слову пророка Исаии не удалось вернуть царя на путь культа Бога Израиля. X. же всецело находился под влиянием этого вдохновенного пророка и по его указаниям совершил настоящий переворот в религиозной жизни своего народа. Убедившись, что существование многих религиозных центров в виде местных "бамот и маццебот" (см.) неизбежно влечет за собою извращение культа в сторону идолопоклонства, так как эти центры по своей форме были тожественны с такими же религиозными учреждениями идолопоклонников, X. очистил Иудею от бамот, разбил маццебот, уничтожил "ашеры" (см.) и провозгласил иерусалимский храм единственным местом, где можно приносить жертвы согласно национальному религиозному культу (II Цар., 18, 4, 22). Даже медный змий, сделанный Моисеем и бывший в глазах народа святыней, он уничтожил, так как с течением времени народ стал почитать его, как бога (ib., 18, 4; см. Медный змий). Хроника еще знает ο других реформах этого благочестивого царя, ο восстановлении очередной службы левитов и священников при храме, ο распоряжении для принятия и раздачи приношений для храмовых служителей, ο праздновании Пасхи, к которому он привлек также израильтян из колен северной Палестины (см. Самаритяне) и т. д. (II Хрон., 29; 30). Из всех библейских источников с несомненностью вытекает, что он произвел религиозную реформу в широком масштабе. Суеверные элементы населения, вероятно, смотрели на всю эту деятельность, как на роковые нововведения, как на тяжкие преступления против установлений предков, но X. беспощадно предал разрушению мнимые народные святыни. Есть указание, что X. взял в свои руки также дело сохранения литературных памятников древности (Прит., 25, 1), на что, может быть, указывает и то обстоятельство, что его главный чиновник Шебна (см.) называется писателем (по другим — писцом), а другой сановник, его канцлер, был потомком Асафа (II Цар., 18, 18; см. Асаф); но более подробных сведений об этой деятельности X. не сохранилось. — Во внешней политике X. был очень счастлив. В начале своего царствования он разбил филистимлян и, по-видимому, овладел их городами вплоть до Газы (ib., 18, 8). Более грозного и опасного врага он, конечно, имел в лице ассирийцев. В противоположность своему отцу Ахазу, который добровольно искал поддержки ассирийского царя и богатыми дарами купил его расположение (ib., 16, 7, 8, 17, 18), X. стремился к независимости и воспользовался первым удобным случаем, чтобы сбросить с себя иго ассирийское. Такой случай представился в 713 г. до хр. эры, когда образовался союз южно-палестинских государств против ассирийского владычества; во главе стояло царство Ашдодское. В последовавшем всеобщем восстании против Саргона участвовала также Иудея (см. Саргон № 2). Как отразился поход Саргона против Ашдода на Иудее, неизвестно. Но даже страшная катастрофа, постигшая Северное (Десятиколенное) царство со стороны Ассирии, не устрашила X. в его борьбе с грозным завоевателем стран и государств. Когда халдейский царь Меродах-Баладан поднял в Вавилонии знамя восстания против преемника Саргона, Санхериба, X. вошел с ним в сношения (см. Санхериб). Иудейский царь пользовался тогда, по-видимому, славой могущественного царя, так как Меродах-Баладан послал к нему посольство из дальней Халдеи, чтобы поздравить его с выздоровлением (вероятно, в 704 г.). X. стоял тогда во главе восставших народов Иудеи, Филистеи и Финикии. Но Санхерибу удалось тогда подавить восстание. В самой Иудее ассирийский царь покорил все укрепленные города (II Цар., 18, 13; подробно см. Санхериб), X. должен был заплатить победителю тяжелую контрибуцию. В самой столице сановникам X. пришлось выслушать надменную и оскорбительную речь ассирийского военачальника Рабшаке (см.). Положение царя было критическое; в разорванной одежде, в рубище, он искал спасения у алтаря Божия, где и излил свое горе в молитве и рыдании (ib., 19, 1). Ho пророк Исаия поднял его дух, предвещая гибель ассирийцев. Временное облегчение наступило тотчас же. На египетский престол взошел фараон из эфиопской династии, Тиргака (Тарку на ассир. памятниках), и он оказался опасным противником Санхериба. В надежде на его помощь X. опять восстал против Ассирии. Пророк Исаия в ярких выражениях рисует, как высокорослые и "меднолицые" эфиопы прибыли в Иерусалим с подарками в честь Бога Саваофа (Исаия, 18). Под Элтеке, на границе между Иудеей и Филистеей, Санхериб встретился с эфиопско-египетским войском и, хотя одержал победу, его поход окончился плачевно. Ангел Божий (мор) уничтожил все его войско. [По весьма правдоподобному мнению В. Яабеца (Тоledot Israil, I, стр. 140, ср. его же Notа, X, стр. 131), гибель войска Санхериба произошла от землетрясения, сопровождавшегося вулканическим извержением из Масличной горы. — Прим. ред.]. Стены Иерусалима не видели ассирийского царя, стрела ассирийская не коснулась их, щит чужеземный не приступил к ним, как то предсказал пророк Исаия (см. Санхериб). Из личной жизни X. известно, что он перенес тяжкую болезнь, от которой его излечил Исаия (ib., 38). Свою благодарность Господу за исцеление Хизкия выразил в прекрасном псалме (ib., 38, 10—20). X. обладал большим богатством; дворец его был наполнен золотом, серебром и драгоценными камнями. В кладовых его были огромные запасы всякого хлеба, вина, елея и благовонных веществ. Он владел также огромными стадами крупного и мелкого скота. При нем было построено много городов. В Иерусалиме он закрыл выход верхнего источника Гихона и дал его водам другое направление (II Хрон., 32, 27—30). Погребение его сопровождалось большими почестями; его гробница заняла верхнее место между царскими могилами Давидова дома (ib., 32, 33). X. характеризуется, как энергичный царь, с широкими политическими взглядами, предприимчивый и деятельный, глубоко верующий, враг всякого суеверия и фетишизма; он поддавался влиянию вдохновенных пророков, принимал горячо к сердцу интересы государства, но не задумывался над далеким будущим (Исаия, 39, 8); был покорен воле Божией, но не чужд надменности и самоуверенности (II Хрон., 32, 25); он может считаться автором изречения: после меня — хоть потоп (ср. Исаия, 39, 8). — Царствование его относится исследователями к 721—692 или 727—699 гг. до хр. эры.

Ср.: исторические труды Эвальда, Гитцига, Греца, Велльгаузена, Штаде, Корнилля, Гуте и др.; ΚАТ3, index; Alfr. Jeremias, Das Alte Testam. im Lichte des alt. Orients, 2-e изд., 1906, index; энцикл. словари Рима, Гуте.

А. С. К.

Раздел1.

Мнения библейских критиков. Годы правления X. определяются учеными различно: по Келеру он царствовал от 726 (или 724) до 696 г., по Дункеру — от 728 г. до 697 г.; по вычислениям библейских исследователей — Велльгаузена, Кампгаузена, Мейера и Штаде — от 714 — по 689 г. Библейские даты, по мнению критиков, отличаются разноречивостью. Вторая кн. Царств (18, 10) относит падение Самарии к 6-му г. царствования X.; судя по этому факту, надо считать годом его вступления на престол 728 г. (Самария пала в 722 г.; см. соотв. статью). Но в 13-м стихе той же главы Царств мы читаем, что Санхериб напал на Иудею в 14-м году царствования Хизкии. Клинообразные надписи устанавливают с несомненностью, что это нападение имело место в. 701 г., отсюда следует, что он начал царствовать в 715 году. Рассказ ο его болезни (ib., 19), по-видимому, подтверждает последнюю дату: он царствовал (согласно II Цар., 18, 2) 29 лет; болезнь постигла его в то время, когда произошли события, описанные во II Цар., 18 (см. ib., 19, 1—6); Бог обещал ему продлить его жизнь на 15 лет; так как четырнадцатый (29—15) год его правления был 701, то первым годом надо считать 715. На этом основании критики полагают что во II Цар., 18, 9—10 неверно указан год падения Самарии, или же надо считать дату стиха 13-го в 18-й главе позднейшей вставкой; кроме того, можно предположить, что число 15 в 20, 6 поставлено вместо первоначального 10 (ср. "десять ступеней" вернувшейся тени на солнечных часах, ib., 20, 10). Подробно об этом см. статью Хронология.

Чтобы понять мотивы, которыми X. руководствовался в своей политике, надо принять во внимание положение дел в ассиро-вавилонской монархии того времени. Саргон был убит в 705 году. Его преемник Санхериб сейчас по получении власти встретил оппозицию со стороны Меродаха-Баладана, желавшего добиться независимости для Вавилонии. Это послужило для небольших покоренных народов запада сигналом к восстанию против ассирийского господства. Посольство Меродаха-Баладана к X. имело целью побудить последнего отложиться от Ассирии. В тексте сообщается, что послы прибыли для передачи царю X. поздравления по случаю его исцеления, но этот мотив мог быть только дипломатическим предлогом. Рассказ ο громадных сокровищах, показанных X. вавилонским послам, надо считать несколько преувеличенным. Хизкия не мог иметь много средств после того, как уплатил большую дань ассирийцам (ib., 18, 14—16). В основе этого рассказа, надо полагать, лежит тот исторический факт, что Исаия не относился сочувственно к плану восстания и, вероятно, предостерегал царя, что Вавилон в случае победы не будет относиться к евреям лучше, чем Ассирия. X. все же примкнул к союзу против Ассирии, в который входили тирские и палестинские города, аммонитяне, моабитяне, эдомиты, восточные и южные бедуины и египтяне. Насколько велико было значение X. в этом союзе, видно из того, что ему был поручен надзор над Пади, царем Экрона, не пожелавшим пристать к союзу. Библейский рассказ об обстоятельствах, последовавших за образованием антиассирийского союза, должен быть сопоставлен с фактами, сообщенными в надписи на призматическом памятнике Санхериба. Подавив восстание Вавилона (701), Санхериб выступил против западн. повстанцев. Опасения Исаии оправдались: Египет, на который X. больше всего возлагал надежды, изменил союзникам (гипотеза Винклера, что изменниками союза оказались не египтяне, а арабские племена мусри и милухха, едва ли вероятна; Исаия в 30, 6, изображает трудности, с которыми встретилось посольство, отправленное к союзникам с просьбой ο помощи, а так как дорога была открыта и служила для общего пользования, то едва ли царское посольство в Египет встретило бы препятствия в пути). X. вновь стал данником Ассирии. Но Иерусалим не был взят войсками Санхериба. Библейские данные во II Цар., 18, 13 до 19, 37 и Ис., 36 и 37 не отличаются ясностью. Санхериб взял все укрепленные города, за исключением столицы, по указанию из II Цар., 18, 13, и вслед за тем кратко сообщается, по-видимому, на основании другого источника (где X. называется лишь сокращенным именем היקזח), что X. отправил посольство к Санхерибу в Лахиш с просьбой ο пощаде и в знак покорности прислал большую сумму дани. Санхериб требовал сдачи Иерусалима, но X., поддерживаемый уверениями Исаии, что Иерусалим не будет и не может быть взят, отказал Санхерибу, который после гибели 185 тысяч человек из его войска от руки Божьего ангела, вынужден был уйти из Иудеи. Рассказ ο требовании Санхериба и гибели его войска помещен во II Цар. и отсюда перенесен в кн. Исаии (а не наоборот) и принадлежит не одному автору. Штаде и Мейнгольд полагают, что этот рассказ состоит из двух параллельных сообщений об одном и том же событии и — с чем согласен также и Дум — представляет разукрашенное сказание. По мнению Винклера в этом рассказе соединены два отдельных похода Санхериба.

По библейским данным, Санхериб был убит вскоре по возвращении. Но если его поход (единственный) отнести к 701-му году, то надо признать, что до его убийства прошло 20 лет (II Цар., 19, 35 и сл.). Затем сообщается ο походе Тиргаки против ассирийского царя, но Тиргака не стал фараоном раньше 691 года. В первом походе против Палестины (701 г., его третья экспедиция, см. Шрадер, КВ., II, 91 и сл.) Санхериб, находясь при главных своих силах в Филистее, отправил отряд для опустошения Палестины и осады Иерусалима. Это побудило X. поспешить с отсылкой дани в Лакиш и передачей своего пленника Пади, особенно потому, что египетская армия вместе с эфиопскими и арабскими союзниками потерпела поражение при Элтеке (Алтаку). С другой стороны, после того как Экрон попал в руки ассирийцев, Санхериб послал Рабшаке в помощь отряду, осаждавшему Иерусалим (II Цар., 18, 16). Но его планы были расстроены вновь вспыхнувшим восстанием вавилонян, вынудившим его вернуться в Ниневию. Занятый борьбой с вавилонянами, Санхериб должен был оставить в покое запад. Вавилон был взят в 700 или 689 г. А тем временем X. удалось вновь приобрести власть над отнятыми у него городами, которые Санхериб разделил между вассалами ассирийцев. Это обстоятельство лежит в основе рассказа ο его победах над филистимлянами (II Цар., 18, 8). Вскоре столкнулись интересы Санхериба и Тиргака в их стремлении получить контроль над торговлей Западной Аравии (Ис., 20, 3; 30, 1—5; 31, 1—3; ср. II Цар., 19, 9; Геродот, II, III). Этим обстоятельством воспользовался X., чтобы отказаться от платежа дани. Экспедиция Санхериба против Иерусалима навела ужас на X.; Исаия остался непреклонен в своей вере (II Цар., 19, 33). Большое несчастие постигло армию Санхериба (см. Herodotas, II, 141). В библейском рассказе воспоминание о моровой язве, истребившей ассирийскую армию, приурочено к осаде Иерусалима Тартаном в 701 г. Возможно, что эта моровая язва заставила Санхериба отказаться от своих завоевательных планов и вернуться в Ассирию, где он был скоро убит. Возможно далее, что X. предпочел не разрывать с Санхерибом и вновь стал платить ему дань, и этим надо объяснить сообщение в клинообразной надписи ο дани и посольстве в Ниневию.

Нет никакого сомнения, что сообщения о peформаторской деятельности X. (II Хр., 29 и 30) в области религии основываются на действительных фактах. Так как, однако, после его смерти идолопоклонство сильно распространилось в Иудее, то надо полагать, что его реформы не были так обширны, как утверждает позднейшая историография. Падение Самарии, в чем Исаия видел перст Божий, не могло пройти бесследно для иудеев. Чтобы Иерусалим стал непобедимым, надо было сделать иерусалимский храм исключительной святыней народной. Медный змей, вероятно, старинный тотемический фетиш, не мог быть дольше терпим. Капища на "высотах" в окрестностях Иерусалима также были разрушены. Надо также принять во внимание, что владения Х. были очень ограничены и состояли из одного города Иерусалима с окрестностями (см. противоположное мнение у Steuernagel, "Die Entstehung des deuteronomischen Gesetzes", 100 и сл.; Kittel, Gesch. der Hebräer, II, 302 и сл.). Псалом (миктаб) Хизкии (Ис., 38, 9 и сл.) не составлен, конечно, самим царем. Надпись к Притч., 25 также не имеет исторической основы. Весьма вероятно, что силоамская надпись относится ко времени X., хотя существует мнение, относящее ее к более ранней эпохе (Proc. Soc. Bibl, Arch., 1897, 165—185).

Ср.: Baudissin, König, Kuenen, Smend, Montefiore (Hibbert Lectures, Лондон, 1892); Meinhold, Jesaijasstudien; Schwarzkopff, Die Weissagungen Jesaia's gegen Sanherib, Лейпциг, 1903. [По ст. Зелигмана в Jew. Enc. VI, 381—3].

Раздел1.

Хизкия в агаде. — X. изображается, как один из тех благочестивых царей, которые всю свою надежду возлагали на Бога; только один раз, во время болезни, пошатнулась его вера, и он искал чуда, за что его упрекал Исаия (Schem r., Ι, 1). Еврейское имя X. Талмуд считает прозвищем, этимологически означающим: "получивший свою силу от Бога" или "заключивший прочный союз с Богом"; восемь других имен его перечислены в Ис., IX, 5 (Санг., 94а). Он ввел изучение Торы в школах и повесил меч при входе в бет га-мидраш, объявив, что, кто не будет изучать Тору, будет поражен этим оружием (ib., 94б).

Благочестие X. было единственной причиной поражения войска Санхериба и освобождения Израиля, и потому законоучители считали его равным Мессии (ib., 99а). По Бар-Каппаре, X. должен был быть Мессией, но "божественное правосудие" (миддат га-дин) протестовало прοтив этого, говоря, что если Давид, так прославлявший Бога, не назначен был Мессией, то еще меньше прав на это имеет Х., для которого сделано было столько чудес, и, однако, он не воспевал Бога (ib., 94a). Болезнь X. вызвана была его разрывом с Исаией: каждый из них ждал от другого первого шага к примирению. Чтобы примирить их, Бог поразил X. и приказал Исаие посетить больного царя. Исаия сказал X., что он умрет и его душа также погибнет за то, что он не женился и нарушил божественную заповедь продолжать род человеческий. X., однако, не пришел в отчаяние, надеясь на силу своей молитвы. Он женился на дочери Исаии, которая родила ему сына Менаше (Бер., 10а). Молясь во время болезни Богу ο ниспослании исцеления, он хвастал своими достоинствами, и за это его преемники были наказаны изгнанием (Санг., 104а). Талмудисты отметили шесть поступков X., из коих три заслужили их одобрения, а три других порицания. Первые три — это скрытие книги ο лечении болезней, уничтожение медного змия, устройство скромных похорон своему отцу; вторые три — закрытие верхнего притока Гихона, снятие золотых украшений с ворот храма и объявление года високосным по наступлении месяца Нисана, перенесение праздника Пасхи на следующий месяц (Бер., 10б; ср. Ab. R. N., II, изд. Шехтера, стр. 11). Вопрос, интересовавший Эвальда (Gesch. des V. Israel, III, 669, note 5) и др. — "где находился медный змий до Х.?" — занимал также и законоучителей. Они решили его так: Аса и Иосафат, уничтожив идолы, намеренно оставили медный змий для того, чтобы предоставить также и X. сделать богоугодное дело (Хул., 6б). Мидраш пытается примирить оба разноречивых рассказа ο поведении X. при нападении Санхериба (II Цар., 18, 13—16 и II Хрон., 32, 1—8): X. имел три способа защиты: молитву, дары и вооруженное сопротивление, и таким образом оба библейских утверждения дополняют друг друга (Kohel. r., IX, 27). Гнев Бога на X. за то, что он показал вавилонским послам свои сокровища (II Хрон., 32, 25), объясняется тем, что X. открыл перед ними Ковчег Завета и показал им скрижали, сказав: этим мы побеждаем (Ялкут, II Цар., 245). Несмотря на свои огромные богатства, X. отличался своей скромностью в пище (Санг., 94б). После смерти его, по словам р. Иуды, за его гробом шли 36000 чел. с обнаженными в знак печали плечами; свиток Торы был положен, по словам р. Нехемии, на его гроб. На его могиле была устроена "иешиба" на три дня, по мнению одних, на семь или тридцать, по мнению других (Б. Кама, 15б, 16а). Законоучители считают X. редактором книг Исаии, Притчей, Песен Соломона и Когелета (Б. Б., 15a). [Jew. Enc. VI, 380].

Раздел3.




   





Rambler's Top100