Еврейская Энциклопедия Брокгауза-Ефрона

О 'Еврейской энциклопедии' Брокгауза-Ефрона, издававшейся в 1908-1913 гг.
От издателейРаспределение материала Энциклопедии по разделам
Список главнейших сокращений и аббревиатур






Эйбеншюц, Ионатан бен-Натан Ната

Ионатан Эйбеншюц и его факсимиле.

(Эйбеншиц Эйбшиц; в народе — Ионатан Прегер) — знаменитый талмудист, каббалист и общ. деятель; родился в Кракове в 1690 г., умер в 1764 г., происходил из семьи, давшей много талмудистов и каббалистов. Учился сначала под руководством своего отца, раввина в Эйбеншице, затем в раввинской академии р. Меира Эйзенштадта в Проснице и в равв. школах в Голлешау и Вене. Одаренный блестящими способностями и пытливым умом, Э. не мог удовлетвориться одной равв. литературой и схоластической экзегезой Библии и Талмуда, в которой он ярче других проявил свое остроумие. Но рано вкусивший славу блестящего талмудиста, Э. не был в силах порвать со средой. Пути, по которым он направил свой ум, должны были все-таки лежать близко к привычной ему сфере. В этом отношении каббала доставляла широкое поприще для пытливого ума Э. Саббатианское движение, еще не вполне ликвидированное в то время, по-видимому, и личное знакомство с представителями саббатианства, Хайюн и Лейбеле Просниц, не остались без влияния на него в юношеские годы. Восемнадцати лет от роду Э. стал "аб-бет дином" в городе Jungbunzlau, a двадцати одного года занимал уже пост ректора пражской раввинской академии. Популярности его много способствовали его общительность и высокие душевные качества. Число учеников Э. насчитывалось тысячами, и слава молодого ученого росла с каждым днем, его величали гаоном и не решились предать анафеме, несмотря на слухи ο его связях с вождями саббатианства. К этому времени относятся гонения на Талмуд в пределах католической Австрии. У Э. были связи в католическ. духовенстве, в частности, с иезуитом-цензором Гассельбауером, и при содействии последнего ему была предоставлена привилегия на печатание Талмуда, правда, довольно искаженного цензурой. По настоянию противников Э., по-видимому, Д. Оппенгейма, франкфуртская община пожертвовала крупные суммы на подкуп придворных чиновников, лишь бы не допустить нового издания, могущего принести материальный вред франкфуртским типографам. Э. обвинили в корыстных целях и не допустили занять пост раввина в Меце, куда он был приглашен несколько лет спустя. Во время войны из-за австрийского наследства Чехия была временно занята французами; Э. заручился письмами французских генералов и стал раввином Меца, за что поплатился своим имуществом, конфискованным, когда французы очистили занятые области. Э. был навсегда воспрещен въезд в Австрию. Гонения, воздвигнутые Марией-Терезией на евреев Чехии и Моравии, находились как бы в известной связи с поведением Э., и он обратился к евреям Франции и Рима с просьбой ο помощи пострадавшим. Э. занял пост раввина объединенных общин Гамбурга и Зандбека. В Альтоне между Э. и Я. Эмденом (см.) возникли натянутые отношения уже при первой встрече. В год прибытия Э. Альтона волновалась по поводу целого ряда смертных случаев среди родильниц. Э. пользовался славой каббалиста и выдавал порою "амулеты". За амулетом к нему обратились и здесь. Враги Э. выжидали такого случая; шифрованный амулет был раскрыт, и Яков Эмден вычитал в нем принадлежность Э. к саббатианству. Несдержанный Эмден провозгласил с амвона синагоги "амулеты" еретическими и, не обвиняя прямо Э. в том, что они писаны его рукою, требовал от последнего оправдания. Возмущенная община пригрозила отлучением всем, посещавшим синагогу Эмдена. Последний в свою очередь отлучил членов общины; тогда Э. поклялся торжественно в синагоге, что амулет подделан, проклял того, кто написал его и предал снова анафеме всех приверженцев Саббатая — явных и тайных. Эмден отправился в Амстердам, где и появились первые его памфлеты на Э. Он обратился к личным врагам Э.: раввинам Амстердама, Меца и Франкфурта, жаловался "Вааду четырех стран" и т. д., и вскоре евреи Германии и Польши разбились на два враждующих лагеря. Мецские раввины — Гельман и Рейшер, отъявленные враги Э., — признали амулеты саббатианскими. Франкфуртский раввин р. Иошуа, враг Э., заявил, что амулеты Э. проникнуты учением саббатианства. Однако подавляющее большинство было за Э., в особенности его бывшие ученики. Чрезмерное усердие последних и повредило Э.: р. Хаиим из Люблина отлучил всех врагов Э. и распространил по всей Польше оригинал отлучения, призывая тамошних раввинов следовать его примеру. Сам Э. обратился с посланием "תרגא האנק" к своим бывшим ученикам, прося их заступничества и призывая к борьбе. Первыми откликнулись Никольсбург и Просниц (Моравия), за ними более мелкие общины, a также Краков, Пресбург; заволновались все общины от Лотарингии до Подолии. Общая пресса подхватила раскол и поставила вопрос: "пришел ли Мессия или нет", так как не понимала истинной причины этого спора; христианское общество смеялось над суевериями еврейских авторитетов; a обе враждующие партии не скупились на подкупы и не стеснялись никакими средствами в борьбе. Раввины Меца, Амстердама и Франкфурта вынесли решение, к которому присоединились и многие другие раввины Германии и Венеции, в силу которого "предали анафеме и прокляли автора текста нечистых амулетов", a копию решения переслали в Альтону с предупреждением, что, если Э. в течение двух месяцев не предстанет перед судом трех раввинов, его предадут отлучению. Положение Э. становилось критическим. В отчаянии он обратился к помощи ренегата Карла Антона, своего бывшего ученика, занимавшего пост преподавателя евр. языка в Гельмштадте. Под влиянием Э. К. Антон написал в его защиту "Kurze Nachricht von dem falschen Messias Sabbathai Zebio und den neulich seinetwegen in Hamburg und Altona entstandenen Bewegungen etc." (Вольфенбюттель, 1752). Сочинение это он посвятил Фридриху V, королю датскому. Еще раньше дело доходило до вмешательства светской власти. По жалобе жены Эмдена на евр. общину представители ее были оштрафованы. Теперь Э. нашел покровительство при дворе: альтонской общине предложили произвести вторичные выборы, и Э. был избран и утвержден правительством. Это, однако, не успокоило противников его. Чтобы положить этому конец, Э. решил предстать перед третейским судом. Его выбор пал на суд "Ваада четырех стран" в Ярославе в 1753 г. Ваад оправдал Э. и предал огню многие памфлеты, направленные против последнего. Противная сторона ответила доносами, и тогда по требованию короля гебраисты и теологи стали разбирать вопрос об амулетах, a Э. решил выступить публично с оправданием перед общественным мнением и выпустил свою книгу "Luchot Ha-Edut" (1755) с изложением всего происшедшего. Книга написана умело, ее нельзя обвинить в пристрастии; она произвела благоприятное для Э. впечатление, тем более что памфлеты Эмдена представляли собою полную противоположность по своей несдержанности. Дело приняло, однако, неожиданно другой оборот после появления сочинения профессора и пастора Давида Фридриха Мегерлина (1756), который пытался доказать на основании текста пресловутых амулетов, что Э. является не чем иным, как тайным христианином, почему и приглашал его открыто порвать с иудейством. Э. не откликнулся на эту защиту. Он был восстановлен в своих правах: Гамбургский сенат утвердил его снова. В течение этой шестилетней борьбы, вскрывшей язвы тогдашнего раввинизма, ортодоксальное еврейство потеряло очень много; его виднейшие авторитеты стали посмешищем для неевреев, сами евреи потеряли к ним всякое уважение. Оружие ортодоксии — отлучение — перестало пугать кого бы то ни было, им слишком злоупотребляли; одно время все еврейство находилось под отлучением, так как обе стороны прокляли и отлучили друг друга; общинный порядок был нарушен доносами и дрязгами, доходившими местами до побоищ в синагоге. — Чтобы покрыть долги сына, Э. издал незадолго до смерти не вполне законченное сочинение "Kereti u-Peleti" — новеллы к некоторым отделам Шулхан-Аруха Jore Dea (Альтона, 1763). Посмертным изданием вышли: "Urim we-Tummim" — новеллы к Шулхан-Аруху, отд. Хошен га-Мишнат (Карлсруэ, 1775); "Bene Ahubah" — новеллы ο матримониальных постановлениях в кодексе Маймонида (Прага, 1819); "Binah la-Ittim" — сборник новелл к Маймонидову кодексу (Вена, 1796); "Jaarot Debasch" — сборник надгробных речей и проповедей (Карлсруэ, 1779—82); "Tiferet Jehonatan" — гомилии к Пятикнижию, Жолкиев, 1825); "Ahabat Jehonatan" — новеллы к "гафтарот" (Гамбург, 1766); "Keschet Jehonatan" (надгробные речи); "Tarjag Mizwot" — ο 613 заповедях в рифмованных акростихах (Прага, 1765); "Tiferet Israel" — примечания к постановлениям раввинов, касающимся женщин (1775); "Chidduschim al Hilchot Jom-Tob" — o праздниках (Берлин, 1799); "Sar ha-Alef" — новеллы к Шулхан-Аруху Орах Хаиим, 1817); "Perusch al-Piske Chad-Gadja" — интерпретация этой молитвы (1862); примечания к гагаде (Пресбург, 1869); "Schem Olam" — письма ο каббале (1891). Большинство сочин. Э. принадлежит к классическим произведениям талмудической литературы. — Ср.: J. E., V, 308—311; Финн, לארשי תסנכ, 423 и сл.; Л. Эмден, רפס תלגמ, Варшава, 1898; Грец, לארשי ימי ירנד в перев. Д. Кагана; ףגנ ןנא, Ha-Schachar, 1876; B. Кац, ותנוכתו ןידמע נקעי, Ha-Schiloach, 1897; Ш. П. Рабиновича, VIII, гл. 13, Варшава, 1899.

Раздел9.




   





Rambler's Top100