Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Царь

ךלמ — титул, прилагаемый к высшему правителю государства, будь это великая страна, напр. Ассирия (II Цар., 15, 19), Вавилония (Быт., 10, 10), Египет (ib., 40, 1), или только город с окрестностями (Иош., 12, 9, 24). В высшем смысле Царем называется Бог (Псал., 5, 3; ср. I Сам., 8, 7), но возлюбленного правителя Бог называет Своим царем, т. е. царем Своего народа (Псал., 2, 6). Ассирийский Ц. назывался "Великим Ц." (Исаия, 36, 4; по-ассир. scharru rabu), вавилонский — носил титул "царь царей" (Иезек., 26, 7; по-ассир. schar scharrâni). По-евр. титул ךלמ ("царь") стоит выше רש ("начальник"); по-ассир., наоборот, schar ("царь") — выше maliku. В Библии встречается титул Ц. в соединении с названием данного народа (напр. נאומ ךלמ — Ц. Моаба; םיתשלפ ךלמ — Ц. филистимлян) или в соединении с названием страны (напр. לננ ךלמ — Ц. Вавилонии; ךלמ ןשנה — Ц. Башана).

Возникновение царской власти у евреев. Первоначальная политическая организация древних евреев была родовая. Библия приводит этот строй в связь с кочующим образом жизни первобытных евреев. Даже обзаведясь собственной семьей, номад остается при своих родственниках. На этой почве развивается группировка людей в семьи, роды, колена (см. Род и родовой быт, Семья). Такой строй существовал у евреев, когда они кочевали по аравийской пустыне, и первое время их жизни в Палестине. При таком строе колена только временно соединяются для достижения какой-нибудь трудной и общей цели. Когда цель достигнута, старая рознь опять проявляется. Евреи, завладев Палестиной, должны были распасться на отдельные колена еще потому, что их объединению мешали оставшиеся в стране хананейские народы. Многие города оставались в руках первоначальных владетелей. Для Палестины раздробленность племен была еще обусловлена условиями почвы и территории. И хананейцы были раздроблены на мелкие народцы, образовавшие особые государства. В Ханаане существовало тогда 31 государство. Разница между хананейцами и евреями была, однако, та, что хананейцы, живя в городах и занимаясь торговлей, сорганизовались в государства, хотя весьма мелкие, с царями во главе. Евреи же, занимаясь преимущественно скотоводством и только отчасти земледелием и будучи еще к тому территориально разъединены укрепленными городами хананейцев, должны были долгое время оставаться при родовом строе (см.). Только раз под напором очень сильного врага северные колена объединились настолько прочно, что могла быть сделана попытка основать царство (см. Гидеон, Абимелех). Но старая рознь была сильнее, и установление наследственной царской власти оказалось эфемерным. Наконец, многолетнее и тяжелое владычество ненавистных евреям филистимлян сделало вопрос об учреждении царской власти вопросом жизни для еврейского народа. Сепаратистские стремления отдельных племен были подавлены, и центральная царская власть стала фактом (см. Саул, Давид). Внутренняя социальная дифференциация еврейского народа, в то же время, также способствовала возникновению новой централистской формы правления. Условия жизни усложнились, появились начатки торговли и промышленности, все это имело своим последствием образование кадров безземельных, что, в свою очередь, подтачивало патриархальный строй и родовой быт (см. соотв. статью). Однако старый строй, так долго властвовавший в Израиле, был еще так силен, что власть и достоинство Ц. еще долго опирались на содействие родовых начальников и старейшин (см. Старейшины). Только сильным личностям из Ц. удавалось сломить власть племенных вождей. Давид и Рехабеам уже сами назначают своих преемников. Но Рехабеаму, при его вступлении на престол, старейшины ставят условия, и при отклонении им этих условий, они избирают себе другого царя (см. Рехабеам). После вавилонского пленения мы встречаем родовой строй в полной силе; представительства родов являются единственными политическими организациями (Эзр., 1, 5; 4, 3 и др.). Были тогда роды, состоявшие из тысячи членов и больше, жившие одной общей жизнью (ib., 2, 3 и др.); представители родов располагали поэтому значительной силой. Из этого можно заключить, что и во время царей старейшины и родоначальники пользовались известной самостоятельностью.

Отношение к царской власти в Библии. В Библии, проникнутой в общем теократическим мировоззрением, тем не менее, замечается почтительное отношение к светской власти. Закон Моисеев (Пятикнижие), правда, почти игнорирует ее. Все управление находится в руках первосвященника, его помощниками являются священники и левиты. Гражданские и уголовные дела разбирают священники, знающие закон (Втор., 17, 8, 9), иногда судебная власть находится в руках особого судьи, заседающего в богоизбранном месте, т. е. при центральном святилище (ib.). Даже на войне главную роль играет первосвященник (ib., 20, 1 и сл.; он поэтому в Талмуде называется "помазанник для войны"; см. Первосвященник). Только в одном месте (ib., 17, 14 и сл.) разрешается поставить над собою Ц. по примеру всех народов, но ставятся некоторые ограничительные условия: царь должен быть из еврейского народа; он не должен заводить у себя слишком много лошадей, не должен отправлять людей своих в Египет, не должен иметь слишком много жен, должен взять у священников копию Закона и всегда руководствоваться этим Законом, "дабы его сердце не возгордилось над своими братьями и он не уклонялся от исполнения заповедей". За это ему и его преемникам обещается долгое царствование (ib.; см. Теократия). Но благочестивые Ц., осчастливившие свой народ своими победами и своим управлением, изменили это недоверчивое к ним отношение, и поэтому мы находим в Библии целый ряд стихов и изречений, ставящих достоинство Ц. очень высоко. Ц. избираются самим Богом, они считаются Его сыновьями (Псал., 2, 6, 7 и др.), помазанниками Божиими (I Сам., 12, 3; II Сам., 23, 1 и др.). Особа Ц. считалась неприкосновенной (I Сам., 26, 9); даже за нерадение в охранении жизни Ц. полагалась смертная казнь (ib., 26, 16). Оскорбление Ц., даже словом, наказывалось смертью (I Цар., 21, 10, 13).

Избрание царей u их восшествие на престол. Первые цари древнего Израиля были избираемы народом при содействии пророков (см. Саул, Давид, Иеробеам). Еще Соломон (см.) вступил на престол при содействии пророка Натана. В переворотах, особенно частых в северном царстве, пророки играли еще бόльшую роль. Так, Иеробеам поднял знамя восстания против Соломона под влиянием пророка Ахии (см.), который предсказал ему царение над 10 коленами Израиля. Иегу (см.) положил конец династии Омри, будучи втайне помазанным на царство учеником пророка Элиши. В Иудее, где одна династия держала бразды правления в продолжение всего периода царей, царство передавалось по наследству или по назначению царя (I Цар., 1, 20; II Хрон., 11, 22). Назначали обыкновенно первородного сына, а прочие получали удовлетворение в том или ином виде (Псал., 45, 17). В последние же времена иудейского царства иноземные цари-победители вмешивались в дела побежденной Иудеи и возводили на престол угодных им принцев из иудейского царствующего дома; так распорядились и фараон Нехо и Навуходоносор (см.), причем они переменили имена назначенных царей на другие еврейские имена (II Цар., 23, 34; 24, 17). Возведение в царское достоинство совершалось посредством помазания священным елеем; этот обряд совершал или первосвященник (I Цар., 1, 39), или пророк (I Сам., 10, 1; 16, 13; II Цар., 9, 1 и сл.). Однако, по-видимому, этот акт исполнялся только в случае нарушения обычного порядка престолонаследия, как, напр., при провозглашении царем Авессалома (II Сам., 19, 11), Соломона (I Цар., 1, 39), Иоаша (II Цар., 11, 12) и Иегу (ib., 9, 3).

Эмблемы царской власти u царского достоинства. Инсигниями царей являлись: дротик (תינח), корона или диадема (הרטע, רזנ) и престол или трон (אםכ). Дротик упоминается, главным образом, в истории царя Саула (I Сам., 18, 10; 22, 6). Был ли у иудейских царей также жезл или скипетр (טנש), неизвестно, так как во всех местах Библии, в которых это слово встречается и которые обыкновенно приводятся библейск. археологами (напр. Быт., 49, 10; Числ., 24, 17), он служит метафорой палочки пастуха (ср. Мих., 7, 14) или изображает власть, проявляющуюся в наказании (напр. Псал., 2, 9; 45, 7; Исаия, 14, 5; 3ех., 10, 11; в Ам., 1, 5, 8, выражение טנש ךמות — "опирающийся на палку", вовсе не относится к властителю, а скорее означает "странствующий"). Персидские цари имели золотой скипетр (נהזה טינרש, Эсф., 5, 2). Короны были из серебра или золота и украшались драгоценными камнями (II Сам., 12, 30; Зах., 6, 11; Псал., 21, 4). В Персии корону носила также царица (Эсф., 2, 17). Диадема (דזנ) представляла повязку на челе, украшенную золотом. Славился трон Соломона, из слоновой кости, покрытой золотом (см. Соломон). Престол является символом царской власти par exellence (Быт., 41, 40; Втор., 17, 18 и др.). Одежда царей была из виссона и пурпура. В храме для царя была устроена трибуна, откуда он говорил народу (II Цар, 23, 3).

Доходы царей состояли из даров, которые подносили ему подданные, а также соседние народы и их правители. Царь Давид имел большие поместья, виноградники, плантации оливковых деревьев, преимущественно в плодородной низменности (Шефеле) и в Саронской равнине, также многочисленные стада крупного и мелкого скота. Из Сам., 17, 25, видно, что каждое семейство платило Ц. известную дань, может быть, десятину с урожая и с мелкого скота (ib., 8, 15, 17; см. Маасер). За этим, вероятно, наблюдали особые чиновники. Соломон, кроме того, наложил на народ, особенно на "дом Иосифа" (Эфраим-Менаше), тяжелую рабочую повинность (см. Соломон). Но главный источник богатства Ц. составляла военная добыча. Соломон взимал также пошлину с иноплеменных торговцев и путешественников и с шейхов бедуинов (I Цар., 10, 15). Он приобрел большие богатства и от морской торговли (ib., 9, 27, 28). Часто властители израильские захватывали земельную собственность подданных, прибегая иногда, для сохранения вида законности, к конфискации (невинно) осужденных за оскорбление величества (см. Набот). Пророк Иезекиил определяет для "князя" (אישנ) значительный земельный удел, "дабы мои князья не брали от владений народа, вытеснив его из его наследия" (Иезек., 45, 7 и сл.).

Двор царский u свита. Ц. имели великолепные дворцы (II Сам., 5, 11; 7, 1; I Цар., 7 и др.) и, как все богатые люди, две резиденции: зимнюю и летнюю. В Самарии был дворец, украшенный резьбой из слоновой кости. Имелся богатый выезд с целой свитой всадников и скороходов (II Сам., 15, 1; I Цар., 1, 5). Был начальник царского дома (напр. II Цар., 18, 18), который пользовался большою властью (см. Исаия, 22, 15, 21). Телохранители обыкновенно набирались из инородцев (см. Керети и Пелети, Карийцы). Цари имели много жен: Давид имел в Хеброне 6 жен (II Сам., 3, 2 и сл.); Соломон — 700 (кроме наложниц; I Цар., 11, 3); Рехабеам — 18 (и 60 наложниц; II Хрон., 11, 21). Царица-мать играла при дворе большую роль, поэтому в Библии всегда приводится имя матери иудейских Ц. (см. Мать).

Правление Ц. Главная задача Ц. состояла в ведении войн. Непосредственным следствием установления царства было создание постоянного войска (см. Армия в Библии). Полководцами Ц. обыкновенно назначали своих родственников. Вероятно, и прежние родоначальники занимали военные должности, по назначению царскому. Важнейшим последствием установления монархического образа правления явилось возникновение и развитие администр. власти. При Сауле, правда, это едва заметно. Он еще не имел чиновников. Давид имел уже значительный штат их (II Сам., 8, 16 и сл.). Соломон провел целую систему административного управления (I Цар., гл. 4; см. Соломон). В древнем Израиле предполагалось, что Ц. является высшим судьей в стране (ср. II Сам., 15, 2; I Цар., 3, 9, 16 и сл.). Соломон имел особое грандиозное здание, где он лично разбирал тяжбы (I Цар., 7, 7). Царь назначал, конечно, и судей. В частности, это сообщает хронист ο царе Иегошафате, который учредил в Иерусалиме даже высшее судилище (II Хрон., 19, 5). Об издании Ц. законов нигде не говорится. Сила законов не была зависима от царя, она коренилась в многовековой традиции и стояла прочно; царь должен был подчиняться законам (Втор., 17, 19). В частности он, по закону, не мог нарушать право собственности (I Цар., 21, 4 и сл.). Хранителями традиции законов являлись священники, в руки которых Моисей передал свиток Божественного законодательства (Втор., 33, 10). Вообще, законодательство, по-видимому, имело форму толкования и применения традиционных законов или же осуществлялось судьей по собственному убеждению. К прерогативам Ц., по-видимому, принадлежало право назначения высших священников при храме и устранения их от занимаемой должности (II Сам., 8, 17; I Цар., 2, 27, 35), причем Ц., однако, могли выбирать этих иерархов только из дома Аарона. Согласно I Хрон., 16, 34—42, Давид ввел целую организацию священников и левитов и распределил их очередное служение в храме. Вообще Ц., по-видимому, вмешивались в дела культа. Ахаз, например, ввел в храм новый образец жертвенника, и первосвященник Урия исполнил его предначертания (II Цар., 16, 16). Ц. могли распорядиться ο торжественном собрании, местном или всеобщем празднике (I Цар., 21, 12; II Цар., 23, 21); последнее, однако, было допустимо только, как исполнение традиционного, но забытого повеления Божьего. Большим влиянием на Ц. в деле управления пользовались пророки. В первые времена Ц. обращались к священникам за указаниями воли Божией посредством Урим и Туммим (см.). Суеверные Ц. обращались также к помощи волшебников (например, Саул).

Исполнительные органы воли Ц. Все чиновники, какого бы рода должность они ни занимали, называются "сарим" (םירש — собственно, властители). Первое место занимает, конечно, главный военачальник ("начальник войска", אנצה רש), который собирал войско и в отсутствии царя предводительствовал на войне. Рядом с ним стоял начальник царских телохранителей (Керети и Пелети). Особый чиновник (канцлер) называется ריכזמ — "напоминающий", который должен был напоминать Ц. ο текущих делах. Был и царский писец (רפום). При Соломоне был особый наместник (ניצנ), который главенствовал над 12 наместниками. Последние должны были заботиться ο содержании царского двора, каждый по очереди служил один месяц в году (I Цар., 4, 7 и сл.). Рабочей повинностью народа заведовал особый чиновник (ib., 4, 6). Упоминаются еще священник "друг Ц." (ךלמה הער; ib., 4, 5) и "раб Ц." (ךלמה דנע; II Цар., 22, 12; это звание найдено также на печати некоего Шема); в чем состояла служба этих двух придворных чинов, трудно установить. В северном царстве мы находим еще звание "шалиш" (שילש), на которого опирается Ц. — это его адъютант (II Цар., 7, 2; см. также соотв. статью). Евнухи (םיםירם), занимавшие порою высшие должности в государстве, встречались при дворах еврейских Ц., главным образом, в северном царстве, как и во всем древнем Востоке. Низшие носители власти назывались "шотерим" (םירכוש, первоначально, вероятно, "писцы"). Они, по-видимому, исполняли роль судебных приставов (Втор., 16, 18), а также глашатаев (Иош., 1, 10 и сл.); вообще они приходили с народом в непосредственное соприкосновение (Чис., 11, 16).

Идеал Ц. по Библии. В Библии сохранилось много стихов и изречений, рисующих образ Ц., каким он должен быть. Главным образом в нем ценится справедливость. "Правосудием укрепляет Ц. страну", — говорит мудрец (Прит., 29, 4). "Если Ц. судит бедняков по правде, то его престол упрочен навсегда", — гласит другое изречение (ib., 29, 14). "Властитель, внимающий лжи, все его министры — злодеи", — поучает еврейский мудрец (ib., 29, 12). "Милосердие и правда оберегают Ц., и милостью он поддерживает свой трон" (ib., 20, 28). "Отдели примесь от серебра, и выйдет сосуд у серебряника; удали злодея от Ц., и престол его утвердится правосудием" (ib., 25, 4, 5). Ц. должен обладать широким и глубоким умом, чтобы уметь целесообразно и с пользой проявлять свое правосудие и милость. Когда, при вступлении на престол, Соломон удостоился Божественного откровения, — рассказывает Библия, — он не просил у Бога ни долголетия, ни богатства, ни победы над врагами, а только мудрости (I Цар., 3, 5—14). "Мудрый Ц. рассеивает нечестивцев и разметает их, как бы колесом", — гласит библейская сентенция (Прит., 20, 26). Ц. должен быть свободным в высшем смысле этого слова. "Наслаждение не годится глупому, еще меньше власть над сановниками — рабу", — так выражает эту мысль библейское изречение (Прит., 19, 10, 11). Но абсолютной свободы нет и для Ц. "Сердце Ц. в руках Бога, как потоки воды; куда Он хочет, туда Он и направляет его", — рассуждает мудрец (ib., 21, 1). Воля Ц. направляется в дурную сторону под влиянием вина и женщин, поэтому мудрая царица предостерегает своего царственного сына от пагубных пороков (ib., 31, 1—9). — В Ц. ценились также стройный рост (I Сам., 10, 23, 24) и красота (ib., 16, 12; Исаия, 33, 16; Псалм., 45, 3).

Ср.: Riehm, НВА., I, 860—863; PRE., X, 628—632; J. E., s. v. King; Benzinger, Hebräische Archäologie. 1907, index; Nowack, Hebräische Archäologie, 1894, index; S. Oettli, Das Königsideal des Alten Testament, 1898; Budde, Schätzung des Königthums im Alten Testaments, 1903.

А. С. К.

Раздел1.

Царь в талмудической литературе. — В талмудические времена верховной власти приписывалось божественное предназначение (Бер., 58а); подданные должны молиться за царя (ib., 55a) и желать ему счастья (Аб., III, 2); царская власть считалась наследственной (Гор., 11б; ср. Зеб., 102а). При встрече с Ц. надо выразить ему почтение; разрешается даже прервать молитву, чтобы ответить Ц. (Бер., 32б); специальное славословие произносится при встрече с ним (ib., 58a). Заговорщики против царской власти заслуживают смерти (Санг., 48б); наказания заслуживает и всякое выражение непочтения к Ц. и его власти (Пес., 57б); Ц. имеет право на тринадцатую часть всякой военной добычи (Б. Б., 122а). Он является помазанником Божиим (Гор., 12а). Ц. должен подавать собой пример повиновения закону Бога (Сук., 30а); его слово должно быть неизменно (Б. Б., 3б); его величие заключается в стремлении к истине. При чтении Торы он обязан стоять (Сота, 41б); во время коленопреклонений он не должен встать до окончания молитвы (Бер., 34б). Отношение Ц. к придворным было любимой темой законоучителей в их притчах. Циглер собрал из мидрашитской литературы 937 таких притч, но из имеющихся в них описаний царских регалий видно, что авторы видели перед собой образ римского императора с его пурпуровой мантией, короной и троном.

Ср.: Lewysohn, в Orient. Lit., 1850, № 33; J. Ziegler, Die Königsgleichnisse des Midrasch. Бреславль, 1903. [Jew., Enc., VI, 502].

Раздел3.




   





Rambler's Top100